Санкт-Петербургской химико-фармацевтической академии 95 лет - Информационный портал

Санкт-Петербургской химико-фармацевтической академии 95 лет

22 Октября 2014

Санкт-Петербургской химико-фармацевтической академии 95 лет

Интервью ректора Санкт-Петер­бургской государственной химико-фармацевтической академии  профессора Игоря Анатольевича Наркевича.

  Санкт-Петербургская государствен­ная химико-фармацевтическая академия первой среди вузов нашего города попол­нила список партнеров фонда «Сколково», подписав соглашение о сотрудничестве. Каковы его главные аспекты?

— Решение о заключении соглашения о со­трудничестве было принято во время самми­та стран Балтийского моря в г. Турку (Фин­ляндия), где нам удалось обсудить с пред­ставителями фонда направления совместной работы. Мы приурочили его подписание к проведению XX Европейского симпозиума по компьютерному конструированию ле­карств. От сотрудничества мы ожидаем пре­жде всего усиления наших компетенций в об­ласти развития стартапов, развития научных проектов наших молодых ученых и содействия в выведении этих проектов на более высокий уровень проработанности. Также для нас край­не интересны механизмы поддержки старта-пов, которые осуществляются в рамках дея­тельности фонда «Сколково». Один из них — предприятие «Техноком-био», где сейчас ак­тивно работают над противогрибковыми препаратами — актуальным для разработки направлением. Заболеваемость грибковыми инфекциями растет, и существует не так мно­го средств их лечения. К тому же грибковая инфекция — достаточно серьезная патология у больных онкологическими заболеваниями.

Есть и другие направления, и связаны они не только с разработкой неких продуктов. Это и активно развивающиеся сейчас биомоде­лирование, компьютерное конструирование лекарств, скрининг in silico, а также скрининг in vitro, фармакологические исследования на живых биообъектах, химический синтез различных веществ, потому что это одна из основ получения веществ, обладающих теми или иными биологически активными свой­ствами. Все перечисленное и является осно­вой для сотрудничества.Наккевич И. А..jpg

— Чего вы ожидаете от сотрудничества?

  Прежде всего информационной и сер­висной поддержки тех разработок, которые осуществляются в академии, обмена учеными. Это возможность на площадке «Сколково» общаться с людьми, которые также заинтере­сованы в тех или иных исследовательских сер­висах, неких продуктах. У фонда есть система грантовой поддержки, и строится она на кон­курсной основе. Чтобы подавать заявки на эти гранты, нужно понимать требования фонда, а для этого нужно с ним сотрудничать. Если мы сумеем довести наши проекты до того уровня, который удовлетворял бы требованиям фонда, то будет и финансовая поддержка.

— Вопрос, который сейчас тревожит мно­гих, — как будет существовать российский фармацевтический рынок в условиях уже вве­денных и возможных санкций? Минпромторг РФ выступил с инициативой об ограничении госзакупок импортных лекарственных пре­паратов и при этом утверждал, что это не приведет к дефициту лекарств на рынке. Можно ли этому верить?

  Безусловно. Премьер-министр нашей страны Д. А. Медведев сделал официальное сделал официальное заявление: никаких ограничений в закупках и поставках лекарств не будет. Насколько мне известно, здравоохранение — это та сфера, где западные страны продолжают оставаться полностью открытыми для сотрудничества с нами. Подтверждением моих слов служит подписание на Инновационном форуме в на­чале октября соглашения с Университетом Турку о совместных разработках, направлен­ных на изучение проблем диабета второго типа. Документ, который подготовил Мин-промторг, касается преференций отечествен­ным производителям в тех ситуациях, когда на нашем рынке есть и зарубежный препа­рат, и его российские аналоги. В таком случае Минпромторг при закупках рекомендует от­давать предпочтение российским произво­дителям. Это создает позитивный посыл для развития промышленности и ни в коей мере не затронет права потребителей, так как не коснется новых современных препаратов, которые западные компании выводят на наш рынок и которые не имеют альтернативы. В России строится большое количество предприятий, соответствующих стандартам GMP (Good Manufacturing Practice (англ. — надлежащая производственная практика) — система норм, правил и указаний в отноше­нии производства продукции, в том числе и лекарственных средств) и производящих не менее качественную продукцию, чем наши зарубежные партнеры. Учитывая, что объем государственных инвестиций в развитие фармпромышленности составляет более 120 миллиардов рублей, шаг Минпромторга логичен и оправдан.

  Стратегия развития фармацевтиче­ской отрасли «Фарма — 2020» провозгласила импортозамещение…

— Импортозамещение — это хорошо. Вот только несколько примеров: импортный антигистаминный препарат «Кларитин» стоит около ста семидесяти — двухсот тридцати рублей. Его российский аналог «Лоратадин» — Импортозамещение повышает доступность лекарственных препаратов населению. Про­грамма импортозамещения и разработки дженериков (воспроизведенных препаратов, на которые истекла патентная защита и на производство которых разработчик потерял эксклюзивное право) — это существенное снижение расходов здравоохранения и каж­дого гражданина. Система лекарственного обеспечения в любой стране достаточно за­тратна. Лекарств не хватает всегда — и не только новых, но и уже существующих. Мы не можем окончательно победить старые бо­лезни, а, как известно, с развитием человече­ства появляются новые. И так будет всегда. И всегда параллельно с этим будет идти по­иск снижения затрат.

— А возможно ли вообще глобальное им-портозамещение в какой бы то ни было стране?

— Вряд ли. Сегодня крупные фармкомпании глобальны, производство распределено по все­му миру и очень редко все — от субстанции до готового препарата — производится в одном месте. Лекарственная безопасность — это наш научно-технический потенциал, который спо­собен занять определенную нишу как в сфе­ре разработок, так и в сфере производства. И конечно, мы стремимся к тому, чтобы начать экспортировать нашу продукцию. Я думаю, что индикатором лекарственной безопасности станет появление определенного объема экс­порта, который сейчас не очень велик.

 — Но если дела обстоят таким образом, то не останется ли наша страна без лекарств в случае реализации самого пессимистичного сценария?

  Без лекарств мы не останемся. На сегод­няшний день, в том числе благодаря стратегии «Фарма — 2020», у нас есть большой объем производств (от сложных биотехнологических до традиционных галеновых), способных вос­произвести, наверное, все основные виды пре­паратов, необходимых для того, чтобы у нас не было серьезных потрясений, связанных с лекарственным дефицитом. Это если мы про­гнозируем гипотетический сценарий «в кольце врагов». К тому же в России традиционно мощ­ная иммунобиологическая промышленность, что позволяет достаточно хорошо осуществлять профилактику инфекционных заболеваний. Да, мы сможем организовать производство на своей территории в короткие сроки, но сейчас в этом нет необходимости — это экономически невы­годно и неэффективно. К счастью, в фармацев­тике на сегодняшний день преобладает между­народная кооперация.

«Фарма — 2020» — одна из первых систем­ных программ, эффективное исполнение ко­торой мы видим сегодня. Механизм развития высокотехнологичной, очень наукоемкой и не совсем традиционной для России отрасли сей­час сбалансирован и эффективен. А ведь хо­зяевами первых фармацевтических заводов в России были немцы, уехавшие из нашей страны в начале Первой мировой войны. И это стало серьезной проблемой. Были сделаны выводы, и уже в Советском Союзе фармацевтическая промышленность начала свое развитие, а после войны продолжила его очень серьезными тем­пами, было создано Министерство медицинской и микробиологической промышленности, по­строено большое количество предприятий. Сей­час идет новый виток развития на абсолютно новом уровне, платформах, научном заделе.

— А как быть с предубеждением, которое существует в нашем обществе против рос­сийских аналогов зарубежных препаратов? Если есть деньги, люди стараются купить за­рубежный препарат.

— Прежде всего, нужно проводить разъясни­тельную работу, демонстрировать наши совре­менные производства. Предприятия должны — и они этим занимаются — уделять внимание качеству выпускаемой продукции. Мы с уве­ренностью можем утверждать, что наши пред­приятия, особенно построенные за последние четыре-пять лет, по своей технической оснащен­ности ни в коей мере не уступают зарубежным. Во многом наши оснащены даже лучше, более продвинуты в определенных технологических аспектах. Такое негативное отношение к россий­ским препаратам родом из девяностых, когда завозилось много импортной продукции, за­крывались советские предприятия, препараты производились на старом оборудовании, отче­го, безусловно, снижалось качество конечного продукта. Сейчас у нас создана эффективная система контроля качества и технологический уровень производства соответствует мирово­му. С введением GMP у предприятий появится еще больший стимул выпускать качественную продукцию. Думаю, что скепсис российского потребителя со временем исчезнет сам по себе. Сейчас покупателю предоставлен широчайший выбор: можно купить дорогой брендовый пре­парат или его российский аналог. Проблема вы­бора — тоже проблема, но это лучше, чем когда выбора нет вовсе.

   Ряд иностранных фармацевтических компаний проводит локализацию некоторых производственных   циклов   на  территории нашей страны — и в этом случае препарат считается отечественным. Как вы думаете, это хорошая практика? Не помешает ли она развитию отечественной фарминдустрии?

— Действительно, сейчас многие зарубежные компании строят свои предприятия в России. И, по сути, — они уже российские. В Петербурге реализуется большой проект компании «Новар-тис», в Ярославле — компаний «Такеда» и «Тева», в Калужской области — «Ново нордикс». Есть несколько заводов немецкой компании «STADA CIS». Локализация никак не мешает развитию отечественной фарминдустрии. Есть различные варианты ее реализации. Первый вариант — предприятие или фирма покупает технологию производства целиком и начинает производить свой продукт в России. Другой вариант — пред­приятие производит продукт по контракту с другими компаниями. То есть собственником бренда является крупная компания, но она де­легирует право производства продукта в России отечественному производителю. Такое положе­ние дел обеспечивает нас новыми технологиями, и это очень хорошо.

Когда технология локализуется, это проис­ходит не на пустом месте, а уже на определен­ной производственной площадке, с опреде­ленным оборудованием, под определенные производственные мощности. Когда приезжа­ет компания и передает вам технологию, она должна убедиться, что у вас по всем показа­телям все хорошо и что вы будете выпускать препарат, соответствующий ее стандартам, — в противном случае пострадает ее имидж. Крупные компании трепетно относятся к выбору партнеров и качеству производимой продукции. Локализация — как раз при­знак того, что у нас есть производства, соот­ветствующие международному уровню, нам можно передать технологию.

— Не противоречит ли большой объем лока­лизации стратегии импортозамещения?

— Нет, локализованные предприятия по фак­ту становятся российскими предприятиями, платят здесь налоги, обеспечивают рабочие ме­ста нашим гражданам. Для страны — это только благо. Это как раз к вопросу о лекарственной безопасности. Завод же не перенесешь через гра­ницу, на нем можно продолжать производить то, что производили. На сегодняшний день фарма­цевтическая технология очень сложная, она тре­бует большого количества контрагентов.

— В мировой фармации все так взаимосвя­зано, что одна страна не может существо­вать без другой?

  Любая страна должна жить в постоян­ном сотрудничестве с большим количеством государств-партнеров. И это тоже залог лекар­ственной безопасности. Мы видим, что не весь мир принял против нас санкции. В случае чего мы можем за определенными технологиями обращаться в Индию, Китай и другие страны. И мы можем на достойном уровне общаться с нашими зарубежными партнерами, нам есть что им предложить.

  Главная цель стратегии «Фарма-2020» (срок реализации — 2009—2020 гг.) — переход нашей фармпромышленности на новый, инно­вационный путь развития. Прошла примерно половина срока, отпущенного на реализацию этой стратегии. Можно ли сказать, что про­цесс проходит успешно?

   Самым большим достижением можно считать то, что у нас произошла достаточно большая локализация производств зарубежных компаний, построены российские компании, которыми мы можем гордиться. Это «Биокад», «Герофарм»,     петербургский     «ПОЛИСАН»,

«Р-ФАРМ», который строится в Ярославле и Ро­стове. Именно они являются заказчиками науч­ных и научно-исследовательских работ и благо­даря им появляется возможность создать усло­вия для развития отечественной науки и опреде­ленное поле разработчиков — малых компаний, которые обслуживали бы интересы крупных предприятий. Им требуются специалисты вы­сокого уровня. Мы постоянно работаем над тем, чтобы наши студенты и выпускники соответ­ствовали тем требованиям, которые предъяв­ляют предприятия. Существует определенный заказ на научные, научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы для этих ком­паний. Это дает стимул развитию научной и ин­новационной инфраструктуры.

— Каков вклад Санкт-Петербургского фар­мацевтического кластера, и в частности Химико-фармацевтической академии, в реа­лизацию стратегии?

  Для нашей академии принятая прави­тельством программа — существенный стимул для развития. Повысился уровень востребо­ванности наших выпускников, появился по­вод лучше учиться и лучше учить. Академия вошла отдельной строкой в Постановление правительства РФ о развитии фармацевти­ческой промышленности. Мы занимаемся техническим перевооружением и реконструк­цией нашего основного учебно-лабораторного корпуса, чтобы создать нормальные условия для научной и образовательной деятельности. В академии существенно возросли и объем научных исследований, и интерес студентов к научно-исследовательской работе в области фармацевтики. У нас укрепились отношения как с крупными фармацевтическими запад­ными, так и с российскими компаниями. На практику студенты ездят на предприятия от Калининграда до Кургана. Мы участвуем в разработке образовательных программ по за­казу Минобра, выполняем работы по заданию Минпромторга и Минздрава. И город уделяет большое внимание развитию фармпромыш-ленности, финансирует разработку образова­тельных программ подготовки специалистов среднего звена. Все это существенно повышает интерес абитуриентов к нашему вузу, мотива­цию профессорско-преподавательского состава и студентов. «Фарма — 2020», направленная на укрепление здоровья населения, способ­ствует развитию научно-технического потен­циала нашей страны.

— Общественное внимание на протяжении долгого времени было приковано к запрету на ввоз незарегистрированных лекарств для индивидуального применения у тяжелобольных пациентов и медицинскими организациями. Решена ли сейчас эта проблема?

— Сейчас разрешено ввозить препараты для личного потребления, незарегистрированные в России. В последние годы также уделялось мно­го внимания обращению орфанных препаратов (так называемых препаратов-сирот), предназна­ченных для лечения или поддержания нормаль­ной жизнедеятельности страдающих редкими заболеваниями, в основном генетическими. Сегодня в Закон об обращении лекарственных средств внесено положение об упрощении реги­страции таких препаратов.

Их разработка и производство стоят весьма дорого, а контингент для лечения маленький, следовательно, доход от их продажи невелик. Это серьезная мировая проблема. Но с другой стороны, разработка таких препаратов перспек­тивна, ведь это ключ к решению многих меди­цинских проблем — целого ряда заболеваний или симптомов, которые до настоящего времени не лечились.

— А что мы можем дать зарубежному фар­мацевтическому рынку? Есть ли у нас свои уникальные разработки?

— Западное научное, в том числе и фарма­цевтическое, сообщество отошло от идеи необ­ходимости создания крупных научных центров с массой сосредоточенных там ученых, разра­батывающих тот или иной продукт. Сегодня в большей степени действует идеология научных сетей, то есть при определенном уровне техно­логического развития здравые идеи и разработ­ки могут появиться в любой стране. Вдобавок существует экономика науки, когда многие вещи генерируются в различных универси­тетах по всему миру. Потом эти идеи вопло­щаются, например, в околоуниверситетских стартапах или, как мы их называем, малых инновационных предприятиях. А затем уже, если эти идеи интересны и имеют перспекти­ву, большие компании или финансируют, или покупают эти малые компании, разработчи­ков либо патенты, чтобы продолжить работу. Техническое вооружение в целом ряде вузов нашей страны не хуже, чем где бы то ни было. Наши исследователи по уровню не уступают за­рубежным, работают эффективно, легко встра­иваются в систему. Это говорит о высоком интеллектуальном потенциале нашей страны. Отсюда и интерес наших западных партнеров, и возможность для сотрудничества и обмена идеями. Дополнение тех или иных компетен­ций, объединение усилий для решения тех или иных проблем — это основа для кооперации.

  В октябре академия отмечает 95-ле­тие. Какие мероприятия запланированы на празднование юбилея?

— Мы решили проводить их в течение все­го юбилейного года. Это, например, XX Евро­пейский симпозиум по компьютерному кон­струированию лекарств, прошедший на базе академии. Перед этим работала школа для молодых ученых со всей России, где обсужда­лись сложные проблемы биостатистики, био­информатики, генетики и других дисциплин, которые сейчас составляют основу для поиска и разработки лекарств. Недавно в рамках Ин­новационного форума состоялся семинар с на­шими финскими партнерами из Университета Турку. В середине октября пройдут Химико-олимпийские игры для студентов. А 22 октября начнутся собственно юбилейные мероприятия. В ноябре — большое совещание, посвященное проблемам фармацевтического образования, в котором планируют принять участие пред­ставители фармацевтических факультетов как медицинских вузов, так и вузов Министерства образования и науки РФ. Форум Life Sciences Invest пройдет при поддержке администрации Санкт-Петербурга и будет посвящен вопросам развития фармацевтического кластера нашего города и России в целом. Таким образом, пла­нируются не только собственно праздничные мероприятия, но и обсуждение вопросов науки, образования и производства.

Беседовала Евгения ЦВЕТКОВА

Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~RH2Dw


Газета «Санкт-Петербургский вестник высшей школы»

Санкт-Петербургский вестник высшей школы

музыкальный вестник


 

Информационное агентство  Северная Звезда

Нет событий в календаре на ближайшее время