Пресс-конференция по итогам российско-турецких переговоров

Фото: http://www.kremlin.ru

Фото: http://www.kremlin.ru

9 Апреля 2019

Пресс-конференция по итогам российско-турецких переговоров

По итогам рабочего визита Президента Турции в Россию в Кремле состоялась пресс-конференция Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана.

Перед началом пресс-конференции в присутствии президентов прошёл обмен принятыми двусторонними документами.

Главы государств сделали заявления для прессы и ответили на вопросы журналистов.

* * *

В.Путин: Уважаемый господин Президент, дорогой друг! Дамы и господа!

Мы рады принимать в Москве Президента Турецкой Республики. Поддерживаем тесные регулярные контакты и сегодня провели очередное заседание Совета сотрудничества высшего уровня, в рамках которого у нас состоялись переговоры в узком составе с участием руководителей основных министерств, ведомств, крупных компаний двух стран.

Вместе с господином Эрдоганом мы встретились также с представителями российского и турецкого бизнеса, деловых кругов.

В ходе переговоров обстоятельно рассмотрели с Президентом Турции весь комплекс вопросов двустороннего взаимодействия. Особое внимание, естественно, уделили торгово‑инвестиционным связям, которые в последнее время заметно прибавили в темпах и объёме.

В 2018 году товарооборот вырос на 16 процентов – до почти 26 миллиардов долларов. Встречные капиталовложения были значительными, достигли 20 миллиардов долларов.

Важную роль в организации экономического взаимодействия играет смешанная межправительственная комиссия. Активно работает Российско‑турецкий деловой совет, по линии которого оказывается содействие налаживанию прямых контактов между предпринимателями двух стран, в том числе представляющими малый и средний бизнес.

Реализации новых совместных проектов способствует Российский фонд прямых инвестиций и Турецкий суверенный фонд, которые только что подписали соглашение о создании инвестиционной платформы с капиталом в объёме одного миллиарда долларов. С таким уставным капиталом, думаю, они смогут привлечь не менее пяти миллиардов долларов финансирования в различные проекты.

Стратегический характер носит взаимодействие в энергетике. «Росатом», как известно, возводит первую в Турции атомную электростанцию «Аккую» – четыре энергоблока общей мощностью 4800 мегаватт. Работа первого энергоблока должна быть начата в 2023 году – к столетнему юбилею Турецкой Республики.

По плану, в соответствии с графиком, продвигается строительство «Турецкого потока». На днях произведена стыковка морского участка с его наземным продолжением на побережье Турции, и уже до конца текущего года российский газ начнёт поступать к турецким потребителям по этому маршруту.

В дальнейшем, после расширения мощности «Турецкого потока» и строительства его второй ветки, поставки будут осуществляться также транзитом в Европу.

Подчеркну: оба этих проекта ‒ и АЭС «Аккую», и «Турецкий поток» ‒ отвечают самым высоким экологическим и технологическим требованиям, стандартам и станут важнейшими элементами обеспечения региональной и общеевропейской энергетической безопасности.

Хорошие возможности для углубления кооперации имеются в металлургической промышленности, автомобилестроении, сельском хозяйстве, инновационной и высокотехнологичной областях. Обо всём этом мы сегодня подробно говорили, общались с представителями бизнеса, как я уже сказал, с предпринимателями, ознакомились с их инициативами.

Обсудили состояние сотрудничества России и Турции в военно‑технической сфере. В частности, реализацию контракта на поставку в Турцию зенитно‑ракетных систем С‑400 «Триумф». Речь также шла и о других текущих и перспективных проектах в рамках военно‑технического сотрудничества.

И конечно, затрагивались вопросы развития культурно‑гуманитарных контактов и связей по линии гражданского общества. На этом направлении успешно работает Российско‑турецкий форум общественности. В феврале в Анкаре проведена встреча ректоров российских и турецких вузов. В рамках программы обмена опытом между информагентствами на стажировку в Москву приезжали турецкие журналисты, а летом планируется аналогичная стажировка российских репортёров в Турции.

Характерной чертой российско‑турецких отношений является высокий уровень туристических обменов. Турция пользуется всё большей популярностью у российских туристов, которые посещают не только турецкие курорты, но и многочисленные исторические и культурные достопримечательности. В прошлом году Россия вновь заняла первое место по числу иностранных туристов в Турецкой Республике ‒ шесть миллионов человек.

В свою очередь мы ценим то внимание, которое турецкие власти уделяют безопасности и комфортному пребыванию россиян, и намерены последовательно вести работу по либерализации взаимного визового режима.

В частности, в ближайшее время будет решён вопрос отмены виз для профессиональных водителей.

Связи в сфере науки, образования, искусства, туризма всегда способствовали и способствуют укреплению атмосферы доверия и взаимопонимания между нашими странами. Отмечу в этом контексте, что мы с Президентом Эрдоганом придаём важное значение проведению перекрёстного Года культуры и туризма России и Турции, который откроется сегодня показом турецкой постановки оперы «Троя» в Большом театре в Москве.

При обмене мнениями по актуальным международным проблемам большое внимание, конечно же, было уделено ситуации в Сирии. Подчеркну, Россия и Турция продолжат эффективное взаимодействие в рамках трёхстороннего, с участием Ирана, астанинского формата.

Сейчас, когда основные силы террористов разгромлены, важно сосредоточиться на окончательной стабилизации обстановки на земле и продвижении процесса политического урегулирования в соответствии с резолюцией 2254 Совета Безопасности Организации Объединённых Наций.

В этом контексте условились с господином Эрдоганом в координации с сирийским правительством, оппозицией и ООН всячески способствовать скорейшему запуску работы Конституционного комитета.

Мы обсудили также положение дел в зоне деэскалации Идлиб и перспективы всеобъемлющего выполнения Сочинского меморандума. Рассчитываю, что совместные усилия помогут нормализовать ситуацию внутри и вокруг зоны деэскалации, а в конечном итоге приведут к нейтрализации террористического очага.

При этом исходим из необходимости принципа сохранения суверенитета, независимости и территориальной целостности Сирии. Недопустимо разделение страны на зоны влияния.

Первоочередной является задача обеспечения гуманитарного содействия постконфликтному восстановлению Сирии. Имею в виду возведение и ремонт базовой инфраструктуры, домов, больниц, школ, объектов водо- и энергоснабжения.

Важно, чтобы всё мировое сообщество приняло участие в такой работе. Только сообща мы сможем создать необходимые условия для возвращения сирийских беженцев и временно перемещённых лиц в свои дома.

И в завершение хотел бы констатировать, что состоявшееся заседание Совета сотрудничества и проведённые двусторонние переговоры были весьма и весьма успешными. Убеждён, достигнутые сегодня договорённости послужат дальнейшему развитию российско‑турецкого партнёрства во всех областях.

Хочу ещё раз поблагодарить нашего друга господина Эрдогана, всех турецких коллег за совместную работу.

Спасибо большое.

Р.Т.Эрдоган (как переведено): Господин Президент, уважаемый друг! Уважаемые министры! Уважаемые представители прессы! Дамы и господа!

Сердечно приветствую всех присутствующих здесь, в этом зале. Прежде всего хочу выразить ещё раз благодарность моему другу господину Путину, лично, от своего имени за оказанное гостеприимство.

Сегодня мы завершили восьмое совещание Совета сотрудничества на высшем уровне. Мы рассмотрели различные аспекты нашего сотрудничества как в формате тет‑а‑тет, так и в формате межделегационных встреч.

С другой стороны, мы проявили волю для продвижения наших отношений. В последующем периоде мы рассмотрели все шаги, которые мы должны предпринять в этом направлении.

Наши тесные контакты и искренние идеалы положительно отражаются на наших отношениях. В прошлом году торговый оборот вырос на 15 процентов и достиг 26 миллиардов долларов.

Несомненно, это находится ниже нашего потенциала. Как вы все знаете, мы поставили задачу достичь 100 миллиардов долларов между нашими торговыми отношениями. В этом направлении мы также рассмотрели все вопросы, которые могли бы привести к устранению всех ограничений на этом направлении.

С другой стороны, с моим дорогим другом Путиным нам удалось провести встречу с предпринимателями, как с турецкими, так и с российскими. В рамках этого вопроса мы выслушали вопросы, проблемы, с которыми сталкиваются наши предприниматели, и каким образом мы могли бы найти решение для этих вопросов.

В Российской Федерации действуют 1300 турецких инвесторов. В прошлом году вместе с господином Путиным мы заложили фундамент атомной электростанции «Аккую», строительство которой быстрейшим образом продолжается.

С другой стороны, газопровод «Турецкий поток». Мы знаем, строительство морского участка завершилось, строительство сухопутной части продолжается, и надеемся, что до конца этого года это строительство завершится.

С другой стороны, социальные и культурные отношения между нашими странами ‒ мы придаём этому большое значение. Укрепление связей между гражданами наших стран имеет большое значение.

С этой целью в 2019 году мы объявили перекрёстным Годом культуры и туризма наших стран. Сегодня в Большом театре состоится показ оперы «Троя», которая будет представлена анкарским Государственным театром оперы и балета. На протяжении всего года мы будем организовывать эту оперную постановку.

В прошлом году нашу страну посетили шесть миллионов российских туристов. Считаю, что в 2019 году этот рекорд будет побит. Считаю, что нам необходимо продвинуться в вопросе либерализации виз, и надеюсь, что в скором времени эти шаги будут сделаны. Этот вопрос с господином Путиным мы также отдельно рассмотрели.

Дорогие представители прессы!

В ходе наших сегодняшних встреч мы коснулись проблем в Сирии, а также других региональных вопросов, обменялись мнениями. В рамках процессов сирийского конфликта мы дали оценку решению Соединённых Штатов о выводе войск из этого региона. В первую очередь мы затронули идлибский вопрос.

С другой стороны, также коснулись сирийского вопроса. Мы проконсультировались по дополнительным шагам, которые могли бы привести к обеспечению мира и стабильности в Сирии.

С другой стороны, совместно с российской стороной мы продолжим борьбу: я хочу отметить, что без уничтожения, ликвидации террористических организаций в Сирии нашей национальной безопасности представляется угроза.

Зоны деэскалации в Идлибе предотвратили гуманитарную трагедию в этом регионе. Хочу также отметить, что мы подчеркнули вновь необходимость обеспечения стабильности и спокойствия, которые должны быть в Идлибе.

С другой стороны, угроза, которая представляется нашей национальной безопасности на севере Сирии, – мы не закроем на это глаза. Хочу отметить, что террористические организации представляют такую угрозу спокойствию и стабильности нашему региону, как и террористическая организация ДАИШ. Считаю, что необходимо ликвидировать эту угрозу наряду с ДАИШ.

Считаю, что мы пришли к согласию с Россией, что нам можно только политическим разрешением вопроса достичь спокойствия в Сирии, придать импульс процессу урегулирования сирийского конфликта, а также при скоординированном действии с ООН только после сбалансированного учреждения конституционного комитета в кратчайшее время можно будет решить этот вопрос.

Дорогие представители прессы!

Наши отношения с Россией продолжают развиваться на взаимной основе. Это импульс, который мы придали развитию нашим отношениям. Мы проявили волю, и в этом совещании высшего сотрудничества мы проявили ещё раз.

Завершая свою речь, хочу ещё раз выразить благодарность за гостеприимство господину Путину, которое проявили мне и лично моей делегации.

Хочу пригласить заранее господина Путина на последующее совещание Совета о сотрудничестве на высшем уровне, который пройдёт в нашей стране.

Наши проведённые встречи, решения, которые приняты, надеюсь, пойдут на пользу всем нашим странам и народам.

Желаю всем успехов.

Вопрос: Господин Президент! Господин Владимир Владимирович!

Сегодня проведено совещание, сделан в основном акцент на экономику. Как мы знаем, торговые отношения развиваются в пользу России, когда речь идёт о 26 миллиардах долларов. Вы сказали, что Вы наметили задачу достичь отметки 100 миллиардов долларов.

Что можно сделать, какую дорожную карту? Или же в дорожной карте учтёте относительно торговых отношений в национальных валютах, расчётах?

6 февраля господин Путин издал указ о либерализации виз. Это будет касаться всех граждан Турции или нет? Вы подняли этот вопрос или нет, господин Президент?

Р.Т.Эрдоган: Дорогие друзья!

Прежде всего хочу отметить, что отношения между Россией и Турцией, расчёты в национальных валютах были основным элементом, основным пунктом наших переговоров. Я это хочу особенно выразить.

Это постепенно будет увеличиваться. Несомненно, мы в настоящее время не находимся на желаемой точке. Это было бы неправильно, если бы мы так сказали.

С другой стороны, хочу отметить, что торговый оборот между нашими странами развивается в пользу России. Да, это очевидно, ясно и чётко видно, потому что Вы знаете, что мы потребляем природный газ в большинстве случаев из России.

Дело в том, что как раз этот дисбаланс развивается в пользу России именно из‑за импорта природного газа из России. Со временем это развитие событий может измениться.

Если мы сейчас сразу скажем, что нет, этот дисбаланс резко поменяется, – нет, это было бы неправильным решением. Потому что известно, какие виды продуктов мы продаём в Россию и что покупаем из России.

Исходя из добрых желаний, в рамках этих добрых желаний, касается это энергетики или же оборонной промышленности, или всех этих сфер, мы рассмотрели все эти вопросы, рассмотрели все эти бюджеты.

Не нужно обманывать друг друга. Нам нужно посмотреть, какими путями можно развивать эти отношения. Больше всего мы останавливаемся на таком вопросе: каким образом мы можем обеспечить наши потребности?

Сегодня, если это касается природного газа, это жизненные вопросы нашей страны. Это мы потребляем и в жилых помещениях, и в промышленных предприятиях, и всем видно, насколько в этом мы нуждаемся: в 81 провинции нашей страны мы употребляем газ, это означает, что в большинстве случаев мы используем природный газ, даже в районных провинциях у нас уже используется природный газ.

50 процентов составляет эта потребность, то есть мы покупаем из Российской Федерации. Посмотрите, через море проложили трубопровод, и морская часть «Турецкого потока» завершена, строительство сухопутной части продолжается. В кратчайшее время, до конца этого года приложим все усилия, чтобы завершить строительство сухопутной части.

С другой точки зрения, касательно оборонной промышленности, у нас есть сотрудничество с Российской Федерацией в этом вопросе. Мы сделали шаги, будем осуществлять шаги, и в настоящее время все наши желания заключаются в том, чтобы перейти к расчётам в национальных валютах.

В.Путин: Я позволю себе добавить два слова.

Если мы говорим о торговом балансе, то он может быть в пользу России. Но это не значит, что все торговые отношения строятся в пользу России. Это абсолютно неверно.

Конечно, мы должны стремиться к тому, чтобы торговые отношения были сбалансированными. И сегодня если вы думаете, что у нас все переговоры были такими благостными, что мы друг друга только нахваливали и говорили о достижениях, это не так.

Но уж Вы задели такой острый вопрос, поэтому я скажу более подробно. Это была деловая встреча сегодня, конкретная, деловая, рабочая встреча.

Мы, например, спорили по вопросам обложения сборами нашей металлургической промышленности. Для нас турецкие партнёры подняли ставку на 2–2,5 процента, а для некоторых других стран понизили на 1,3 процента. Мы понимаем, о чём речь, мы в материале. Я просто вам говорю, что не всё так благостно. Турецкие партнёры, конечно, борются за свои интересы, мы за свои интересы.

Что касается энергоносителей, о которых сказал господин Эрдоган, они формируются не по воле «Газпрома», они формируются рыночным способом. Таковы цены на рынке, они не назначаются «Газпромом» в директивном порядке.

И здесь есть вопросы, есть проблемы, наши турецкие друзья настаивают на одних формах, по коммерческим соображениям «Газпром» предлагает другие решения, но эти решения всё равно будут находиться, мы их будем искать и будем находить, потому что мы дорожим турецким рынком и отношениями с турецкими партнёрами и друзьями.

Но я Вам хочу сказать самое главное в этой части. Дело даже не столько в ценах, хотя это очень важный параметр, дело в стабильности поставок российского газа. У Турции много контрактов в области поставок газа, далеко не все выполняют свои контрактные обязательства, а Россия стабильно выполняет и по объёмам, и по ценам и действует на основе долгосрочных контрактов и, несмотря ни на какие ценовые показатели, создаёт базовые условия для развития турецкой экономики, потому что бизнес понимает, как он будет жить на перспективу, уверен в этих поставках.

Более того, в зимне‑осенний период Россия увеличивает по просьбе турецкого правительства объёмы поставок наших энергоносителей на турецкий рынок, потому что другие партнёры Турции не справляются со взятыми на себя обязательствами, а мы делаем это исправно. Но при этом мы, конечно, отдаём себе отчёт в том, что торговля должна быть более сбалансированной, и у нас здесь есть возможности, мы сегодня об этом говорили.

Это и продолжение работы на строительном рынке. Турецкие компании за последние годы реализовали у нас проектов на 70 миллиардов долларов. Вдумайтесь в эти цифры, хорошие цифры! Большое количество построено объектов и в рамках подготовки к Олимпиаде в Сочи, и в рамках подготовки к чемпионату мира по футболу, и продолжаются эти стройки. Сейчас с турецким бизнесом обсуждали и дорожное строительство и так далее.

В той же металлургической промышленности, в химии есть отличные, хорошие перспективы, в удобрениях, автомобильном транспорте: и по перевозкам, и по производству. Я уже не говорю про военно‑техническое сотрудничество. Это высокотехнологичное производство. Мы вполне можем выйти на совместные разработки и совместное производство высокотехнологичной военной техники.

Поэтому так вот взять приклеить какой‑то штамп – это в пользу России или не в пользу… Это в пользу народа Турции и народа России, а над сбалансированностью мы будем работать.

Извините, там был ещё вопрос по поводу отмены виз. Мы договорились, я сказал, мы сейчас примем решение по водителям большегрузного транспорта. Мы фактически уже договорились, что все владельцы служебных паспортов Турции будут пользоваться безвизовым режимом, а по турецким правилам владельцев таких паспортов в Турции в три раза больше, чем в России.

Что касается вообще безвизового режима, то это вопрос, связанный с обеспечением безопасности в регионе в целом, в том числе и связан с окончательным решением сирийской проблемы. Здесь наши специальные службы между собой должны выработать определённые параметры работы. Эта работа идёт.

Вопрос: Добрый вечер!

У меня вопрос к обоим лидерам.

Вы в последнем месяце встречаетесь очень часто по любым дипломатическим меркам, и на каждой из этих встреч мы слышим, что вы обсудили ситуацию в Идлибе. Судя по Вашим словам, обсуждали Идлиб и сегодня.

Вопрос: означает ли это, что конкретные сочинские договорённости по Идлибу выполнить не удалось? Если да, то в чем проблема? И можно ли, получается, эту проблему тогда отнести, может быть, к перечню тех проблем, которые вообще способны помешать политическому урегулированию в Сирии наряду с признанием США Голанских высот частью Израиля?

В.Путин: Что касается признания Голанских высот частью Израиля, то позицию России Вы знаете, она изложена в соответствующем заявлении Министерства иностранных дел. Это решение противоречит соответствующим резолюциям Совета Безопасности Организации Объединённых Наций.

Идлибская проблема острая. Действительно, нам пока не удалось выйти на те параметры, о которых мы в Сочи договаривались, но я считаю, что она решаемая. Совсем недавно встречались наши министры обороны, обсуждали эту тему.

Мы в принципе выходим на совместное патрулирование, во всяком случае, на патрулирование с двух сторон. Нам пока не удалось создать центр мониторинга, но уверен, что мы это сделаем.

Да, не так быстро, как бы нам хотелось, движение идёт по этому направлению, но всё‑таки оно есть, это движение. И я уже сказал в своём выступлении: все террористические центры должны быть ликвидированы, уничтожены, мы будем к этому стремиться.

А для того, чтобы создать условия для мирного процесса, нам, конечно, эту проблему идлибской зоны нужно решить. Мы сделать это можем только совместно, по этому пути будем двигаться дальше.

Р.Т.Эрдоган: Разумеется, Идлиб в Сирии является таким регионом, словно артерия Сирийского государства. Если произойдет что‑то, что заставит уйти людей отсюда, то единственное направление – это Турция. Это очень деликатный регион. Здесь мы вместе с Российской Федерацией совместно работаем, и по защите есть совместная работа.

Из-за присутствия, к сожалению, некоторых террористических элементов работа у нас сложная. Российская Федерация делает всё возможное. Правительственный режим тоже ведёт со своей стороны некоторую деятельность.

На данный момент в Идлибе мы сделали все те шаги, которые должны были сделать, и будем продолжать это осуществлять. Наше Министерство национальной обороны и Министерство обороны Российской Федерации совместно продолжают работу в этом направлении и будут продолжать.

Как вам известно, здесь не только речь идёт об Идлибе. Есть ещё неразрешённые вопросы. Есть дорожная карта, которая была объявлена по 90-дневнему плану.

Это будет затягиваться, такая ситуация. Но лично я могу сказать следующее, что основным двигателем здесь было сотрудничество между Российской Федерацией и Турцией.

Во-первых, самое главное, ликвидирован террористический коридор, который пытались создать здесь. И более того, очень важно сохранить территориальную целостность Сирии, это сотрудничество нужно сохранить, именно в этом направлении – восточный берег всё ещё продолжает сохраняться в виде угрозы.

И здесь важнейшим шагом в разрешении является астанинский процесс, и как главные действующие лица этого процесса, как Российская Федерация и Турция, мы делаем всё вместе, и с иранской стороной работаем в тройственном союзе.

Здесь некоторые государства могут подключиться, мы говорили об этом. Здесь речь не идёт об отторжении тех или иных. Главное, чтобы спросить, уточнить, как это можно сделать.

Возвращение народа имеет очень большое значение, более 300 тысяч уже вернулись в родные места. Если мы будем и дальше так решительны, большее количество будет возвращаться домой. Более 3 миллионов 600 тысяч на нашей территории. Все эти шаги если будут осуществлены, люди смогут вернуться на свои территории в родные места.

Вопрос: Во время сегодняшних переговоров вы подчёркивали, что имеет большое значение сотрудничество двух государств по сирийской тематике. Здесь, в политическом переходном периоде, какие шаги планируются? Речь идёт о присутствии представителей РПК. Это представляет угрозу для турецких военнослужащих.

Р.Т.Эрдоган: На данный момент среди тех шагов, которые мы уже сделали в Идлибе, если посмотрим на идлибский процесс, если мы скажем, что наша решительность здесь не даёт свои плоды, мы совершим ошибку.

В Идлибе ситуация была намного хуже, люди уезжали отсюда. Сейчас, наоборот, все пытаются вернуться домой, и идёт процесс возврата.

Это для нас достаточно? Нет, конечно. Но здесь можно сказать, что Идлиб можно превратить в своего рода вариант Джерабулуса, так же как и Афринский регион. Там уже все вернулись домой, в школы идёт молодёжь, устраивают футбольные встречи, матчи.

Мы хотим, чтобы поскорее в Идлибе та же ситуация была. Поэтому делаем всё возможное, продолжаем нашу работу, но всё это должно быть очищено от терроризма. Не важно, откуда идёт терроризм, он всё равно терроризм. Здесь у нас очень чёткая позиция, и мы будем продолжать придерживаться этой позиции.

Наша решительность сохраняется. Основная наша цель – сохранение территориальной целостности Сирии. С другой стороны, «Вайпиджи», то, что осуществляет, попытка террористических актов, – мы всегда говорили, что не предоставим эту возможность.

Для нас чётко и ясно: «Вайпиджи» является террористической организацией. Мы всегда говорим об этом, и в Африне мы с ними боролись, и также будем бороться с ними здесь, в этой части, потому что «Вайпиджи» является продолжением РПК, мы прекрасно это знаем, всё это у нас задокументировано, всё это у нас имеется.

Имея всю эту информацию, разве мы можем сказать, что это не террористическая организация? Поэтому мы будем до конца с ними бороться, будем отлавливать их один за другим. В частности, в Африне то, что мы осуществили, вывели их на белый свет со всеми документальными доказательствами, всё это нам прекрасно известно.

В.Путин: Полноценный политический процесс в Сирии может начаться только после формирования Конституционного комитета. Его персональный состав находится на согласовании в ООН, точнее, у спецпредставителя Генерального секретаря. Мы над этим сейчас активно работаем как с российской, так и с турецкой стороны.

Вопрос: У меня вопрос к двум президентам, если позволите. В последние годы мы являемся свидетелями стремительного развития российско‑турецких отношений. На ваш взгляд, уже созданного фундамента и хороших перспектив дальнейшего развития достаточно для того, чтобы можно было противостоять попыткам третьих стран влиять на российско‑турецкие договорённости сотрудничества, в частности по таким проектам, как «Турецкий поток» и поставка С‑400?

В.Путин: Мы над этим работаем. Отношения между нашими странами развиваются весьма активно, плодотворно и с хорошим результатом, причём по всем направлениям. В сфере экономики мы видим прогресс, в сфере достижения региональной безопасности, несмотря на все сложности, мы продолжаем работать активно совместно с хорошим результатом.

Мы работаем над крупными проектами в области энергетики, развиваем отношения в других областях, в том числе в сельском хозяйстве. Кстати сказать, поставки турецкой сельхозпродукции на наш рынок увеличились в разы уже за последнее время. И так далее, и так далее.

Можно ли сказать, что мы сделали всё, для того чтобы обеспечить наш экономический суверенитет? Нет, пока недостаточно. Поэтому Президент Турции, допустим, сегодня ставил настоятельно вопросы о более широком использовании национальных валют в наших расчётах.

Есть и другие вопросы, которые представляют взаимный интерес. Безусловно, реализация всех этих планов пойдёт на пользу развитию наших экономических связей, будет способствовать развитию экономики и, уверен, влиять на социальную сферу в наших странах в положительном ключе.

Р.Т.Эрдоган: Уважаемый представитель прессы задал вопрос: будет это беспокоить третьи стороны или нет? Здесь уважаемый Президент сказал, что мы являемся суверенными государствами, поэтому кому‑то предоставлять возможность работать над нашей суверенностью мы не будем. Мы не являлись бы тогда независимыми государствами, независимыми народами.

Поэтому все те шаги, которые мы делаем, все те шаги, которые мы принимаем, естественно, третьи стороны, когда будут делать те или иные шаги, нас спрашивать не будут. Поэтому мы делаем свои оценки и, соответственно, потом делаем все необходимые шаги и в энергетике, и в оборонной промышленности. И по собственным требованиям необходимости с каждой стороны каждый делает свои шаги.

До сегодняшнего дня все те шаги, которые мы с Российской Федерацией делали, именно учитывая все эти элементы, делали и после этого будем так делать.

Дорожную карту по С‑400 мы уже проложили, соответствующие шаги сделали, всё уже закончено. И после этого кто‑то будет выступать с пожеланиями, рекомендациями: откажитесь от этого, – и не будет признавать наше мнение?

Если мы уже договорились, подписали своё соглашение, естественно, мы будем продолжать двигаться дальше. Это наше суверенное право. Это наше решение. Никто не может требовать от нас отказаться от этого.

Большое спасибо.
Источник:  http://www.kremlin.ru
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~JzAvN


Газета «Санкт-Петербургский вестник высшей школы»

Санкт-Петербургский вестник высшей школы

музыкальный вестник