«Нужно говорить на языке современного ребёнка»

Фото: РГПУ им. А. И. Герцена

Фото: РГПУ им. А. И. Герцена

25 Октября 2019

«Нужно говорить на языке современного ребёнка»

Интервью с директором института философии человека Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена доктором философских наук, профессором Романом Викторовичем Светловым.

— «Основы религиозных культур и светской этики» (ОРКСЭ) в начальной школе и их логическое продолжение «Основы духовно-нравственной культуры народов России» (ОДНКНР) — предметы, ставшие частью духовно-нравственного образования в России. В названии обеих дисциплин присутствует понятие «основы культуры». В чем заключается их преподавание?
— В 90-е гг. стали говорить о том, что преподаватель в вузе, учитель в школе должны заниматься преподаванием, но не воспита¬нием. Между тем мы прекрасно понимаем, что в любом случае в школе, в университете человек получает не только образование, но и воспитание. Это заключается хотя бы в том, что он будет подражать понравившемуся учителю или преподавателю в поведении. Воспитание всегда являлось элементом образования.
Появление ОРКСЭ и ОДНКНР — это не попытка ввести в школы идеологию, а осознание того, что на самом деле происходит в стенах школы и вуза. Под основами культуры в данном случае подразумевается не просто некий набор знаний о том, что жители севера России привыкли жить одним образом, а юга — другим. За этим стоит некоторое внутреннее основание, почему они так живут, почему совершается определенный жизненный и моральный выбор. То есть основы культуры — это не просто знание культурных фактов, но и понимание, почему это не просто какая-то договоренность между людьми, а нечто более важное для нашего общества.

— А в чем различия ОРКСЭ и ОДНКНР, в том числе с точки зрения задач?
— Наше общество состоит из разных социумов: православный, исламский, буддистский, нерелигиозные социумы. Государственная концепция предполагает уважение наличия другой точки зрения, точки зрения другого социума. Основная задача ¬ОРКСЭ — узнать, что стоит за религиозной символикой и этикой или нерелигиозной символикой и этикой, и выработать позитивное отношение к другим.
Говоря об ОДНКНР, нужно осознавать, что культура здесь понимается в широком смысле, во всем своем многоразличии. Этот курс помогает самоидентифицировать себя как человека, выросшего на определенной культурно-исторической почве, а не как существа, взявшегося из совершеннейшей пустоты, а теперь непонятно как себя ¬ориентирующего. Ну и опять же, формирование уважения к различию, к «цветущей сложности», как говорил Константин Леонтьев, — одна из важнейших задач этого курса.

— Какие основные сложности поджидают учителя при преподавании этих дисциплин? К чему его можно и нужно подготовить в университете?
— Главная сложность, мне кажется, внутренняя. Такой вывод можно сделать в том числе и из общения с преподавателями в рамках конференции «Теология и педагогическая культура современного учителя», проходившей в апреле текущего года (его мы продолжим в октябре на новой конференции «Педагогическое образование и теология в контексте подготовки специалистов для преподавания ОРКСЭ и ОДНКНР»). Учитель должен внутри себя определиться, что он делает: «продвигает» православие, ислам, буддизм или светскую этику или же сочетает образовательно-информационную и воспитательную задачи. Продвигать, проповедовать учитель не имеет даже формального права — это противоречит Конституции. В таком случае его основная задача — связать факты и элементы современной практической, культурной, художественной и ценностной жизни с теми корнями, откуда они произрастают. Это первое.
Второе. Нужно говорить на языке современного ребенка. Язык ребенка, конечно, тоже изменяется, в том числе благодаря школе, но надо иметь в виду, что ребенок в 4−5-м классах имеет определенный горизонт знаний и определенный запас слов, которые он использует. Как только мы начинаем его «грузить» словами совершенно другими и новыми в большом количестве, понимание прекращается. Часто бывает, что в опросах дети рассказывают, что многое не поняли или что запомнился хороший преподаватель, а не то, что он рассказывал. К тому же очень важно связать этот курс с другими курсами, например по истории и литературе. 

— Что на данном этапе обеспечивает экспертность тех, кто готовит будущих педагогов по ОРКСЭ и ОДНКНР, — «тренеров тренеров»?
— Мне кажется, что педагогические вузы являются наиболее удачным экспертным местом, потому что здесь сочетается сразу несколько важных компонентов. Во-первых, это педагогика: в педагогических вузах педагоги готовят педагогов. Без знаний педагогических техник и границ их применимости, без уважения к личности ребенка никакой, даже самый идеальный специалист педагогом быть не сможет. Поэтому первое — это фундаментально важный характер педагогической подготовки.
Во-вторых, с точки зрения содержания здесь, на площадках педагогических вузов, существуют направления подготовки, дающие и иные крайне важные для педагогов по ОРКСЭ и ОДНКНР знания и навыки. Речь, конечно, идет об истории, истории культуры, культурологии, истории религий, теологии и философии. 
Педагогические вузы также могут быть прекрасной экспертной площадкой для взаимодействия с представителями социальных групп и культур, о которых идет речь в этих курсах, т. е. представителями конфессий, религий, светской этики. Сейчас это возможно только через такую синергию, говорить о существовании каких-то отдельно взятых экспертов сейчас, наверное, не стоит.
В последние три года происходят радикальные изменения: изменился паспорт специальности в вузах, пришло понимание, что не может быть абстрактной теологии, а она имеет вполне конкретный, «конфессиональный» характер. Это важный шаг, который позволяет заниматься в вузах собственно теологической тематикой, а не умозрительными построениями, «теряя очки» в сравнении с представителями чистого религиоведения, которые более профессиональны на почве светского изучения религии.

— Мы с вами говорили о педагогических вузах в целом. В институте философии человека Герценовского университета есть магистерская программа «Педагогическая теология». Что составляет ее основу?
— Это программа, которая имеет своей задачей подготовку специалистов, способных в рамках вуза или школы реализовывать разнообразные образовательные программы — я пока о научной стороне деятельности не говорю — в гуманитарной сфере. Воспитательная часть ведь не обязательно может быть только в ОРКСЭ и ОДНКНР, но и в литературе, истории, культурологии.
Выпускники — это те люди, которые должны особенно хорошо понимать связь образовательной и воспитательной частей педагогического процесса без нарушения конституционных прав ребенка и его родителей. Это те, кто в состоянии понять, как подавать ребенку этот тонкий материал, не отпугивая его и не занимаясь проповедованием. И наконец, это люди, которые должны связывать эту проблематику с современной социальной и культурной ситуацией, в которой ребенок находится.
Кроме того, это очень важный элемент стратегии, которой по историческим обстоятельствам отечественное образование было лишено. В XIX столетии в России было решено, что богословие отныне будет только в духовных школах, а не в университетах, что совершенно отличалось от западноевропейской традиции. Изучение богословской тематики в рамках светского вуза, мне кажется, необходимо, поскольку это дает людям право и возможность рассматривать важную для них тематику на современном уровне научного языка и научной методологии.

Беседовал Денис ФЁДОРОВ
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ВЕСТНИК ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ. 7 (150) СЕНТЯБРЬ 2019
Источник:  https://nstar-spb.ru
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~rUl0K


Газета «Санкт-Петербургский вестник высшей школы»

Санкт-Петербургский вестник высшей школы

музыкальный вестник