90-летие Корабелки

Фото: СПбГМТУ

Фото: СПбГМТУ

12 Июня 2020

90-летие Корабелки

Интервью с ректором Санкт-Петербургского государственного морского технического университета (СПбГМТУ) Глебом Андреевичем Туричиным.

— Уважаемый Глеб Андреевич, в апреле СПбГМТУ планировал торжественно отметить 90-летие, однако все юбилейные мероприятия по причинам неблагоприятной эпидемиологической ситуации были перенесены на более поздний срок. Расскажите, пожалуйста, удалось ли провести какие-то мероприятия в режиме онлайн? 
— Несмотря на сложившуюся ситуацию, отметить юбилей нам все же удалось: 26 апреля в онлайн-режиме состоялось расширенное заседание ректората. Мы понимали, что в такой день собраться всем вместе, пусть и виртуально, — это очень важно и даже необходимо. Мощность онлайн-платформы позволила принять активное участие в заседании примерно 30 представителям вуза, а подключиться и послушать нас могли около полутора тысяч человек. В социальной сети «ВКонтакте» выложена запись онлайн-концерта сотрудников и выпускников Корабелки, ветеранов наших стройотрядов, шлюпочных походов. Поскольку активная жизнь теперь протекает в Интернете, мы приурочили к юбилею несколько акций, о которых можно прочитать на сайте вуза, опубликовали все поздравления, которые получили от представителей государственной власти, а также от наших выпускников, отечественных предприятий и научных организаций, зарубежных друзей и партнеров. Какова бы ни была сегодня степень неопределенности, это не мешает нам планировать. К сожалению, торжественное заседание и концерт во Дворце культуры имени А. М. Горького, запланированные на 27 апреля, были отменены. Мы решили, что символичным и правильным будет провести одно из ключевых мероприятий юбилейной программы 30 октября, в День судостроителя, и надеемся, что этим планам уже ничто не помешает. Нам очень хотелось бы в торжественной обстановке отметить юбилей нашего университета, а также поздравить всех сотрудников, которые были награждены государственными, ведомственными и прочими наградами. Но самое важное и ценное для нас — это то, что Корабелка была отмечена благодарностью Президента РФ В. В. Путина. На сегодняшний день это единственная награда в современной России, которая дается организациям, аналог орденов для организаций в советское время. Мы — одни из немногих, кто удостоился такой высокой чести. 

— Благодаря информационной системе управления (ИСУ) СПбГМТУ переход на дистанционное обучение состоялся быстро и успешно, что было отмечено Министерством науки и высшего образования РФ. Расскажите, пожалуйста, что представляет собой ИСУ и почему благодаря ей вуз не испытал трудностей, с которыми столкнулись множество других образовательных учреждений нашего города? Иначе говоря, в чем секрет успеха Корабелки в это непростое время?
— Одно из направлений профессиональной деятельности СПбГМТУ — цифровая трансформация производства: мы обучаем этому студентов, ведем научные проекты, проводим опытно-конструкторские работы, даже проектируем цифровые заводы. И было бы странно, если бы мы не смогли реализовать эти задачи у себя. Корабелка с точки зрения информатизации или цифровизации действительно представляет собой цифровой университет, построенный на платформе нашей информационной системы управления. Это совершенно оригинальная разработка наших сотрудников под руководством начальника управления информационных технологий Андрея Куркина. Внутри ИСУ есть абсолютно всё, в том числе довольно большой модуль, обеспечивающий возможности дистанционного обучения в разных видах. Это не только площадка вебинаров, где можно читать онлайн-лекции, но и библиотека лекционных курсов, генератор тестов, то есть полнофункциональная система цифрового обучения. Причем для пользователя наше ИСУ весьма удобно тем, что не требует какой-то особенной техники — достаточно простого планшета или смартфона. При этом мы действительно сумели осуществить переход на дистанционное ¬обучение в кратчайшие сроки — фактически за 10 дней, хотя изначально никогда не считали дистанционное основным видом обучения в нашем вузе. Корабелка — вне всякого сомнения, вуз очного обучения инженеров. Дело в том, что инженера невозможно обучить дистанционно. Его нужно обучать в лаборатории, мастерской. Сложные курсы необходимо преподавать, видя глаза студента, здесь важна мгновенная реакция преподавателя, когда он понимает, что тема студентам недостаточно понятна, а при онлайн-обучении это невозможно. Все лабораторные занятия, которые студенты должны отработать, не отменены, а перенесены на тот период, когда присутствие ребят в вузе станет возможным. И хотя среди прочего Корабелка делает и тренажеры, которые позволяют заменять реальный эксперимент компьютерным, мы уверены в необходимости реальных экспериментов в процессе обучения будущих инженеров. И по моему твердому убеждению, дистанционное цифровое обучение для инженера никогда не станет основным, иначе будут получаться такие инженеры, которым лучше ничего не доверять. Дистанционное обучение — это полезно, это неплохое подспорье, но ни в коем случае не замена настоящему образованию. 

— Вуз оказался готовым к этой непростой ситуации, а были ли готовы его сотрудники и студенты?
— Сделать так, чтобы студенты и сотрудники были готовы, — это в большей степени не техническая, а управленческая задача. Ее можно было решать по-разному: установить систему обязательств, тотального контроля, посекундного отслеживания того, сколько времени и в каком количестве люди находятся в Сети. Но мы выбрали иной путь. Я не верю в эффективность систем, построенных на принуждении. Я верю в сознательность и ответственность людей. Мы поняли всю серьезность ситуации и отнеслись к необходимости обучать наших детей не просто с ответственностью, а со всей возможной инициативой. И студенты, как говорится, ответили нам взаимностью. Потому всё и получилось. Это вопрос правильного человеческого отношения. 

— Продолжается ли научно-исследовательская работа в вузе? И если да, то как удается ее проводить в условиях самоизоляции?
— Научно-исследовательская работа не просто продолжается, мы ее даже активизировали, очевидно, в знак протеста (Смеется. — Прим. ред.). Если образование сейчас абсолютно дистанционное, то наука переведена на дистанционку только на 50 %. Довольно много наших сотрудников с соблюдением паспорта безопасности продолжают работу в вузе, потому что у нас есть научные проекты непрерывного цикла. К примеру, какие-то установки должны работать 20 дней без остановки. Далее, мы выполняем довольно много работ по государственным оборонным заказам, а это значит, что, даже если вражеские бомбы будут падать на город, мы все равно должны продолжать эту работу. Помимо вышеперечисленных один за другим выходят на финальную стадию или запускаются большие проекты, которые мы готовили долгое время. Например, перед майскими праздниками мы заключили очень большой договор с госкорпорацией «Росатом». В рамках этого проекта предполагается серьезное участие нашего вуза в строительстве Международного экспериментального термоядерного реактора (токамака) ITER. Мы надеемся, что летом у нас запустится проект с гос-корпорацией «Роскосмос». Все привыкли и знают, что мы строим корабли, но ведь корабли бывают и космическими, поэтому такое сотрудничество для нас является абсолютно закономерным. И наконец, сейчас готовится к запуску международный российско-швейцарский проект, посвященный исследованиям лунного грунта. 

— Расскажите, пожалуйста, что такое токамак, а также об участии Корабелки в строительстве токамака ITER. 
— Перед человечеством стоит несколько глобальных задач и одна из них — сделать наконец такую электростанцию, которая будет устойчиво вырабатывать энергию на основе термоядерного синтеза. Атомные станции построены на реакциях распада, а в этой установке ключевую роль будет играть синтез. Для этого нужно в большом объеме удержать очень горячую плотную плазму. Есть несколько вариантов установок, которые будут сердцем этих станций, но, наверное, самая перспективная и самая освоенная человечеством на сегодня — это токамаки. Фактически это очень большие ловушки плазмы, внутри которых она нагревается до температуры в миллионы градусов, и происходит реакция термоядерного синтеза, которая дает больше энергии, чем пошло на удержание и разогрев этой самой плазмы. Таким образом мы получаем источник энергии. Это очень краткое и схематичное описание. Поскольку водорода, который нужен для данного синтеза, в мире огромное количество, решение этой задачи будет означать, что человечество на много поколений вперед обеспечит себя энергией. Токамаки строились и ранее, но именно в рамках этого проекта объединились все промышленно развитые страны. И надо сказать, что наша страна — среди лидеров этого проекта. Он строится во Франции, стране с высокоразвитой атомной отраслью. Спроектировать и построить металлические конструкции из специальных материалов для дальнейшего строительства токамака — чрезвычайно серьезная и ответственная задача, которая требует особых технологий и оборудования. Они и стали зоной ответственности Корабелки. Еще одна наша задача — лазерная сварка компонентов корпуса. Именно сварка лазером из всех технологий сварки, которые существуют сегодня, — самая точная, обеспечивающая наиболее прочное соединение и минимизацию термических деформаций при сварке. В мире очень и очень немногие владеют подобными технологиями и умением строить машины для этих технологий, а мы, наверное, лучшие из этих немногих. Мы должны построить технологическую установку на базе мощного 20-киловаттного лазера с оптическим переключателем — уникальную машину, которая с помощью двух роботов, силовых оптических объективов, систем управления, пневматики, защиты, мониторинга процессов, системы удержания и позиционирования изделия будет варить самые сложные высокоточные части конструкции. Мы спроектировали и построили много машин для лазерной сварки, но такой еще не делали. Сейчас мы работаем над решением сверхзадачи для атомной отрасли, но потом, вероятнее всего, окажется, что с помощью таких машин можно будет делать, к примеру, какие-нибудь компоненты судокорпусных или авиационных систем. Токамак ITER — действительно гигантский проект, и это не первая работа, которую наш вуз делает для него. Конечно, никто не знает, что будет дальше, но мы все надеемся, что в 2025 году токамак заработает. Этот проект ничуть не меньше и не проще адронного коллайдера, только последний — это чистая наука, а тут все-таки очевиден практический выход, который имеет немалое значение для всего человечества. 

— В СПбГМТУ создается новый факультет цифровых промышленных технологий. Расскажите о нем, пожалуйста. Каких специалистов там будут готовить и когда будет первый набор?
— Набор студентов мы проведем уже этим летом. Не могу сказать, что создание факультета стало результатом какого-то долгосрочного плана. Это скорее естественный шаг в развитии вуза. Дело в том, что, занимаясь заказами промышленности по цифровой трансформации промышленных производств, мы поняли одну важную вещь: те инженеры, которых мы выпускаем, все-таки не смогут сразу работать в реалиях нового цифрового производства. Всё дело в том, что когда создавались учебные программы, еще никто не знал, как цифровое производство будет выглядеть в реальности. Мы узнали это только сейчас, фактически его спроектировав. Не все понимают, что цифровая трансформация производства — это когда цифровизованное управление связывается единой системой с цифровой технологической подготовкой производства. Производство становится не просто автоматизированным, то есть не ограничивается числовым программным управлением, установленным на станках или технологических машинах, а связывается внутри технологией интернета вещей, что позволяет гибко взаимодействовать производственным модулям, транспортным внутренним логистическим системам и людям. Как ни удивительно, но надо цифровизовать не только станок или кран, который к этому станку что-то подносит, но и человека, который с этой техникой работает. Система должна понимать и видеть, что человек делает в тот или иной момент, и здесь на помощь приходят различные технологии дополненной реальности. Получается, что все предприятие внутри пронизано единой нервной системой — это и есть цифровизованное производство. И чтобы в нем работать, нужны другие айтишники, другие технологи, другие конструкторы. Именно поэтому мы решили прекратить их кустарную единичную подготовку и начать готовить специалистов правильным плановым централизованным образом — в этом и состоит идеология создания нашего нового факультета. Он будет отличаться от наших существующих факультетов тем, что здесь будет больше базовой подготовки, к примеру, не 500 часов математики, а 750, как это было в советской системе подготовки инженеров. Мы готовим специалистов, которые не просто как пользователи сумеют грамотно работать с инструментами цифрового производства, но еще и будут способны его разрабатывать. Мы бы хотели, чтобы они умели превратить существующий завод в умное предприятие. Первый набор — чуть меньше 200 человек, и это существенно меньше, чем нужно, потому что сейчас потребность в таких специалистах в промышленности зашкаливает. У нас в городе есть несколько вузов, которые работают с цифрой. Например, Институт передовых производственных технологий Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого — это школа специалистов в области цифрового проектирования и моделирования для этой же новой реальности. Мы в меньшей степени занимаемся вопросами проектирования и в большей — непосредственно производством.

— В вашей отрасли будущее все-таки за цифровыми предприятиями?
— Я думаю, да, потому что то, что сейчас происходит, — это очередная промышленная революция. Мы привыкли думать, что революция — это мгновенный щелчок, а здесь всё происходит более длительно. Информационные технологии развивались достаточно динамично, росли компьютерные мощности, возникали новые производственные процессы, а когда в сумме всё это перешло какую-то количественную грань, произошел переход количества в качество. И оказалось, что когда всё это объединяется, возникает умное гибкое производство, еще и управляемое искусственным интеллектом и оснащенное новыми технологиями, в том числе новыми лазерными и аддитивными технологиями. И такое производство является в десятки раз более производительным и более дешевым по «стоимости производства», чем любое существующее. А дальше стремительно начинает меняться всё: трансформируется социальная структура общества, возникают новые профессии и умирают старые. И это происходит в разных отраслях промышленности. Что случилось, скажем, с профессией наборщика? Сейчас система подготовки и печати любых текстов — это компьютер и принтер. Всё это и есть революция — она затрагивает все стороны жизни — производственную, социальную, экономическую и даже психологию людей. Мы живем в очень интересный исторический момент.

— В конце марта проект Студенческого конструкторского бюро (СКБ) Корабелки «Необитаемый надводный аппарат осмотрового класса» занял первое место в отборе технологических стартапов для участия в корпоративном акселераторе публичного акционерного общества «Государственная транспортная лизинговая компания». Расскажите, пожалуйста, о проекте ваших студентов.
— В нашем СКБ подводной робототехники собрались замечательные ребята, очень талантливая молодежь; такая молодежь всегда собирается там, где интересно и перспективно. СКБ занимается проектированием и изготовлением подводных роботов. Некоторые из них автономны, то есть плавают без проводов где-то под водой или на воде. В том случае, если они используются для инспекции, они называются осмотровыми. Такой робот представляет собой самодвижущуюся платформу с достаточно высокой степенью автономности. На ее борту ставится оборудование для контроля — это может быть оптика, телекамеры, акустическая контрольная аппаратура или датчик интенсивности ионизирующих полей и другое. Это только один из классов таких аппаратов, и именно такой аппарат наших ребят победил в конкурсе. Это не просто студенческие игрушки: СКБ входит в состав управления оборонных исследований и разработок, ребята работают над созданием совершенно «взрослых» серьезных аппаратов, которые решают чрезвычайно широкий спектр важных задач. Мы тесно сотрудничаем с акционерным обществом «Научно-производственное предприятие подводных технологий “Океанос”», которое занимается промышленным изготовлением этих машин. Для нас совершенно не удивительно, что один из наших «детских» проектов получил высокую оценку. Теперь он будет реализован, развит и, надеемся, у него будет долгая жизнь.

— Корабелка создает в городе сеть инженерных классов. Что они будут собой представлять?
— У нашего вуза есть пять опорных профильных школ, мы работаем с ними, потому что очень хотели бы, чтобы ученики старших классов имели возможность узнать о том, чему они могут у нас научиться. Не просто теоретически, а на практике. Ведь одно дело послушать теорию, а другое — запустить в бассейне настоящего подводного робота. Мы от этого получим мотивированных абитуриентов, а затем и первокурсников, а школьники — дополнительный и прекрасно работающий стимул хорошо учиться по физике и математике, потому что они им нужны для обучения в Корабелке. Инженерные классы — это не просто класс с учителем и учениками, а несколько квантов, в которых используется соответствующее оборудование: квант подводной робототехники, квант лазерных и аддитивных технологий, квант компьютерного проектирования и квант судомоделирования. Из того, что не требует отдельного оснащения, — экономика промышленности, экономика управления. Все дети разные: кому-то интересно машину в воде запускать, кому-то лазером вырезать из фанеры, а кто-то мечтает принять участие в стратегической игре. Каждый должен найти свой интерес, а не просто идти туда, куда сейчас модно. Пока инженерные классы планируются только для пяти школ, но нам хотелось бы не ограничиваться ими. Таким образом мы создадим себе базу мотивированных абитуриентов, а для любого вуза это стратегически важно. 

— Как вуз обычно отмечает День Победы и как прошло празднование в этом году? Кого вспоминает Корабелка в эти дни? 
— В этом году мы не смогли соблюсти все традиции. Например, наш знаменитый шлюпочный парад победы в этом году не состоялся по вполне объективным причинам, но мы провели силами офицеров Военного учебного центра вахту памяти у главного корпуса Корабелки рядом с якорем крейсера «Киров». Студенты, сотрудники вуза и офицеры возложили венки к памятнику добровольцам 264-го Отдельного пулеметно-артиллерийского батальона в поселке Низино. С бойцами батальона связана трагическая страница истории нашего вуза. Когда создавалось народное ополчение, в городе было организовано несколько пулеметно-артиллерийских батальонов, и один из них, ¬264-й, был сформирован из преподавателей и студентов Корабелки и работников Адмиралтейских верфей. Бойцы были обучены и отправлены на Ора¬ниенбаумский плацдарм, где практически все погибли осенью 1941 года. Мы хотим увековечить их память и на территории города. К сожалению, напротив главного корпуса Корабелки, в том месте, где батальон непосредственно формировался, нет места для памятника. Сейчас мы занимаемся поиском места для будущего памятника и согласованием всех вопросов с администрацией Санкт-Петербурга. Для нас это дело чести, мы должны установить этот памятник и обязательно это сделаем.

Беседовала Евгения ЦВЕТКОВА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ВЕСТНИК ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ. 5 (160) МАЙ 2020
Источник:  https://nstar-spb.ru
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~L45n0


Газета «Санкт-Петербургский вестник высшей школы»

Санкт-Петербургский вестник высшей школы

музыкальный вестник