Оранжерея Таврического сада: лето внутри

11 Июля 2019

Оранжерея Таврического сада: лето внутри

Интервью с генеральным директором Оранжереи Таврического сада «Выставочный зал “Цветы”», старшим преподавателем Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого Денисом Александровичем Назаровым.

— Расскажите, пожалуйста, об истории оранжереи. Как она создавалась, для чего предназначалась, как пережила военные годы?
— Место, где расположена оранжерея, являлось частью Таврического садово-паркового ансамбля, проект которого был выполнен английским садовым архитектором Уильямом Гульдом и который первоначально занимал только восточную часть современной территории. Через несколько лет границы сада расширились и в его западной части был создан оранжерейный комплекс, предназначен-ный для выращивания плодовых и овощных культур, а также теплолюбивых лиственных и цветущих растений. Пальмовая оранжерея, располагавшаяся на месте нынешней, в конце 1920-х гг. пришла в аварийное состояние, была разобрана и перевезена в Ботанический сад БИН РАН, где находится по сей день и является одной из самых красивых его оранжерей. Вместо нее в 1935 г. была установлена оранжерея, привезенная из бывшего царского садоводства в Царском Селе (1900 г., архитектор А. Бах). Все ее исторические конструкции сохраняются до сих пор. Во время Великой Отечественной войны оранжерея по большей части была разрушена, были выбиты стекла, осколки которых впоследствии извлекались так, чтобы не повредить растения. Вся коллекция в это же время была вывезена в Ботанический сад, расположенный на Петроградской стороне. На данный момент большая часть той старой, довоенной коллекции и информация о ней теряются. К сожалению, даже в архивах не всегда отражено, куда и что отсюда вывозилось. После войны здесь все воссоздавалось с нуля. Мы нашли только одну историческую фотографию того времени, на которой запечатлена работа бульдозера, ровняющего землю, для того чтобы подготовить оранжерею к новой жизни. С конца 1970-х гг. оранжерея, выставочный зал «Цветы» и комплекс теплиц, которые расположены по соседству с нами, находились в ведомстве сельскохозяйственного производственного кооператива «Цветы». Им на этой территории велась большая работа: выращивались и демонстрировались растения — для этой цели и был построен выставочный зал. Здесь в то время были висячие сады, а на втором этаже был оборудован мини-лекторий, в котором выступали научные сотрудники, презентовавшие здесь свои исследования и научные проекты, то есть, как вы видите, здесь велась большая научная и общественная работа. Оранжерея была очень любима кинематографистами, здесь снимались известные советские и позже российские фильмы: «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона», «Господин оформитель», «Мушкетеры 20 лет спустя» и многие другие, не столь известные. В 90-е гг. всё пришло в упа-док, а в начале 2000-х вся эта территория бывшего кооператива «Цветы» была под угрозой — появился проект строительства здесь жилого комплекса. Этот проект вызвал протест общественности и, к счастью, не был реализован. Однако с этого момента комплекс теплиц начал приходить в запустение и сейчас они полностью разрушены. Теплицы находятся в непосредственной близости к нам, и мы с грустью наблюдаем эту неприглядную картину. Однако наша оранжерея живет, нас в городе знают и многим это место очень дорого. Еще несколько лет назад оранжерея Таврического сада была незаслуженно забыта многими горожанами, но всего за четыре года наш коллектив провел поистине колоссальную работу, и о нас вспомнили, к нам пошли.

— Чем живет оранжерея сегодня?
— Оранжерея живет как общественное пространство, где проходит самый широкий спектр различных мероприятий. По сути, это единственный открытый зимний сад в городе, куда вы можете прийти и просто насладиться зеленью в течение всего года. Мы говорим, что это единственный открытый сад, поскольку все оранжереи, которые есть у нас в городе, открыты для посещений в режиме экскурсий, вы не можете просто прийти и прогуляться там в своем темпе. В нашей оранжерее можно находиться сколь угодно долгое время, слушать шум фонтана или стук дождя по крыше — мы хотим, чтобы нашим посетителям ничто не мешало получать удовольствие от прогулок в наших стенах. Без-условно, мы оставляем за собой право брать деньги за вход, но цена билета минимальная — 80 рублей, и она сохраняется на протяжении уже довольно долгого времени. Нам важно, чтобы это место было доступным. Здесь проходят многочисленные выставки. Только на прошлой неделе завершилась выставка известного фотохудожника Романа Соколова. С 19 по 23 июня прошла выставка, которую мы реализовали совместно с издательством «Поляндрия». На ней были представлены иллюстрации лауреата премии Андерсена Игоря Олейникова к книгам для детей нидерландского писателя Тоона Теллегена «Не все умеют падать» и «Неужели никто не рассердится». Мы с издательством «Поляндрия» давно дружим, в нашем кафе можно взять на время книги, почитать, показать детям. Когда-то у нас даже проходила акция — за подаренную нам книгу можно было посетить оранжерею бес-платно. В большом зале оранжереи установлена сцена, и там регулярно проводятся концерты, причем самых различных направлений: от атмосферной электронной до классической музыки. Кстати, последнюю играют в основном ночью. Мы проводим два фестиваля — «Абстрасенция» и «О чем классика». Зрители приходят сюда круглый год послушать музыку после одиннадцати вечера. Летом люди предпочитают открытые площадки, но заглядывают и к нам — только в июле мы планируем провести здесь три концерта. Помимо этого, на нашей территории проводятся пленэры художников, мастер-классы — для самого разного возраста и на самый взыскательный вкус. Посетители получают огромное удовольствие не только от концертов, мастер-классов, выставок, но и от атмосферности самого места. К нам обращаются люди с идеями, мы стараемся принять и выслушать всех, и если идея кажется нам интересной и открывает дорогу к новым видам деятельности, новым открытиям, то мы легко идем на контакт и стараемся общими усилиями реализовать предложенное. Мы открыты к любым форматам и позиционируем себя как некое пространство, которое поможет посетителям реализовать свою мечту. 

— Проводится ли в оранжерее какая-либо научная работа?
— Научной работы здесь не ведется. Однако, конечно, у нас работают специалисты — агрономы и ботаники, которые ухаживают за растениями и следят за тем, чтобы они не болели. На неделе у нас есть один санитарный день, когда все растения в обязательном порядке проходят обработку от внешних вредителей, которые есть в любой теплице. Мы не только поддерживаем историческую коллекцию, но и приобретаем новые растения. Кстати, некоторые из них довольно редки и необычны. К примеру, у нас тоже есть «Царица ночи». Еще один любопытный экземпляр нашей коллекции — подаренный нам голландскими коллегами фикус. Он необычен тем, что это два разных вида фикуса, растущих на одном стволе. Нашим голландским коллегам удалось вырастить такое необычное растение. В нашей оранжерее он чувствует себя прекрасно и вырос уже до гигантских размеров. Нашим пальмам уже больше 70 лет, они начали упираться в купол оранжереи, что ведет к ряду проблем: нужно придумать, как сохранить и пальмы, и здание оранжереи, которое является памятником архи-тектуры. Одно из наших экзотических растений, которое как раз недавно цвело, — аморфофаллус, цветы которого издают аромат тухлого мяса, тем самым привлекая для опыления насекомых. Но надо сказать, что большая часть коллекции не столь экзотична. Например, у нас есть шеффлера, фикус Бенджамина, монстера — все эти растения хорошо разрастаются в правильных условиях. На 700 кв. м оранжереи мы стараемся обеспечить растениям максимум роста. Кстати, немногие знают, что уникальность нашей оранжереи заключается в том, что все находящиеся здесь гигантские экзотические для нашего климата растения растут в открытом грунте, не в специальных кадках. И их корни пре-красно чувствуют себя в земле и в суровом петербургском климате. Мы хотим сделать свою оранжерею цветущей — сейчас у нас больше пальм и лиственных растений, чем цветущих. А нам бы хотелось вернуться к тому, что написано на нашем фасаде, — выставочный зал «Цветы». И если зимой наши посетители смогут увидеть здесь цветущие растения — это будет потрясающе. Это, наверное, одна из самых важных миссий в нашем сером городе — нести кусочек лета и весны. 

— Поддерживает ли оранжерея Таврического сада профессиональные отношения с Ботаническим садом БИН РАН, в котором оказалась часть вашей исторической коллекции? 
— К сожалению, нет. Мы несколько раз пытались установить с ними рабочий контакт, но они достаточно закрыты. Конечно, у нас несколько разные форматы существования: наша оранжерея — общественное пространство, а Ботанический сад как подразделение Академии наук РФ активно занимается наукой. Наверное, их опыт не созвучен нашему, но тем не менее мы открыты для сотрудничества. Кстати, у оранжереи Таврического сада сложились хорошие отношения с московскими коллегами из Главного ботанического сада им. Н. В. Цицина РАН и Ботанического сада Московского государственного университета «Аптекарский огород». Наши специалисты ездили к ним, московские коллеги приезжали к нам неоднократно. Мы советуемся друг с другом в отношении ухода за растениями, обсуждаем какие-то новые аспекты того, как проще и лучше осуществлять этот трудоемкий процесс. 

— Каким вы видите будущее оранжереи? 
— Я бы хотел сохранить здесь те же виды деятельности, что и сейчас, только в больших объемах и масштабах. Нам важно сохранить это место и его доступность, уйти от коммерческой составляющей и полностью выйти на уровень пространства, которое можно посетить всегда в любой сезон и насладиться царящим здесь летом. У нас в планах большая реновация, которая будет проходить параллельно с реализацией рядом с нами того проекта, о котором сейчас все говорят. 

— Об этом проекте сейчас действительно много говорят и пишут, а недавно прошло выездное засе-дание правительства Санкт-Петербурга, посвященное реновации заброшенных оранжерей Таврического сада. Какая именно территория будет подлежать реновации?
— Действительно, этот проект вызвал шумиху в СМИ, нам без конца звонят и спрашивают, неужели нашу оранжерею собираются отдать под реновацию. Люди еще помнят тот момент, когда вся эта территория была под угрозой сноса и последующей застройки, и искренне за нас переживают. Я хотел бы всех успокоить. Путаница возникла из-за не совсем корректного названия проекта — ре-новация заброшенных оранжерей Таврического сада. Дело в том, что мы единственная оранжерея Таврического сада, а речь идет о реновации заброшенных теплиц, о которых мы говорили в начале интервью. Эти теплицы были построены в конце 1970-х гг. для сельскохозяйственного производ-ственного кооператива «Цветы». Иногда этот комплекс теплиц ошибочно называли оранжерейным комплексом. В 2017 г. 2,7 га земли, на которой расположены теплицы, были выкуплены Смольным. И сейчас именно этот участок собираются отдать под реновацию. Наша оранжерея принадлежит частному лицу, и нас эта реновация никак не затронет. Однако она будет проходить совсем рядом с нами, и мы готовы сотрудничать с нашими будущими соседями. Мы надеемся, что это будут добро-соседские отношения, и всем коллективом радеем за то, чтобы этот проект был реализован именно так, как это и было задумано. Совершенно неправильно, что такое прекрасное место в историческом центре простаивает уже долгие годы. Ginza Project разработала концепцию реновации комплекса теплиц и планирует устроить здесь пространство для отдыха и досуга петербуржцев и гостей города с концертным залом, лекторием, мастерскими, магазинами и фуд-кортами. Этот проект был презентован на выездном заседании правительства Санкт-Петербурга, на котором я тоже присутствовал. Проект реновации планируют завершить к 2025 г., сейчас организован тендер, в котором пока один участник — Ginza Project, но правительство города делает всё для того, чтобы это был максимально открытый конкурс, и у Ginza Project могут появиться конкуренты. Правительство интересуется и мнением петербуржцев, проводя опросы. Примечательно, что город интересовался и нашим мнением о том, совместимы ли два проекта — уже существующий наш и будущий. Мы не видим никаких столкновений и ни в коем случае не являемся конкурентами друг другу. Это потрясающая идея, и наша оранжерея относится к ней очень хорошо. И на заседание я пришел с целью познакомиться и задать те вопросы, которые меня интересуют. Мне действительно хотелось бы понимать, будет ли реновация этого места проведена так, как это обещано. Если всё сложится, то это будет уникальный комплекс в центре Петербурга, в котором будет предусмотрено всё для отдыха людей — здесь можно будет сделать уникальное единое пространство нашей оранжереи, будущего комплекса и Тавриче-ского сада. Сейчас, к сожалению, прямого выхода в Таврический сад из оранжереи нет. Если такой ансамбль сложится, это будет замечательно и поистине уникально. Да, в городе есть Парк 300-летия Санкт-Петербурга, который имеет выход к заливу, есть Новая Голландия, но они находятся далеко от той части города, в которой расположены мы. Наши преимущества — это транспортная доступность, красивые виды и наша оранжерея, в которой всегда можно окунуться в лето.

Беседовала Евгения ЦВЕТКОВА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ВЕСТНИК ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ. 6 (149) ИЮНЬ 2019
Источник:  https://nstar-spb.ru
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~vCYmy


Газета «Санкт-Петербургский вестник высшей школы»

Санкт-Петербургский вестник высшей школы

музыкальный вестник