Семён Спивак: «Музыка — прямой путь к чувствам»

Фото: Юлия Кудряшова

Фото: Юлия Кудряшова

18 Ноября 2019

Семён Спивак: «Музыка — прямой путь к чувствам»

С Семёном Яковлевичем Спиваком, художественным руководителем Молодежного театра на Фонтанке, мы уже встречались несколько лет назад. В этот раз поводом для интервью стало 25-летие актерско-режиссерской мастерской, возглавляемой Семёном Яковлевичем в Российском государственном институте сценических искусств. А беседовали мы по традиции о музыке.

— Уважаемый Семён Яковлевич, близится к завершению объявленный президентом РФ Год театра в России. Как вы считаете, стал ли этот год знаменательным для данного вида искусства? Были ли у вас особые ожидания как у руководителя театра, режиссера, педагога? Оправдались ли они?
— Для нас каждый год — год театра. Как вы думаете, писал бы Александр Пушкин лучше, если бы объявили Год поэзии?.. Я очень люблю все произведения Фёдора Достоевского, кроме одного романа, который я не дочитал даже до десятой страницы. Писатель попал в кабальную сделку и, закончив работу в срок, создал свой худший роман. Художникам ничего нельзя приказывать. Если произведение рождается, оно должно быть свободным.

— В одном из интервью вы сказали, что драматический театр не является высшим видом искусства. Превыше всего — музыка. Вы по-прежнему так считаете? Почему?
— В чем заключается задача искусства? Вызывать чувства. Музыка же — прямой к ним путь. Мы следуем музыке в ее более широком понимании. Мудрый режиссер строит свой спектакль так же, как композитор строит музыку: чтобы из слов, из отношений между героями, как из нот, возникла нужная мелодия. Все свои спектакли я сочинял как песни, добиваясь особого ритма, близкого к музыке, хотя и не сразу пришел к пониманию этого принципа. Потому — музыка превыше всего…

— Этой осенью исполнилось 25 лет возглавляемой вами в Российском институте сценических искусств актерско-режиссерской мастерской. Вы говорили, что большую роль в театре отводите ансамблю. Какую роль в ансамбле играют ваши студенты? 
— С чужими, «неспетыми» людьми никакая песня не получится. В мою «педагогическую сеть» попадают люди, которые могут существовать в одном ансамбле. Студент — такой же «инструмент» в этом оркестре, как и другие артисты театра, отсюда и рождается понятие драматического ансамбля, в котором все должны слышать друг друга и понимать. 

— Считаете ли вы себя дирижером?
— Театр как вид искусства зародился пять тысяч лет назад. Профессия же режиссера существует с 1898 года, с момента открытия Московского художественного театра. Театр, на мой взгляд, еще «не принял» до конца эту профессию. Современная режиссура требует знаний в области психологии, философии, она стала сложной совокупностью профессий: режиссер должен быть в некоторой степени живописцем, музыкантом, дизайнером.
Профессия же дирижера существует половину тысячелетия. Сначала первая скрипка отстукивала начало исполнения, затем она стала показывать его конец, после чего уже встала спиной к зрительному залу и начала держать ритмические переходы. Наконец, скрипач отложил свой инструмент, взял палочку и стал дирижером. За эти несколько столетий музыканты смогли понять и принять эту профессию. Об этом снят замечательный фильм Федерико Феллини «Репетиция оркестра», по сценарию которого музыканты решили, что дирижер им не нужен. На репетициях в театре очень часто бывают споры, в оркестре же это невозможно. Валторны никогда не скажут дирижеру: «Мы будем играть иначе!» Надеюсь, наши потомки будут работать в условиях, когда режиссер станет полноправным членом театрального коллектива. 

— Фестиваль «Мастерская Спивака» завершился творческим вечером «В ритме рок-н-ролла»? Почему для названия выбран именно этот жанр? 
— Как человек, выросший в период 60—70-х годов, я, само собой, жил в ритме рок-н-ролла. Оттого и спектакли воспринимаю как рок-н-ролльный отрыв.

— Какие у вас музыкальные предпочтения как у слушателя? Какая музыка вас вдохновляет? 
— Мой самый любимый композитор — Моцарт. Его музыка очень похожа на мое представление о театре: легкая, воздушная и глубокая одновременно. Таким я вижу все большое искусство. 

— Артисты разных поколений на сцене поют, танцуют, музицируют. При поступлении вы отдаете предпочтение абитуриентам с музыкальным образованием или же их музыкальность — это результат обучения в мастерской? 
— Мы не проверяем наличие музыкального образования при поступлении. Если абитуриент нам нравится, если он «наш человек», мы его возьмем, не интересуясь его инструментально-исполнительскими навыками и талантами. Куда важнее «внутренняя музыкальность», о которой я уже говорил. Многие великие артисты не владеют ни одним музыкальным инструментом, но обладают особым, «драматическим» слухом. Если эта музыкальность в студенте есть, я ее взращиваю, если же ее нет, советую идти в другие театры. 

— Каковы, по вашему мнению, критерии профессионализма артиста?
— Я могу процитировать Георгия Товстоногова: «Профессиональный артист — это человек, который не может сказать ни одного слова вне действия и события». 

— Хотели бы, чтобы в театре был музыкальный ансамбль, который отвечает за живую музыку?
— Большая сцена Молодежного театра оборудована оркестровой ямой, и, конечно, я бы очень хотел задействовать ее при постановке мюзикла, но пока никак не могу найти для него материал. Нет ничего прекраснее, чем живая речь и живая музыка, которые рождаются на наших глазах. Поэтому советую не слушать записи, а идти в концертные залы и филармонии. 

— Сотрудничаете ли вы с петербургскими композиторами?
— Когда я ставил мюзикл в Театре Ленинского комсомола (ныне — театр-фестиваль «Балтийский дом»), сотрудничал с замечательным композитором Георгием Фиртичем. Он обладал иронией, которая мне всегда очень близка. В мультфильме «Приключения капитана Врунгеля» исполняется песня «Бандито-гангстерито» на музыку Фиртича. Еще у нас была замечательная встреча с Игорем Корнелюком во время работы над спектаклем «Последнее китайское предупреждение». Надеюсь, с ним мы еще не раз поработаем. 

— Кто вам помогает в подборе музыки к спектаклю?
— Из слов складывается мелодика течения спектакля, а когда не хватает словесных нот, мы восполняем их нехватку настоящими нотами, музыкой, которая становится перемычкой, соединяющей порой несоединяемые слова и сцены. 
У нас в театре прекрасный заведующий музыкальной частью — Сергей Петрович Патраманский. С его помощью мы и «монтируем» спектакль. Иногда музыка появляется случайно: утром я захожу в кафе выпить кофе и вдруг слышу там что-то подходящее. Бегу к бармену и прошу дать мне название песни. 

— Над чем вы сейчас работаете? Будут ли премьеры в ближайшее время?
— Я не очень люблю говорить о планах: бывает, поведаешь о них, а потом ничего не получается. В декабре в Молодежном театре выйдет премьера спектакля «Загадочные вариации» по известной пьесе Эрика Эмманюэля Шмитта. Сейчас в театре идут репетиции пьесы Михаила Булгакова «Кабала святош», а еще мы пригласили режиссера Александра Кладько поставить спектакль по пьесе «Женитьба» Н. В. Гоголя. 
Материал подготовила Ксения ХУДИК
Санкт-Петербургский Музыкальный вестник, № 10 (171), ноябрь 2019 г.
Источник:  https://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~RmQoi


Газета «Санкт-Петербургский вестник высшей школы»

Санкт-Петербургский вестник высшей школы

музыкальный вестник