Этот немного грустный балаганчик

Фото: Мария Ковалёва

Фото: Мария Ковалёва

8 Марта 2019

Этот немного грустный балаганчик

Петербургская Музкомедия не перестает удивлять широтой диапазона творческих пристрастий: зарубежная и советская классическая оперетта; западный мюзикл ХХ века в ярких его проявлениях; современная стилизация оперетты; мировые премьеры русских драматических мюзиклов… А теперь творческий контакт с фигурой, в традиционных представлениях, можно сказать, одиозной, — популярным певцом, шоуменом, киноактером, продюсером, режиссером и исполнителем собственных творений Максимом Леонидовым.

Леонидов — профессионал во всем, чем занимается, а занимается он очень многим: две популярные группы — «Cекрет» и «Hiрроband», одиннадцать сольных альбомов, работа в театре и кино, авторство и соавторство в создании пяти мюзиклов. Очередной его комплексный композиторско-постановочно-актерский опыт — мюзикл «Девчонка на миллион». Музыка — конечно же из разряда «попсы», но мастеровитая, щедро мелодичная, хорошо аранжированная, ну и просто симпатичная — легла в основу первой премьеры юбилейного года театра, которому летом 2019-го исполнится 90 лет.
«Девчонка на миллион» — ремейк популярного советского фильма 1966 года «Начальник Чукотки». Хотя и фильм, и мюзикл комедийные, авторам нового опуса захотелось лирики. И начальник Чукотки Алёша стал Настей, от чего сюжет сильно не пострадал. А в чм-то для музыкального театра и выиграл: с одной стороны, это достаточно злая пародия на советские юношеские идеалы 20-х годов, с другой — лирическая история с горчинкой про то, как сомнительные гражданские ценности разрушаются, уступая приоритету человеческих отношений. При явной шоу-броскости, это теплый, не однослойный спектакль, чему совсем не мешают откровенное ёрничество, плакатный шарж и даже нечто от доходчивых комиксов. Он, подобно LEGO, составлен из знаковых картинок-сцен: вот заставка — чуть сусальное северное звздное небо-космос как образ высокого романтизма, но в устрашающем звуковом ореоле звериного шаманского пения; а вот — безоглядный героизм юных строителей новой жизни (лихая музыкальная стилизация революционных маршей). Здесь и своя комиссарша, пуляющая из маузера, и комсомольцы-добровольцы, и обиженная Настя, почти ребенок, изображающий мужество и эмансипацию. А вот откровенно старообразный мультик (красивое видео будто из «Спокойной ночи, малыши») с паровозом, пробирающимся через снега России; плутоватые чукчи-возницы или трогательный хулиган-сирота Вовка (Макар Дмитриев); «плохой» американский капитан Стенсон (Александр Суханов), чья музыка и пластика замешаны на ходульных джазовых оборотах; «плохие белые враги» с романсами томно-хищной дамы Наталии Диевской (здесь вкус несколько изменил постановщику) и «не очень хорошая» Элла Фитцджеральд Мананы Гогитидзе в ритмах чарльстона.
А в центре — история назло неверному ухажеру попавшей на Чукотку девочки, которую судьба сталкивает с «классовым врагом», бывшим царским таможенником Храмовым, угнетающим несчастных чукчей. Вроде бы смешно, положения ходульны, чукчи глупо нелепы, но ситуация между тем не смешная: мрут от голода, собак ездовых съели, а рядом склады с массой снеди, жестко охраняемой Храмовым для иностранцев, едущих за дармовой пушниной.
Отнюдь не голубой герой в дальнейшем явно идеализирован и реабилитирован, но таков закон выбранного жанра. Немолодой, обаятельно циничный Храмов Максима Леонидова (или более молодого, не менее обаятельного Владимира Яроша) и норовистая, но по детски беззащитная Настя (Вера Свешникова или Елена Бахтиярова, обе очень хороши) прикипают друг к другу. Добывают для своей обнищавшей страны миллион. Пробираются на Аляску. И здесь дилемма: красиво жить в Америке или вернуться на родину с миллионом в чемодане. Настя выбирает последнее. Дальше — стремительное крушение всех ее представлений о нравственности новой власти. И возвращение на Чукотку.
В спектакле много горькой иронии, поданной без нажима, с непритязательной легкостью: практически всё не всерьез, но с достаточно значимым подтекстом. А финал спектакля — возвращение обоих героев в чукотскую сторожку без миллиона, к разбитому корыту — хоть и изображает лиричный happy end, почему-то заставляет вспомнить грустный конец Остапа Бендера в дилогии Ильфа и Петрова…
Нора ПОТАПОВА

Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~xVr3a


Газета «Санкт-Петербургский вестник высшей школы»

Санкт-Петербургский вестник высшей школы

музыкальный вестник