Заседание президиума Госсовета

Фото: http://www.kremlin.ru

Фото: http://www.kremlin.ru

5 Сентября 2019

Заседание президиума Госсовета

Под председательством Владимира Путина на площадке Дальневосточного федерального университета состоялось заседание президиума Государственного совета, посвящённое национальной программе развития Дальнего Востока на период до 2025 года и на перспективу до 2035 года.

В.Путин: Уважаемые коллеги!

По традиции мы на площадке Восточного экономического форума проводим заседание президиума Госсовета. Такой подход себя оправдал, потому что темы, которые мы здесь обсуждаем и на форуме, во многом перекликаются и взаимосвязаны.

Прямой разговор с участием глав регионов позволяет сфокусировать внимание на проблемах, которые стоят перед нами, чётче обозначить, какие вопросы для Дальнего Востока, для дальневосточников сейчас являются наиболее острыми, наиболее существенными, насущными, даёт возможность лучше понять, как и насколько эффективно и результативно решаются стоящие здесь задачи, где есть торможение, ведомственная волокита, в том числе по уже данным поручениям. Мы сегодня об этом тоже поговорим.

В прошлом году президиум проходил в период формирования и запуска национальных проектов. Были определены направления, приоритетные для дальневосточников. Давайте сегодня посмотрим, насколько по́лно они сейчас учтены в практической работе, смысл которой – благополучие, новые жизненные стандарты для людей, живущих на Дальнем Востоке.

Напомню, в своё время мы начали с укрепления экономической и инфраструктурной базы Дальнего Востока, повышения его инвестиционной привлекательности. Сделали это именно в интересах людей, которым нужны новые рабочие места.

В результате в регионе наметились некоторые позитивные тенденции. Внедряются новаторские управленческие подходы, растёт приток прямых инвестиций, в том числе и зарубежных. Темпы роста промпроизводства в регионе за последние пять лет – приятно об этом сказать – почти в три раза превышают среднероссийские.

Повторю, конкретных достижений немало, они действительно есть. Однако давайте мы по заведённой традиции будем говорить не о том, что сделано, – о том, что ещё предстоит сделать и что не удаётся сделать, что делается не должным образом.

Сегодня нужны такие же последовательные, кардинальные шаги, как в промышленном производстве, и в социальном развитии.

Обращаю внимание: важнейший системный индикатор эффективности всех программ развития, тех результатов, которые должны почувствовать люди, – мы пока этих результатов в этой части не добились. Один из главных индикаторов – это численность населения, демографическая ситуация. Должен сказать, что пока этот индикатор находится в тревожной, в «красной» зоне. Практически во всех дальневосточных субъектах Федерации численность населения продолжает снижаться. И, к сожалению, тех, кто уезжает из региона Дальнего Востока, пока больше, чем тех, кто приезжает. Правда, приток растёт, это очевидный факт, это статистика. Приток растёт, но этот приток не покрывает то количество людей, которые из региона уезжают.

На заседании президиума Государственного совета, посвящённого национальной программе развития Дальнего Востока на период до 2025 года и на перспективу до 2035 года.
6 из 6
На заседании президиума Государственного совета, посвящённого национальной программе развития Дальнего Востока на период до 2025 года и на перспективу до 2035 года.
Внимание к проблемам здравоохранения, образования, обеспеченности жильём должно быть, безусловно, выше, должно быть неослабным и постоянно находиться в центре нашего внимания. На всех уровнях власти нужно строить работу так, чтобы интересы и нужды, запросы людей всегда стояли во главе угла, в том числе в ходе реализации будущих крупных инвестиционных проектов. Нужно уже сейчас думать о том, кто будет работать на новых производствах, в каких условиях они будут жить, где будут учиться их дети, как будут организованы медицинские и другие необходимые услуги, насколько благоустроены будут города и посёлки.

Представители бизнеса тоже должны нести здесь свою долю ответственности, понимать, что успех их компаний, предприятий прямо будет зависеть от того, чтобы Дальний Восток был привлекательным для жизни людей, для квалифицированных специалистов с хорошими компетенциями, для молодёжи.

Мы были сегодня с Премьер-министром Индии на судостроительном заводе «Звезда». Компания старается привлечь туда специалистов в том числе из европейской части, потому что уровень производства очень высокий и будет ещё выше, но для этого нужно, чтобы здесь были условия соответствующие, иначе люди просто не поедут. И так практически ведь по всем направлениям, по всем предприятиям, которые мы здесь собираемся создавать.

Дальний Восток должен стать центром притяжения для тысяч людей из других регионов страны. Эти задачи всем нам хорошо известны, но решать их необходимо гораздо быстрее, чем мы это делали до сих пор.

Повторю, динамика, темпы подъёма, набранные сегодня в экономике Дальнего Востока, должны стать такими же высокими и в социальном развитии региона. Притормаживать ничего нельзя, нельзя действовать вяло, плыть по течению. Необходимая, казалось бы, экономия на чём-то сегодня, на каких-то мелочах, может завтра обернуться потерями не только темпа, но и качества развития региона в целом.

Наша общая работа должна соответствовать ключевой цели – достижению опережающего развития этого стратегически важного для страны макрорегиона. И в повседневных делах, и в планировании будущего мы должны это иметь в виду.

Год назад мы договорились, что к нынешнему президиуму будет подготовлен проект национальной программы развития Дальнего Востока до 2025 года и на перспективу до 2035 года. Проект в целом разработан. Добавлю, что работа над программой шла, что называется, «с земли». В её открытом обсуждении, в том числе и с помощью современных интерактивных площадок, приняло участие более 230 тысяч граждан. Дискуссии шли и в региональных законодательных собраниях, и в муниципалитетах.

В документе отражены цели и мероприятия по развитию каждого из 11 регионов Дальнего Востока России. Безусловно, окончательная редакция программы потребует тщательной шлифовки, подробного анализа всех аспектов и предложенных мер, особенно в части источников и объёмов финансирования, подходов к управленческим решениям. Декларации, благие пожелания никому не нужны, мы с вами прекрасно это понимаем. Все планы должны быть реалистичными и выполнимыми, а значит – подкреплены адекватными ресурсами, включая бюджетные средства.

Давайте мы сейчас начнём дискуссию, а потом договоримся о том, что мы сделаем по результатам нашей сегодняшней встречи.

Пожалуйста, слово Айсену Сергеевичу Николаеву.

А.Николаев: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Дорогие коллеги!

Нужен ли России Дальний Восток? Казалось бы, ответ на этот вопрос сегодня абсолютно очевиден. Но до недавнего времени многие дальневосточники не были в этом уверены, ведь даже с высоких трибун порой звучало, что Дальний Восток – это балласт, требующий только льгот и бюджетных вливаний.

В.Путин: Я не знаю, какие придурки так говорили. Я что-то не верю.

А.Николаев: Говорили, мы помним, четверть века назад.

В.Путин: Ну, четверть века назад мало ли что делали. Давайте будем говорить о сегодняшнем.

А.Николаев: В недалёком прошлом мы пережили период глубочайшей стагнации, когда миллионы людей буквально утратили перспективу будущего. Дороговизна жизни, вызванная низким уровнем развития инфраструктуры, продовольственной зависимостью, отдалённость, некомфортность среды проживания привели к тому, что с 1991 года население Дальнего Востока сократилось почти на четверть. Если в советское время негативные факторы компенсировались «длинным рублём», государственными гарантиями, плановым обеспечением, то в период становления рыночной экономики разрушение налаженных связей, хроническое недофинансирование усугубили, конечно же, системное отставание.

Ситуация начала меняться в 2013 году, когда Вы, уважаемый Владимир Владимирович, объявили подъём Дальнего Востока национальным приоритетом России на весь XXI век. С этого момента мы отсчитываем новейшую историю нашего региона. Вами была поставлена чёткая цель – ускорение экономического роста. Работа началась, и уже в 2014 году наметились перемены в экономике и инвестиционном климате Дальнего Востока.

За эти годы в 2,5 раза быстрее общероссийских темпов выросло промышленное производство, объём инвестиций в основной капитал почти удвоился. Появились новые «точки роста»: на территориях опережающего развития и свободного порта Владивосток уже работает 217 новых предприятий, в них создано более 39 тысяч рабочих мест.

Существеннейшим фактором ускорения развития стало Ваше решение, Владимир Владимирович, о снижении до среднероссийского уровня тарифов на электроэнергию. Заработала программа «Дальневосточный гектар». С 2013 года в округе введено более 350 объектов социальной инфраструктуры. С прошлого года в центрах экономического роста Дальнего Востока, где живёт свыше 80 процентов населения, строится и модернизируется 430 социальных и коммунальных объектов.

Благодаря Вашим решениям реализованы проекты мирового масштаба – это магистральный газопровод «Сила Сибири», нефтепровод «Восточная Сибирь – Тихий океан», космодром Восточный и многие другие. Оживление экономики ощущается сегодня по всему округу, и за всеми этими достижениями стоит труд миллионов дальневосточников.

Однако если условия ведения бизнеса у нас уже сопоставимы со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, то по качеству жизни, даже с учётом реализации национальных проектов, мы отстаём от среднероссийского уровня. У нас выше уровень бедности населения, выше на 20 процентов смертность в трудоспособном возрасте, а продолжительность жизни на три года меньше.

Преодолеть накопленные отставания призвана национальная программа развития Дальнего Востока. Над проектом программы работало Министерство развития Дальнего Востока и Арктики вместе с регионами с участием научных организаций.

Мы уверены, что, для того чтобы раз и навсегда решить хронические проблемы Дальнего Востока, необходимы неординарные меры. Национальная программа должна быть не догоняющей, а лидерской. Наша цель – это ускорение темпов экономического роста в полтора раза выше среднероссийских и повышение качества жизни до уровня выше среднероссийского в каждом из регионов Дальнего Востока.

Структура программы включает в себя направления развития всего Дальнего Востока, такие как повышение инвестиционной привлекательности ключевых отраслей экономики, развитие магистральной инфраструктуры и реализация крупнейших инфраструктурных проектов, развитие территорий с особым экономическим потенциалом. Также это решение вопросов образования и здравоохранения, культуры и демографии, строительства жилья и формирования комфортной городской среды.

В коротком докладе нет возможности охватить все аспекты, но я хочу выделить решение одной из самых острых проблем – это низкая транспортная связанность Дальнего Востока. Сегодня треть всех населённых пунктов округа не имеет связи по автодорогам, а у четырёх субъектов нет круглогодичного выхода в федеральную транспортную сеть. Требуется строительство и реконструкция аэропортов, модернизация их технического оснащения.

Как глава крупнейшего региона не могу не сказать о значении моста через Лену в районе города Якутск. Его строительство соединит пространство Дальнего Востока и Арктики, рассечённое великой рекой от Байкала до Ледовитого океана. Мост свяжет три федеральные, пять региональных автодорог, Амуро-Якутскую железнодорожную магистраль, речной порт и международный аэропорт, откроет круглогодичный доступ к колоссальным месторождениям и повысит транспортную доступность с 21 до 83 процентов. Прямое сокращение только бюджетных затрат на северный завоз у нас составит свыше четырёх миллиардов рублей.

Такой же мощный импульс развитию Дальнего Востока даст строительство владивостокской кольцевой автодороги, реконструкция аэропортов и морских портов, дальнейшее строительство федеральных автомобильных дорог в субъектах округа.

Ещё одно прорывное направление, уважаемые коллеги, – это цифровизация экономики, формирование экосистемы высокотехнологичного бизнеса, в особенности в IT-секторе, альтернативной энергетике, авиации и космической отрасли. Такие амбициозные проекты на самом деле послужат сигналом того, что Россия усиливает свои позиции на Востоке.

При этом, конечно же, уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые коллеги, очень важно, чтобы экономический рост не приводил к ухудшению окружающей среды. Новая экологическая культура жизнедеятельности и производства на Дальнем Востоке должна стать примером устойчивого развития нашей страны в интересах всех будущих поколений.

Ключевая цель и смысл национальной программы – это приумножение человеческого капитала, предотвращение угрозы его оттока с Дальнего Востока. Сегодня регион в основном покидают молодые люди в возрасте от 16 до 30 лет. На вопрос, как закрепить население на Дальнем Востоке, отвечают программные предложения по созданию условий для самореализации и семейной жизни молодых людей.

Во-первых, это новое качество образования. Совместно с крупнейшими предприятиями мы будем создавать систему центров опережающей профессиональной подготовки. На мировой уровень должны выйти флагманы высшего образования – Дальневосточный и Северо-Восточный федеральные университеты. Нужны и специальные меры, например бесплатное обучение в лучших вузах России и мира молодых людей, связывающих своё будущее с Дальним Востоком.

Во-вторых, запускаемые инвестиционные проекты уже сталкиваются сегодня с острым дефицитом квалифицированных кадров. При этом нужны новые стимулы для трудоустройства местных жителей и молодёжи, к примеру, такие, как строительство с участием государства льготного арендного жилья для работников предприятий по опыту, например, как раз судостроительного комплекса «Звезда».

В-третьих, надо поддерживать мобильность молодёжи, предоставить возможность путешествовать, учиться в России, в странах АТР, в том числе и при поддержке работодателей. Со своей стороны государство может начать субсидировать региональные авиаперевозки, расширить до 30 лет возрастной ценз субсидирования магистральных перелётов.

Также для молодых людей сегодня очень важен новый тип мобильности – цифровой, поэтому цифровая трансформация Дальнего Востока должна идти по принципу «цифрового преимущества» как компенсации географической удалённости.

В-четвёртых, конечно же, – это поддержка молодых семей: выплаты при рождении детей, стопроцентная доступность мест в современных детских садах и школах. Для решения самого острого для молодёжи жилищного вопроса предлагается механизм ипотеки без первоначального взноса под два процента годовых на весь срок кредита.

Дальневосточникам очень важна доступность ценностей российской и мировой культуры. Люди всецело поддержали идею президента нашей страны о создании культурных кластеров в стране, в том числе и здесь, во Владивостоке. Такие же центры культуры мирового уровня должны быть и в других дальневосточных столицах.

Благодаря именно таким беспрецедентным решениям молодые дальневосточники будут оставаться на родной земле, а молодёжь со всей страны будет стремиться приехать сюда.

Для благополучия людей в каждом населённом пункте округа, в особенности в отдалённых, труднодоступных местах, должна быть обеспечена качественная первичная медико-санитарная помощь. Для этого предлагаем финансировать медицинские учреждения в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях Дальнего Востока из Фонда обязательного медицинского страхования не по нормативу, а по сметной стоимости их содержания.

Масштабный снос аварийного жилья, рост объёмов жилищного строительства должен повлечь за собой кардинальное улучшение среды в городах, сделать её комфортной и красивой. Развитие сельских территорий сохранит освоенность огромных пространств, уклад жизни и хозяйствования коренных народов, а значит, и культурное, и языковое многообразие на всём Дальнем Востоке.

Безусловно, создание условий для закрепления и притока населения требует ресурсного обеспечения. В этих целях мы предлагаем рассмотреть в качестве одного из источников финансирования национальной программы часть нефтегазовых доходов, формируемых на территории Дальнего Востока, направляемую по бюджетному правилу в Фонд национального благосостояния.

Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Ещё совсем недавно мало кто верил в перемены к лучшему на Дальнем Востоке, а сейчас даже самые закоренелые скептики видят: то, что казалось вчера невозможным, уже становится реальностью. Поэтому люди с воодушевлением восприняли Ваше решение о создании национальной программы развития Дальнего Востока. По инициативе Юрия Петровича Трутнева в регионах у нас развернулось широкое общественное обсуждение, как Вы сказали, свыше 230 тысяч человек в этом приняли участие, 16,5 тысячи предложений поступило на специальный сайт. Это самый масштабный в истории нашего государства пример вовлечения граждан в принятие важнейших решений. Национальная программа станет общим делом всех дальневосточников и, уверен, всех россиян.

Исторический шанс есть сегодня у Дальнего Востока – стать регионом высокой культуры сотрудничества и консолидации, местом притяжения миллионов людей для успешной и счастливой жизни. И мы этот шанс не упустим, Дальний Восток станет мощным локомотивом лидерства нашей великой державы. И наш ответ на судьбоносный вопрос: развитие Дальнего Востока – это успех России.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Хорошо. Спасибо большое.

Александр Александрович Козлов, пожалуйста. Министр по развитию Дальнего Востока и Арктики.

А.Козлов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Презентация моего доклада представлена у вас на столах.

Хотел бы повторить те слова, которые сказал Айсен Сергеевич, частично, о том, что за пять лет мы приобрели новые предприятия, новые рабочие места. Их будет больше, и сейчас уже в разной стадии реализуется более 1800 проектов, 145 тысяч человек найдут новые рабочие места. И чем выше плюсовая динамика, тем отчётливее перед нами стоят социальные вызовы, над которыми нам ещё предстоит работать. Будем честны: города и посёлки, которые реализуют эти крупные инвестиционные проекты, оказались не готовы предоставлять эти комфортные условия для жизни.

Что нам уже удалось сделать? В 2018 году началась работа по социальному развитию городов [центров] экономического роста. До 2021 года из федерального бюджета будет выделено 95 миллиардов рублей, на которые построят, отремонтируют и модернизируют свыше 700 социальных объектов.

С этого года заработал дальневосточный демографический пакет поддержки семей с детьми. Хотелось бы поблагодарить, Владимир Владимирович, Вас за это. Почти 75 тысяч семей до конца года получат единовременные выплаты при рождении первенцев и последующих детей, и так будет ежегодно. Кроме этого для многодетных семей внедрена ипотека под пять процентов годовых. Ещё с этого года они получили право пользоваться льготными авиабилетами, и билеты продаются круглый год.

Дальнейшее развитие требует новых подходов и новых решений, мы постарались их изложить в национальной программе развития Дальнего Востока. Проект программы по Вашему поручению готов.

При создании проекта мы исходили из принципа «доступность для каждого». Мы хотим, чтобы любой человек, открыв программу, увидел, что ждёт его регион, что планируется сделать и какие стандарты используются для городов, ведь о них мало кто знает на самом деле.

Сейчас национальная программа состоит из мероприятий, реализация которых позволит достичь две цели – обеспечить рост экономики и повысить качество жизни до уровня выше среднероссийского. Все мероприятия программы обсуждены с федеральными ведомствами, они согласны с тем, что весь перечень необходим и от него зависит развитие огромного региона страны.

Мы определили перспективные экономические проекты для каждого региона, которые создадут новую налоговую базу для региональных бюджетов. Инвесторы, которые реализуют уже свои проекты, пополнили бюджеты на 25 миллиардов рублей, и эта сумма с выходом на проектные мощности будет постоянно увеличиваться.

Очень важный момент реализации экономических проектов – это населённые пункты. К примеру, запуск предприятия в ТОР «Южная» в Якутии позволил сохранить угольный город Нерюнгри. А строительство крупнейшего газоперерабатывающего завода в Амурской области полностью меняет облик когда-то депрессивного города Свободный: строится инфраструктура, жильё, ремонтируются социальные объекты города.

Важно, чтобы компании с государственным участием также включали в свои инвестиционные программы разделы по социальным объектам в Дальневосточном округе за счёт, допустим, сокращения дивидендов.

И ключевое: в экономическом блоке национальной программы мы изложили условие – не ухудшать нынешние преференции, обеспечить доступное льготное финансирование проектам. Есть в национальной программе и предложения по развитию магистральной инфраструктуры, но по этому вопросу необходимо провести ещё дополнительное обсуждение на вашей площадке.

Принципиальное отличие программы от национальных проектов и госпрограмм в том, что она учитывает специфические условия Дальнего Востока.

Во-первых, половина населения округа (это четыре миллиона) живёт в населённых пунктах до 50 тысяч человек, а треть населения – в населённых пунктах до 10 тысяч человек. Во-вторых, плотность населения в семь раз ниже средней плотности населения в России. В-третьих, ограничение транспортной доступности: при общей площади в 6169 тысяч квадратных километров протяжённость дорог составляет всего 126 тысяч километров. В-четвёртых, это необходимость масштабного капитального ремонта действующих социальных объектов.

В рамках национальных проектов основные усилия направлены на создание нового: строительство школ, больниц, детских садов. Но на Дальнем Востоке параллельно нужно привести в порядок то, что уже есть. Тысячи объектов можно отремонтировать и тем самым сделать их доступными для дальневосточника. Ведь главное условие развития Дальнего Востока – это доступность.

Ключевые цели мы разложили по направлениям и определили мероприятия, которые сделают социальные услуги на основе нормативов федеральных ведомств доступными.

Коротко по направлениям.

Здравоохранение. На Дальнем Востоке на 21 процент выше, чем по России, смертность населения в трудоспособном возрасте. Показатель постепенно снижается, но он всё равно высок и, чтобы к 2024 году достигнуть цели по Указу №204, нужна доступная первичная медико-санитарная помощь в каждом населённом пункте.

Нормативы обеспечения и мероприятия представлены на слайде. Прокомментирую лишь актуальность некоторых.

Например, замена фельдшерско-акушерских пунктов. На Дальнем Востоке сейчас 1986 ФАПов, 891 из которых располагаются в приспособленном помещении, а 60 процентов из них с печным отоплением.

Медицинское оборудование в дальневосточных учреждениях здравоохранения изношено на 73 процента, необходимость в новых автомобилях скорой помощи – больше тысячи машин. У нас в некоторых сёлах больных перевозят ещё на «буханках», выпущенных в 60-х годах прошлого века.

Важен и кадровый вопрос. На сегодняшний день в сельской местности вакантно 5500 мест врачей и фельдшеров. Да, действуют «земские» подъёмные, но они одинаковы для всей страны. Хорошо, когда врач переезжает в Краснодар и получает один миллион, а если он едет в Магадан, где и жильё дороже, и вещи на поезде не перевезёшь…

Образование. Есть конкретные цифры и значения, по которым оценивается это направление. А если в словах, то мы должны создать условия, чтобы наши дети получали качественное образование. Если мы хотим, чтобы как можно больше дальневосточных школьников получали 70 и более баллов по ЕГЭ, чтобы более половины выпускников средних профессиональных учреждений трудоустраивались по полученной специальности, чтобы дальневосточные университеты стали популярными у всех российских студентов, то мы должны как минимум обеспечить школы учителями, капитально отремонтировать 480 школ и 305 колледжей и техникумов, которые находятся в аварийном состоянии, и укомплектовать их оборудованием современным, используемым на производстве.

Хотел бы подчеркнуть: это ведь не про здания идёт разговор, это про наших детей, молодёжь, которая будет развивать Россию в будущем. Это 992 тысячи школьников, 199 тысяч учащихся колледжей и 194 тысячи студентов вузов.

То же самое можно сказать о культурном и физическом развитии. Да, в первую очередь у нас в регионе необходимо обеспечить доступность культурных и спортивных учреждений в сельских и удалённых территориях (я уже говорил о количестве населённых пунктов, с численностью). Стандарты доступности основаны на рекомендациях Минкультуры и Минспорта России. Например, стандарт Минкультуры гласит: в каждом селе до 500 человек – передвижной культурный центр, от 500 – дом культуры, свыше тысячи – библиотека, от 10 тысяч – музей и кинозал, от 30 тысяч – парк культуры. Чтобы выполнить стандарт – подчеркну, только стандарт, – надо построить и реконструировать 133 учреждения культуры, капитально отремонтировать 388 объектов, субсидировать 226 гастролей, выставок, 82 фестиваля и творческих проекта.

А вот стандарты Минспорта: спортивная площадка в каждом населённом пункте от 50 человек, от 500 – плоскостные спортивные сооружения, включая футбольное поле, от одной тысячи – универсальный спортивный зал, от пяти тысяч – стадион, от 10 тысяч – бассейн. На данный момент в 36 населённых пунктах нет спортивных площадок вообще, в 238 – игровых площадок, хоккейных коробок, футбольных полей, в 20 – бассейнов, в 84 – универсальных спортивных залов, в 15 – стадионов.

Жилищная сфера. Задачи мы поставили амбициозные, но без этого никак. На Дальнем Востоке 125 тысяч 500 человек живут в непригодном жилищном фонде (в квадратных метрах это два миллиона аварийного жилья). По нацпроекту «Жильё» будет ликвидировано 1,5 миллиона. Доля снизится, но всё равно останется и всё равно будет выше среднероссийского показателя. Минстрой нас поддерживает в том, что необходимо дополнительное финансирование для ликвидации оставшихся непригодных квадратных метров, и в случае принятия решения о финансировании доля аварийного жилья в ДФО снизится с шести до одного процента, как и в целом по России.

Также касаемо жилищной сферы: нужно наращивать объёмы жилищного строительства. Городам и сёлам необходимо благоустройство: XXI век на дворе, а клумбы до сих пор шинами украшают.

Кроме этого мы ставим задачу по улучшению жилищных условий молодых семей, потому что именно они – настоящее и будущее Дальнего Востока. Один из механизмов – это ипотека под два процента годовых. Помимо молодых семей мы рассматриваем категорию участников программы «Дальневосточный гектар», которые хотят построить собственное жильё на земле.

Я объясню, почему именно два процента. У нас есть чёткие расчёты, основанные на данных Росстата. Сейчас стандартная ипотека в среднем где-то девять процентов, у нас 13 банков по Дальнему Востоку работают. Чтобы её получить, средний доход семьи должен превышать 70 тысяч рублей. Из категории нуждающихся таких семей на Дальнем Востоке 1700. Если ипотека будет под два процента, ею смогут воспользоваться 8500 семей. При ежемесячном платеже в 16 тысяч рублей доход семьи из двух человек должен превышать 50 тысяч рублей в месяц. А в среднем молодая семья в ДФО получает 55 тысяч: мы просили специально Росстат, они сделали этот срез – примерно 49 процентов из 16 700 молодых семей, числящихся у нас в муниципалитетах на учёте. Также подробные расчёты есть и по категории людей, которые хотят построить своё жильё на дальневосточном гектаре, мы их можем предоставить.

Особые слова – о транспортной доступности, очень важном направлении в дальневосточном развитии. У нас не завершено формирование опорной сети автомобильных дорог, 1265 населённых пунктов не связаны с региональными дорогами, а половина муниципальных дорог, которые есть, – грунтовые, а в сложном климате, по сути, это означает сезонность.

Указ №204 ставит цель снизить в четыре раза смертность от ДТП. И в связи с этим на Дальнем Востоке надо обратить особое внимание как раз на местные дороги, потому что 70 процентов дорожно-транспортных происшествий и 45 процентов аварий с погибшими, по данным ГБДД, происходят именно там.

Хочу отметить, что ресурсов территориальных дорожных фондов для решения указанных вопросов, конечно, недостаточно.

Владимир Владимирович, Вы уже приняли решение о доведении до ста процентов отчислений от акцизов до 2024 года. Мы обращаемся к Вам с просьбой для ДФО предусмотреть стопроцентное доведение акцизов уже с 2020 года. Это позволит отремонтировать 10 тысяч километров муниципальных дорог (мы их посчитали, там 10 100 [километров]), достигнув норматива 50,9 [процента] – это такой же норматив, как ставит себе задачу Минтранс по региональным дорогам.

Ещё немного о транспорте. Авиация. Последнее для дальневосточников – единственный способ добраться в центр страны. И разговоры о нецелесообразности полётов, плоских тарифах не вписываются в посыл, данный Вами пять лет назад, что Дальний Восток – это приоритет на наш XXI век.

Я сегодня уже много говорил о здравоохранении, о том, что дальневосточные города малочисленные. Но хочу ещё немного коснуться этой темы, Айсен Сергеевич её поднимал, она как раз объединяет два направления.

Сейчас принцип страховой медицины – финансирование за пролеченного больного. И что у нас получается? Мы сделали срез с министрами здравоохранения, со всех регионов собрались. Например, из 48 тысяч коек круглосуточного стационара 11 тысяч находятся в маленьких городах и функционируют ниже норматива, соответственно, не получая финансирование в полном объёме. Но мы вынуждены нести дополнительные расходы на их содержание, чтобы не оставить эти малые города без медицинской помощи. Аналогичная ситуация сложилась и по другим направлениям оказания медицинской помощи.

Для этих ситуаций мы предлагаем вести сметное, а не тарифное финансирование, предлагаем дополнить методику, закреплённую Постановлением Правительства Российской Федерации №462 от 5 мая 2012 года в части предоставления субвенций по ФОМС для медицинских организаций северных и удалённых территорий Дальнего Востока.

И ещё одно. Все понимают, что Дальний Восток – это специфический регион: большие расстояния, трудная логистика, суровый климат, сейсмика, частые наводнения, девятимесячный отопительный сезон – это объективные региональные факторы и условия. Но сегодня при распределении субсидий к Дальневосточному региону применяется единый общий подход. Например, норматив оснащения стоимости одного учебного места составляет 178 тысяч рублей, то есть он для Москвы 178 тысяч рублей, для арктической Чукотки 178 тысяч и для острова Сахалин. То же самое с нормативом строительства школ и детских садов, которые рассчитываются вообще по Московской области. Есть такие приказы, они ещё 2016–2017 годов, датированные Министерством образования, и работают сегодня.

У нас есть предложение, Владимир Владимирович.

Есть документ, который это регламентирует. Это постановление Правительства за №999 от 30 сентября 2014 года. Давайте внесём изменения в пункт 4, установим обязательное требование при определении размера субсидий из федерального бюджета для регионов ДФО применять именно индекс бюджетных расходов.

Все присутствующие здесь понимают, что это нужно даже не столько в вопросе завершения работ по приоритизации Дальнего Востока в государственных программах, сколько для того, чтобы каждый раз не доказывать, что Дальний Восток – это не Москва.

И я просил бы, чтобы все прозвучавшие сегодня предложения были отражены в протоколе заседания Государственного совета.

Спасибо большое за внимание. Доклад закончен.

В.Путин: Спасибо.

Пожалуйста, Кожемяко Олег Николаевич, Приморский край.

О.Кожемяко: Спасибо.

Хочу обратить внимание на одну из проблем, которая поднималась здесь неоднократно, и сказать о путях решения – это вопросы здравоохранения.

Глубокоуважаемый Владимир Владимирович, уважаемые коллеги!

При разработке национальной программы в её обсуждении приняло участие более 20 тысяч жителей Приморья, были выявлены проблемы, волнующие людей. На одном из первых мест стоит неудовлетворённость населения доступностью и качеством медицинской помощи, особенно в первичном звене здравоохранения.

Действительно, годами в Приморье в этой важнейшей отрасли копились проблемы. Как итог: у нас самая тяжёлая ситуация в здравоохранении среди субъектов Дальнего Востока. При высокой смертности по основным видам заболеваний у нас самая низкая выявляемость, что свидетельствует о проблемах в первичном звене, в том числе и в своевременной диагностике.

Совместно с Министерством здравоохранения Российской Федерации, с Минвостокразвития нами был разработан комплекс мер по нормализации ситуации в этой сфере. И благодаря реализации национального проекта «Здравоохранение» и решениям по развитию центров экономического роста мы смогли переоснастить 23 лечебных учреждения современным медицинским оборудованием (это первичное звено), а также одновременно отремонтировали 41 лечебное учреждение, что стало привлекательным для прихода туда молодых специалистов.

Нами также был принят краевой закон по поддержке медиков и привлечению новых кадров. Регион взял на себя дополнительные выплаты подъёмных: от 200 тысяч для среднего медработника (к тем земским выплатам, которые идут от федерального бюджета) до 700 тысяч докторам, по первичному звену; ежемесячную доплату 20 тысяч за съём жилья и 10 тысяч к основному окладу плюс льготы по ЖКХ. Эта совместная работа уже дала первые результаты. Так, по итогам шести месяцев этого года у нас наблюдается отсутствие роста общей смертности, и мы сохранили, увеличили сохранность жизни 39 гражданам.

Указанное выше оснащение медицинским оборудованием позволило охватить диспансеризацией в текущем году в полтора раза больше жителей Приморья. Более того, сейчас мы фиксируем снижение оттока врачебного персонала в два раза, а численность среднего медицинского персонала даже увеличилась. То есть мы уже доказали, что при должном старании и совместных усилиях даже самые тяжёлые и запущенные вопросы можно решать. Но эти первые шаги совместной работы, доверие к национальной программе со стороны врачей и населения нельзя останавливать. Соответственно, в нацпрограмме развития системы здравоохранения как основы демографии необходимо ежегодно предусматривать соответствующее финансирование.

Поэтому Ваши поручения, Владимир Владимирович, по модернизации первичного звена здравоохранения актуальны как никогда. Без финансирования озвученных Вами решений добиться результатов будет невозможно.

Ещё одно решение способно улучшить ситуацию в здравоохранении – это повышение ответственности граждан за своё здоровье. Просчитано, что профилактика в разы снижает затраты на последующее дорогостоящее лечение и, самое главное, снижает смертность и помогает избежать инвалидности. Сейчас на Дальнем Востоке создаются все условия для прохождения диспансеризации и профосмотров, но, к сожалению, многие люди безответственно относятся к своему здоровью, игнорируют регулярность профосмотров.

И в этой связи предлагаем внести изменения в федеральное законодательство в части усиления ответственности пациента за своё здоровье. Например, при отсутствии данных о прохождении профосмотров у гражданина обязать его частично оплачивать страховку, разумеется, исключив тяжелобольных, инвалидов и другие социально уязвимые категории населения.

Ещё один значимый вопрос – лекарственное обеспечение. В большинстве стран успешно реализуется программа по снижению смертности от сердечно-сосудистых заболеваний, поддержанию уровня приёма лекарств на длительное время уделяется приоритетное внимание. Назначение терапии, реальный приём лекарств пациентами рекомендованного препарата в течение года позволит сохранить десятки тысяч жизней в России ежегодно. Необходимо включить в нацпрограмму сопровождение больного сердечно-сосудистыми заболеваниями лекарственными препаратами не менее чем на 12 месяцев. Вы вчера подписали поручение по решению этого вопроса, оно очень своевременно.

Приморский край географически близко расположен к странам Азиатско-Тихоокеанского региона – Японии, Корее, Сингапуру, Китаю, – и с ними налажено регулярное авиасообщение. Жители Дальнего Востока, имеющие возможность, выезжают туда на обследования и лечение – так называемый медицинский туризм. Почему мы не можем создать такой высокотехнологичный уровень здесь, к примеру, даже на острове Русский? Это повысило бы квалификацию наших врачей и качество жизни населения. Совместно с нами японские специалисты готовы участвовать в создании диагностического реабилитационного центра мирового уровня. Необходимо Ваше решение, Владимир Владимирович, и мы приступим к этой работе.

Ещё один принципиально важный вопрос – кадры. В молодых специалистах остро нуждается не только отрасль здравоохранения, но и другие. Необходимо сделать всё, чтобы молодёжь приезжала сюда. Ей нужно что? Работа и жильё. На Дальнем Востоке уже реализуются большие, значимые проекты, где востребованы молодые профессионалы. Вы сегодня были на одном таком крупном предприятии, «Звезда», сами сейчас об этом говорили. Считаем целесообразным для всех, кто учится на бюджетной основе, возобновить систему распределения, в том числе на Дальний Восток, по специальностям, которые здесь наиболее востребованы, а молодёжным коллективам предоставлять налоговые льготы и преференции при проведении конкурсных процедур. При этом организации, приглашающие молодого специалиста, должны гарантировать ему заработную плату и предоставлять жильё.

Наше следующее предложение заключается в том, чтобы развивать уже доказавший на Дальнем Востоке свою эффективность механизм строительства государственного арендного жилья, о чём Александр Сергеевич сказал в своём докладе. Он уже успешно апробирован в Сахалинской области, в 2015 году там была запущена программа по строительству арендного жилья для работников бюджетной сферы. Стоимость аренды таких квартир в два раза ниже среднерыночной, и гражданин имеет право выкупа через льготную ипотеку. Я думаю, что мой коллега с Сахалина, где этот проект успешно реализован, более подробно остановится на этом. Необходимо применять этот механизм шире и распространить эту практику на весь Дальний Восток. Мы можем поделиться накопленным опытом уникальным, которого у других федеральных округов просто нет. Предлагаем провести двухлетний эксперимент по строительству такого жилья на Дальнем Востоке, но, разумеется, с привлечением федеральных ресурсов.

Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Только в этом случае будут достигнуты цели и выполнены задачи, поставленные Вами. Просим поддержать наши предложения.

В.Путин: Спасибо.

Вы упомянули про Сахалин. Пожалуйста, Валерий Игоревич Лимаренко.

В.Лимаренко: Уважаемый Владимир Владимирович!

Сразу хочу сказать, что мы поддерживаем национальную программу по развитию Дальнего Востока, и то, что прозвучало в докладах моих коллег, тоже разделяем и поддерживаем.

Для нас наиболее острыми являются проблемы, связанные с жильём и транспортом. В улучшении жилищных условий нуждаются 15 тысяч семей, это 10 процентов населения Сахалинской области. Сегодня стоимость квадратного метра сахалинского жилья из-за высокой сейсмичности сопоставима со стоимостью квартир в Москве. Это выталкивает молодых, энергичных людей, в которых нуждается Сахалин, на материк. Чтобы не растерять этот наш главный ресурс, нам надо строить социальное жильё, предоставлять льготные кредиты молодым семьям. Фактически в жизни это выглядит так, что люди зарабатывают деньги на Сахалине и едут покупать жильё на материк.

Мы стараемся решить эту проблему собственными силами. С января–августа текущего года ввод жилья составил плюс 40 процентов к аналогичному периоду прошлого года. К концу года планируем ввести в эксплуатацию не менее 300 тысяч квадратных метров жилья. Начиная с 2021 года мы планируем подняться на планку 500 тысяч квадратных метров. Именно такой объём нужен, чтобы решить те проблемы, которые существуют.

В рамках национального проекта «Жильё и городская среда» мы решаем острую для Сахалинской области проблему аварийного жилья, я Вам уже докладывал об этом. Его в регионе, по нашей оценке, около 1200 тысяч квадратных метров. Это почти 10 процентов от всего жилого фонда.

После разрушительного нефтегорского землетрясения, произошедшего в Охинском районе в 1995 году, у нас до настоящего времени остаётся 180 тысяч квадратных метров непригодного жилья. Оно оформлено надлежащим актом, но не учтено в федеральном проекте обеспечения устойчивого сокращения непригодного для проживания жилого фонда. На 1 января 2017 года там определены для расселения только 128 тысяч квадратных метров вместо 300 тысяч квадратных метров. Чтобы исправить эту ошибку, мы обратились в Правительство Российской Федерации с просьбой включить дополнительные 180 тысяч квадратных метров.

Владимир Владимирович, представляете ситуацию, когда 24 года назад произошла эта трагедия, уже в этом жилье, непригодном для проживания, люди выросли, обрели семьи, родили детей, и фактически уже сменилось целое поколение. И до сих пор этот вопрос не решён. Я хочу сказать откровенно, что эта проблема стала явной, когда я стал посещать это жильё и меня люди буквально повели по этим квартирам, я встречался с этими людьми. И мы обнаружили, что есть документы, подтверждающие вот эту ситуацию. Я бы предложил чиновникам, которые отвечают за решение жилищных проблем, чтобы они тоже к нам приехали и вместе со мной прошлись по этим этажам, по этим квартирам, с тем чтобы было понятно, какие решения нужно принимать, потому что из московского кабинета эту проблему, к сожалению, не решишь. Я бы просил, Владимир Владимирович, поддержать нас в этой просьбе, с которой мы обратились сейчас.

Чтобы обеспечить доступность жилья, развитие рынка ипотечного и арендного жилья, в регионе создано ипотечное агентство. Всего с 2016 года в районах области агентством возведены и сданы в эксплуатацию 49 многоквартирных жилых домов – это 1400 квартир, в процессе строительства ещё находится 1,5 тысячи. В рамках развития ипотечного кредитования агентством выдано займов на 1700 миллионов рублей по ставке от 0 до 7 процентов. Средневзвешенная ставка получается 4,2 процента. Ипотечные займы выдаются всем категориям граждан, льготную ипотеку могут получить владельцы «дальневосточного гектара», многодетные семьи, молодые семьи, молодые специалисты разных профессий, инвалиды и граждане других категорий. Мы развиваем этот механизм как способ закрепления на территории молодёжи, семей с детьми, специалистов. Это важно для того, чтобы сахалинцы оставались работать дома.

У нас талантливая молодёжь, и она очень многое может сделать для области. Поэтому важно, чтобы мы могли направить своих молодых, талантливых людей в лучшие вузы на материк, и они получили бы там образование и возвращались домой. Мы стремимся создать условия для того, чтобы молодые сахалинцы и курильчане могли получить не только хорошее образование, но и хорошую, высокооплачиваемую работу на предприятиях, которые работают на Сахалине. Получается в жизни таким образом, что наиболее талантливая молодёжь, которая побеждает на олимпиадах, которая хорошо учится, которая попадает в лучшие вузы страны, она просто не возвращается к нам, на Сахалин.

И я Вам хочу сказать, что поддерживаю те предложения, суть которых сводится к тому, что нужна специальная программа, чтобы наши дети могли по государственному заказу или по специальному заказу компаний, которые работают у нас на территории, получать образование, возвращаться к нам, работать как молодые специалисты и чтобы за ними закрепляли высокооплачиваемые, качественные рабочие места. А по-другому получается, что мы предпринимаем усилия, чтобы приезжали другие люди, которые не работали, не жили в этих местах, и создаём такие же условия и готовим для них жильё. По-моему, нужно в первую очередь уделить внимание тем детям, которые выросли, получили образование и могут приехать на Сахалин.

Для Сахалинской области также важны проблемы, связанные с транспортной доступностью, сегодня уже об этом шла речь. Протяжённость местных автомобильных дорог на Сахалине и Курилах составляет более 3 тысяч километров, из них лишь одна треть имеет твёрдое покрытие.

Уважаемый Владимир Владимирович, в национальной программе написано, что мы должны привести дороги к нормативному состоянию, и стоят соответствующие показатели. Для тех регионов, где дорог нет, или их мало, по-моему, нужно поставить задачу, чтобы эти дороги строились. Поэтому в тех регионах, где дорог нет, нужно поставить задачу, чтобы, например, до среднероссийского уровня строили дороги, выделяли средства для этих целей в режиме софинансирования, а для тех, у кого есть дороги, они должны приводиться в нормативное состояние.

Чтобы как-то улучшить ситуацию, нам нужно построить на Сахалине около 1000 километров дорог, чтобы привести к общероссийскому среднему показателю. Для этого уже в этом году мы увеличили дорожный фонд более чем на 60 процентов. Но этого недостаточно.

Хочу поблагодарить Вас лично (я к Вам обращался по поводу охинской дороги), Правительство Российской Федерации, Министерство транспорта за содействие в вопросе по передаче охинской дороги (это Южно-Сахалинск – Оха – северная столица нашего региона) в федеральную собственность.

Это позволит в кратчайшие сроки привести её в нормативное состояние, а также достроить целых 250 километров из 750 (то есть одну треть) теперь уже федеральной дороги, построить эти километры там, где сегодня добываются газ и нефть. То есть в самом ответственном месте.

Не менее важно, чтобы острова были связаны с материком надёжным авиасообщением. Большим достижением стало возвращение в регион национального авиаперевозчика – компании «Аэрофлот», что обеспечило удвоение авиаперевозок. Большое спасибо, я обращался к Вам по этому вопросу. Мы уже этот вопрос решили с «Аэрофлотом».

В ближайшей перспективе планируется открытие нового аэропорта на 5 миллионов пассажиров в год и строительство новой сейсмической взлётно-посадочной полосы. Это тоже вопрос, по которому я обращался лично к Вам, и Вы приняли решение.

В заключение я хотел бы сказать вот о чём. Я много общался с жителями Сахалинской области на встречах. Это честные и принципиальные люди, которые говорят прямо и говорят по делу. И суть в том, что они ощущают несправедливость. Наши острова поставляют нефть, газ, уголь, но они в должной мере не пользуются этими благами. Я приведу простой пример: в нефтедобывающем регионе бензин стоит очень дорого, то есть это рекордные цены. Например, 95-й бензин стоит 51 рубль за литр, в Москве – 48 рублей за литр, во Владивостоке – 45 рублей за литр. Наверное, нужно предусмотреть в нашей национальной программе меры, с тем чтобы люди, проживающие на Дальнем Востоке, в таком отдалённом регионе, как Сахалин, могли приобретать топливо по нормальным ценам, тем более что мы нефтедобывающий регион.

Конечно, мы, Правительство Сахалинской области, делаем всё необходимое, чтобы решать проблемы самостоятельно, мы понимаем, что у нас есть ответственность, и мы работаем над этим. Но есть ряд вопросов, которые требуют системных решений, без федеральной поддержки нам не обойтись по некоторым вопросам. Мы поддерживаем национальную программу развития Дальнего Востока, и те дополнения, которые я сегодня сделал, предлагаю учесть.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Хорошо.

Валерий Игоревич, сколько Вы уже там работаете, на Сахалине?

В.Лимаренко: Девять месяцев.

В.Путин: Девять месяцев. Это срок не такой уж и большой, но хорошо, что Вы с людьми общаетесь много и по региону ездите и наиболее острые вещи подметили. 10 процентов от жилого фонда в аварийном состоянии – это, конечно, немало, это много. У нас и в некоторых регионах примерно такая же ситуация, к сожалению. Хотя проблема острая, безусловно, подлежит решению.

Давайте, как Вы и предложили, я с коллегами поговорю в Москве и такое поручение Правительству дам, к Вам комиссия приедет. Дополнительно проанализируйте состояние этого аварийного фонда и подготовьте программу вместе с федеральным Правительством по поддержке Сахалина. Но это нужно делать, конечно, совместно, потому что Сахалин, как известно, у нас регион с высокой бюджетной обеспеченностью, фактически это регион-донор, поэтому вместе с коллегами из Москвы посмотрите повнимательнее, что можно сделать дополнительно, но совместно, это касается и дорожного строительства, и некоторых других направлений.

Давайте поработаем. Хорошо.

В.Лимаренко: Спасибо.

В.Путин: Пожалуйста, коллеги, кто еще хотел бы что-то сказать. Прошу Вас.

С.Носов: Добрый вечер.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Я хотел бы остановиться на ряде моментов, которые уже были отражены в докладах, но имеют, наверное, нашу региональную особенность.

Во-первых, я год назад поднимал вопрос о состоянии дорог в Магаданской области и отмечал странные данные статистики. Вообще эта статистика играет достаточно злую роль сегодня, в том числе и в программах развития региона. Мы проделали большую работу, делали техническую инвентаризацию дорог, паспортизацию. Только 20 процентов дорог соответствуют нормативу – для грунтовых дорог, мы уже про асфальт не говорим. Надо отметить, что мы сегодня работаем конструктивно уже с Министерством транспорта, активно подключился Росавтодор, РосдорНИИ работает. Я думаю, задача сложная, но чем труднее, тем интереснее.

Ситуация в медицине: Вы знаете, здесь есть очень много положительных моментов, это и поддержка (лично Вероника Игоревна занимается) крупных проектов, мы реализуем реконструкцию онкоцентра в городе Магадане. И строительство нового родильного высокотехнологичного роддома. Это Ваши поручения еще 2008 и 2013 годов. Надо сказать, что мы уже приступили к строительству, наконец, сделали проект в течение девяти месяцев. Работа идет, и мы планируем в конце 21-го года все-таки это выполнить.

Не могу не отметить, что в программу развития Дальнего Востока включены четыре новых объекта здравоохранения, что для нас очень важно, – это и противотуберкулезный новый диспансер, и детская поликлиника, и так далее. И капитальный ремонт 16-ти объектов, что очень важно для первички. Мы прекрасно понимаем, что такое эффективность и считаем, что нужен не только капитальный ремонт, а в отдельных случаях реконструкция или вообще строительство новых объектов.

Например, в городе Сусумане больница была 11 тысяч квадратных метров, сегодня явно нужно четыре. Содержать и греть Калыму или центр Калымы неэффективно. Поэтому мы рассчитываем, что те поручения, которые Вы дали, обратятся в реальные изменения, которых мы ждем.

Вторая часть первички – это люди, это персонал и работа персонала. Не самая, наверное, худшая ситуация у нас, это мы признаем, по сравнению с тем, что в целом по стране. Но в чем состоят нюансы или, как говорится, «дьявол прячется в деталях». Здесь уже говорили о расчетах по фактическим затратам. Есть так называемый коэффициент цифровой дифференциации, реально он подсчитан, подсчитан федеральными специалистами, это 6,5 для Магаданской области, есть у нас регионы, где и до 12 доходит. Но есть ограничение, кто-то ввел ограничение, – не больше 4,5, а где взять недостающие деньги – ответа никто не дал. Мы, конечно, дотационный регион и мы пытаемся эту проблему решить уже в течение года, ходим туда-сюда, туда-сюда. У меня уже половина больниц с арестованными счетами, но помогает опыт выживания в 90-х. Пока держимся и перспективы до сих пор не ясны.

У меня есть просьба дать поручение все-таки поставить точку в этом вопросе. Он важен и для нашей Магаданской области, и прозвучало во всех докладах, – в целом для региона.

В.Путин: При строительстве жилья?

С.Носов: Это я говорю про больницы с арестованными счетами.

В.Путин: Тарифы ОМС?

С.Носов: ОМС.

В.Путин: Понятно. Хорошо.

С.Носов: Что касается жилья. Мы прекрасно понимаем, что в привлечении специалистов, особенно отдельных специалистов, в медицину, главное, как и везде, – это обеспечение жильем. Но я говорил, что статистика – вещь серьезная, суровая. У нас, по данным статистики, всего лишь 10 тысяч квадратных метров аварийного жилья. Это 34 дома.

Нам в год выделяют 41 миллион рублей на решение этой проблемы. Мы провели большую инвентаризацию этого вопроса, по факту на данный момент 194 тысяч квадратных метров жилья, и такими темпами мы будем расселять аварийный жилищный фонд так или иначе в течение 180 лет.

На Госсовете в Казани, Владимир Владимирович, Вы дали поручение, Вы поддержали эту инициативу, что если регионы будут опережающими темпами ликвидировать или решать эту задачу в нацпроекте, то возможно дальнейшее строительство жилья с выводом аварийного.

Мы заключили уже контракты, мы считаем, что выполним эти положения нацпроекта по строительству жилья взамен аварийного уже в следующем году. Просьба всех калымчан – поддержать такую инициативу, продолжить строительство до решения этой проблемы в дальнейшем. Мы готовы двигаться вперед с учетом выполнения этих показателей уже в 2020-м году, тех задач, которые были поставлены в нацпроекте.

И заканчивая, Вы знаете, неудобно, конечно, региону, выходящему к морю, имеющему выход к морю, с запасами природных полезных ископаемых на триллионы долларов стоять с протянутой рукой. По инициативе и при поддержке Юрия Петровича Трутнева мы начали так называемое юниорское движение. Андрей Рэмович присоединился, вернее, нас поддержал. Все-таки нам необходима геологоразведка.

В.Путин: Он может и присоединится, он по горам лазает, так что все нормально.

С.Носов: Он поддержал – это усиление геологоразведки, потому что тогда привлечение инвестиций становится возможным и регион будет не просителем, дотационным регионом, а регионом-донором, перспектива такая есть. Около десятка соглашений, которые мы подписываем сегодня на форуме, как раз на это направлены. Но все ожидают поддержки, которая будет. Минвостокразвития такую поддержку уже оказывает. Хотелось бы, чтобы и Министерство природных ресурсов нас поддержало в этом вопросе.

Ю.Трутнев: Владимир Владимирович, там надо немножко править законы по геологоразведке, для того чтобы человек, который разведал месторождение, компания могла реализовать.

В.Путин: Так называемые сквозные лицензии на разведку и потом на разработку.

Ю.Трутнев: Так точно.

В.Путин: Но, к сожалению, у нас был такой опыт, и он часто был очень негативный. Берут сквозную лицензию, потом разведают, а после этого ничего не делают, начинают только торговать этой лицензией. Надо подумать. Я понимаю, о чем Вы говорите. Нужно здесь не наступать на прежние грабли, но посмотреть нужно, согласен.

Ю.Трутнев: Мы подготовим предложение, если Вы не возражаете.

А.Белоусов: И Сергей Константинович говорит – там самое главное, конечно, дорога нужна. Им дорога нужна для того, чтобы выйти на БАМ, потому что пока дороги нет, там все это просто заперто.

В.Путин: Это другая уже тема, но она важна, я понимаю. Согласен с Вами.

Пожалуйста, Александр Михайлович.

А.Осипов: Спасибо, Владимир Владимирович.

Предлагаемая национальная программа содержит крайне актуальные для Забайкальского края решения в области развития экономики и социальной сферы инфраструктуры. И те проблемы, которые коллеги поднимали сейчас и по состоянию дорог, и приведению их в состояние среднероссийских, и по аварийному жилью (мы нашли 900 тысяч скрываемого аварийного жилья по факту), и решение проблемы, предлагаемое по здравоохранению, также еще большую гипертрофированную актуальность имеют для Забайкальского края.

В свою очередь хотел бы коснуться актуального для единичных регионов вопроса бюджетной сбалансированности. В целом на сегодняшний день ситуация с бюджетными финансами в стране очень хорошая, позитивная. То есть у нас, слава богу, значительный профицит федерального бюджета, растут бюджеты большинства субъектов Российской Федерации. Насколько я понимаю, рекордное количество регионов-доноров образовалось. В этой картинке складывается другая ситуация по отдельным регионам.

До последнего времени среди тех регионов, которые не укладывались в общую позитивную картину, был Забайкальский край. Благодаря Вашим последовательным и настойчивым решениям у нас, слава богу, сегодня совершенно другая ситуация. Это прямо повлияло на настроения людей и прямо повлияло на наши основные социально-экономические показатели. Слава богу, у нас «задышала» экономика: 4,5 процента – рост промышленного производства, на 2,5 процента – рост реальных доходов населения и розничного товарооборота, на 1 процент снизилась безработица за первое полугодие этого года. Очень хочется сохранить эти ростки стабилизации, эти ростки положительных тенденций. Но, к сожалению, смотря на 2020 год и вспоминая прошлое Забайкальского края и бюджетной ситуации, конечно, есть тревога. Сегодня мы идем уверенно к концу года. Нормально, думаю, войдем в отопительный сезон. Но бюджетные решения, которые будут приниматься, могут вызвать и дестабилизацию.

Что происходит? Основная форма балансирования наших бюджетов – это две дотации. В результате распределения общей суммы по стране разным регионам предоставляется разный объем дотаций. По отдельным единичным регионам, доводимые финансы не позволяют полностью обеспечить те бюджетные обязательства, которые мы несем в первую очередь перед гражданами. Минфином России сделана очень хорошая, полезная работа – разработана методика модельного бюджета. Она предусматривает расчет фактически носимых регионом (региональным бюджетом) обязательств бюджета. Но по ней распределяется, насколько я понимаю, сейчас менее 30 процентов от дотаций. Может быть, тогда (как предложение) по таким регионам, как наш, предусматривать 100-процентное финансирование. Это один вариант.

И второй вариант. Может быть, по таким регионам выделить отдельную дополнительную дотацию на какой-то среднесрочный период, обеспеченный всеми доходами и расходами для исполнения бюджета. Одновременно с разработкой плана экономического и социального развития (такой план по нашему региону разработан сейчас), который приводит к изменению ситуации и бюджетной, и социально-экономической в лучшее состояние. На Ваше решение.

В.Путин: Мы поговорим сейчас с Минфином.

Хорошо. Спасибо.

Так, пожалуйста, кто еще? Прошу Вас, Алексей Самбуевич.

А.Цыденов: Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые коллеги!

У нас проблемы схожие, но я бы хотел сказать о другом, я бы хотел поблагодарить Вас за то, что Вы в прошлом году приняли решение: и Бурятию, и Забайкалье включили в Дальневосточный федеральный округ. У нас кардинальные произошли изменения, мы, честно, сами не ожидали, у нас очень многое сдвинулось.

Первое по социальным вопросам. У нас, я говорю про Бурятию, пошли выплаты на третьего ребенка. Раньше у нас их не было, коэффициент рождаемости высокий, мы не попадали. Сейчас у нас женщины, родившие третьего ребенка, получают 11 200 каждый месяц до трехлетнего возраста, уже 1 160 матерей под это попадает. Потом пошла льготная ипотека, вот эти 5 процентов, которые у нас по дальневосточным. Потом материнский капитал на второго.

В.Путин: Сейчас два хотят уже.

А.Цыденов: Да, да. Материнский капитал, увеличенный по Дальнему Востоку на 136 тысяч рублей, тоже существенно сыграл, и, безусловно, люди это отмечают. Льготные билеты на авиаперевозки у нас пошли.

Пошла поддержка бизнеса. У нас было очень много проектов, которые качались, качались годами. Они до меня 10 лет висели, их туда-сюда качали. Сейчас возникли механизмы поддержки ТОРов дальневосточные, и за полгода уже пришли инвесторы, вложили деньги и проекты пошли. Это механизм ТОР и механизм субсидирования инфраструктурного обеспечения, строительство ЛЭП, инженерия. Юрий Петрович проводит комиссию, есть решение комиссии – банк выносит на кредитный комитет, финансирует уже начало проекта.

И у нас дальневосточная субсидия, которая идет к точкам экономического роста: когда есть бизнес и вокруг него можно садик отремонтировать, школу отремонтировать, объект культуры. В этом году у нас 98 мероприятий прошло по дальневосточной субсидии, мы 47 учреждений образования (это школы и детские сады) провели ремонтом, 13 объектов культуры, 31 мероприятие по здравоохранению. И это все в районах. Там, где хоть чуть-чуть бизнес теплится, немножко добавили – люди совсем себя по-другому чувствуют.

Поэтому, конечно, есть проблемы, но надо отметить, что когда мы вышли в Дальневосточный федеральный округ, очень сильна, заметна стала поддержка. Другой уровень, это люди видят. И я еще раз хотел бы сказать спасибо за это решение.

И два предложения в рамках того финансирования, которое уже имеется. Мы по ФЦП «Жилище» и по ФЦП «Устойчивое развитие сельских территорий» даем субсидии на жилье молодым семьям безадресно, просто молодая семья в порядке общей очереди. При этом, чтобы субсидия шла адресно, допустим, учителю, врачу, ветеринару, работнику культуры… Вот эта семья, оставшаяся в деревне, вокруг себя создает условия для того, чтобы населенный пункт жил. У нас есть земский доктор, сейчас будет земский учитель. Но для этого кто-то должен переехать в другой населенный пункт. А если ты здесь родился, вырос и остался работать, тебе никакой поддержки нет.

Поэтому чтобы закрепить врача, учителя в населенном пункте, мне кажется… Мы все равно даем порядка 150 квартир, общим чохом даем, а если это будет поддержка по целевым группам, это будет больший эффект как раз для развития сельских территорий.

В.Путин: Это значит, что мы кого-то должны будем ограничить?

А.Цыденов: Не ограничить. Почему? У нас сейчас общая очередь, а здесь будет …

В.Путин: Значит, общей очереди не будет, будет специализированная очередь, и это означает, что в эту общую очередь уже никто не попадет, кроме определенных групп по профессиям. Нет, я понимаю, что это очень важные для нас группы профессиональные – здравоохранение, образование. Я понимаю. Но мы также должны понимать, что если мы всё туда перетащим, то больше в эту программу никто не попадает.

А.Цыденов: И еще одно предложение – по контрольным цифрам приема в вузы. У нас в основном контрольные цифры приема все-таки на западе. И наши выпускники, не имея возможности поступить здесь, в любом случае едут на запад. Они поступают там, а потом не возвращаются. Даже если вернется, он все равно уже «там». Он тут два-три года поработал, чуть-чуть на ноги встал и все равно уезжает. Поэтому если КЦП (контрольные цифры приема) в вузы будут больше доводиться сюда… У нас 50 процентов обеспеченность от количества выпускников.

В.Путин: В ваши вузы?

А.Цыденов: Да, в наши вузы, дальневосточные.

В.Путин: Дальневосточные? Вот это правильно абсолютно. Это правильно. Точно, полностью поддерживаю. Вы правы.

Алексей Самбуевич прав, человек уезжает, в Питере, в Москве если пожил, корни пустил, он или не возвращается, или все равно потом его туда тянет. Поэтому это Министерство науки и высшего образования должно учитывать, конечно, обязательно.

А где Министр? Михаил Михайлович.

М.Котюков: Владимир Владимирович, мы абсолютно эту задачу понимаем и в практическом плане ее уже реализуем. Например, по республике Бурятия мы с Алексеем Самбуевичем много раз ее обсуждали, контрольные цифры приема на бюджетные места уже на следующее 1 сентября увеличены практически на 10 процентов, по сравнению с тем, что сейчас у нас произошло.

В.Путин: У нас количество студентов в крупных столичных центрах европейской части выросло, по сравнению даже с советским периодом на большое количество процентов.

На сколько выросло в Москве, скажем?

М.Котюков: Владимир Владимирович, увеличение достаточно серьезное, сегодня в Москве примерно 1 миллион студентов за счет всех форм.

В.Путин: По сравнению с советским периодом увеличение примерно на сколько?

М.Котюков: Примерно, я думаю, процентов на 20.

В.Путин: Представляете? А трудоустройство непростое. В Москве, Петербурге не так просто, а здесь не хватает специалистов. Поэтому это, конечно, государственная задача эти потоки перенацелить.

Алексей Самбуевич прав.

М.Котюков: Здесь важна и вторая составляющая, губернаторы об этом говорят, для ребят важно не только поступить в университет в своем регионе, но еще и рабочее место найти, поэтому здесь нам нужно всем вместе дополнительно поработать. Александр Александрович в своем докладе сказал о 145 тысячах запросов на новых специалистов, из них, насколько мы знаем, в бумагах, только четверть с высшим образованием, а у нас ежегодно заканчивают вузы на Дальнем Востоке практически 40 тысяч человек.

В.Путин: Количество бюджетников где-то придется сократить, а где-то, в частности в Дальневосточном регионе, безусловно, нужно увеличить.

М.Котюков: Абсолютно, этим уже занимаемся в практическом плане, это будет сделано в ближайшее время.

В.Путин: Хорошо.

А.Цыденов: Владимир Владимирович, спасибо еще раз.

В.Путин: Спасибо.

Пожалуйста, коллеги. Прошу Вас, Сергей Иванович.

С.Фургал: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович, уважаемые коллеги!

Хотел бы от себя лично и от жителей Хабаровского края поблагодарить Вас, Владимир Владимирович, за особое внимание к вопросам развития Дальнего Востока. Сегодня уже затрагивалась тема здравоохранения, и я хочу остановиться буквально коротко на нескольких вопросах. Понятно, что сегодня в первичном звене здравоохранения существует очень много проблем, но я бы хотел остановиться именно на таких общих проблемах, которые присущи сегодня для Дальнего Востока.

Александр Александрович Козлов высказал мнение рабочей группы по изменению методики предоставления субвенции по фонду обязательного медицинского страхования в северных и отдаленных районах Дальнего Востока. Имеется в виду ввести повышающий коэффициент дальневосточных территорий. Хочу подчеркнуть, что этот вопрос, конечно, требует положительного решения не только с точки зрения того, что не хватает денег, а уже даже с точки зрения справедливости, потому что люди должны получать первичную медицинскую помощь, прежде всего, конечно, там, где они живут.

С другой стороны, организация здравоохранения, существующее нормативное или подушевое финансирование учреждений должно учитывать различия транспортной, энергетической доступности и, самое главное, плотности населения. Я просто хочу привести маленький пример.

Аяно-Майский район Хабаровского края – это 20 процентов всей территории Хабаровского края. Плотность населения 0,01 человека на квадратный километр. В четырех населенных пунктах проживает всего лишь 1 976 человек. Если исходить из норматива, то должна быть одна амбулатория. Но автомобильной доступности нет, только авиасообщение. Соответственно, край вынужден держать центральную районную больницу, филиал и две амбулатории. Соответственно, мы выходим за все показатели по финансированию, а если еще учесть, что в том районе киловатт-час стоит от 25 до 75 рублей, то становится понятно, какие деньги мы должны тратить на содержание этих медицинских учреждений. И это будет исходить за счет других. При этом в крае сегодня сверхнормативных участковых (я подчеркиваю, именно участковых) больниц 90 процентов, то есть 26.

Хотелось бы подчеркнуть и проблему со скорой помощью. В соответствии с порядком оказания медицинской скорой помощи, мы должны обеспечить 20-минутный доезд бригады скорой помощи до больного. Чтобы выполнить эти требования, мы содержим в поселениях пункты скорой помощи, которые, находясь в круглосуточном дежурстве, иногда выполняют всего два, три, четыре выезда в день. Подушевой норматив финансирования в системе ОМС покрывает не более половины расходов на их содержание.

Я хочу просто привести пример. У нас есть федеральная дорога Лидога – Ванино протяженностью 326 километров. Дорога горная, промежуточных населенных пунктов по дороге нет, для оказания скорой медицинской помощи нам пришлось организовать два травмацентра: в Троицке и в Ванинской ЦРБ. Круглосуточно работают две бригады скорой помощи. Это сверх всяких нормативов, если считать на численность прикрепленного населения.

Чтобы покрыть сверхнормативные расходы, мы в пределах терпрограммы вводим, конечно же, повышающие коэффициенты, но тем самым снимаем финансирование с других учреждений. И таких сверхнормативных расходов сегодня только в Хабаровском крае 2,5 миллиарда рублей. Это 9,3 процента от стоимости всей терпрограммы.

Также от имени Хабаровского края подтверждаю высокую значимость мероприятий национальной программы по поддержке строительства ФАПов и амбулаторий. У нас сегодня в Хабаровском крае 177 ФАПов и 57 амбулаторий, при этом только половина расположена в приспособленных помещениях, которые не соответствуют санитарным требованиям.

В федеральном проекте развития первичной медико-санитарной помощи есть мероприятия по замене ФАПов и амбулаторий, но только тех, которые находятся в аварийном состоянии. Первоочередная потребность сегодня в замене у нас – 48 ФАПов и 10 амбулаторий, цена вопроса – 2,2 миллиарда рублей.

Признание ФАП аварийным тут же влечет за собой прекращение медицинской помощи. А если населенные пункты располагаются на расстоянии 200 или 250 километров, соответственно, мы понимаем, что мы ФАП закрыть не можем и построить – тоже. Потому что людей мы же не можем оставить без медицинской помощи.

Поэтому у меня есть три небольших предложения.

Первое. Для ФАПов, амбулаторий и участковых больниц, расположенных в северных и малонаселенных районах Дальнего Востока, применять механизм финансирования не подушевой, а как оплату за готовность к оказанию медицинской помощи.

Второе. Предусмотреть дополнительные субвенции за счет ФОМС или федерального бюджета. Федеральный бюджет мог бы взять на себя обязательства по расходам на оплату труда. Мы, регионы, со своей стороны готовы взять на себя полное содержание ФАПов, амбулаторий, участковых больниц, готовы предоставлять жилье, дополнительные подъемные для привлечения специалистов.

И третье. Предусмотреть поддержку строительства не только аварийных ФАПов, но и ФАПов, находящихся в неприспособленных помещениях, которые не соответствуют санитарным требованиям. Это очень больной вопрос сегодня, который, к сожалению, тоже требует скорого решения.

И четвертое, что тоже крайне важно сегодня. Мы на территории Хабаровского края усиленными темпами сегодня вводим телемедицину. И конечно же, интернет, высокоскоростной интернет, который должен находиться сегодня во всех амбулаториях и ФАПах, для нас явился бы определенной палочкой-выручалочкой, которая позволил бы в кратчайшие сроки молодым специалистам получать самую высококлассную консультацию как в диагностировании, так и лечении. Мы смогли бы передавать сразу и анализы на центральные больницы, и получать консультации, что очень важно сегодня для молодых специалистов.

Потому что, как мы знаем, сегодня интернатуры у нас нет, у нас молодые специалисты сразу едут работать в сельскую местность, либо участковыми в амбулатории. Это серьезная ответственность, и у молодых специалистов возникает страх все равно при установлении диагноза и при принятии решения, потому что ответственность, конечно, все равно несет врач, как бы там ни было. Поэтому все-таки быстрое развитие именно интернета нам бы позволило значительно улучшить оказание медицинской помощи, причем при наименьших затратах.

Спасибо, все.

В.Путин: Что касается телемедицины, то ее развитие предусмотрено в нацпроекте «Здравоохранение». Я просто прошу министра обратить внимание на дальневосточные регионы, где это особенно актуально, дальневосточные, Восточную Сибирь – чрезвычайно актуально, имея в виду расстояния.

Теперь по поводу различных нормативов – подушевых и так далее. Не могу не согласиться с Сергеем Ивановичем, он прав абсолютно. Если мы будем с одними и теми же мерками подходить к разным регионам, находящимся в абсолютно разной ситуации, то отток населения из регионов Дальнего Востока и Восточной Сибири мы не остановим. Это абсолютно точно.

Я сейчас не готов оценивать предложения, которые Сергей Иванович сделал, они подлежат рассмотрению, но то, что он правильно обратил на это внимание, совершенно очевидная вещь. Я прошу, Вероника Игоревна, Вас, вышли мои поручения по поводу решения задач в области первичного звена здравоохранения, но это не значит, что они носят исчерпывающий характер. Надо посмотреть, как отреагировать на то, что сейчас губернатором было сказано.

Пожалуйста, Вероника Игоревна.

В.Скворцова: Спасибо большое.

Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые коллеги!

На самом деле субвенции доводятся не только по подушевому принципу, а с учетом как раз коэффициента межбюджетной дифференциации, которую формирует интегративно Минфин с учетом огромного количества факторов – и транспортной доступности, инфраструктуры, и плотности населения, и развитости бюджетной, и так далее.

И год назад мы подняли вопрос о том, чтобы убрать фактически потолок при распределении субвенций – до текущего года был коэффициент 3. Это позволило после переговоров с Минфином поднять с этого года до 4,5, и привело дополнительно 17,5 миллиарда плюсом в субвенции дальневосточным регионам. И если средний по России норматив подушевой – 11,8, то в регионах Дальнего Востока – от 16 с лишним до 40, это уже есть сейчас. И сейчас остается четыре всего региона дальневосточных, у которых коэффициент дифференциации, установленный Минфином, выше этого определенного потолка, ограничения, выше 4,5, составляет в трех регионах – 6–7 и на Чукотке – 23. И если будет поручение Минфину снять этот потолок ограничения (это около 10 миллиардов дополнительно на 4 региона, туда входит и Магаданская область, потому что там реальный коэффициент 6,5, а получают они по 4,5), то мы это горячо поддерживаем. Собственно, этот потолок устанавливается в силу определенных финансовых сдерживающих механизмов.

Перераспределить это внутри имеющегося фонда ОМС невозможно, потому что это приведет к снижению, соответственно, субвенции в других регионах страны и к ограничению объемов медицинской помощи.

Что касается сметного финансирования, этот вопрос мы обсуждали, и решение уже принято – о том, что с 2020 года ФАПы и фельдшерские пункты на территории всей страны будут не тарифно финансироваться, а, как сказал Сергей Иванович, по полной готовности и исходя из того, что штатное расписание в объеме месячного содержания составляет 90 процентов. Это решение тоже уже принято. Как и многие другие, я очень благодарю Вас, и вся страна благодарит, за подписанное вчера поручение по развитию первичного звена.

Что касается кредиторской задолженности. Я хочу обратить внимание, Владимир Владимирович, на то, что наряду с кредиторской задолженностью, которая есть, она составляет около 2 миллиардов на все дальневосточные регионы, остатки на счетах в учреждениях Дальневосточного округа превысили 13 миллиардов. И мы вчера проводили совещание со всеми губернаторами и говорили о тех ошибках, которые допускаются на местах при распределении тех финансов ОМС, которые приходят в регионы. Те возможности, правила двух ключей, которые позволят нам сейчас дополнительно согласовывать тарифные соглашения и распределение финансов, эту проблему снимут. И мы об этом вчера говорили со всеми регионами: и с Магаданской областью, и с Хабаровским краем, и так далее.

Все остальные предложения мы, безусловно, поддерживаем, частично, как я уже сказала, они содержатся в подписанных вчера поручениях, Дальневосточный регион под особым вниманием, мы работаем сейчас очень тесно, и будем продолжать это делать.

Спасибо большое.

В.Путин: Хорошо.

Что касается стоимости киловатт-часа электроэнергии, то на 19-й год у нас принято решение на выравнивание. У вас там это решение не реализуется разве?

С.Фургал: Владимир Владимирович, у нас 62 населенных пункта находятся на изолированных источниках энергоснабжения. Соответственно, мы, конечно же, компенсируем безоговорочно для населения, но для учреждений и бизнеса, естественно, это не компенсируется.

В.Путин: Это решение распространяется и на учреждения, и на бизнес.

Реплика: Хабаровский край не входит в этот механизм.

В.Путин: Просто Хабаровский край не входит в перечень.

С.Фургал: Да, мы не входим.

В.Путин: Пожалуйста, Андрей Рэмович.

А.Белоусов: Как я понял, что Сергей Иванович имел в виду в части телемедицины. Мы в 20-м году завершаем покрытие ФАПами всех пунктов с населением выше 100 человек, в 21-м – подключение к интернету. Но вся штука в том, что у нас пока ФАПы не предусматривают оснащение техникой, которая имеет выход в интернет. Поэтому мы с Вероникой Игоревной говорили, это поддерживается, я так понимаю, что это потребует некоторых дополнительных затрат, но, как минимум, нужно, чтобы фельдшер имел простейшее электронное устройство с приложениями, которые ему позволяют оперативно связываться с областной больницей и получать там диагностику. А как максимум, чтобы оборудование, которое устанавливается в ФАПах, имело выход в интернет. Это надо в принципе делать по всей стране. Я так понимаю, будут решения такие приняты, когда будут эти принципы разрабатываться, но на Дальнем Востоке – в любом случае.

В.Скворцова: Спасибо большое.

Владимир Владимирович, автоматизированные рабочие места цифровые предусмотрены в программе, и деньги эти выделены, так же, как персональные компьютеры и установка информационных цифровых программ.

Единственное, о чем я говорила 20 августа, мы бы хотели очень незначительный дополнительный ресурс на то, чтобы в ФАПах были цифровые электрокардиографы и дробная, соответственно, система мониторинга пациентов из групп риска. Но в целом ФАПы будут присоединены в 2021 году полностью, и они будут полностью готовы к тому, чтобы работать в сети и иметь мобильную связь с ЦРБ.

В.Путин: Владимир Иванович, пожалуйста.

В.Илюхин: Добрый вечер, уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые коллеги!

Вы затронули тему энерготарифов, и в 18-м году было принято Вами беспрецедентное решение по внедрению механизма выравнивания тарифов на Дальнем Востоке. И я думаю, что мои коллеги из Магадана, Сахалина, Чукотки и Якутии заметили тот экономический эффект, который в итоге мы получили. Часть средств направили на решение социальных, экономических проблем на территории. В частности, по Камчатке мы ежегодно снижаем плату граждан за коммунальные услуги, в текущем году более чем на 5 процентов предусматривается снижение. Но 1 января 2020 года этот механизм прекращает свое действие.

Я просил бы Вас все-таки продлить это решение хотя бы еще лет на пять. Для всех вещь достаточно важная, Владимир Владимирович.

В.Путин: Поговорим сегодня об этом.

В.Илюхин: И второй момент, на который хотел бы обратить внимание, в поддержку слов моего коллеги с Сахалина, – по ситуации по сейсможилью.

У нас процент гораздо выше, чем на Сахалине. У нас сегодня примерно 25 процентов жилья имеет дефицит 2,5 балла и выше. Это предельный дефицит. Мы активно работали в рамках федеральной целевой программы по строительству и сейсмоусилению жилья и социальных объектов. Построено порядка 40 домов, 58 социальных объектов сейсмоусилено. Но с 2014 года эта программа перестала работать. Сейчас мы на конкурсной основе, благодаря решению Минстроя, получаем средства. В этом году порядка миллиарда рублей на эти цели получим. Но этого явно недостаточно.

Просили бы Вас, Владимир Владимирович, дать поручение о том, чтобы разработали целевое мероприятие по решению проблемы, связанной и с сейсмоусилением объектов, и со строительством новых объектов и жилья.

Спасибо.

В.Путин: Хорошо.

Пожалуйста.

В.Орлов: Владимир Владимирович, постараюсь очень коротко.

Мы полностью поддерживаем нацпрограмму, участвовали в ее разработке. Я хотел бы коротко остановиться на теме сельского хозяйства, два тезиса сказать.

Мы очень конструктивно работаем с Минсельхозом, дважды на площадке у Дмитрия Анатольевича Медведева мне удалось выступить по этой теме за последние четыре месяца. Но последние события августа, когда мы очень серьезно подверглись наводнению, серьезный очень масштаб был, заставили посмотреть немного по-другому на эту тему. Есть два предложения, которые я хотел бы на Вашей площадке, на Вашем уровне поднять.

Первое – это тема мелиорации. У нас оказалось подтоплено из 1 200 тысяч гектаров пашни 250 тысяч гектаров. Ущерб, сегодня заактированный и направленный в федеральный Минсельхоз, 3,4 миллиарда рублей. Эта сумма могла бы быть значительно меньше, если бы была приведена в соответствие мелиоративная система. Из 1 250 тысяч гектаров пашни у нас 200 тысяч мелиорировано еще в советское время. Эта система сегодня требует модернизации, она значительно заросла, но ее можно оперативно взбодрить, она будет выполнять необходимый функционал.

Что касается строительства новой системы. Стоимость ее составляет от 80 до 120 тысяч рублей за гектар в зависимости от земли. И наши хозяйства не в состоянии потянуть эти расходы. Почему? Потому что дополнительная урожайность этой мелиорированной системы дает окупаемость на эти затраты примерно за 10–12 лет. У Минсельхоза есть программа поддержки, она заключается в том, до 65 процентов может быть возмещено за счет федерального бюджета. Мы попросили бы для Дальнего Востока немного изменить этот параметр: во-первых, убрать слово «до», сделать конкретным этот уровень поддержки, а во-вторых, увеличить размер поддержки до 90 процентов. Тогда мы в течение 8–10 лет сможем полностью обустроить наши земли системой мелиорации. Это повысит рентабельность хозяйств сельхозтоваропроизводителей и, соответственно, увеличит урожайность и снизит затраты государства в случае ЧС.

Вторая тема. Мы, конечно, хотим развивать переработку. На данный момент ситуация с производством сои (это наша главная культура) такова, что очень высокая будет конкуренция из-за неурожая. Сегодня в Амурской области мы ежегодно производим примерно 1 миллион – 1 200 тысяч тонн сои. В этом году будет чуть меньше, но из них мы готовы 500 тысяч тонн перерабатывать, для этого есть мощности производственные. По прошлому году, по 2018-му, они были загружены только на 60 процентов – 360 тысяч тонн. В этом году ситуация, скорее всего, будет еще хуже.

В.Путин: Почему?

В.Орлов: Дело в том, что очень высокая конкуренция за сырье, экспортно ориентированное сырье с удовольствием забирает Китай. И там большой комплекс вопросов есть. Я предлагаю сегодня поддержать товаропроизводителей, переработчиков, в противном случае нам придется их спасать от банкротства в следующем году. Нам необходимо им предоставить долгосрочные субсидированные кредиты на закупку сырья, тогда они точно этот тяжелый для них год переживут. А что касается того, как загрузить в полном объеме мощности по переработке, – это большой комплекс вопросов, во многом связанный с необходимостью открывать рынки, диверсифицировать рынки сбыта: китайский рынок, японский рынок. Это отдельная, очень большая история.

Я сегодня хотел бы поднять именно вопрос о долгосрочных субсидированных кредитах для сельхозтоваропроизводителей, переработчиков.

В.Путин: Давайте подумаем, рынок-то колоссальный, там просто только один Китай – у него потребность 80 миллионов, тонн, если не под 100. Поэтому это у вас влёт все будет уходить. Вопрос в том, чтобы добавленная стоимость продукции была выше.

Я согласен, конечно, нужно подумать о том, чтобы поддержать именно переработчиков, это правда. Хотя, знаете, там проблемы у наших соседей, в связи со сложностями с американскими партнерами, возникает даже дефицит, поэтому они с удовольствием купят все, они уже нам об этом сказали.

Пожалуйста.

А.Левинталь: Уважаемый Владимир Владимирович!

Хотел бы сразу сказать, в отношении программы мы полностью поддерживаем от Еврейской автономной области проект программы. Так уже по жизни довелось мне участвовать в разработке реализации целого ряда программ по Дальнему Востоку, и, к сожалению, те программы грешили тем, что при, может быть, хороших заявлениях, правильных тезисах они не имели достаточных механизмов реализации, а самое главное источников финансирования. И это была большая беда, и последние программы были выполнены на 10–20 процентов, не более.

Поэтому очень важно, Владимир Владимирович, что Вы проявили политическую волю и определили приоритет Дальнего Востока, и я надеюсь, что этот приоритет будет реализован как раз с учетом источников финансирования, и это позволит у нас реализовать этот исторический шанс, реализовать эту программу. Потому что в данном случае мы не просто спасаем депрессивный регион Дальний Восток, а мы создаем основу, контактную зону для работы с Азиатско-Тихоокеанским регионом для России. И я думаю, что Дальний Восток сторицей отдаст те вложения, которые будут произведены в Дальний Восток.

Буквально несколько слов хотел сказать о проблеме сбалансированности. Тут она уже поднималась, но для Еврейской области просто она крайне актуальна. В прошлом году, если Вы помните, я поднимал как раз этот вопрос в связи с началом подготовки к реализации национальных проектов, а сейчас еще и программа «Дальний Восток» будет, и для области были определенные вопросы. И они, к сожалению, остаются.

То поручение, которое Вы дали тогда, к сожалению, оказалось не выполнено. Несбалансированность у нас остается, она усугубляется, и несмотря на то, что за последние три года мы наряду с Якутией являемся лидерами в наращивании собственных доходов на Дальнем Востоке, опережаем российские темпы роста налоговой базы собственной, в то же время дотации нам сократились в 2019 году по сравнению с 2015 годом на 20 с лишним процентов. И мы не можем сбалансировать бюджет, расходы гораздо больше, чем досходы. Расходы все-таки растут, надо выполнять указы Президента. Мы стараемся не срывать задачи по заработной плате и так далее, поэтому здесь есть определенные проблемы.

Тем более в этом году, к сожалению, Вы знаете, по Амурской области беда. Эта беда пришла к нам, сейчас она в Хабаровский край сдвигается, паводок идет, и мы несем достаточно большие потери. Хотя мы используем опыт 2013 года, к сожалению, он у нас есть, но благодаря ему, у нас домов подтоплено минимально – всего 200 домов.

Но, допустим, по сельхозугодьям я только одну цифру назову. Масштабное затопление, которое было в 2013 году, – мы тогда потеряли 33 тысяч гектаров, сейчас мы уже потеряли 56 тысяч гектаров, потому что не столько уровень Амура, сколько поверхностные воды. Тайфуны заходят, практически целый август заливало и в Амурской области, у нас. Мы потеряли большое количество, то есть мы практически половину земель потеряли, урожая. А на той земле, которая осталась незатопленной, урожай будет как минимум в полтора-два раза меньше, чем обычно.

Поэтому ситуация крайне непростая, но мы вынуждены на ликвидацию последствий, безусловно, тратить сейчас собственные ресурсы, опять же небольшие, которые у нас есть, из бюджета сегодня, пока мы из Федерации не получали поддержки. Мы сейчас обращение подготовили в Правительство, надеемся, что получится, в том числе, может быть, с Вашей помощью.

Но там еще одна проблема есть, есть фермерам, ЛПХ помощь, а вот, допустим, огородам… То есть у людей огороды затопило, несколько тысяч огородов, люди с этого кормятся просто, доходы небольшие. У нас, к сожалению, по законодательству не положена федеральная компенсация. Мы всё тратим на то, чтобы спасти дома и так далее. Поэтому просьба, если в этом направлении можно тоже оказать какую-то помощь, помимо той федеральной, которая регламентами установлена, все-таки посмотреть. Потому что для людей это крайне важно, в зиму входя, там картошка утонула, овощи у людей и так далее. Все-таки этот вопрос, может, нормативно посмотреть как-то, поменять возможность компенсации для этой категории. Она, к сожалению, сегодня не предусмотрена.

В.Путин: Она не предусмотрена, потому что просчитать трудно.

А.Левинталь: Оценочные комиссии мы создали.

В.Путин: Огороды просчитать очень сложно. Я сейчас только что говорил об этом с людьми в Иркутской области.

А.Левинталь: Да, я знаю.

В.Путин: Да. Но по огородам там мы решение примем, в целом по каждому пострадавшему региону будут приниматься соответствующие решения о поддержке – в целом.

А.Левинталь: Спасибо.

В.Путин: Я сейчас не вдаюсь в детали, не могу, это касается и Приморского края, Хабаровского края, Еврейской автономной области, всех пострадавших регионов. Без всякого сомнения, мы будем ими заниматься. Все должны знать, что никто брошен не будет. Это вот чтобы было всем понятно.

А.Левинталь: Еще, Владимир Владимирович, два момента и предложения, чтобы завершить.

У нас еще проблема в связи с несбалансированностью подготовки к зиме. Мы по части оборудования попросили федеральную поддержку, и нам сейчас она оказывается – 98 миллионов будет выделено. Уже и с Минфином, и с Министерством ЖКХ это отработано, но по закупке угля еще остаются проблемы. Если есть возможность все-таки по финансированию этой проблемы дать поручение, может быть, Минэнерго, Министерством ЖКХ вместе с Минфином посмотреть возможность, потому что месяц остался до начала зимы, у нас серьезнейшие проблемы. Просто чтобы не допустить ЧС.

В.Путин: По подготовке к зиме?

А.Левинталь: Да, это по подготовке к зиме, закупка топлива. Мы с Якушевым отрабатывали, он приезжал к нам.

А.Новак: Владимир Владимирович, мы проводили совещание здесь, в Дальневосточном федеральном округе, по подготовке к зиме. Действительно, эта проблема есть у многих регионов. Это касается, в первую очередь, не крупных теплоэлектроцентралей, где вырабатывается электроэнергия и тепло централизованное, а это касается котельных. В первую очередь, это жилищно-коммунальное хозяйство. И там действительно у регионов (мы обращали внимание Министерства финансов) недостаточно собственных ресурсов для того, чтобы обеспечить в полном объеме закупку. То есть регионы вынуждены кредитоваться. Это вопрос больше межбюджетных отношений. Мы здесь поддерживаем, безусловно, регионы в том, чтобы это было обеспечено. С нашей стороны, со стороны компаний угольных в полном объеме обеспечены все наши крупные теплоэлектростанции углем, которые обеспечивают централизованное энергоснабжение. Для котельных, на мой взгляд, требуется дополнительная финансовая поддержка.

Спасибо.

В.Путин: Да. По поводу финансирования, Горнин здесь? Пожалуйста.

Л.Горнин: Уважаемый Владимир Владимирович!

Мы внимательно рассматривали с нашими коллегами из ФАС и из Минэнерго вопрос по Еврейской автономной области. Безусловно, мы предоставим 98 миллионов рублей на поддержку в части подготовки котельного оборудования, теплотрасс по направлению.

По закупкам угля мы понимаем, что источником, безусловно, традиционно во многих субъектах Российской Федерации является не бюджет, а ресурсоснабжающие организации, тарифы, в том числе тарифы населения. И я хотел бы обратить внимание как раз губернатора, что есть один из главных вопросов этой проблемы. Не хотел говорить об этом, но это стоимость приобретаемого угля. Она существенно отличается от средних показателей по другим субъектам Российской Федерации.

В.Путин: То есть она выше?

Л.Горнин: Она выше.

В.Путин: Выше даже соседних регионов?

Л.Горнин: Даже соседних регионов.

В.Путин: А чем это объясняется?

А.Левинталь: Объясняю, Владимир Владимирович.

Мы специально, когда нам поставили вопрос, Минфин написал, что у нас в четыре раза тарифы больше, чем в среднем по Российской Федерации. Докладываю объективную ситуацию. Такой ситуации нет, у нас действительно на 20–30 где-то процентов больше стоимость. Первое – это единственный регион, где нет собственного угля. Хабаровский край, Амурская область, Приморский край – все имеют уголь.

В.Путин: Это все счетные позиции, надо посмотреть.

А.Левинталь: Да, конечно.

В.Путин: А если у вас цены завышены, примите меры соответствующие. Если это все в рамках нормы, имея в виду специфику…

А.Левинталь: Нас прокуратура проверяла.

В.Путин: Сейчас, секундочку. Тогда Минэнерго окончательно доложит. Подготовка к зиме должна быть завершена в самое ближайшее время по любому. Мне доложите потом.

А.Левинталь: Спасибо, Владимир Владимирович.

В.Путин: Давайте в этой части мы закончим.

Что я хотел бы сказать. С учетом того, что было здесь сегодня сказано в ходе совещания, и с учетом позиции руководителей регионов и нашего сегодняшнего разговора я прошу в течение двух с половиной месяцев, до середины ноября, доработать подготовленную программу и представить ее к утверждению. Договорились?

Что касается жалоб в отношении статистики, мы слышим их часто. Один из бывших политических деятелей прошлого сказал как-то: «Есть ложь, есть наглая ложь, а есть статистика». Но к нашей статистике это не имеет отношения, хотя проблем здесь хватает. Министерство экономического развития думает над тем, как совершенствовать эти механизмы. Там действительно некоторые вещи устарели, но нет ни у кого желания ничего лакировать, ничего придумывать. Это вопрос еще того, как формируются те или иные вопросы. Это не проблема тех людей, которые считают, а проблема самих методик, которыми, откровенно говоря, достаточно долгое время пользуются, они из прошлого достались. Надо совершенствовать, это правда.
Источник:  http://www.kremlin.ru
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~vRTNT


Газета «Санкт-Петербургский вестник высшей школы»

Санкт-Петербургский вестник высшей школы

музыкальный вестник