Заседание Совета по науке и образованию - Информационный портал

Заседание Совета по науке и образованию

Фото: http://www.kremlin.ru/events/president/news/64977/photos/65226

Фото: http://www.kremlin.ru/events/president/news/64977/photos/65226

10 Февраля 2021

Заседание Совета по науке и образованию

В ходе заседания Президент дал команду на вывод реактора ПИК на энергетический режим работы и запуск тестовых экспериментов на исследовательских станциях.

Глава государства также сообщил о подписании Указа о мерах по реализации государственной научно-технической политики в области экологического развития Российской Федерации и климатических изменений.

* * *

В.Путин: Уважаемые коллеги, добрый день!

Мы находимся в разных не только помещениях, в разных регионах страны. Надеюсь, что техника работает исправно. Все меня видят и слышат.

Сегодня, в День российской науки, предлагаю в комплексе обсудить вопросы, связанные с формированием конкурентных условий для успешного технологического развития России, а это в том числе создание самой передовой научной инфраструктуры, которая позволяет решать сложнейшие уникальные исследовательские задачи.

Поэтому, прежде чем мы начнём нашу работу, хотел бы дать слово президенту Курчатовского института Михаилу Валентиновичу Ковальчуку. Сейчас он находится в Ленинградской области, в Гатчине.

Михаил Валентинович, знаю, что начинается важный, можно сказать, знаковый этап в реализации масштабного проекта высокопоточного реактора ПИК. Помню, я был у вас на этой площадке в Гатчине, смотрел, как там всё организовано, причём организовано в самом лучшем виде, что называется. Помню и иностранную речь, которая слышалась рядом с той техникой, на которой работаете Вы и Ваши коллеги.

Пожалуйста, расскажите поподробнее об этом реакторе.

М.Ковальчук: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович, коллеги!

Вы говорили о запуске инфраструктуры, я хотел бы подчеркнуть особую важность так называемых мегаустановок. Это очень сложный уникальный прибор, который позволяет всему научному сообществу двигаться в правильном направлении.

Я хочу сказать, что сегодня, открывая День науки и Год науки – фактически первое важнейшее событие Года науки, – мы запускаем знаковую установку. Я хочу обратить внимание, что эта установка разработана, изготовлена, сделана и запускается только отечественными силами. И я в этой связи очень рад, что сегодня здесь присутствует Алексей Евгеньевич Лихачёв, руководитель Росатома, поскольку это сложнейшее дело сделано нами вместе.

Мы запускаем прибор, который, помимо того что является уникальной установкой для проведения научных исследований совершенно заоблачного уровня, он является и базовой установкой для технологических прорывов в первую очередь в области создания новых материалов и новых технологий в энергетике, создания принципиально новых лекарств и биомедицинских технологий, в частности, ядерно-медицинских, безусловно, сельского хозяйства и многого другого.

Я хотел бы сказать, что наличие такой установки является всегда показателем технологического уровня страны. Любое государство, которое хочет заявить о себе как о технологической державе, старается «завести» – позволю себе жаргонным образом сказать – такую установку у себя и показать, что они могут её эксплуатировать. А страны, которые могут эти установки придумывать и создавать, образуют очень узкий элитарный клуб, в котором Россия всегда занимала одно из лидирующих, знаковых мест.

Наше лидерство закреплено тем, что сегодня нет масштабных мировых мегапроектов, в которых бы Россия не занимала ключевые позиции. Например, речь идёт в первую очередь о международном термоядерном реакторе ITER, речь идёт о рентгеновском лазере на свободных электронах в Гамбурге, речь идёт о CERN, о синхротронном европейском центре в Европе, где Россия играет ключевую роль.

Более того, в большинстве западных установок, например, ускорительных, используются физические принципы, созданные отечественными учёными. Например, встречные пучки в коллайдерах, метод автофазировки и очень многое другое.

Сегодня мы возвращаемся сюда, запускаем эту уникальную установку. И я хочу обратить внимание, что по Вашему поручению, Владимир Владимирович, был образован Международный центр нейтронных исследований, и большое количество стран ближнего и дальнего зарубежья уже проявили знаковый интерес. Хочу с удовольствием сообщить Вам, что, во-первых, буквально два дня назад мы подписали договор с нашими белорусскими коллегами по широкому кругу взаимодействия между белорусской Академией наук и Курчатовским институтом по широкому кругу научных проблем, и, что очень важно, там предусмотрено участие белорусской стороны в работах на реакторе ПИК.

Сегодня мы будем в соответствии с Вашими поручениями вводить в режим проведения тестовых экспериментов наши первые пять экспериментальных станций. В двух из этих пяти станций – вклад немецкой стороны, то есть мы создали их вместе с нашими германскими коллегами. Это тоже важно и отрадно сегодня отметить.

Начиная процесс ввода в энергетический режим реактора ПИК, мы открываем на самом деле очень важный год, потому что у нас подготовлена к физическому пуску установка мирового класса – термоядерный реактор токамак на основной площадке Курчатовского института, которую в ближайшее время мы тоже будем запускать и вводить в эксплуатацию. Дальше у нас подготовлена NICA, которая двигается тоже к запуску, и в этом смысле у нас грядёт масса событий.

Хочу напомнить, что «токамак» – это такое же русское слово, как «спутник», которое сегодня на слуху и которое мы ввели в оборот. Токамак – это прибор, который был придуман в нашей стране, в стенах Курчатовского института, и успешно эксплуатируется во всём мире.

И заканчивая, я хотел бы сказать, что на самом деле сегодня это наш общий успех: успех академического сообщества всего в целом, это успех «Росатома» и, безусловно, Курчатовского института. Только благодаря нашей конструктивной консолидированной, совместной деятельности нам удалось выйти на сегодняшний уровень.

И наконец, я хочу сказать, что это было бы невозможно без пристального государственного внимания и поддержки, в первую очередь Вашей, уважаемый Владимир Владимирович. Вы начали своё выступление, вспоминая, как Вы здесь были. Я хочу сказать, действительно, 30 апреля 2013 года такое же заседание Совета Вы провели здесь и фактически дали добро и огромную государственную поддержку на запуск этого проекта.

В этой связи мы нормативно и технически подготовились к запуску. И хочу Вас попросить разрешения дать команду начать процесс ввода одного из самых мощных в мире высокопоточного реактора ПИК в режим энергетической работы и тестовых экспериментов на первых пяти станциях.

В.Путин: Я вижу, и Вы сами об этом сказали, что рядом с Вами Алексей Евгеньевич Лихачёв. Мне очень приятно, что Вы с ним сегодня не пикируетесь и не считаете, что они у вас что-то там утащили по-тихому. (Смех.)

Да, я не случайно об этом сказал, потому что мы сегодня будем как раз об этом говорить. У нас есть определённые проблемы, связанные с тем, чтобы объединять усилия для достижения конечного результата, а не растаскивать всё по «мелким квартиркам», хотя у вас, конечно, не «мелкая квартирка», это понятно.

Но всё-таки перед тем, как начать эту работу, я бы хотел спросить Алексея Евгеньевича. Алексей Евгеньевич, хотели бы что-то добавить?

А.Лихачёв: Владимир Владимирович, конечно, хотел бы добавить.

Во-первых, поздравить всех и с Годом науки, и с Днём науки, и сказать, что здесь мы прошли уникальный проект. С одной стороны, мы вроде бы применили наши обычные технологии, связанные с запуском энергетического объекта, – здесь в двух шагах Ленинградская атомная станция, – но всё равно это была другая работа. При том абсолютном приоритете безопасности, при том абсолютном приоритете российских технологий здесь всё-таки мы овладели новыми знаниями и навыками. И «Атомтехэнерго» – наши «пускачи», и «Атомэнергоремонт» здесь совершили определённый шаг вперёд, и это позволит нам выходить уже на международный уровень создания не только энергетических, но и исследовательских установок. Это первое.

И второе: Михаил Валентинович уже сказал о международном аспекте. Совершенно точно мы реализуем проект ПИК. Есть свои активности в Дубне, в Объединённом институте ядерных исследований, и в Димитровграде мы реализуем проект МБИР, многоцелевой быстрый исследовательский реактор. Так вот с учётом этих установок мы в середине 20-х годов фактически удовлетворим весь мировой спрос в нейтронных исследованиях. Это важно и с точки зрения фундаментальной науки, и с точки зрения развития атомной энергетики, перехода уже к четвёртому поколению.

У нас, конечно же, есть какая-то всегда конкуренция между людьми, между идеями, это нормально. Но у нас сложился альянс, и абсолютно полноценный член этого альянса – Российская академия наук, Александр Михайлович Сергеев присутствует на разговоре. У нас есть совместные программы развития как практические, например, связанные с «большим Саровом», так и фундаментальные, связанные с программами исследований буквально на десятилетия.

Поэтому я могу лишь ещё раз присоединиться к этому настроению того, что сделано немало, но ещё больше предстоит, и хочу в свою очередь поблагодарить Михаила Валентиновича за такое действительно очень товарищеское сотрудничество, очень взаимопривлекательное.

В.Путин: Уважаемый Михаил Валентинович, прошу вывести реактор ПИК на энергетический режим работы и начать тестовый эксперимент.

М.Ковальчук: Мы сделали даже памятный золотой ключ, который я вручаю дежурной смене. Пожалуйста, прошу начать процесс ввода реактора в энергетический режим работы. А сейчас на экране Вы увидите, как должна расти мощность.

Пожалуйста.

Инженер: Инженеру управления приступить к подъёму мощности.

Инженер: Принял, приступаю к подъёму мощности.

Инженер: Рост цифр.

М.Ковальчук: Вы на экране можете видеть рост, началось движение цифр, «шторки» открываются, активная зона, бо́льшая часть открываться начинает потихоньку, и мы видим рост интенсивности, пошёл набор мощности.

Я хочу доложить, Владимир Владимирович, что реактор начал выходить в штатный режим работы. Это длительный, долгий, сложный процесс, но мы успешно преодолели этот этап. И это наша совместная вещь.

В.Путин: Понял.

Уважаемый Михаил Валентинович! Уважаемые коллеги!

Ко всем обращаюсь, обращаюсь ко всей вашей команде, желаю вам успешной и плодотворной работы. Поздравляю ещё раз с Днём российской науки и, конечно, приглашаю вместе с коллегами принять участие в заседании Совета.

Институт у вас с огромными традициями, с беспрецедентно высоким уровнем подготовки специалистов. Вы нас, нашу страну удивляли не один раз своими открытиями. Уверен, что и этот шаг вперёд пойдёт на пользу всей нашей великой державе.

Вам спасибо большое. Успехов!

М.Ковальчук: Спасибо большое.

В.Путин: Уважаемые коллеги!

Михаил Валентинович сейчас отметил то внимание, которое государство уделяет укреплению научного потенциала страны. Действительно, это долгосрочная и системная работа. Она последовательно идёт все последние годы. Это развитие передовой исследовательской инфраструктуры вузов и научных центров, система поддержки молодых талантов и привлечение к научным проектам наших соотечественников.

Время показало, что такие шаги были абсолютно правильными и своевременными. Именно образование и наука, технологический суверенитет сегодня стали не просто важными, а в значительной степени решающими, ключевыми факторами национальной безопасности, качества жизни людей.

И не случайно, что все ведущие страны мира определили науку одним из стратегических приоритетов. Динамика глобальных перемен нарастает буквально на глазах. Пандемия стала не только испытанием для человечества, но и ускорила повсеместное внедрение передовых разработок во всех сферах жизни.

Сейчас наша научно-технологическая политика, меры по укреплению отечественной науки должны, безусловно, соответствовать вызовам принципиально иного уровня сложности. При этом задача не только получить новые знания, осуществить прорывные открытия, важно, чтобы плоды технологического прогресса служили людям, были широко доступны.

Хочу привести конкретный пример. Благодаря нашим учёным Россия занимает лидирующие позиции в мире – не скажу сейчас ничего неожиданного и нового, все мы об этом знаем – в создании вакцины от коронавируса. Более того, мы единственная страна, у которой уже есть три вакцины собственной, отечественной разработки. Без всякого сомнения, это крупный научный успех. Но ещё значимее то, что на этой основе мы смогли развернуть производство вакцины, организовать массовую вакцинацию. Тем самым благодаря совместным усилиям учёных, отечественных компаний, государства величайшим научным достижением могут воспользоваться граждане нашей страны и других стран мира.

И подчеркну, такой же быстрый процесс внедрения, масштабирования технологий, создания на их основе конкурентных, востребованных продуктов нам необходим в других критически важных для общества, для каждого конкретного человека областях. Речь об ускоренной цифровизации, о решениях, нацеленных на защиту окружающей среды и производство качественных продуктов питания, о новых экологически чистых источниках энергии, передовых медицинских технологиях. Именно эти важнейшие направления четыре года назад мы зафиксировали в Стратегии научно-технологического развития России.

Уже запущены крупные научно-технологические программы в сельском хозяйстве и генетике, то есть как раз в тех сферах, где достижения учёных могут существенно повысить качество и продолжительность жизни, улучшить здоровье наших граждан.

В самое ближайшее время в ходе серии специальных совещаний предлагаю обсудить, как идёт реализация этих комплексных программ. Но сразу подчеркну: их механизм уже позволил объединить возможности вузов, научных организаций, частного бизнеса и компаний с государственным участием, чтобы мы могли не только создавать, но и быстро внедрять новые технологии.

В этой связи считаю, что данный подход мы просто обязаны использовать в другой важнейшей для общества сфере. Только что мною подписан указ о запуске федеральной научно-технической программы в области экологии и климата. Её смысл в том, чтобы вместе с бизнесом и учёными разработать и внедрить отечественные технологии, которые обеспечат экологическую безопасность, улучшат состояние окружающей среды, внесут действенный вклад в решение проблем изменения климата.

Уважаемые коллеги!

Значимым интегральным результатом наших усилий по развитию науки считаю повышение общественного авторитета, признание труда исследователя, рост престижа этой профессии среди молодёжи.

Сейчас приведу интересные данные: согласно социологическим опросам, поддержать решение своих детей заниматься наукой готовы уже почти две трети родителей. Причём с 2016 года число таких семей увеличилось почти вдвое. Что касается самих молодых людей, то каждый десятый студент в стране готов выбрать научную карьеру. Отечественная наука по своему кадровому составу действительно становится одной из самых молодых в мире. Совсем недавно мы ещё переживали по поводу того, что она стареет. Ситуация меняется, при этом наша молодёжь добивается значимых результатов в медицине, генетике, квантовой физике, в других перспективных направлениях.

Сегодня в заседании нашего Совета принимают участие молодые учёные – лауреаты Государственной премии в области науки за 2020 год. Эксперты оценивают их открытия как настоящий научный прорыв. С большим удовольствием и гордостью расскажу, насколько позволяет, конечно, наш формат сегодня, об этих работах, об этих достижениях.

Владимир Александрович Максименко смог впервые объяснить целый ряд сложных когнитивных мыслительных процессов, что позволило создать новые системы мониторинга активности мозга, методы ранней диагностики и реабилитации тяжёлых неврологических заболеваний.

Научный коллектив – Евгения Владимировна Долгова, Екатерина Анатольевна Поттер, Анастасия Сергеевна Проскурина – разработали инновационные препараты и методы лечения онкологических заболеваний и, по сути, создали универсальную платформу для более эффективного индивидуального применения широкого спектра противоопухолевых средств и технологий.

Кирилл Сергеевич Антонец и Антон Александрович Нижников благодаря настоящему прорыву в области микробиологии и генетики вплотную приблизили науку к созданию действенных методов лечения тяжёлых наследственных заболеваний.

Разработка коллектива под руководством Евгения Валерьевича Хайдукова открывает путь к созданию новых материалов в промышленности и в биомедицине, в том числе позволяет замещать повреждённые ткани с помощью различных полимерных материалов.

Дорогие друзья!

От души всех вас поздравляю. Ваш пример, работа ваших коллег показывают, что у нас мощный кадровый потенциал для развития новых, перспективных направлений науки, для продолжения лучших традиций великих научных школ, созданных ещё в дореволюционное и советское время.

Именно в знак уважения ко всем поколениям отечественных исследователей, первопроходцев мы объявили наступивший год Годом науки и технологий.

Я очень рассчитываю, что члены Совета примут активное участие в мероприятиях этого года. Они должны быть направлены не только на укрепление самой научной сферы. Важна и широкая просветительская работа, чтобы граждане нашей страны, граждане России больше узнали о повседневном научном поиске и достижениях наших учёных, об их значимом вкладе в развитие страны. Это очень важно, я уже вспоминал Даниила Александровича Гранина, который говорил мне о том, что мы мало говорим о науке и о тех достижениях, которых добиваются наши исследователи.

Давайте перейдём к повестке дня.

Слово руководителю Российского научного фонда Александру Витальевичу Хлунову. Пожалуйста, Александр Витальевич.

А.Хлунов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Стратегия научно-технологического развития определила основные цели, задачи, принципы, приоритеты, направления и меры реализации государственной политики Российской Федерации в этой области. Её реализация является необходимым условием для достижения национальных целей развития.

В целом за период с 2010 года ассигнования на гражданскую науку из средств федерального бюджета возросли на 7,6 процента в постоянных ценах, в том числе на фундаментальные исследования – а это очень важно – увеличились на 22,5 процента.

Упомянутые Вами, Владимир Владимирович, федеральные научно-технические программы позволили нацелить лучшие научные коллективы на решение значимых для страны задач и направить усилия на обеспечение перехода результатов в сфере сельского хозяйства, генетических технологий, фундаментальных исследований, в создание новых технологий и их дальнейшее использование для производства продуктов и услуг.

Получило существенное развитие грантовое финансирование науки, осуществляемое преимущественно через систему государственных научных фондов. Объём финансового обеспечения научных фондов вырос в 2020 году по сравнению с 2012 годом в 4,6 раза. Для большого числа учёных созданы условия работы по научным проектам сравнимые с теми, которые существуют в ведущих научных странах.

Развивается сеть уникальных научных установок класса мегасайенс на территории России. Сегодня осуществлён энергетический пуск реактора нейтронного излучения ПИК в городе Гатчине, в прошлом году первая очередь ускорительного комплекса NICA в городе Дубне, начато строительство источника синхротронного излучения СКИФ наукограда Кольцово.

Принятые меры позволили укрепить кадровую базу науки, сократить отток научных кадров за рубеж, обеспечили устойчивый рост доли молодых исследователей в возрасте до 39 лет в общей численности исследователей. Техновооружённость в расчёте на одного исследователя в 2019 году возросла по сравнению с 2010 годом в 2,2 раза.

Научным сообществом востребованы направления работы по приоритетам Стратегии. В то же время в последние годы продолжается снижение относительного вклада в науку внебюджетных источников. Сейчас средства государства составляют 66,3 [процента в общем объёме] внутренних затрат на исследования и разработки. В настоящее время увеличение бюджетного обеспечения сферы научных исследований не приводит к увеличению объёма финансирования науки, а лишь замещает в них деньги частного сектора. Научно-технические разработки отечественных учёных не находят дорогу в производственную сферу, не созданы действенные управленческие механизмы по реализации научных результатов в производстве товаров и услуг. Здесь есть исключения.

В прошлом году, несмотря на экономические трудности в условиях пандемии, с использованием масштабной государственной поддержки удалось сконцентрировать финансовые ресурсы, соединить потенциал научно-технологических разработчиков и производственного комплекса и в кратчайшие сроки обеспечить создание и регистрацию в Российской Федерации вакцин «Спутник V» (центр Гамалеи), «ЭпиВакКорона» (центр «Вектор»), «КовиВак» (центр Чумакова) и биомедицинских клеточных продуктов для борьбы с COVID. Это серьёзное изменение России на мировом фармацевтическом и биотехнологическом рынке, но это ещё и новые возможности. И сегодня стало особенно понятно, что нам нужно иметь собственное производство основных фармацевтических субстанций биотехнологической направленности. Необходимо иметь собственное производство биореакторов, подготовить высококвалифицированных специалистов для работы на этом высокотехнологичном оборудовании. Это позволит обеспечить защиту жизненно важных интересов наших граждан по сохранению, поддержанию здоровья, в том числе в условиях санкционной политики в отношении России в этой критически важной для нашей страны области.

Другой пример – это развитие на основе отечественных научных разработок экологически чистой и ресурсосберегающей энергетики, в том числе водородной энергетики, формирование новых источников, способов транспортировки и хранения энергии, создание новых экологически чистых источников и накопителей электроэнергии для предприятий, транспорта и домохозяйств, в том числе «умных» сетей и распределённых электростанций. Реализация этих мер даст преимущество, которое может почувствовать каждый гражданин страны, в том числе через снижение тарифов на оплату энергоносителей, повышение надёжности энергоснабжения, уменьшение количества аварий в сетях, облегчение условий подключения потребителей к сетям.

Ещё один пример – обеспечение экологии окружающей среды. При оценке важности этого направления необходимо учитывать принятую Евросоюзом «зелёную карту», которая предусматривает закрытие внешних рынков для экспорта товаров из стран, не выполняющих её экологические требования. Постоянный дистанционный мониторинг углеродного следа призван стать главным инструментом воздействия на мировую экономику и сельское хозяйство в плане перехода в режим декарбонизации.

Необходимо развернуть собственную систему карбонового мониторинга, что защитит российских производителей от необъективных действий наших партнёров и применения запретительных мер по отношению к произведённой в России продукции. Более того, это позволит принимать оперативные и эффективные меры для улучшения условий для проживания граждан в населённых пунктах, рядом с которыми в настоящее время действует крупное промышленное производство со значительным карбоновым выбросом.

Ещё одно направление – это комплекс проблем старшего поколения. В России в этом году доля лиц старше трудоспособного возраста в общей численности населения страны достигнет величины 26,4 процента, это 39 миллионов человек. К 2030 году это будет уже 27,5 процента, это уже будет 40,5 миллиона человек. Старение населения является одним из важных факторов, влияющих на политику в социальной, экономической области и на рынке труда. Критическим становится активное использование потенциала всех поколений, особенно растущей численности старшего поколения. Необходима адаптация социальных и медицинских служб к сохранению старшим поколением активной жизни и развитие социальных технологий для обеспечения должного ухода, то есть скоординированные целенаправленные усилия всего общества для улучшения качества жизни старшего поколения. Возможности увеличения физиологического ресурса жизнедеятельности человека и здорового долголетия могут быть реализованы только в том случае, если используются достижения новых технологий на основе передовых научных исследований, это и есть необходимое нам развитие человеческого потенциала.

Приведённые примеры свидетельствуют о главном: нам нужна большая координация усилий бизнеса и науки при комплексной поддержке со стороны государства по ограниченному количеству приоритетных направлений, имеющих цель повышения качества жизни человека. Для эффективной реализации приоритетных проектов потребуется задействовать соответствующий набор инструментов. Первая группа инструментов направлена на создание условий для производственных компаний. Это и широкое использование государственных субсидий, обеспечивающих поддержку производственных компаний, участвующих в реализации проектов, это и введение льготы по возмещению организациям реального сектора экономики до 50 процентов затрат на проведение НИОКР при условии коммерциализации полученных при их выполнении результатов. Такой механизм уже запущен Правительством с 2010 года и показал свою эффективность в рамках реализации Постановления Правительства № 218. Здесь объединены усилия научных и образовательных учреждений с конкретными планами по развитию реального сектора экономики. Финансовая поддержка капиталоёмких НИОКР за счёт уменьшения налоговой нагрузки по отобранным проектам, исчисление налоговых льгот в зависимости от показателей выручки, от реализации высокотехнологичной продукции, созданной на основе результатов НИОКР; задействование механизма специальных инвестиционных контрактов, предусматривающих создание, модернизацию и освоение производства промышленной продукции на территории Российской Федерации; использование механизма «фабрики проектного финансирования» с участием ВЭБ и банков-партнёров для целей реализации комплексных проектов; передача производственным компаниям исключительных прав на создаваемую при выполнении научных исследований интеллектуальную собственность на основе получаемых патентов, не обременённых дополнительными обязательствами перед Российской Федерацией о предоставлении третьим лицам по требованию государственного заказчика безвозмездной простой лицензии.

Вторая группа инструментов направлена на улучшение деятельности научных и проектных организаций. В качестве квалифицированного заказчика прикладных НИОКР наряду с государственными заказчиками шире предусматривать участие производственных компаний, привлекать в качестве квалифицированного заказчика производственные компании и при формировании государственного задания, при проведении фундаментальных и поисковых научных исследований научные и образовательные учреждения, которые подведомственны нашим министерствам и ведомствам, использовать опыт работы советов по приоритетным направлениям научно-технологического развития нашей страны, созданных в рамках Стратегии, существенно расширив участие в их составе представителей проектных организаций и разработчиков технологий. Обеспечить повышение роли независимой научно-технической экспертизы, нормативно закрепив определение, единые критерии, подходы и механизмы проведения экспертизы и оценки получаемых научно-технических результатов.

Перечисленные две группы инструментов в той или иной степени уже используются министерствами в целях поддержки научно-технических проектов, однако их применение не является системным и носит разрозненный характер. Более того, представляется необходимым отметить ещё один аспект: реализованная в 90-х годах прошлого века модель преобразования экономики привела к практическому разрушению прикладной науки и ликвидации высокотехнологичных отраслей производства. Поэтому для исправления ситуации потребуется активная координация со стороны государства этого процесса с использованием третьей группы инструментов.

Третья группа инструментов направлена на формирование критически важного блока управления по комплексным проектам, прежде всего это определение общего координирующего органа, возможно, комиссии, по отобранным проектам. Решения этого органа должны носить обязательный характер для федеральных органов исполнительной власти и организаций, привлекаемых к реализации проекта. По каждому проекту должна быть определена персональная ответственность руководителя, определены организации, ответственные за разработку технологий и за производственную часть; фокусировка механизма управления на доведение до практического использования полученных результатов исследований и разработок организациями реального сектора экономики; нормативное закрепление и запуск механизма многоканального финансирования проектов по принципу полного инновационного цикла за счёт средств бизнеса, институтов развития и бюджетных ассигнований на проведение научных исследований и разработок гражданского назначения.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Реализация приоритетных проектов позволит отработать с возможностью последующего тиражирования механизмы взаимодействия государственного сектора научных исследований и частного бизнеса, повышение реальной заинтересованности как крупных компаний с государственным участием, так и частного бизнеса в софинансировании научных исследований и разработок и обеспечить повышение эффективности управления научно-технологической сферы как инструмента достижения национальных целей развития на базе передовых научно-технических результатов.

В конечном итоге это приведёт к повышению уровня жизни граждан, созданию комфортных условий для их проживания. В этом случае роль науки в развитии страны будет не только понятна каждому гражданину, но и поддержана всем обществом.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Спасибо. Я некоторые вещи пометил для себя, потом обязательно к этому вернусь.

Пожалуйста, Шмелёва Елена Владимировна.

Е.Шмелёва: Уважаемый Владимир Владимирович!

Во вступительном слове Вы подчеркнули, что не только развитие науки, но и успешное применение её результатов в разных областях, в первую очередь в медицине, сельском хозяйстве, экологии, во многом способствует повышению её престижа как среди молодёжи, так и среди поколения их родителей. Чтобы временной разрыв между получением научных результатов и внедрением технологий и дальше сокращался, принципиальное значение имеет устранение ведомственных барьеров и действительно общая работа, координация всех участников научно-технологического процесса.

Для этого я попробую рассмотреть эту проблему с точки зрения тех, кто на практике пытается применить этот новый подход. Так получилось, что «Сириус» исходно создавался Вами как свободная от ведомственных противоречий, в равной степени опирающаяся на поддержку государства, бизнеса и российских компаний структура. Все вместе мы выбрали стратегические направления развития университета «Сириус»: это генетика и науки о жизни, когнитивные исследования, искусственный интеллект, информационные технологии, – ориентируясь не на отдельных учёных, а на наиболее актуальные, приоритетные для России сегодня междисциплинарные научные направления.

Но большинство академических партнёров «Сириуса» по тем или иным причинам продолжают идти каждый в свою сторону: за грантами, бюджетным финансированием, зачастую не сверяя друг с другом, с нами, с нашими партнёрами свои приоритеты. Причина этого, нам кажется, в ориентации на традиционные, устоявшиеся тематики как у исполнителей, так и у экспертов, и отсутствие стратегических задач, поставленных государством, российской промышленностью и бизнесом.

В Стратегии, которую Вы утвердили в 2016 году, заложено именно стратегическое целеполагание. В своём выступлении сегодня Вы привели примеры наших текущих успешных ответов на большие вызовы. Но если представить и говорить о таком ведомственном конкретном исполнителе, то ему далеко не всегда очевидна эта связь между тем, чем он занимается, чем мы все занимаемся, и решением этих глобальных задач. Поэтому сегодня им преимущественно контролируется процесс – отчётность, количество публикаций, новых курсов, – а не то, что именно делается для комплексного научно-технологического результата. Правда, зачастую эту комплексную задачу тяжело разбить на этапы, но в этом случае и процесс может стать частью самого результата.

Что я имею в виду? Наша задача, как Вы сейчас сказали, интенсивно развивать независимую конкурентоспособную отечественную науку, но это значит, что работа каждого коллектива в первую очередь должна опираться на достижения российских учёных, использование нашей научной инфраструктуры, лабораторного оборудования, программного обеспечения. Ярким примером является установка мегасайенс, которая сегодня запущена. Когда наши школьники и студенты видят, что передовая наука опирается на российские или созданные с участием наших учёных идеи, разработки, технологии, то они начинают воспринимать российскую науку как единое целое, а себя как её часть. Но, к сожалению, зачастую цель научного исследования как нового знания, а также создание и применение отечественного научного оборудования, программного обеспечения часто теряется. Главным продолжает оставаться промежуточный результат. Мы считаем, что нужно общее целеполагание по всей вертикали: начиная от больших вызовов стратегии научно-технологического развития до участия школьников и студентов в решении конкретных научно-технологических задач.

Одним из таких эффективных инструментов стали федеральные научно-технические программы, созданные по Вашим указаниям, и в «Сириусе» по всем трём направлениям создаются прикладные лаборатории и совместные программы. Так, по сельскому хозяйству со Всероссийским институтом растений имени Вавилова мы развиваем совместный проект, основанный на использовании уникальной российской коллекции генетических ресурсов растений. Сотрудничаем с Роспотребнадзором, в том числе в части новых регуляторных механизмов применения этих технологий. По генетике в новых лабораториях мы занимаемся не только фундаментальными исследованиями, но и рассматриваем проблемы их применения в фармакологии, опираемся на успешный опыт ряда наших научных институтов и бизнеса, совместно с одной из ведущих фармкомпаний «Генериум» разрабатываем препараты для генной терапии и тяжёлых наследственных заболеваний, с Курчатовским институтом, Саровским центром ведём совместные физико-математические программы. Вместе со всеми участниками ФНТП – РЖД, «Сбером», «Росатомом», «Яндексом», «Сибуром», «Биокадом», «Тинькофф», «Роскосмосом», другими ведущими научными, индустриальными партнёрами, Минпросвещения, Минобрнауки и Фондом содействия инновациям мы уже пять лет, как Вы знаете, развиваем Всероссийскую научно-технологическую программу «Большие вызовы». Это программа для школьников и студентов. Именно за счёт их вовлечения в прикладные проекты, демонстрации им возможности внедрения результатов в перспективе обязательно увеличится число российских патентов.

При всём этом ни «Сириусу», ни нашим партнёрам не удаётся в полной мере решить проблему ресурсного обеспечения исследований. Более 90 процентов оборудования нашего лабораторного комплекса – импортное. Высокая стоимость зарубежного оборудования и материалов, длительные сроки их поставки, затруднённый доступ к ним студентов и молодых учёных – иллюстрация того, что пока в логике общего решения обеспечения глобальной конкурентоспособности России делается недостаточно, на наш взгляд.

Чтобы эта проблема разработки и использования отечественной приборной базы, расходных материалов, программного обеспечения была решена, она должна быть не просто названа приоритетной. Структурами, которые координируют эту работу, должен быть предложен конкретный механизм её решения и получен результат. Как минимум должен быть сформирован государственный заказ, как максимум – наиболее принципиальные сегменты отечественного рынка исследований разработок должны быть ориентированы на российские решения. Важно также снять излишние требования к закупке материалов для научных исследований в небольших объёмах.

Именно формирование научной гражданственности и создание условий, которые её стимулируют, – главная задача «Сириуса» в работе с молодёжью. Помимо утилитарных перед нами стоит главная задача – помогать становлению молодых людей, формируя поле общих, принципиально новых и социально значимых задач, которые они сами перед собой ставят и собираются решать именно в российской науке. Наука интернациональна, но всегда решает национальные задачи.

Комплексный подход при планировании науки, развитии отечественных технологий – это и есть воспитание. Наличие большой задачи позволяет молодому человеку полноценно расти в рамках своей профессии. Наука, так же как и образование, – это не отрасль, это то, что нас объединяет и задаёт стандарты. Конечно, нам всем хочется к этому так же и относиться, а именно: определять цель, конкретный результат, а не процесс, который мы хотим получить, и делать всё вместе, чтобы его добиваться.

Большое спасибо за возможность выступить.

В.Путин: Спасибо большое.

Пожалуйста, Никитин Максим Петрович, Московский физико-технический институт.

М.Никитин: Уважаемый Владимир Владимирович, спасибо большое за возможность выступить.

Как Вы знаете, все ученые сейчас говорят о том, что закончилась эра деления наук на биологию, химию, физику. Обычно получается как: чтобы создать лекарство, химик синтезирует, биолог сразу тестирует субстанции, причём на оборудовании, которое для него создают физики, непрерывно его улучшая. Чем им легче взаимодействовать, тем быстрее происходит работа и создаются лекарства.

Мне кажется, сейчас подошло то время, когда ту же логику надо применять к управлению наукой. Вы сказали, что объединим усилия, и это очень важно, учёные уже как-то идут в этом направлении, а теперь задача, как это сделать для управления наукой.

Мне кажется, сейчас, допустим, когда учёные думают: создать фундаментальный задел нужно в учреждении Миннауки, потом в Минздрав отдать какую-то разработку на испытание, потом попросить деньги в Минпроме на то, чтобы масштабировать производство. Это не столь эффективно, как могло бы быть. Намного интересней и лучше было бы сразу делать фундаментальные разработки, сразу думая о масштабировании и потенциальном производстве, вовлечении на рынок и так далее.

Пандемия показала, что сейчас мы как страна очень хорошо умеем в условиях жёсткого цейтнота и очевидной мировой угрозы быстро собраться, все ведомства хорошо могут сработать так, чтобы действительно эффективно создать вакцину, которая действительно грандиозное совершение человечества, цивилизации.

Мне кажется, что сейчас важно перенести этот опыт на столь же критические, но, может быть, менее очевидные задачи, туда, где гром пока ещё не грянул. И один из возможных вариантов решения – это как раз создание некой надведомственной площадки, о которой как о третьей группе инструментов говорил Александр Витальевич [Хлунов], которая бы действительно объединяла различные ведомства, представителей различных ведомств, обладала определёнными правами координирования в определении приоритетных задач: унифицирования правил финансирования, обеспечения бесшовности этого финансирования, например, как замена программы «Приоритет-2030» программой «5–100», и также занималась инфраструктурой, о чём говорила Елена Владимировна [Шмелёва], и другими, правовыми например, вопросами.

Я хочу личный пример привести. В 2018 году Вы мне вручали премию как молодому учёному за достижения и пригласили на заседание Совета по науке. И тогда мы озвучили большую проблему о медленной закупке различных расходных материалов из-за рубежа. Я активно включился в работу и молодёжного координационного совета, и потом «взрослого» совета, поучаствовал во многих рабочих группах при Минэкономразвития, при Минпроме и так далее. В итоге мы нашли очень удивительно эффективное решение о прямой закупке различных зарубежных реагентов в рамках грантов РФФИ. Это решение не просто сократило срок поставки с нескольких месяцев до десяти дней, но ещё и позволило удешевить закупку более чем в три раза по сравнению с тем, как мы имеем право это делать в рамках 44-го и 223-го ФЗ, то есть как продают те поставщики, которые работают в рамках этих законов. Теперь, мне кажется, необходимо масштабировать этот опыт и на РНФ, и на другие программы финансирования. Но я понимаю, что такая надведомственная площадка позволила бы коммуникацию между ведомствами сделать намного быстрее и привести эти решения к действию в очень и очень обозримом будущем.

Спасибо большое.

В.Путин: Спасибо за Ваше предложение, за идеи.

Уважаемые коллеги, у нас состав достаточно большой. Это те выступления, которые были заявлены заранее. Я хочу обратиться ко всем коллегам, ко всем членам Совета: пожалуйста, высказывайтесь, только называйте себя и руку поднимите так, чтобы я видел.

Пожалуйста.

А.Сергеев: Владимир Владимирович, можно Академии наук?

В.Путин: Да, конечно, прошу Вас.

А.Сергеев: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Мы сегодня обсуждаем развитие и, по существу, второй этап плана работ в рамках реализации Стратегии. Это важнейший государственный документ, и в нём подчёркивается, что поддержка фундаментальной науки как системообразующего института долгосрочного развития нации является первоочередной задачей государства.

В этой связи важным событием прошлого года стало утверждение новой программы фундаментальных исследований на период с 2021 по 2030 год, которая была разработана Российской академией наук вместе с министерствами и ведущими научными организациями страны. Это новая программа, которая, на наш взгляд, будет более эффективной, гибкой, и в ней, в частности, предусмотрен новый механизм управления посредством ежегодно актуализируемых детальных планов исследований, соответствие которым будет обязательным условием утверждения государственных заданий организациям.

Мы считаем, что новая программа фундаментальных исследований обеспечит нам правильное участие наших учёных в создании и реализации таких цепочек: от генерации знаний до рынка и до продуктов.

Но, наверное, также необходимо сказать, что и в рамках самой Стратегии имеется важный механизм реализации того, чтобы наука как можно быстрее стала движущей силой экономики. Это так называемые комплексные научно-технические программы и проекты, которые включают в себя все этапы инновационного цикла: от получения знаний до рынка. По существу, как раз такие комплексные программы – КНТП, и должны быть инструментом для преодоления известной «долины смерти» при превращении нового знания в рыночный продукт за счёт совместного финансирования бизнесом и государством.

В рамках реализации Стратегии сейчас работают семь советов по приоритетам, о которых сегодня уже коллеги говорили. Эти советы осуществляют экспертное обеспечение процесса формирования программ. Необходимо сказать, что механизм КНТП пользуется значительным вниманием со стороны научноориентированного бизнеса. В советы сейчас поступило уже около 100 заявок на программы и проекты полного инновационного цикла, 15 из них получили поддержку Координационного совета, четыре – поддержаны Советом при Президенте и Минобрнауки и переданы в Правительство.

Я должен сказать, что мы действительно очень активно сотрудничали с Министерством науки и высшего образования по запуску таких проектов и программ. Министерство в прошлом году очень большую работу выполнило, для того чтобы этот процесс сдвинулся. Это программы с уровнем финансирования от единиц миллиардов до десятков миллиардов рублей, где большая часть обеспечивается бизнесом. И это очень важно. Это создание комплекса современных технологий по угледобыче и углепереработке в Кузбассе, это технологии конструирования производства новых композитных материалов, это создание экологически безопасных производств базовых химических продуктов из углеводородного сырья на основе отечественных катализаторов, это создание пилотного производства отечественных белковых компонентов для детского питания. Очень важно, чтобы эти программы стартовали как пилотные в этом году, дали первые положительные результаты и тем самым мотивировали бизнес на поддержку новых программ, которых сейчас на низком старте ещё около десяти.

Фактически Стратегия вводит в действие новую инновационную экосистему. Но надо сказать, что к настоящему времени у нас функционируют или находятся на старте другие инновационные экосистемы: это и «Сколково», и «Национальная технологическая инициатива», это и инновационные научно-технологические центры, это и НОЦы в рамках нацпроекта «Наука и университеты». Мы понимаем, что при наличии такого множества экосистем, в каждой из которых, безусловно, есть положительные результаты, Россия по-прежнему находится далеко не в лидерах инноваций. Есть такой глобальный индекс инноваций, который рассчитывается очень уважаемыми международными организациями, там, к сожалению, Россия по-прежнему находится в пятом десятке и в последние годы не продвигается вверх. Интересно, если посмотреть по субиндексам этого глобального индекса инноваций, то мы очень неплохо и достойно занимаем позиции в человеческом капитале, в науке, в высшем естественнонаучном и техническом образовании, а вот по управлению инновациями действительно находимся где-то на уровне 70-х мест.

Поэтому я категорически поддерживаю предложение, сделанное в нашем совместном докладе, который обсуждался и который был произнесён Александром Витальевичем Хлуновым, что представляется крайне актуальным создание государственной системы управления научно-инновационным комплексом и обязательно надведомственного органа с координирующими функциями.

Сегодня мы с удовлетворением констатируем, что Россия имеет паритет, а по ряду направлений и лидерство в мировом масштабе в военно-технической сфере, где также происходит трансформация новых знаний в технологии и продукты. Там есть надведомственный координирующий орган в лице Военно-промышленной комиссии (ВПК). Может быть, для сферы гражданских инноваций будет полезно иметь государственную комиссию по науке и технологиям при Правительстве Российской Федерации. Это было бы особенно важным для реализации очень крупных научно-технических программ на уровне создания или воссоздания наукоёмких секторов нашей экономики, а также программ, требующих быстрого выполнения, реконцентрации ресурсов из большого числа различных источников. В качестве первого примера можно назвать уже обсуждавшуюся в первом докладе программу создания отечественной базы инновационных лекарственных субстанций.

Приведу другой пример – это программа освоения качественно новых ресурсов минерально-сырьевой базы. «Долина смерти» таких проектов связана с уходом государства от задачи разведки новых месторождений полезных ископаемых, которая, вообще говоря, является глубоко научной и порой фундаментальной, на которую бизнес не торопится тратить средства. Примером является освоение огромных запасов трудноизвлекаемой нефти. За всё время добычи традиционно извлекаемой нефти в Западной Сибири мы получили около 14 миллиардов тонн. Запасы нефти только в одной баженовской свите Западной Сибири составляют десятки миллиардов тонн, но для их извлечения нужны новые научные решения, которые может поддержать государство.

Другой пример – это единственное в мире месторождение импактных алмазов, которое образовалось около 35 миллионов лет назад при падении гигантского метеорита в арктической части Восточной Сибири. При годовом производстве искусственных технических алмазов в мире около 15 миллиардов каратов, в основном в Китае, даже консервативные оценки для этого Попигайского месторождения Восточной Сибири дают более триллиона карат. Но опять нужна работа учёных: геологов, материаловедов, химиков – для создания технологий добычи в сложных климатических условиях, чтобы бизнес потом пришёл со своими средствами уже для строительства горно-обогатительных фабрик и заводов для производства инструментов, использующих технические алмазы.

Говоря о программах срочной реализации, конечно, все понимают, что прошлогодний пример, когда в условиях такой мобилизации нужно было делать вакцины и лекарства, как раз показал то, что нужно обязательно координировать усилия и концентрировать средства.

Сейчас, по-видимому, такой очень актуальной задачей, возможно, тоже мобилизационной в ближайшее время, могут стать задачи, связанные, как Вы, Владимир Владимирович, сказали, с современной климатической повесткой в ожидании введения трансграничного углеродного налога, который может сильно ударить по нашей экономике и по экономике наших предприятий. И, конечно, учёные должны быть в самое ближайшее время подключены к скорейшему решению очень широкого спектра задач: это и точные методы измерения концентрации парниковых газов, динамики атмосферных процессов, определение поглощения CO2 лесными массивами и почвами, возобновляемые источники, уже говорили здесь, водородная энергетика. И конечно, в экономике точные расчёты углеродного следа. Эти работы, конечно, должны выполняться в кооперации со многими отраслевыми министерствами и со многими компаниями, и это должна быть, безусловно, программа с надведомственной государственной кооперацией.

Академия наук в своё время принимала ключевое участие в реализации самых крупных государственных проектов научно-технического развития страны и сейчас готова в такой работе активно участвовать.

Спасибо.

В.Путин: Благодарю Вас. Спасибо большое, Александр Михайлович за предложение.

У нас всегда раньше говорили «проблемы с внедрением», сейчас говорят «проблемы с коммерциализацией», но они всегда были у нас, к сожалению, за исключением военной сферы, Вы здесь об этом тоже сказали. Мы тоже вернёмся к этим Вашим идеям, к предложениям, обязательно их пообсуждаем ещё, и у меня есть на этот счёт, уже складывается своё собственное мнение, я его сформулирую чуть попозже.

Спасибо большое.

Пожалуйста, коллеги, кто ещё?

В.Садовничий: Владимир Владимирович, можно Московский университет?

В.Путин: Да, пожалуйста, МГУ. Виктор Антонович, прошу Вас.

В.Садовничий: Уважаемый Владимир Владимирович!

Чрезвычайно важным является Ваше поручение о совершенстве преподавания математики и информатики в школе, обеспечить их приоритет и учебный план.

Несколько дней назад в Волгограде завершился конкурс «Учитель года России». Большое жюри – а мне выпала честь возглавлять его 25 лет – определило следующую «пятнадцатку». В «пятнадцатку» вошло четыре преподавателя математики, в пятёрку – три преподавателя математики, и абсолютным победителем стал преподаватель математики из Ростова-на-Дону Михаил Гуров. Вы встречались с ними, Владимир Владимирович, и мы все были свидетелями выросшей новой плеяды российских учителей. Ведь школа – это будущее, в том числе нашей науки. В связи с этим я хотел бы высказать несколько предложений.

Конечно, математика охватывает все сферы человеческой деятельности. И, выполняя Ваше поручение, Владимир Владимирович, я предлагаю в этом году провести, например, в «Сириусе» конференцию участников уже созданных четырёх российских математических центров мирового уровня, Вами созданных, а это около тысячи математиков в этих четырёх центрах, половина из них, да чуть больше, – молодые математики. И на этом форуме обсудить наряду с фундаментальными прикладными вопросами математики и преподаванием математики такой вопрос: как учёные-математики должны пойти и в школы. Это наша российская традиция. Это было бы важным результатом обсуждения на этом форуме.

В 2022 году Россия будет принимать Международный конгресс математиков. Такой конгресс проходил в Московском университете в 66-м году. Мне выпала честь тогда делать доклад на этом конгрессе как молодому учёному. Конгресс – это очень знаковая международная площадка.

Владимир Владимирович, я от имени математиков хочу сказать Вам спасибо за поддержку провести в 2023 году Всероссийский съезд математиков и объявить, если можно, этот год Годом математики в нашей стране.

Очень важно в Год науки и технологий не упустить из внимания междисциплинарные исследования, в пространстве которых, конечно, применяется и математика, и другие фундаментальные науки. Такое творческое соединение исследовательских подходов, разработанных в фундаментальных науках, применительно к социально-гуманитарным наукам, может привести к синергетическому эффекту в познании окружающего мира и нашей жизни.

В прошлом году мы все столкнулись с глобальной угрозой – пандемией. Нам ещё предстоит не только оценить социальные, экономические потери, но и, конечно, надо разработать модели для предотвращения подобных катастроф, создать новые лекарства, в том числе антибиотики. Поэтому необходимы прочие навыки работы с big data, междисциплинарные исследования в области уже гуманитарных наук, конечно, с использованием методов математического моделирования. В том числе они нужны и для тех вопросов, которые поднимались в предыдущих выступлениях, для координации управления всеми научными проектами страны. Это тоже, по сути, big data.

В этой связи очень актуальным являются Ваши, глубокоуважаемый Владимир Владимирович, поручения апреля 2020 года о разработке предложений, направленных на увеличение мощности вычислительных ресурсов российских суперкомпьютерных центров, в том числе региональных, с учётом потребностей научных, образовательных организаций, расположенных на территории Российской Федерации. Была создана рабочая группа, куда входят представители Московского университета, суперкомпьютерного консорциума университетов России, Российской академии наук, Курчатовского института. И рядом со мной коллеги сидят, они тоже участвовали – и Саров, и Нижегородский университет – в этой работе. Этой группой был проведён анализ потребностей наших организаций в суперкомпьютерных технологиях. Выделили 700 задач, для решения которых требуются суперкомпьютерные ресурсы. Например, только на «Ломоносове» Московского университета сейчас 2500 пользователей, ведётся 400 проектов. Этой группой разработана концепция национальной суперкомпьютерной инфраструктуры, рассматривающей в комплексе развитие всех российских центров, в том числе региональных. Концепция поддержана Минобрнауки, мы благодарны министерству.

Почему это важно? Россия среди стран по общей производительности занимает 18-е место, невысокое. В списке топ-500, который ежегодно проводится в мире, осталось лишь два наших суперкомпьютера. Например, Япония установила не только самый мощный суперкомпьютер – 530 петафлопс, это уже экзафлопы, в сто раз мощность больше нашего компьютера, но она создаёт суперкомпьютерную инфраструктуру, которая объединяет все суперкомпьютеры меньшей мощности, то есть как бы создаётся объединённая система «электрификации страны». Таким образом, по этому пути идут многие страны, которые обладают суперкомпьютером. Поэтому очень важно эту концепцию развития суперкомпьютерной инфраструктуры осуществить. Возможно, нужно принять решение Правительства.

Мы обсуждали с Дмитрием Николаевичем Чернышенко этот вопрос, с нашим министром, Валерием Николаевичем. Мне кажется, это было бы важным решением по развитию нашей суперкомпьютерной инфраструктуры, а это очень важно.

Конечно, главным развитием математики как базы для других наук являются фундаментальные исследования. Именно с ними, в том числе с суперкомпьютерными технологиями, будет связана работа по подготовке кадров нашего филиала в Сарове. Мы откроем его 1 сентября этого года.

Владимир Владимирович, позвольте мне закончить словами великого математика Давида Гильберта, великого математика мира. Он об одном человеке говорил: «Он стал поэтом – для математики у него не хватило фантазии». Я уверен, что у наших математиков хватит научной фантазии, чтобы справиться с задачами, которые Вы поставили.

Спасибо.

В.Путин: Виктор Антонович, на поэтов не наезжайте – у них достаточно фантазии. У нас математики побеждают на конкурсе «Учитель года» не потому, что конкурсную комиссию математик возглавляет, нет?

В.Садовничий: Нет, очень вырос авторитет.

В.Путин: Слава богу. Хорошо. Все идеи хорошие. И проведение математической конференции в «Сириусе» тоже, мне кажется, будет к месту, кстати, имея в виду международное мероприятие, которое мы здесь готовим в стране.

Виктор Антонович, Вы действительно считаете, что мозг человека невозможно изучить?

В.Садовничий: Владимир Владимирович, мозг изучить до конца невозможно. Есть такое известное древнее изречение: Ахиллес не догонит черепаху. Хотя он бежит быстрее в два раза, чем черепаха. Почему? Потому что если черепаха проходит расстояние, то Ахиллес преодолевает половину. За это время черепаха проходит расстояние, Ахиллес преодолевает половину. И так до бесконечности.

Таким образом, есть такое понятие, что многие процессы являются бесконечными: как Вселенная, как строение многих человеческих органов. Мозг, к сожалению или к счастью, – это та самая бесконечность, где мы будем по ступенькам пробираться, использовать. Создатель Apple Стив Возняк был в университете, я его спросил: «Когда будет создан искусственный мозг?». Он подумал и сказал: «Скорее всего, понадобится девять месяцев».

В.Путин (смех): Понятно. Спасибо большое.

Не могу не предоставить слово Валерию Николаевичу Фалькову, Министру науки.

В.Фальков: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники Совета!

Несколько реплик в связи с тем, что было сказано. И в первую очередь, конечно, хотелось бы отнестись к ключевым вопросам, касающимся научно-технологического развития. Это вопросы координации и внедрения результатов в реальном секторе.

Конечно, недостаточное количество общих и понятных, в том числе надведомственных, инструментов координации исследований и разработок выступает, и на наш взгляд тоже, одним из корневых ограничений для использования научных результатов в реальном секторе.

В рамках выполнения Вашего, уважаемый Владимир Владимирович, поручения, данного ещё в 2016 году, министерством была проведена работа по консолидации средств федерального бюджета на научные исследования и разработки гражданского назначения. В государственной программе научно-технологического развития консолидированы фактически и расходы на фундаментальные исследования. Расходы на прикладные исследования, аналитические разработки отражены в госпрограмме, хотя они фактически реализуются или ведутся в рамках иных государственных программ. К слову сказать, у нас, говоря о координации, исследования и разработки присутствуют практически во всех государственных программах – в 33 из 46, и 53 ГРБС так или иначе, главных распорядителей бюджетных средств, управляют расходами на указанные цели.

В то же время очевидно, что только консолидации расходов без формирования единого сквозного механизма координации исследований с учётом этапности работ, оценки и учёта имеющихся заделов, координации иных федеральных ведомств и получателей средств федерального бюджета на выполнение исследований и разработок недостаточно. Информация о бюджетных ассигнованиях на науку не содержит сведений, позволяющих оценить результативность расходов, соотнесение и соответствие приоритетам, отсутствие дублируемости в исследованиях. В связи с этим не представляется возможным оценить влияние отдельных мероприятий государственных программ на достижение национальных целей и решение задач научно-технологического развития страны.

В дополнение к тому, что было сказано, уважаемый Владимир Владимирович, и в развитие ранее данных Вами поручений с нашей стороны предлагается и по факту уже реализуется комплекс работ по повышению эффективности механизмов координации при проведении исследований и разработок за счёт средств федерального бюджета. Я обращу внимание буквально на три момента.

Первое – это разворачиваемая на базе уже созданной единой государственной системы учёта научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, полноценная система планирования, управления и оценки эффективности использования бюджетных средств на исследования и разработки. При этом мы консолидируем свои усилия с Минфином и с системой «Электронный бюджет». Достигнуть здесь результатов возможно за счёт синхронизации процесса планирования, реализации оценки научных исследований и разработки с бюджетным процессом.

Второе: предлагается перейти к управлению в секторе исследования и разработок на основе уровней готовности технологий, жёстко увязав механизмы финансирования исследований и разработок в зависимости от уровня технологической готовности, то есть от фундаментальных исследований до опытно-конструкторских работ и собственно внедрения.

Так, если исследования фундаментального и поискового характера должны финансироваться со стороны государства напрямую – и с этим практически никто не спорит, многие коллеги об этом напрямую говорят, открыто, – при этом прикладные, опытно-конструкторские разработки, опытное и экспериментальное производство должны поддерживаться, скорее всего, в формате возмещения, а по факту – вывода изделия, товара, услуги на рынок.

Ну и третье: с учётом постоянно идущего сжатия инновационного цикла предлагаем обеспечить распределение расходов на фундаментальные исследования, которые выполняются в рамках государственного задания, с учётом оценки научной продуктивности и исследователя, и коллективов, а также ориентации исследовательских групп на выполнение заказов со стороны отраслей. Это наши предложения в этой части. Я хотел бы сказать, Владимир Владимирович, что мы обсуждали с коллегами и с Александром Витальевичем, со многими другими коллегами те предложения, которые сегодня звучали.

При этом разрешите буквально кратко о ряде других прозвучавших здесь предложений и проинформировать о некоторых заделах, которые уже имеются у нас. В частности, Александр Витальевич справедливо отметил, что России необходима собственная система карбонового мониторинга. Её надо в ближайшее время развернуть. Вы сегодня сказали о том, что подписали указ, спасибо огромное. Мы начиная с середины прошлого года при тесной поддержке во взаимодействии с Вашей Администрацией, с профильным управлением – Андреем Александровичем, прорабатывали вопрос открытия специальных научно-образовательных полигонов. И по факту этот проект фактически уже в преддверии Года науки запустили. Создаём семь площадок в семи регионах: это Калининградская область, Сахалинская область, Республика Чечня, Новосибирская область и другие регионы. Эти карбоновые полигоны с целью как раз разработки испытаний технологии контроля углеродного баланса будут созданы при поддержке региональных властей и с участием компаний из реального сектора экономики. Они готовы инвестировать, поскольку понятен их интерес. Надо сказать, что особенностью их будет расположение на базе ведущих научных и исследовательских университетов, и здесь мы хотим как раз достигнуть синергии, эффекта от кооперации. Соответственно, важно не только проводить эти исследования, быть на фронтире, идти впереди, но и с первого дня, как только будут оборудованы эти полигоны, сразу же втянуть в эту работу наших студентов, чтобы они получали актуальные знания.

И буквально два слова, Владимир Владимирович, о том, что сказал глубокоуважаемый Виктор Антонович. Есть Ваше указание от 28 сентября о создании высокопроизводительного вычислительного центра. Есть предложение Российской академии наук о том, чтобы создать такой суперкомпьютер производительностью до 30 петафлопс. Мы провели большую работу и с МГУ, и с Курчатовским институтом, с госкорпорацией «Росатом», со Сбербанком, и понимаем, что нам сейчас надо со стороны конечных пользователей чётко обозначить научно-исследовательские и инженерно-технологические задачи.

Почему эту работу мы сейчас проводим? Потому что в мире три самых высокопроизводительных суперкомпьютера, они располагаются: один в Японии и два в Соединённых Штатах. В мире это всегда неотъемлемая часть крупнейших научно-исследовательских центров, решающих сложнейшие вычислительные задачи. Например, японский суперкомпьютер «Фугаку», который первое место в мире занимает, расположен в Институте физико-химических исследований, связан как раз с установкой класса megascience. Мы в ближайшее время в рамках двух ФНТП – «Генетические технологии» и «Синхротронные и нейтронные исследования» – обсудим те задачи, которые нужны для нашего суперкомпьютера, и с учётом этого будем решать все другие, в том числе ресурсные, вопросы.

Спасибо большое за внимание.

В.Путин: Благодарю Вас.

Я сказал в начале, что мы сегодня проведём наше совещание, нашу встречу, работая на разных площадках. И сейчас хотел бы предоставить слово Новосибирску.

Пожалуйста, представьтесь только, коллеги, которые хотели бы высказаться, руку поднимите.

А.Травников: Владимир Владимирович, добрый день!

Губернатор Новосибирской области Травников.

Владимир Владимирович, хотелось бы порадоваться за сидящих рядом молодых девушек-учёных. Новосибирский научный центр традиционно уже который год является участником и лауреатом премии для молодых учёных, которая ежегодно вручается, тем более по такой актуальной тематике, как медицина, здоровье.

Институт цитологии и генетики Новосибирской области, этот авторский коллектив, как Вы уже озвучили, участвует в разработке принципиально новых методов лечения онкобольных. Конечно же, со стороны региона огромная заинтересованность в работе наших учёных, мы это особенно почувствовали в прошлом году, год очень сложный для всех нас, пандемийный год. Напомню, что и знаменитый центр «Вектор» расположен в Новосибирске, расположены два коммерческих предприятия, которые первые в стране разработали тест-системы по определению COVID-19 и фактически в первые недели, месяцы помогали обеспечивать многие регионы страны.

Я как руководитель региона, где сконцентрировано такое большое количество научного потенциала, многодисциплинарного, разноведомственного потенциала, поддерживаю ту тему, которая сегодня неоднократно звучала в выступлениях многих старших коллег, – тему о создании межведомственного координационного органа управления научно-технологическим развитием страны, по крайней мере, по основным приоритетным направлениям. Формат этого органа может быть самый разный: это может быть аналог действительно государственной комиссии по аналогии с ВПК, может быть какое-то другое управленческое решение, но насущность подобного координирующего управляющего органа уже назрела.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо.

Андрей Александрович, Вы упомянули о молодых исследователях, которые рядом с Вами. Может быть, Анастасия Сергеевна или Екатерина Анатольевна хотели бы что-то добавить?

Пожалуйста.

А.Проскурина: С Вашего позволения, скажу о насущных проблемах как обычный, самый простой учёный, о тех проблемах, которые нас волнуют.

Первая, самая прозаичная проблема – это заработная плата. Моя должность – старший научный сотрудник, и моя зарплата составляет 25 тысяч рублей. Это в принципе достаточно высокая должность, как я считаю. На мой взгляд, зарплата не соответствует. Нам в этом году выделили надбавку шесть тысяч. То есть суммарно на руки я в настоящий момент получаю 32 тысячи рублей.

После того как Вы издали указ о повышении зарплат научным сотрудникам, это было почти три года назад, у нас сотрудникам было предложено перейти на полставки, чтобы отчитаться в повышении зарплат руководству. Обосновывали это тем, что указ был, а бюджет увеличен не был. Это первая проблема, о которой я хотела сказать.

Коллеги, может быть, скажут: подавайте на гранты, чтобы получать больше. Но с нашей отраслью биологии большая часть грантов уходит на закупку реактивов, потому что без реактивов мы просто не сможем работать, соответственно, на зарплату остаётся очень немного.

В этой связи также хотелось бы выступить в защиту РФФИ. Вызывает опасение, что он может быть объединён с Российским научным фондом с потерей условий, на которых предоставляются гранты. В настоящее время только РФФИ предоставляет гранты таким небольшим коллективам научных сотрудников, собственно, к которым мы тоже относимся. Их индикаторы реальные, то есть выделяемое финансирование соответствует требуемым показателям, что не скажешь о Российском научном фонде, где требуется порядка восьми публикаций за три года. Как научный сотрудник я скажу, что хороших публикаций восемь штук для нас нереально написать за три года, даже если мы все усилия направим только на какую-то тематику. Это уже какое-то выжимание из пальца, разбивание на какие-то маленькие подразделы – совершенно бессмысленно, на мой взгляд.

И третий вопрос, который я хотела поднять, о нём уже сегодня говорилось, – это как раз внедрение в практику разработок. Пока что это совсем не работает. То есть мы сделали открытия, получили какие-то результаты и совершенно не знаем, куда с ними податься. То есть мы подавали заявки на разные финансирования, но куда обращаться, где искать, вообще реализовывать наши разработки, чтобы они дошли до людей, чтобы люди действительно пришли в больницу и смогли получить лечение по нашим технологиям, – это совершенно не работает.

И я ещё услышала про быструю поставку реактивов. Это для нас четвёртый вопрос, очень актуальный. Пока до нас, до Сибири, ещё не дошло это введение. Меня очень заинтересовало это, поищу потом подробности в сети, как можно действительно купить антитела за десять дней. Это было бы просто прекрасно, потому что очень долго ждём по-прежнему.

У меня всё. Спасибо.

В.Путин: Ладно. Спасибо. Немало. Всё – это немало: и уровень заработной платы, и забюрокраченная возможность получения гранта, и затруднённая реализация ваших разработок. Это всё очень серьёзные вещи.

Кстати говоря, ведь и тема нашей сегодняшней встречи, как раз смысл обсуждения сегодняшней темы заключается в том, чтобы все эти барьеры убрать, создать лучшие условия для самой исследовательской работы и реализации результатов этой работы.

Но что касается уровня заработной платы и ссылки на то, что она была декларирована, но средства не выделяются, это надо очень хорошо проверить, посмотреть, как принимались решения на уровне ваших учреждений. Этот вопрос я сейчас, эту «шайбу», направлю Министру Фалькову и Министру Силуанову.

За последнее время как мы увеличили средства на этом направлении деятельности, Антон Германович?

А.Силуанов: Уважаемый Владимир Владимирович!

На самом деле по Новосибирской области у нас информация о том, что учёным по Вашему указу обеспечена заработная плата на уровне двукратной по региону. Анастасией Сергеевной было сказано о том, что она работает на полставки, поэтому если ставка разделена, соответственно, и уровень оплаты тоже пропорционально распределяется. То есть с точки зрения финансов по субъектам Российской Федерации у нас фонд сформирован, вопрос делёжки уже этого фонда внутри.

В.Путин: Понимаете, я так понимаю, что она же ведь работала на полную ставку? Анастасия Сергеевна, Вы на полную ставку работали, а Вам предложили перейти на полставки? Или Вы изначально работали на полставки?

А.Проскурина: Нет, мы все работаем на полную ставку с утра до вечера. Предложили перейти с сохранением стандартного времени работы, чтобы формально это выглядело как полставки. По бумагам идёт полставки, при этом мы продолжаем работать полный рабочий день.

В.Путин: Понятно. Но работали Вы на полную ставку изначально?

А.Проскурина: Да, конечно.

В.Путин: А потом перешли на полставки?

А.Проскурина: Нет, я не перешла. Позиция нашей лаборатории была принципиальная, мы не пошли на эти уловки, ухищрения для подтасовки каких-то данных, мы на это не согласились, но очень многие перешли просто вынужденно. Не знаю, конкретно кого, чьё это было распоряжение.

В.Путин: Да-да, то есть у Вас полная ставка?

А.Проскурина: 25 тысяч – это полная ставка. У меня есть трудовой договор, могу предоставить.

В.Путин: Я хочу вернуться тогда к Андрею Александровичу.

Андрей Александрович, какой средний уровень заработной платы в Новосибирской области?

А.Травников: Сейчас средний уровень заработной платы 39 тысяч.

В.Путин: 39 тысяч – средний. Если 200 по среднему от региона, то у неё должно быть почти 80 тысяч, да?

А.Травников: Так точно. Это опять же в среднем по отрасли должно быть.

В.Путин: 78 тысяч должно быть. Где деньги-то?

Антон Германович, если Вы говорите, у Вас информация о том, что у них 200 процентов от среднего в регионах, «где деньги, Зин»?

А.Силуанов: Владимир Владимирович, даже 210 процентов. У нас информация – 210 процентов.

В.Путин: Где они? Она сидит напротив в телевизоре, как в деревне говорят, Анастасия Сергеевна, у неё 25 тысяч, а должно быть 78, правда? Или 80 даже, если 210. Так где они? Давайте вместе с Фальковым займитесь-ка этим делом, хорошо?

А.Силуанов: Выясним.

В.Путин: И не только по Новосибирску, но и по другим регионам.

Анастасия Сергеевна, если Вас будут за наш сегодняшний диалог как-то пытаться ущемлять, сразу позвоните в Администрацию Президента, и я с Вами переговорю по телефону, соединюсь.

А.Проскурина: Хорошо.

В.Путин: Мы доведём до Вас возможности, как это сделать, хорошо?

А.Проскурина: Спасибо.

В.Путин: Вам спасибо большое.

По поводу публикаций и трудностей получения грантов – мы уже давно об этом говорим: об этих публикациях, совершенно ясно, что коллеги же неоднократно говорили о том, что можно кому-то публиковаться, а кому-то очень трудно это сделать и нужно свои площадки для этого иметь. С этим нужно разобраться. Эта излишняя забюрокраченность ничего хорошего в себе не несёт, только проблемы создаёт. Так же как и реализация разработок – это отдельная тема, она у нас долгоиграющая. Об этом ещё поговорим отдельно.

Пожалуйста, давайте пойдём дальше. Я хотел бы всё-таки услышать потом доклад и от Министра науки и высшего образования, и от Министра финансов по поводу уровня заработной платы. Я знаю, понимаю, много может быть нюансов. Посмотрите на все эти нюансы и мне подробно, пожалуйста, об этом доложите.

Пожалуйста, коллеги, давайте переберёмся в другую часть, в европейскую, в Петербург. Я вижу, что на связи ректор Горного университета.

Владимир Стефанович, прошу Вас.

В.Литвиненко: Добрый день, Владимир Владимирович!

Прежде всего я хотел прокомментировать и усилить ту озабоченность, которую сейчас услышал. Я хочу сказать, что учёный абсолютно правильно поднял вопрос. Есть глобальная деятельная проблема – это чётко по определению, кто заказчик на науку и кто исполнитель. Есть Валерий Николаевич, Министерство науки и высшего образования, наверное, полноценно всё, что касается фундаментальных исследований, должно переходить через Министерство. У нас это не так.

Второй вопрос – это, конечно, прикладные. Пример приведу и усилю даже мнение Академии наук. Наш минерально-сырьевой потенциал, комплекс – это серьёзный геополитический инструмент, и это ресурс, который нужно защищать военным и, естественно, нам работать. Но он, надо обратить внимание, с учётом того что в той же Америке и в других странах многие ресурсы, уже более 40 процентов, являются фактически остродефицитными, интерес к нашим особо интересный, он является, надо чётко понимать, только лишь таким инертным. И для того, чтобы это инертное превратилось в реальные интересы, в том числе надо работать и прежде всего учёным.

Я хочу сказать о том, что Академия наук подняла. Сегодня, я не хочу называть цифру, это просто смешно. Она в пять раз меньше, чем даже в моём институте. Это Министерство природных ресурсов. Хотя не знаю, кто там будет заниматься, есть проблемы кадровые. Но я хочу обратить внимание: вести разговор о тех исследованиях, которые сегодня ведут ведущие страны, такие как Норвегия, в области сырья, Англия уже начала вести, тем более Америка, это проблемы NASA, это глубинное изучение Земли – а мы в последний раз при Козловском бурили Кольскую скважину, – это та острейшая проблема, без которой генезиса и роли углеводорода в свете новых пониманий о генезисе – органическом, неорганическом – нам не изучить. Тот потенциал, которым сегодня мы обладаем, подвержен этой проблеме.

И вторая крупная проблема. Я хочу один конкретный вопрос задать. Хочу поднять то, что Вы сказали. Я абсолютно рад, что Вы как Президент уделяете большое внимание именно привлечению крупного капитала. А устойчивость нашей экономики – это, конечно, публичные компании. В этой части большое Вам спасибо, что есть поддержка при любой ситуации и их защита.

Я пример приведу на базе тех разработок, которые проводятся нашим институтом. Он проводил всегда в закрытом режиме и сегодня проводит. Я приведу пример о частном инвесторе и частной поддержке наших публичных компаний. Возьмите «Новатэк» Михельсона, который проинвестировал за последние два года большие деньги, более семи миллиардов, только в поддержку исследований в Антарктиде.

Далее: частный инвестор «ФосАгро». Это частные деньги, это не компании, с дивидендов платят. В том числе кроме «ФосАгро» такой, как компания Совмена. Он давно уже легенда нашей золотодобывающей промышленности, который и сегодня инвестирует огромные деньги, порядка 800 миллионов рублей только в этом году выделено на поддержку молодых исследователей минерально-сырьевых университетов.

В этой связи, Владимир Владимирович, конечно, в этой части большое Вам спасибо, что Вы уделяете внимание. Они сегодня чётко понимают. Надо признать, что частный бизнес сегодня реально понимает социальную значимость и свою миссию в инвестиции в науку.

В этой связи у меня, конечно, один вопрос, который в прошлом году, ровно год назад, стоял. Сегодня исследование подледниковой толщи озера на станции «Восток» является особо значимым объектом мирового интереса.

Могу сказать, что сегодня надуманы проблемы Парижского соглашения по климату, такие как: отношение к стабильности ледового покрытия Антарктиды, второе – реальное понимание, насколько антропогенные факторы влияют на карбонизацию мировой экономики, такие как CO2, оттеснение в пещеру углеводородов, в том числе наших, затем идёт водород как глобальный энергетик. Это домыслы.

Конечно, очень печально, что в этом вопросе мы практически не можем ответить на главный вопрос. Понимаете, мы лидеры. Сегодня Курчатовский открывал, гордость берёт, это действительно центр мирового уровня, мы не сомневаемся. Но точно такой же общепризнанный центр мирового уровня – это станция «Восток» в Антарктиде. Вы там поставили памятник великому нашему исследователю Кудряшову, и все страны признали, что мы лидеры там.

Теперь что мы делаем? Мы год после Вашего поручения ничего не сделали для того, чтобы найти деньги – восемь миллиардов почти инвестировал «Новатэк» – для завоза. Мы не можем сегодня фактически поддержать исследования и продолжать их исследования.

Какое сегодня принимается решение? Сегодня условия серьёзной борьбы за этот полигон. Потому что озеро по генезису может оказаться не озером, которое образовано от плавления ледников, а может оказаться микроэкосистемой, которая будет самой древнейшей в мире сегодня. За неё сегодня борется NASA, дальше Клод Лориус, Академия наук Франции в Гренобле, я принимаю конкретное участие. И хочу сказать, мы всё сделали. Ваше поручение есть, ничего не выделено. В этой связи у нас большая просьба: сегодня меняется объект исследования, нас отталкивают от озера. Мы хотим передать через 30 лет фактически тем странам, которые хотят монопольно управлять этим процессом. У меня большая просьба пересмотреть. 31 декабря Правительство утвердило научное направление, Владимир Владимирович, надо обязательно Антарктиду выделить, как было раньше: отдельно объект научных исследований, а не так, как сейчас. Сейчас его взяли, примкнули к Арктике, и чиновники Минприроды, извиняюсь, я могу сказать, иногда путают вообще Арктику и Антарктику, приходится детские анекдоты рассказывать про медведя и пингвина, помните?

Поэтому я просил бы этот вопрос поставить на контроль, потому что сегодня осталось два буровика живыми из многочисленной команды в Горном институте, потому что четыре года мы фактически финансируем за счёт частных денег. Это проблема, которая является актуальной для нашей общественности.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо. Я пометил для себя. Спасибо большое.

И хочу переместиться в Москву, в Ситуационный центр. Пожалуйста, коллеги, кто хотел бы взять слово?

Пожалуйста, прошу Вас.

И.Оселедец: Иван Оселедец, Сколковский институт науки и технологий.

У меня на самом деле очень краткий комментарий. В прошлом году было 95 лет Игорю Ивановичу Марчуку, он был председателем Государственного комитета науки и техники. Мне кажется, что всё новое – это хорошо забытое старое. Когда мы говорим о надведомственной структуре, это что-то туда, и тем более Год науки, – вспоминать предыдущих великих исследователей надо, не забывать.

Что бы я ещё хотел сказать по вопросу коммерциализации и ответить, например, как-то посоветовать, что ли, учёным из Новосибирска? Сколковский институт создан десять лет назад на пустом месте, и нам сразу поставили чёткие цели, что мы должны и наукой заниматься, и коммерцией, делать всё сразу, но при этом дали ресурсы, сказали: вот у вас есть ресурсы и, грубо говоря, три, четыре, пять лет вас трогать не будут, что успеете, потом посмотрим. За это время мы вошли в список 100 лучших молодых университетов мира, и, в общем-то, это хороший, успешный пример. В этом смысле, мне кажется, нужно, первое, поставить чёткие цели и, второе, не мешать, по крайней мере, какой-то разумный срок, например, три, четыре, пять лет. И всё будет хорошо.

Спасибо.

В.Путин: Надо, справедливости ради, сказать, что и денежки вам выделяли регулярно, и в достаточно большом объёме.

И.Оселедец: Не жалуемся.

В.Путин: Ну да, понятно.

И.Оселедец: Я хотел сказать, что результат есть, и есть люди, которые приехали. Например, у нас есть поляк Анджей Чихоцкий, это человек с H-индексом 80, он приехал сюда из Японии, из RIKEN, где суперкомпьютер, и он живёт здесь, он приглашает сюда людей, говорит: в России хорошо, в Москве прекрасные театры. То есть это пример привлечения иностранных учёных в рамках программы мегагрантов, но сейчас он работает в «Сколково», привлёк уже огромное количество на самом деле финансирования дополнительного, проектов. Есть примеры, когда люди не уезжают, а приезжают сюда. В этом смысле, мне кажется, тоже неплохо работать.

Спасибо.

В.Путин: Таких примеров немало, действительно становится всё больше и больше. И Вы не жалуетесь, это здорово, наоборот, говорите о результатах, а вот Анастасия Сергеевна жалуется, и у неё есть для этого основания.

Кстати, попрошу Андрея Александровича Фурсенко с ней созвониться, телефончик всё-таки оставить, и поговорить, включиться в работу по тем проблемам, которые она обозначила.

Сейчас говорили о «Сколково». Дмитрий Анатольевич Медведев был одним из тех, кто реализовывал этот проект с самого начала. Я помню, когда мы это обсуждали, и в Москве делали такой центр, и на базе питерского государственного университета тоже делали. Поэтому, вспомнив об этом, хочу предоставить слово Дмитрию Анатольевичу.

Дмитрий Анатольевич, есть что добавить к тому, что мы сейчас обсуждаем?

Д.Медведев: Спасибо, Владимир Владимирович.

Мне трудно не поддержать то, что было сказано уже Вами и другими коллегами о том, что очевидно сейчас тот период в развитии нашей науки и управления наукой, когда нам нужно точно подняться над ведомственной разобщённостью.

Я посмотрел материалы: у нас действительно уже на ближайшую трёхлетку 37 программ в этой сфере, в сфере науки, и 53 главных распорядителя бюджетных средств. При этом из общего финансирования в 1,6 триллиона рублей на долю Министерства науки приходится только 666 миллиардов. Это не означает, что другие распорядители как-то неправильно эти деньги расходуют, как-то неправильно ими распоряжаются. Но очевидно, что ведомственная принадлежность так или иначе мешает достижению результата, а результат должен быть очевиден. Результат заключается прежде всего в том, чтобы мы в настоящий момент сконцентрировались на междисциплинарных исследованиях. Коллеги об этом неоднократно говорили: нужны комплексные исследования на стыке наук. И только в этом случае мы сможем выдвинуться на передовые рубежи, притом что у нас есть неплохие заделы. Поэтому перераспределение возможностей по управлению этими позициями было бы, наверное, правильным.

Я не знаю, какие нужно будет использовать инструменты, но то, что большинство программ и большинство распорядителей бюджетных средств должны быть выведены, может быть, на более высокий уровень принятия решений по существу этих вопросов, мне представляется правильным. Коллеги предлагали правительственные комиссии. Наверное, это тоже возможный вариант для того, чтобы всё-таки подняться над ведомственными проблемами и принимать адекватные решения. Кстати сказать, все крупные проекты именно таким образом и возникали. Это касается и «Сколково», упомянутого здесь, когда мы выделяли что-то из-под ведомственного контроля и давали этому расти уже на такой общей базе. Это касается целого ряда других крупных инновационных учреждений: и на базе Московского государственного университета, и в Казани «Иннополис», и целый ряд других за последнее время созданных структур, которые достигли неплохих успехов как в научной сфере, так и в сфере коммерциализации или внедрения тех разработок, которыми они занимаются.

Вот, пожалуй, на это я бы обратил внимание сейчас.

В.Путин: Хорошо. Спасибо большое, Дмитрий Анатольевич.

Будем завершать потихонечку.

Хочу вас всех поблагодарить, уважаемые коллеги, поблагодарить вас за содержательную, откровенную дискуссию и прозвучавшие предложения.

Вновь повторю: именно от уровня научного и технологического развития зависит, безусловно, конкурентоспособность национальной экономики и отечественных компаний. Повседневная жизнь, благополучие каждого человека напрямую с этим связаны и, безусловно, безопасность России.

Мы видим, что глобальное соревнование за технологии, знания во всём мире стремительно растёт, об этом я уже сказал в начале. Собственно говоря, здесь ничего нового-то и нет. Совершенно очевидно, что тот, кто вырвется вперёд, тот будет определять дальнейшее развитие всего человечества. И потому научный и технологический суверенитет без всякого преувеличения вопрос настоящего и будущего России.

У нас есть всё, чтобы быть в числе лидеров в сфере науки. Это прежде всего талантливая молодёжь, сильные научные школы.

Такой потенциал нам нужно наращивать. Тем более его нельзя обесценивать, а именно к этому, к сожалению, ведёт разобщённость, слабые, ограниченные коммуникации между министерствами, ведомствами, научными центрами, которые по факту должны работать на общую цель в области технологического развития.

Когда Михаил Валентинович открывал сегодня ПИК, я не случайно начал об этом говорить. И коллеги, собственно говоря, это подтвердили в ходе нашей сегодняшней дискуссии.

Именно отсюда дублирование, распыление финансовых ресурсов, которые государство выделяет на науку, отсутствие мотивации и внятных, во всяком случае, ожидаемых результатов.

Чтобы двигаться в будущее, нам, безусловно, нужно оставить эти межведомственные дрязги в прошлом. Действовать нужно, что называется, единым фронтом, консолидировать усилия. Только так мы сможем осуществить крупные инновационные проекты, которые имеют общегосударственное значение, напрямую влияют на жизнь каждой семьи, каждого гражданина России.

Среди таких проектов – разработка и массовый выпуск передового отечественного оборудования, в том числе медицинского, материалов для новых лекарств, а также внедрение отечественных технологий климатического мониторинга, которые тоже сегодня мы упоминали.

Уверен, что и в гражданской сфере – так же как и в сфере оборонно-промышленной – мы можем добиться таких же значимых результатов, создав технологии, которых до сих пор нет ни у кого в мире. И опыт организации сложнейших технологических проектов в сфере оборонно-промышленного комплекса нам необходимо учесть.

В этой связи обозначу конкретные решения, которые должны быть реализованы в кратчайшие сроки. О них мы сегодня говорили. И то, что я буду говорить дальше, основано на ваших предложениях, уважаемые коллеги.

Первое: прошу моих коллег из Администрации вместе с Правительством подготовить и представить на подпись указ, направленный на изменение механизмов управления государственной научно-технической политикой.

О чём идёт речь? Опираясь на ваши предложения и сам предлагаю существенным образом изменить формат работы и принципы формирования Совета по науке и образованию, включить в его состав членов Правительства и Совета Безопасности Российской Федерации. Имеется в виду и то обстоятельство, что по ряду направлений работы ведутся под грифом «секретно», «совершенно секретно», а иногда и под грифом особой важности. Поэтому здесь нам нужно создать такой коллектив, который будет допущен к любым работам, и тем самым существенно укрепить механизм принятия стратегических решений в сфере научно-технологического развития.

Также считаю необходимым создать специальную комиссию по научно-технологическому развитию при Правительстве России, что здесь только что предлагалось. В её состав должны войти персонально ответственные сотрудники министерств на уровне не ниже заместителя руководителя, а также представители Совета Безопасности.

Таким образом, надеюсь, будет повышена эффективность оперативного управления и межведомственной координации при принятии и реализации решений в области научно-технической политики.

Далее: прошу Правительство подготовить и принять новую государственную программу научно-технологического развития. При этом следует кардинально изменить подходы к финансированию науки за счёт бюджетных средств. Это значит обеспечить на деле именно общее планирование и реализацию НИОКРов, задать единые принципы оценки их результативности и проведения научно-технической экспертизы.

Кроме того, необходимо создать более действенные стимулы для частных компаний участвовать в прикладных исследованиях вместе с научными институтами, вузами, конструкторскими бюро, использовать отечественные решения для обновления производств и выпуска высокотехнологичной продукции. Всё из того, что было сказано сегодня в ходе нашей дискуссии, важно.

И в заключение хотел бы ещё раз поздравить с Днём российской науки вас, уважаемые коллеги, всех отечественных учёных и наших соотечественников, инженеров, студентов и школьников, всех граждан страны. Это в полном смысле слова наш общий праздник, и решать задачи технологического развития, вновь повторю, мы сможем только вместе, объединяя усилия.

И в завершение: у одного из наших коллег сегодня двойной праздник, у него ещё день рождения. Поэтому давайте поздравим ректора Петербургского государственного университета Николая Михайловича Кропачева с днём рождения. Всего самого доброго! Поздравляем Вас.

Н.Кропачев: Владимир Владимирович, у нас всех сегодня праздник – день рождения нашего университета.

В.Путин: Замечательно. Значит, и у меня тоже праздник двойной.

Вам – всего самого доброго!

Всем спасибо большое. До свидания.
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~crBCZ


Газета «Санкт-Петербургский вестник высшей школы»

Санкт-Петербургский вестник высшей школы

музыкальный вестник