ВМА Красной Армии им. С. М. Кирова в годы войны

23 Февраля 2015

ВМА Красной Армии им. С. М. Кирова в годы войны

Военные историки давно признали, что Победу СССР в Великой Отечественной войне обеспечили раненые и больные воины Красной армии, возвращенные в строй искусством и человеколюбием, трудом и знанием советских медиков. За годы войны к ратному труду были возвращены более 17 миллионов человек. После лечения в госпиталях и медсанбатах на фронт ежедневно возвращалась полнокровная мотострелковая дивизия обстрелянных бойцов.

Не зря 21 полководческий орден (Суворова и Кутузова) украсил грудь выдающихся генералов медицинской службы. Восполняя резервы армии, авиации и флота, военные медики решали важную стратегическую задачу. В этом отношении героическая оборона Ленинграда не была исключением.
Менее чем через неделю после начала войны ленинградские физиологи, биохимики и фармакологи собрались на заседании своего общества и постановили образовать бригады сотрудников для разработки злободневных проблем военной медицины. Организация этой работы была возложена на Л. А. Орбели и К. М. Быкова, которые возглавляли физиологические кафедры в ВМедА и ВММА соответственно. Они обратились в Наркомат обороны с просьбой рассмотреть и утвердить предложенный ими перечень научных тем, актуальных для армии, авиации и флота во время войны. Уже в июле ленинградцы получили утвердительный ответ из Москвы и сразу приступили к работе.
После эвакуации из Ленинграда ВМедА и ВММА на их территориях были размещены эвакуационные госпитали (ЭГ): три в районе Финляндского и один — около Витебского вокзала. По результатам работы эти ЭГ, неофициально называемые академическими, были признаны лучшими среди госпиталей Ленинградского фронта. Даже в самые страшные дни блокады зимой 1941/1942 г. летальность в них составляла 2,2 %. Здесь работали П. А. Куприянов (главный хирург фронта), И. С. Колесников, Е. М. Левит, Н. В. Лапкина, И. И. Раппопорт, А. В. Цагарейшвили, Е. Л. Кевеш и другие. Коечный фонд «академических» ЭГ составлял 3000 коек.
В период блокады погибли 1872 медицинских работника (100 врачей, 183 фельдшера, 1589 младших медицинских работников) в войсках Ленинградского фронта и 435 медиков — на Балтийском флоте. Самоотверженность и отвага рядовых и офицеров медицинской службы, а также гражданского персонала госпиталей проявлялись и в госпиталях, поскольку они трудились по существу на переднем фронте, а не в тылу.
Большой заслугой медицинской службы фронта и флота было то, что ни армия, ни флот не стали источником инфекционных заболеваний среди гражданского населения. Во всех прежних войнах именно в войсках начинались эпидемии заразных болезней. Согласованность действий военных и гражданских медиков предотвратила эпидемии как в войсках, так и среди горожан.
Впервые за всю мировую историю в осажденном городе было отмечено не только отсутствие эпидемий, но даже снижение ряда показателей эпидемической смертности по сравнению с показателями довоенных лет. При подозрении на наличие у человека инфекционного заболевания его немедленно госпитализировали.
Однако главным убийцей ленинградцев в блокаду были не микробы, не вши, не крысы и даже не снаряды и авиабомбы. Главным убийцей был голод, который приводил людей к алиментарной дистрофии (алиментарному истощению). Она стала причиной смерти почти миллиона блокадников. Тяжесть течения алиментарной дистрофии усугубляли холод, повышенная физическая нагрузка (на работах по строительству оборонительных сооружений) и психическое напряжение из-за воздушных налетов, артобстрелов, гибели близких людей. И все же город не вымер.
Городские власти предпринимали чрезвычайные меры, чтобы сохранить жизнь как можно большему числу горожан, и прежде всего детей. Главная роль в них отводилась медицине. К середине 1942 г. удалось провести глубокие клинические и экспериментальные исследования алиментарной дистрофии, на основании которых были мобилизованы все ресурсы биологии, медицины, техники, администрации.
В своих научных изысканиях, проведенных в блокадном Ленинграде, врачи создали теорию алиментарной дистрофии и разработали стратегию лечения и восстановления организма. Благодаря этому в блокаду выжили 692 тысячи человек. Сохранение их жизни — это подвиг прежде всего врачей, медицинских сестер, санитарок, членов так называемых «бытовых отрядов», а также самих блокадников, победивших смерть.
Выжившие в блокаду люди считают главным условием этого чуда продолжение работы через силу. Вот что писал об этом блокадник профессор патологической анатомии В. Г. Гаршин: «У меня была только воля к работе, и эта воля заставила работать. Я видел то же и у других». Оптимизм зачастую поддерживался не верой в то, что удастся выжить, и даже не надеждой на это. Ученые старались в книгах и статьях, пусть и пока неизданных, передать свой опыт новым поколениям — в назидание им.
Медицинские школы Ленинграда вышли из войны, не только не понизив свой потенциал, но и внеся немалый вклад в Победу над фашистской Германией.
В. Н. Цыган,
заведующий кафедрой патологической физиологии
ВМА им. С. М. Кирова
Источник:  http://www.nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~12geS


Газета «Санкт-Петербургский вестник высшей школы»

Санкт-Петербургский вестник высшей школы

музыкальный вестник