Пленарное заседание Восточного экономического форума - Информационный портал

Пленарное заседание Восточного экономического форума

Фото: http://www.kremlin.ru/events/president/news/66586/photos/66496

Фото: http://www.kremlin.ru/events/president/news/66586/photos/66496

5 Сентября 2021

Пленарное заседание Восточного экономического форума

Глава Российского государства принял участие в пленарной сессии Восточного экономического форума. Тема ВЭФ-2021 – «Новые возможности Дальнего Востока в меняющемся мире».

В онлайн-формате в мероприятии участвовали Президент Республики Казахстан Касым-Жомарт Токаев и Президент Монголии Ухнагийн Хурэлсух. Видеоприветствия форуму направили Председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин, Премьер-министр Республики Индия Нарендра Моди и Премьер-министр Королевства Таиланд Прают Чан-Оча.

* * *

С.Брилёв: Добрый день, Касым-Жомарт Кемелевич! Добрый день, господин Хурэлсух! Здравствуйте, друзья! Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Сейчас предстоят официальные речи, всё понятно, но я украду две минутки. Я сейчас приглядывался там, перед тем как мы поднялись на сцену, и убедился, что Вы не Ангела Меркель, Владимир Владимирович. Ну у Вас точно мобильного при себе нет, так что во время мероприятия не зазвонит.

В.Путин: Мне кажется, что это нетрудно было заметить, но уже за это спасибо.

С.Брилёв: У меня мобильный есть в отличие от Вас.

А у Вас, кстати, есть мобильный, Владимир Владимирович?

В.Путин: Нет.

С.Брилёв: Даже с питерских времён не осталось, там, 8–921… нет?

В.Путин: Нет.

С.Брилёв: У меня есть мобильный, он мне напомнил о вещи, о которой, в общем-то, и не надо было особенно, честно говоря, мне напоминать – восемь лет назад я записал с Вами именно здесь, в Приморье, первое своё интервью. Не в коллективе, не на «Прямой линии», а в уссурийской тайге, когда на тигра ходили. И Вы меня, надо сказать, заразили Дальним Востоком. Я с тех пор где только не побывал: Хасан, Итуруп, «Звезда» здесь через пролив, Комсомольск-на-Амуре – авиазавод, Ленские столбы. Беда нас, журналистов, заключается в том, что, куда ты ни приедешь снимать, тебе говорят: вот здесь Путин был, пойдёмте по путинскому маршруту.

Вам сейчас предстоит обратиться к почётным гостям, к коллегам своим, но знаете, если можно минутку Вашего времени украсть, давайте обратимся к дальневосточникам, к рядовым жителям Дальнего Востока. Что Вас заставляет всё время сюда и, главное, к ним возвращаться, Владимир Владимирович?

В.Путин: Дальневосточники в широком смысле этого слова – и прежнее поколение, и сегодняшние – это пионеры, первооткрыватели. Вы представляете, какую работу надо было проделать, для того чтобы осваивать эти территории, и какова она по масштабу! Какие нужно было проявить личные, деловые качества, для того чтобы добиться того результата, который мы наблюдаем сегодня!

Кстати говоря, и сегодняшние поколения тоже в значительной степени первооткрыватели, потому что многое, что здесь до сих пор происходит, делается впервые. И этот дух первооткрывателей, дух тех, кто идёт вперёд, дерзает, добивается результатов – мне кажется, что это отличительная черта дальневосточников.

Ну а для России, для страны это имеет колоссальное значение – развитие Дальневосточного региона. Это перспектива развития нашей страны не на десятилетия, а на столетия вперёд. А если мы ещё будем исходить из того, что и Арктику, Арктический регион относим к этим территориям, то станет ещё понятнее, почему мы в последние годы уделяем этому региону повышенное внимание.

Арктика – 18 процентов нашей территории, мировые запасы сырья, нужного не только нашей стране, но и всему миру, всему человечеству. И в этом смысле на нас лежит огромная ответственность за то, чтобы рачительно, по-хозяйски относиться к этим богатствам.

Этим и объясняется то внимание, которое Россия уделяет развитию дальневосточных территорий.

С.Брилёв: Давайте тогда договоримся о дальнейшем формате. Сейчас будут официальные выступления и записанные видеоформаты. В общем, переходим сейчас, что называется, к официальной части.

Я ещё раз приветствую Касым-Жомарта Кемелевича Токаева – Президента Казахстана, Ухнагийн Хурэлсуха – Президента Монголии. Но первым слово, конечно, предоставляю Президенту страны-хозяйки, России, Владимиру Владимировичу Путину.

Владимир Владимирович, прошу.

В.Путин: Благодарю Вас.

Уважаемый Касым-Жомарт Кемелевич!

Мы только что имели удовольствие общаться друг с другом при начале довольно крупного совместного проекта между госорганами Казахстана и Сбербанком, или группой «Сбер». И я хочу Вас ещё раз поблагодарить, уважаемый господин Президент, за решение в пользу российского партнёра.

Итак, уважаемый Касым-Жомарт Кемелевич! Уважаемый господин Ухнагийн Хурэлсух! Дамы и господа, дорогие друзья!

Приветствую всех участников и гостей Восточного экономического форума.

После вынужденного перерыва, связанного с эпидемией, Владивосток вновь принимает руководителей компаний, предпринимателей, экспертов из десятков стран мира.

Очень приятно, что на наше приглашение откликнулись Президенты Казахстана и Монголии. Они принимают участие в пленарном заседании по видеосвязи, как мы с вами наблюдаем. Направили свои приветствия форуму и лидеры Китая, Индии и Таиланда.

Столь широкое представительство, интерес к развитию российского Дальнего Востока показывают, что экономическая жизнь восстанавливается, входит в привычное деловое русло. И Россия открыта для взаимовыгодного партнёрства со всеми странами Азиатско-Тихоокеанского региона.

Отмечу, что АТР, на долю которого приходится треть мирового ВВП, уже долгие годы является локомотивом глобальной экономики, это всем хорошо известно. Темпы развития, которые демонстрируют страны региона, устойчиво превосходят среднемировые.

Россия – хочу это отметить, это естественно, но тем не менее хочу это подчеркнуть – Россия – это неотъемлемая часть АТР, и мы будем формировать в наших дальневосточных регионах мощный центр притяжения капиталов и новой экономики, создавать пространство возможностей для граждан, для реализации самых смелых бизнес-идей и бизнес-проектов. Подчеркну, даже в непростых условиях, связанных с пандемией, с её экономическими последствиями, мы не отказались, а, напротив, стремились наращивать темпы реализации долгосрочных планов развития Дальнего Востока.

Сегодня хотел бы рассказать о некоторых результатах этой работы, во всяком случае, хочу с этого начать, а также о новых решениях, которые мы уже приняли или планируем принять для укрепления экономики и социальной сферы региона.

За последние шесть лет объём накопленных прямых иностранных инвестиций на Дальнем Востоке увеличился почти вдвое и достиг 80 миллиардов долларов. Промышленность региона за эти годы росла темпами выше общероссийских. Индустриальный рост составил около 20 процентов, а это вдвое больше, чем в целом по стране. Благодаря новым специальным механизмам поддержки капиталовложений в территориях опережающего развития и свободном порту Владивосток зарегистрировались свыше 2,5 тысячи резидентов. Создано 68 тысяч современных новых рабочих мест. На Дальнем Востоке России, в таких субъектах, как Амурская область, Хабаровский край, Приморье, стартовали проекты мирового значения в сфере авиа- и судостроения, химической промышленности, в газопереработке, логистике.

Хотел бы подчеркнуть, уважаемые коллеги, именно такое разнообразие радует, такая диверсификация экономики региона не может нас не вдохновлять на новые свершения по всем этим направлениям. Авиация здесь и так присутствовала боевая, но мы начали развивать и успешно развиваем и гражданскую авиацию здесь. Судостроение практически после советского периода пришло в запустение почти полностью. Сейчас оно возрождается, причём на новой технологической базе, создаются новые продукты, заказы замечательные на длительную перспективу. Химическая промышленность развивается. О газопереработке я уже не говорю – думаю, что эти проекты всем хорошо известны. Всё это происходит на Дальнем Востоке в целом, в отдельных регионах осуществляются самые разнообразные проекты. Мы продолжаем развивать и традиционные [сферы]: на Чукотке, в Забайкалье, в Бурятии осваиваются крупнейшие месторождения руд и металлов.

Отмечу работу управленческих команд на местах по улучшению делового климата – многое сделано здесь, уважаемые коллеги, хочу поблагодарить за это руководителей регионов Дальнего Востока. В 2020 году в тридцатку лучших регионов национального рейтинга России по инвестиционному климату вошло четыре дальневосточных субъекта Федерации. Рассчитываю, что их число и в дальнейшем будет расти. Совсем недавно не было ни одного вообще, вообще не было ни одного.

Мы постоянно укрепляем гарантии, расширяем возможности для ведения бизнеса по всей России. Хорошо понимаем, что нужно постоянно предлагать новые, более продвинутые решения, тем более для Дальнего Востока, перед которым стоит задача опережающего развития темпами выше среднероссийских. Нам нужно создавать здесь, конечно, конкурентные условия для работы наших партнёров, а это значит, что действующие здесь параметры налоговой нагрузки, стоимости заёмного капитала, скорости и качества государственных услуг для бизнеса должны быть глобально конкурентоспособными, как я только что сказал, лучшими во всём Азиатско-Тихоокеанском регионе. Это чрезвычайно сложная задача, но к этому надо стремиться.

Именно такой, по сути, беспрецедентный набор льгот и стимулов мы создадим на Курильских островах, например, где полностью освободим бизнес от уплаты ключевых налогов – на прибыль, на имущество, земельного и транспортного налога, причём на 10 лет. Подчеркну, речь идёт о компаниях, которые не просто регистрируются на Курилах, а реально работают на островах, строят здания, предприятия, нанимают сотрудников. Для таких компаний будут установлены и пониженные страховые взносы в размере 7,6 процента также на 10 лет.

Кроме того, на всей территории Курильских островов будет действовать режим свободной таможенной зоны, то есть ввозить товары, оборудование и вывозить готовую продукцию будет проще и удобнее. В рамках этой зоны также не будет взиматься НДС, пока товар не покинет территорию Курил.

Сразу же оговорю, коллеги: преференциальный режим будет распространяться не на все виды деятельности. Исключение составят работа посредников, производство подакцизных товаров, добыча и переработка углеводородов, а также вылов ценных водных биоресурсов – понятно, потому что это и так высокодоходные виды деятельности, высокодоходный бизнес.

При этом, подчеркну, налоговыми, таможенными и административными преимуществами смогут воспользоваться не только отечественные компании, но и иностранные инвесторы, включая, конечно, наших соседей, в том числе японских партнёров, о чём мы, собственно говоря, с ними и раньше говорили в смысле создания условий для развития экономики этих островов и нашего сотрудничества на этих территориях.

Пользуясь случаем, кстати говоря, хочу сделать небольшое отступление. В этом году в Японии прошли летние Олимпийские игры, в ближайшие дни завершатся соревнования и паралимпийцев. Я хочу поздравить организационный комитет, руководителей, граждан Японии – с некоторыми руководителями, организаторами Олимпийских игр я знаком лично – хочу поздравить всех с тем, что в непростых условиях они провели весьма успешное мероприятие такого высокого уровня, создали все условия для состязаний спортсменов.

Возвращаясь к теме: надеемся, что преференциальный режим на Курилах принесёт весомые результаты для развития островов, для запуска перспективных проектов, прежде всего в таких областях, как туризм, марикультура, рыбопереработка. Для России и, конечно, для наших граждан, живущих на Дальнем Востоке, важно, чтобы здесь появлялись новые центры экономического роста с большим экспортным потенциалом. Всё это дополнительные рабочие места, повышение доходов людей, развитие малого и среднего бизнеса.

Железные и автомобильные дороги, морские порты Дальнего Востока сегодня обеспечивают значительную часть международной торговли России, и мы работаем над расширением их возможностей, над развитием магистральной инфраструктуры, прежде всего увеличиваем пропускную способность БАМа и Транссиба. Об этом мы говорим в последнее время очень много, и делается немало, но нужно сделать ещё больше.

Отдельно остановлюсь на Байкало-Амурской магистрали. Наша страна несколько раз приступала к этому проекту. Ещё в первой половине XX века велись изыскания, сооружались участки пути, но именно в 1974 году, почти 50 лет назад, началась полномасштабная стройка.

Мы обязательно достойно отметим 50-летнюю годовщину начала строительства БАМа. И хочу сегодня выразить признательность ветеранам стройки, которые в условиях сурового климата, через тайгу, горные хребты проложили эту столь необходимую и, скажу больше, незаменимую для нашей страны транспортную артерию. Дорогие друзья, вы заложили мощную основу, и сейчас наша задача – реализовать планы по модернизации БАМа, по развитию всего Восточного полигона железных дорог в намеченный срок и в заявленных параметрах. Надеюсь, что мы это, безусловно, исполним.

Что хочу отметить? Объём перевозок по железной дороге, перевалка в российских портах растут, а это экспортные доходы, поступления в бюджет, а значит, и дополнительные ресурсы, которые мы в первую очередь направляем на решение социальных проблем граждан.

Но нельзя забывать и об издержках, об экологических рисках, о той же угольной пыли. Это такая простая вещь, но люди это чувствуют, это не мелочь. Люди чувствуют это, и не просто чувствуют, а справедливо жалуются на вещи подобного рода. Мы уже приняли ряд решений на этот счёт, в том числе заключены соглашения со стивидорными компаниями. В них прописано, что в портах России должны быть внедрены экологичные, наилучшие доступные технологии при перевалке грузов. Такие технологии применяются, применяются в России всё шире и шире. Надеюсь, что и в Дальневосточном регионе это будет внедряться нужными темпами.

Считаю, нужно пойти дальше и закрепить такие требования на законодательном уровне, чтобы грузовые порты России, не только Находка, Владивосток, но и Мурманск, Калининград, Новороссийск и другие, были оснащены системами непрерывного экологического мониторинга.

Ещё одна острая специфическая проблема именно Дальнего Востока – это дефицит строительных материалов. Очень многое приходится завозить за сотни, а то и за тысячи километров отсюда. Это, конечно, прямо влияет на темпы реализации и стоимость проектов не только в сфере инфраструктуры, но и на жилищном рынке.

В ближайшее время нужно кратно увеличить производство стройматериалов на Дальнем Востоке. В том числе создадим современный кластер этой индустрии в Хабаровском крае, который располагает необходимой ресурсной, производственной да и кадровой базой. Подчеркну, такой кластер будет работать на потребности всего Дальнего Востока. И прошу Правительство Российской Федерации совместно с нашими ведущими компаниями – это РЖД, Росавтодор и другими крупнейшими потребителями стройматериалов – подготовить предложения на этот счёт. Собственно говоря, они уже готовятся, если не сказать, что они есть, но надо их как можно быстрее доработать и внедрять.

Именно на современной материальной, технологической базе с учётом самых строгих экологических стандартов мы будем развивать потенциал Дальнего Востока как важнейшего участка глобальных транспортных коридоров, в том числе нарастим и возможности Северного морского пути. Отмечу, что за последние 10 лет объём грузоперевозок по этому маршруту увеличился на порядок. Чтобы ничего не перепутать: где-то в 1986 году – семь с небольшим миллионов тонн, в прошлом году уже 33 миллиона тонн перевезено, а к 2024-му должно быть перевезено 80 миллионов тонн. И уверен, что эти параметры неокончательные.

Буквально перед началом пленарной сессии – я только что с коллегами встречался, с модераторами сессий, которые проходят в рамках форума, – прозвучало предложение запустить по Северному морскому пути контейнерную линию на регулярной, круглогодичной основе. Я уже там высказался, здесь некоторые вещи повторю: надо внимательно, но не затягивая, оценить перспективы такого транспортного коридора. Это чрезвычайно важная вещь, мы обязательно должны это сделать, и мы сделаем это в конце концов, но нужно проработать технологически, нужно обустраивать портовую инфраструктуру, обеспечить безопасность и так далее. Но это, безусловно, будущее для мировых перевозок из Азии в Европу и в обратном направлении.

Нужно рассмотреть возможность уже со следующего года открыть первые регулярные рейсы по перевозке грузов, в том числе контейнеров, между Владивостоком и Санкт-Петербургом, чтобы, что называется, обкатать маршрут, сформировать его грузовую базу.

Уважаемые коллеги!

Стратегический вектор развития Дальнего Востока – это новая экономика, те направления экономического и научно-технологического развития, которые формируют будущее, задают долгосрочные тренды целых отраслей, стран, регионов мира. И здесь открывается большое поле возможностей для международной кооперации и для того, чтобы по-настоящему взглянуть на развитие традиционных секторов и отраслей экономики.

Для Дальнего Востока с его громадной территорией, отдалёнными населёнными пунктами особенно важен вопрос надёжных, экологически чистых источников энергии, в том числе автономных. Такие проекты уже реализуются. Так, на Чукотке действует плавучая атомная теплоэлектростанция на базе энергоблока «Академик Ломоносов»; в Бурятии запущена Торейская солнечная электростанция на 90 мегаватт; в Находке и Амурской области планируется производить метанол, который можно использовать не только как сырьё для химических производств, но и в качестве топлива следующего поколения, прежде всего в сфере морских перевозок. Прошу Правительство вместе с региональными властями оказать максимальное содействие в реализации этих проектов.

На современной технологической базе с расчётом на появление и развитие новых рынков нужно использовать энергетический потенциал дальневосточных морей. Одним из таких проектов может стать строительство Тугурской приливной электростанции в южной части Охотского моря.

Вместе с другими промышленными проектами здесь, на Дальнем Востоке, есть возможность создать мощный индустриальный кластер по производству «зелёного» водорода и аммиака, спрос на которые в течение целых десятилетий будет стабильно расти, особенно здесь, в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Конечно, реализация этих планов потребует освоения и внедрения прорывных технологических решений в сфере транспорта, энергетики, других отраслей, это серьёзный вызов для нашей экономики и науки. Прошу Правительство проанализировать все аспекты создания на Дальнем Востоке центра по производству «зелёного» водорода и аммиака, включая технико-экономическую целесообразность такого проекта и участие в нём зарубежных наших партнёров, прежде всего из Японии и Китая. Ведь все мы и эти страны – а это ведущие экономики мира – берут на себя серьёзные обязательства, связанные с сохранением природы. Отмечу, что такие проекты лежат в плоскости глобальных и российских климатических задач.

И в этой связи скажу о климатических проектах, которые мы намерены активно продвигать на Дальнем Востоке.

В Сахалинской области – это, собственно говоря, известно уже, тем не менее скажу об этом ещё несколько слов, – именно Сахалинская область станет площадкой для пилотного проекта, который позволит в масштабе региона отработать вопросы регулирования выбросов и поглощения парниковых газов. В рамках этого эксперимента крупные организации будут предоставлять углеродную отчётность, отражать результаты своих климатических проектов. Цель поставлена конкретная – к 2026 году Сахалин должен достичь углеродной нейтральности, то есть сколько выбросов производится, столько и должно поглощаться.

Напомню, что до 1 июля будущего года Правительство должно сформировать всю нормативную базу для реализации в России климатических проектов и обращения «углеродных единиц». Сделать это необходимо в соответствии с международными стандартами. Ход работы отдельно обсудим с Правительством в самое ближайшее время, думаю, что в октябре мы уже это сделаем.

Здесь же предлагаю подумать о том, чтобы расширить эксперимент по регулированию выбросов парниковых газов и на другие регионы России. Знаю, что некоторые из регионов уже проявляют такую заинтересованность.

Что хотел бы здесь добавить? Огромное влияние на глобальный климат оказывает Арктика, о которой мы только недавно вспоминали. Нам важно понимать, прогнозировать идущие здесь процессы, а для этого нужна надёжная основа, точные научные данные и прогнозы. В этой связи прошу ускорить создание национальной системы мониторинга за состоянием многолетней мерзлоты, завершить подготовку нормативной основы для её запуска до конца текущего года.

Сейчас Россия возглавляет Арктический совет. В качестве важной инициативы в рамках нашего председательства предлагаем организовать международную экспедицию в высокие широты Арктики. Базой экспедиции станет дрейфующая научная станция «Северный полюс», оснащённая всем необходимым оборудованием. Сама станция разместится на уникальной ледостойкой платформе – она сейчас сооружается в Санкт-Петербурге и будет введена в строй в ближайшие месяцы.

Уважаемые коллеги и друзья!

Смысл, ценность, значение всех планов, которые мы планируем осуществить здесь, не только и не столько в освоении природных ресурсов, в привлечении инвестиций и технологий, но прежде всего в том, чтобы людям на Дальнем Востоке было удобно и комфортно жить, реализовать свои знания, таланты, создавать семьи, строить дома, растить детей.

Отмечу, что с 2019 года на Дальнем Востоке действует специальный демографический пакет. Он включает повышенный размер материнского капитала при рождении второго ребёнка, единовременные выплаты при рождении первого ребёнка, а при рождении третьего и последующих детей предоставляется и ежемесячная выплата. Это специальные меры поддержки людей, которые живут здесь. Эти меры дают результат: сегодня уровень рождаемости на Дальнем Востоке выше среднего по России.

Однако, что касается динамики населения, то вызовов здесь ещё, к сожалению, достаточно, они сохраняются. Вчера на совещании с коллегами также этот вопрос обсуждали. Нам нужно добиться кардинального изменения ситуации, выйти на устойчивую положительную динамику численности населения Дальнего Востока. Ключевой вопрос здесь – это, конечно же, повышение качества жизни.

Напомню, к 2024 году в каждом дальневосточном субъекте Федерации качество жизни должно быть не ниже среднероссийского. Это комплексная, сложная задача, требующая системной работы. Прежде всего имею в виду здравоохранение. Врачи дальневосточных больниц, поликлиник, ФАПов трудятся достойно, с полной отдачей, но очевидны и проблемы, которые не решить, если пользоваться какими-то формальными, усреднёнными формулами и подходами. Обязательно нужно учитывать специфику, особенности региона.

Не буду сейчас вдаваться в детали. Вопросы, которые мы вчера обсуждали на совещании, безусловно, нужно дополнительно отработать, но они будут отработаны, и дополнительные меры поддержки будут реализованы.

Дальний Восток – это обширная территория с небольшой плотностью населения, и для людей, живущих здесь, должна быть обеспечена качественная медицинская помощь. Она должна быть надёжной, доступной. Вчера вместе с коллегами из федерального Правительства, руководителями дальневосточных регионов обсудили предложения партии «Единая Россия» и приняли несколько важных решений на этот счёт.

Первое. Мы дополнительно увеличим текущие расходы на систему здравоохранения Дальнего Востока, прежде всего его отдалённых и малонаселённых районов. Выделим на эти цели ещё более шести миллиардов рублей ежегодно, и это только первый шаг.

Второе. Договорились продлить действие «Единой субсидии». По этой программе на Дальнем Востоке с помощью федеральных средств уже построено 476 и отремонтировано 700 социальных объектов: это школы, детские сады, поликлиники, спортивные центры и ФАПы. В следующем году дальневосточные субъекты Федерации получат на эту программу дополнительно порядка 20 миллиардов рублей, из них не менее половины будут направлены на развитие инфраструктуры здравоохранения дальневосточных регионов. Подчеркну, эти средства пойдут именно плюсом к 57 миллиардам рублей, которые уже планируется направить на программу модернизации первичного звена здравоохранения в федеральном округе.

И ещё одна задача, важная для всего региона. Из 2,5 тысячи почтовых отделений Дальнего Востока 80 процентов расположены именно в труднодоступных населённых пунктах, из них три четверти требуют капитального ремонта и обновления. Как вы знаете, мною поддержано предложение «Единой России» модернизировать и нарастить функционал почтовых отделений, чтобы с их помощью наши граждане могли получать государственные услуги, дистанционно приобретать необходимые товары, в том числе продукты питания и лекарства. Масштабное обновление инфраструктуры почтовой связи, почтовой сети по всей России мы начнём уже в ближайшее время, пилотные проекты на Дальнем Востоке стартуют в Приморье, Хабаровском крае, а также в Бурятии.

Далее. Мы должны создать все условия и возможности для того, чтобы каждый житель Дальнего Востока мог получить современные знания, компетенции, обрести востребованную профессию, найти хорошо оплачиваемую работу.

Напомню, тоже по предложению «Единой России» необходимо запустить программу капитального ремонта школ. За ближайшие пять лет здесь, на Дальнем Востоке, планируем отремонтировать больше тысячи школьных зданий. Кроме того, в рамках программы строительства школ до конца 2023 года введём 21 500 новых учебных мест.

Но что хотел бы отметить? Число выпускников школ на Дальнем Востоке растёт, однако многие из них сегодня уезжают учиться в другие регионы страны. Как правило, там же находят работу, потом заводят семьи, остаются там жить. Нужно повысить доступность и качество среднего и высшего профессионального образования именно здесь, на Дальнем Востоке, особое внимание уделить подготовке квалифицированных рабочих кадров. В этой связи, конечно, поддерживаю и предлагаю в 2023 году провести в Хабаровске национальный чемпионат профессионального мастерства WorldSkills. Уверен, это придаст дополнительный импульс развитию системы профессионального образования всего региона.

Что касается бесплатного высшего образования, то его доступность для выпускников дальневосточных школ пока ещё ниже, чем у их сверстников в среднем по России, поэтому в предстоящие годы продолжим наращивать число бюджетных мест в дальневосточных вузах. У меня есть здесь справка, не буду сейчас вас утомлять этими цифрами, но я думаю, что нужно эти справочные материалы поправить, и количество бюджетных мест должно быть больше даже, чем то, что предлагает сделать Правительство.

Одновременно нужно повышать качество высшего образования на Дальнем Востоке, обновлять образовательные программы, учебную и научную инфраструктуру с учётом потребностей экономики, работодателей, современного рынка труда, а главное – запросов самих студентов, шире привлекать квалифицированных преподавателей, учёных с мировым именем. В горизонте ближайших 10 лет Дальневосточный федеральный университет должен, конечно, войти в число ведущих мировых вузов. В том числе в том, что касается учебной базы, уровня преподавания, востребованности выпускников он должен отвечать самым высоким международным стандартам.

Далее. Важнейший вопрос для молодых специалистов и их семей, для всех, собственно говоря, граждан – это жильё, его качество и доступность. С 2019 года на Дальнем Востоке действует специальная ипотечная программа под два процента для молодых семей и тех, кто строит свой дом, в том числе на участке, полученном по программе «Дальневосточный гектар». Около 24 тысяч семей уже смогли решить свои жилищные вопросы с помощью такого кредита. Есть предложение расширить эту программу льготного ипотечного кредитования за счёт других категорий и других специалистов, я бы сказал, крайне нужных на Дальнем Востоке. В самое ближайшее время рассмотрим это в Правительстве.

Вместе с тем хотел бы отметить, что стоимость жилья на Дальнем Востоке за последнее время заметно подросла. На рынке не хватает качественных и доступных предложений. Напомню о поставленной задаче: к 2024 году объём жилищного строительства на Дальнем Востоке должен вырасти в 1,6 раза по сравнению с 2019 годом. Прошу Правительство вместе с руководителями регионов проработать дополнительные решения по стимулированию жилищного строительства на Дальнем Востоке.

Добавлю, очень важно решать проблемы жилья, качества жизни комплексно, и здесь, что называется, назрел вопрос запуска масштабной программы обновления дальневосточных городов. Подчеркну, речь идёт не просто о новом облике жилых кварталов и общественных пространств, важно задать векторы долгосрочного развития городов. Вместо концентрации вокруг крупных производств, крупных заводов, а так было исторически, они должны стать городами, где в центре внимания, конечно, человек и его потребности, комфортные условия для жизни и развития, где есть место свежим идеям, инициативам и проектам экономики будущего, где работает удобный, экологически чистый общественный транспорт. Нужно не забывать и, безусловно, не должны быть забыты такие города, как Тында, Северобайкальск, которые имеют важнейшее значение для работы и развития БАМа.

Подчеркну, реализовать такую программу необходимо в тесном диалоге с жителями, откликаясь на их запросы. Конечно, здесь нужно эффективно использовать те инструменты и механизмы, которые мы запустили в последнее время. Имею в виду инфраструктурные бюджетные кредиты, субсидируемые облигации института «ДОМ.РФ» и средства Фонда национального благосостояния.

Кроме того, нужно активно использовать возможности программы по обновлению общественного транспорта, а также механизм дальневосточной концессии, когда городская инфраструктура, в том числе коммунальная, создаётся за счёт частных инвесторов, а государство берёт на себя долгосрочные обязательства по возмещению этих инвестиций.

Программы развития и мастер-планы для каждого города нужно подготовить в течение ближайших двух лет. Первые из них предлагаю рассмотреть и утвердить уже на следующем Восточном экономическом форуме и приступить к их реализации.

Уважаемые коллеги!

Развитие Дальнего Востока – это уникальная задача по своей сложности, масштабу и значению и в то же время это одно из самых перспективных направлений работы. Для крупных, глобальных компаний, среднего бизнеса, начинающих предпринимателей – для всех это вызов и очень интересная работа. Для молодых специалистов и опытных профессионалов тем более.

Хочу вновь повторить: опережающее развитие Дальнего Востока – наш долгосрочный и абсолютный приоритет, это общая ответственность и работа Правительства, регионов, всех уровней власти, наших крупнейших компаний как с госучастием, так и частных.

Дальний Восток – это регион с особым географическим положением, климатом, природой. Здесь в чести мужество и выносливость, и у дальневосточников особый характер и сила духа, я об этом в самом начале нашей встречи уже сказал, умение ставить высокие цели и достигать их. Все наши усилия направлены на то, чтобы создать на Дальнем Востоке России современные, комфортные условия для жизни людей, чтобы росли их доходы, повышалось благосостояние семей дальневосточников. Я уверен, этих результатов мы обязательно вместе добьёмся. И конечно, очень рассчитываю на вашу активную работу и желаю вам успехов.

Благодарю Вас за внимание.

С.Брилёв: Владимир Владимирович, Вы знаете, много уточняющих вопросов, которые я оставлю на время дискуссии, но один задам уже сейчас. Этим утром, здесь, на форуме, был бизнес-диалог «Россия–Япония». Приятно было слышать подтверждение очень многих планов.

Вы сейчас заговорили о Курилах. На этой сцене тоже о них был разговор два года назад и три года назад.

Я так понял, что в рамках этой новой таможенной свободы, экономической свободы японцы – это одни из иностранных участников. Но японцам всегда хочется больше. Они же не раз и не два увязывали принадлежность российских южных Курил с мирным договором.

С момента предыдущего Восточного экономического форума произошёл референдум по Конституции, и в российской Конституции теперь есть новое положение о том, что территория страны неделима. Соответственно, южные Курилы навечно часть Российской Федерации. Это не меняет вообще переговоры с японцами?

В.Путин: Это не меняет нашего подхода с точки зрения заинтересованности в заключении мирного договора. Мы считаем, что отсутствие такого документа в наших отношениях – это нонсенс. Тем более что и Россия, и Япония заинтересованы в полной, абсолютной нормализации наших отношений, имея в виду наш взаимный стратегический интерес к развитию сотрудничества.

Мы всегда говорили о том, что нужно уважать результаты, закреплённые в международных документах, результаты Второй мировой войны. Мы никогда не отказывались от диалога по мирному договору. Мы договорились с прежним Премьер-министром о том, что готовы выстроить эту работу на основе известных документов 50-х годов, но наши японские партнёры постоянно меняли свою позицию. Я уже об этом много раз говорил, но повторю ещё раз: сначала договорились о том, что будем решать на базе известного документа – я уже упомянул об этом, декларации 1958 года, по-моему. Больше того, и советский Верховный Совет, и парламент Японии ратифицировали этот документ, потом японская сторона отказалась от его исполнения, потом нас попросили вернуться, и мы договорились о том, что на базе этого договора будем строить дальнейшую нашу работу; потом японская сторона усугубила свои требования.

В общем, это процесс как бы бесконечный, но, конечно, мы должны учитывать имеющиеся реалии. Одна из них заключается в том, что при разговорах о мирном договоре мы должны обеспечить мирное будущее, а это значит, что мы должны быть гарантированы от неожиданностей, связанных с возможным размещением американских вооружённых сил и тем более ракетных ударных систем вблизи наших границ. Эти вопросы поставлены перед японской стороной. Ответов мы пока не получили. Поэтому я считаю, что в этом смысле мяч на стороне наших партнёров.

Но о работе на этих территориях мы договаривались неоднократно, в том числе это касается реализации предложений японской стороны. Мы считали своим долгом выстроить соответствующую работу и создать необходимые условия для экономической и хозяйственной деятельности. Предложения, изложенные мной, не предложения, собственно говоря, а наши планы, изложенные сейчас в моём выступлении, как раз являются реализацией этих совместных договорённостей.

С.Брилёв: Это совместная хозяйственно-экономическая деятельность, а так в принципе прошлогодние поправки к Конституции России аннулируют декларацию 50-х годов, да?

В.Путин: Надо посмотреть внимательно на эту декларацию, надо посмотреть внимательно на то, что заложено в Конституции, и сделать соответствующие выводы.

С.Брилёв: Спасибо, Владимир Владимирович.

Продолжим сейчас часть, связанную с выступлением высоких гостей этой сессии.

Касым-Жомарт Кемелевич Токаев, Президент Республики Казахстан, передаю Вам слово.

К.-Ж.Токаев: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники форума!

Прежде всего хотел бы выразить искреннюю признательность Президенту России за приглашение выступить на столь представительном Восточном экономическом форуме. Данный форум по праву стал авторитетной международной диалоговой площадкой по наиболее актуальным проблемам экономического сотрудничества. Содержательное выступление Владимира Владимировича Путина убедительно доказывает это. Дальний Восток, обладающий уникальным потенциалом, был объявлен Президентом России национальным приоритетом на весь XXI век.

Для меня лично Дальний Восток вовсе не является чужим: в начале 80-х годов, по молодости лет, я неделями, месяцами проживал в Благовещенске, Хабаровске, участвуя в пограничных переговорах с Китаем.

Для Казахстана этот регион имеет большое значение как стратегический партнёр, поскольку географически соединяет Евразию с динамично развивающимся Азиатско-Тихоокеанским регионом. В странах АТР проживает свыше половины населения мира, сосредоточено более трети мирового валового внутреннего продукта. Я разделяю мнение, что Азиатско-Тихоокеанский регион уже стал мировым центром экономической активности.

Казахстан, как крупнейшая экономика Центральной Азии, планирует усилить своё присутствие в данном регионе. И такой подход отражает суть отношений нашей страны с партнёрами в Азии. Опорным элементом евразийской стратегии Казахстана стало всестороннее сотрудничество с Российской Федерацией – нашим стратегическим партнёром, союзником, великой евразийской державой. И другие страны мегарегиона являются для нас важными инвестиционными и торговыми партнёрами. В прошлом году из стран АТР, не учитывая страны Северной и Южной Америки, в Казахстан было привлечено 3,2 миллиарда долларов прямых иностранных инвестиций, при этом на три страны – Российскую Федерацию, Китай, Республику Корея – приходится более 80 процентов от этой суммы.

Но останавливаться, конечно же, на достигнутом нельзя, поэтому хотел бы выделить несколько направлений, по которым можно было бы усилить работу.

Первое – это усиление экономической связанности в регионе. Для этого важно ускорить строительство эффективной транспортной инфраструктуры. Казахстан стал важным транзитным узлом. Даже в прошлом, кризисном, году транзит грузов через нашу страну вырос на 17 процентов. Это результат реализации масштабного плана развития инфраструктуры. Мы начали этот проект более 10 лет назад и выделили более 30 миллиардов долларов на его реализацию. Это позволило помимо прочего открыть пять новых железнодорожных и шесть автомобильных маршрутов, соединяющих Азию и Европу. Кроме того, был модернизирован порт Актау и построен новый порт Курык на Каспии.

Важно отметить эффективное сопряжение наших национальных планов с деятельностью Евразийского экономического союза, с одной стороны, и глобальной инициативы Китая «Пояс и путь», с другой стороны. Достигнут своего рода синергетический эффект в развитии континентальных транспортных систем. Создан самый быстрый транзитный маршрут для доставки грузов из Азии в Европу. Сегодня грузы идут уже не только из Китая в Европу, растёт грузопоток и в обратном направлении.

Казахстанский транзит доказал свою экономическую привлекательность и надёжность. Поэтому мы продолжим совершенствование инфраструктуры, в частности начинаем строительство новой железнодорожной ветки Достык–Мойынты для расширения транзита из Китая. Общий объём инвестиций составит более двух миллиардов долларов.

Весьма перспективными выглядят различные проекты по созданию дополнительных транспортных коридоров в Евразийском регионе. Диверсификация транзитных маршрутов стала реальностью. Объём торговли по линии Восток–Запад–Восток постепенно увеличивается, и, что важно, эта тенденция довольно устойчивая. Следует иметь в виду, что континентальные транзитные маршруты конкурируют не только между собой, но и с морскими маршрутами. Поэтому, на мой взгляд, странам Евразийского региона следовало бы усилить координацию в этой сфере. Это позволит более рационально использовать ресурсы каждой из стран. Таким механизмом взаимодействия могли бы стать регулярные рабочие встречи глав транспортных ведомств.

Второе. Я разделяю идею Восточного экономического форума о создании новых форм сотрудничества для раскрытия потенциала региона. В наших общих интересах найти новые точки роста, которые привлекут инвестиции, создадут рабочие места, обеспечат устойчивый рост в будущем.

Примеров успешного сотрудничества немало. Например, на Чукотке казахстанской компанией KAZ Minerals реализуется проект по строительству Баимского ГОКа. Баимское месторождение – одно из крупнейших в мире. Этот проект стал возможным благодаря применению самых передовых технологий, которые позволили ввести в экономический оборот месторождения, считавшиеся ранее нерентабельными. В этой связи я хотел бы выразить благодарность Вам, Владимир Владимирович, вашему Правительству за оказанное содействие.

Сегодня на полях форума был подписан меморандум между Правительством Республики Казахстан и «Сбером» по созданию платформы цифрового правительства. Это качественный прорыв в стратегическом партнёрстве двух стран. И я думаю, что это наглядный пример взаимного доверия между Казахстаном и Россией.

Ещё одним примером успешной кооперации является совместное производство вакцины «Спутник V» в Караганде.

Плодотворная работа ведётся на площадке Международного финансового центра «Астана», более 50 российских компаний являются участниками центра.

Продолжается успешное сотрудничество в области космоса, реализуется совместный проект по комплексу «Байтерек». Ведётся работа в области дистанционного зондирования Земли и проектов модернизации «Гагаринского старта».

Между нашими странами сложился высокий уровень взаимодействия и в нефтегазовой сфере. В дополнение к уже существующим проектам в текущем году подписаны соглашения с российскими компаниями «Татнефть» и «Лукойл».

Новый вектор сотрудничества – строительство солнечных электростанций. Российская группа компаний «Хевел» реализовала в Казахстане семь проектов суммарной мощностью 240 мегаватт. В этом году дан старт строительству завода по производству шин, совместному производству автомобилей «Лада», подписан ряд ключевых документов по реализации новых инвестиционных проектов на территории нашей страны с «АвтоВАЗ» и «КамАЗ».

Отдельно хотел бы отметить такой полезный формат кооперации с Российской Федерацией, как Форум межрегионального сотрудничества. Следующее заседание форума состоится в этом году в Казахстане. Рассчитываем на активное участие представителей власти и бизнеса Дальнего Востока в этом важном мероприятии.

Стратегическим партнёром Казахстана является и Китайская Народная Республика. На стадии реализации находятся более 50 совместных проектов на общую сумму 24,5 миллиарда долларов. За последние пять лет реализовано 19 процентов с общим объёмом инвестиций 4,3 миллиарда долларов. До конца года запланирован запуск ещё четырёх проектов.

С участием китайских компаний в Казахстане реализуются проекты в области возобновляемых источников энергии на 700 миллионов долларов. Растёт товарооборот сельскохозяйственной и пищевой продукции. За последние четыре года он вырос в 1,7 раза.

Важным региональным партнёром Казахстана является также Республика Корея, которую я недавно посетил с государственным визитом. В Казахстане успешно работает порядка 550 предприятий с участием ведущих корейских корпораций. В стадии разработки находится ещё 16 перспективных инвестиционных проектов на сумму более 1,5 миллиарда долларов в сферах автомобилестроения, жилищного строительства, металлургии и сельского хозяйства.

В целом привлечение иностранных инвестиций – это безусловный приоритет экономической политики нашего государства. В Казахстан привлечено более 365 миллиардов долларов прямых иностранных инвестиций. Даже в прошлом, кризисном, году чистый приток инвестиций в Казахстан вырос на 35 процентов.

В прошлом году был введён новый специальный инструмент – стратегическое инвестиционное соглашение. В рамках соглашения Правительство может подобрать оптимальный индивидуализированный набор льгот и преференций для ключевых проектов. И что важно, для долгосрочных инвестиций таким проектам предоставляется правовая и фискальная стабильность.

Третье – укрепление торгового сотрудничества со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Товарооборот Казахстана с ними, исключая страны Северной и Южной Америки, в прошлом году превысил 43 миллиарда долларов. При этом 94 процента из них пришлось на Россию, Китай и Корею. Считаю, что у нас имеется большой потенциал для дальнейшего развития торговли и расширения её географии.

Здесь следует отметить роль Евразийского экономического союза, который обещает стать ключевым игроком в мировом торгово-экономическом сообществе. В рамках союза у нас уже имеется зона свободной торговли с Вьетнамом, планируется запуск зоны свободной торговли товарами и услугами с Сингапуром, изучается возможность создания зоны свободной торговли с Индонезией. В рамках соглашения между Евразийским союзом и Китаем страны-партнёры работают над расширением отраслевой повестки сотрудничества и устранением препятствий в торговле. Активно ведётся работа по укреплению сотрудничества с Республикой Корея.

Четвёртое. Пандемия помимо прочего обнажила серьёзные изъяны в глобальной продовольственной безопасности. По данным Организации Объединённых Наций, цены на продовольствие выросли более чем на 30 процентов. Это привело к тому, что в мире недоедает уже практически каждый десятый человек, более половины из них проживают именно в Азии. Нужны совместные усилия для обеспечения нуждающихся качественными и недорогими продуктами питания. Здесь высока роль ведущих сельскохозяйственных стран мира.

Казахстан тоже мог бы внести существенный вклад в общее дело. Объём аграрного производства в нашей стране превышает 15 миллиардов долларов, свыше 20 процентов продукции поставляется на внешние рынки, увеличивается число крупнейших мировых брендов, работающих на нашем рынке. В течение ближайших пяти лет мы планируем увеличить в два раза экспорт сельхозпродукции, почти до семи миллиардов долларов. Из них 70 процентов составит переработанная продукция. Профильные ведомства Казахстана и России могли бы рассмотреть возможность координации усилий с целью вывода сельхозпродукции на рынки третьих стран.

Казахстан работает с Китаем по вопросу расширения номенклатуры продовольственной и сельхозпродукции для экспорта в КНР. Долгосрочное сотрудничество в области поставок продукции может стать по аналогии с транзитно-транспортной сферой ещё одним примером успешной региональной кооперации.

Пятое. Одна из главных, актуальных тем форума – это переход на низкоуглеродное развитие. Во всём мире предпринимаются конкретные шаги в этом направлении: Европейский союз готовится ввести трансграничный углеродный налог, глобальные корпорации и фонды перераспределяют свои портфели в пользу «зелёных» активов, сокращаются инвестиции в угольную промышленность, уменьшается финансирование нефтегазового сектора. Эти меры создают риски для экономик наших стран, возможно, они приведут к дефициту ресурсов, инфляции, снижению уровня жизни. Считаю, что к данному вопросу следует подойти максимально прагматично и по возможности скоординированно. Каждой стране предстоит пережить сложную по своему содержанию трансформацию технологического и экономического уклада. И это, конечно, вызов национальным экономикам, но на региональном и тем более глобальном уровне выиграть можно только сообща.

Казахстан объявил о намерении перейти к углеродной нейтральности к 2060 году, разрабатывается соответствующая концепция. Последовательно наращивается доля возобновляемых источников энергии в энергобалансе, сейчас это три процента, а к 2030 году данный показатель будет доведён до 15 процентов. Переход к «зелёному» росту – это веление времени, и, по сути, этот переход неизбежен.

В недавнем Послании народу Казахстана я поставил задачу всесторонне изучить возможность создания в Казахстане атомной энергетики. При этом важно в должной мере учесть насущные потребности государства, естественно, включая граждан и бизнес. Я сам считаю, что пришло время предметно рассмотреть данный вопрос, поскольку Казахстану нужна атомная станция.

Учитывая, что на страны АТР приходится более 60 процентов мирового производства энергии, можно предположить, что перед этими странами стоят аналогичные задачи перехода к «зелёной» энергетике. Здесь особое значение приобретает взаимодействие государств по актуальным проблемам углеродной нейтральности.

И в заключение я хотел бы сказать, что, к сожалению, несмотря на существенный прогресс в технологиях и качестве жизни, мир стал гораздо более уязвимым в плане безопасности. Действующие международные механизмы, призванные обеспечить консенсус, не справляются со своими задачами как на глобальном, так и региональном уровне.

Казахстан придерживается принципа: Евразия – это наш общий дом. Мы готовы к продолжению конструктивного сотрудничества во всех сферах. Государства нашего уникального континента могли бы стать сплочённым сообществом, объединённым идеей совместного созидания будущего путём взаимовыгодной торговли и экономического сотрудничества. Такой подход, безусловно, придаст мощный импульс развитию региональной и глобальной кооперации, сформирует новые точки роста в экономике.

Благодарю вас за внимание.

С.Брилёв: Касым-Жомарт Кемелевич, во-первых, позвольте мне, я решусь взять на себя такую ответственность, поблагодарить Вас от всех русских и русскоязычных людей за Ваше выступление на русском языке. Это подтверждает тезис из Вашего недавнего Послания казахстанской нации о том, что русский язык был, есть и будет использоваться. Спасибо большое.

Во-вторых, хочу Вам сказать, что внимательно смотрел за реакцией на Ваше выступление в зале. Не всякую реакцию сейчас разгадаешь, потому что часть людей всё-таки дисциплинированно носит маски, но уверяю Вас, что глава «Росатома» Лихачёв очень широко улыбался во время соответствующих слов об атомной промышленности.

В-третьих, позвольте через Вас всё-таки коснуться ещё одной темы, которая неизбежно у нас будет отдельным блоком потом, но хотел бы обозначить. Не в Послании, но недавно Вы сказали несколько загадочную фразу про Афганистан. Вы сказали, что он не представляет из себя угрозы – насколько я понимаю, речь идёт о физической угрозе перехода талибов через речку и похода дальше на север, – но представляет из себя риски. Вы человек, за плечами которого многие десятилетия работы в дипломатии, поэтому Вы сформулировали максимально дипломатично. Мог бы я Вас попросить сейчас чуть расшифровать Вашу мысль? Что же всё-таки Вы имеете в виду под угрозами и рисками со стороны Афганистана?

К.-Ж.Токаев: На мой взгляд, угрозы и риски, исходящие из этой многострадальной страны, очевидны. С уходом американцев там осталось огромное количество вооружения, причём самого современного, на сумму более 85 миллиардов долларов. Сохраняются угрозы исхода беженцев. Отрадно, что по этим очень чувствительным вопросам мы придерживаемся единой линии вместе с Российской Федерацией и государствами – участниками Организации Договора о коллективной безопасности. Недавно состоялось совещание, или саммит, Организации Договора о коллективной безопасности по инициативе Президента России. Мы предметно, содержательно обсудили все вопросы, которые касаются Афганистана, и приняли решение занять консолидированную позицию в отношении тех рисков, которые исходят из этой страны.

Естественно, мы исходим из того, что нужно судить по делам, а не по словам, поэтому внимательно наблюдаем за развитием ситуации в Афганистане, за политикой пришедших к власти талибов. И естественно, наши пожелания сводятся к тому, чтобы в этой многострадальной стране установился прочный мир.

Благодарю.

С.Брилёв: Давайте зарезервирую за собой право вернуться к этому, мы отдельно про это поговорим.

А сейчас слово предоставляется Президенту Монголии. Прошу.

У.Хурэлсух (как переведено): Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый Касым-Жомарт Кемелевич! Уважаемые участники форума, дамы и господа!

Рад приветствовать вас сегодня.

Прежде всего хочу выразить благодарность Президенту Российской Федерации за приглашение участвовать в Восточном экономическом форуме.

Восточный международный экономический форум проводится уже в шестой раз начиная с 2015 года, а Монголия уже четвёртый раз подряд участвует в нём на уровне главы государства. Это является не только доказательством того, что Монголия уделяет большое внимание данному форуму, но и выражением нашего искреннего желания и в дальнейшем плодотворно и взаимовыгодно сотрудничать со странами региона.

Из года в год растёт количество участников Восточного экономического форума, который стал площадкой обмена мнениями видных представителей не только экономики и бизнеса, но и политических, социальных и научных кругов по широкому кругу вопросов, таких как мировое развитие, геополитическая стабильность и гуманитарная проблематика. Форум стал авторитетным механизмом диалога в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Уверен, что его результаты будут в дальнейшем только приумножаться.

Сегодняшний форум, который проводится под тематикой «Новые возможности Дальнего Востока в изменившемся мире», имеет свою особенность, поскольку он проводится в непростое время пандемии и в период всеобщего поиска новых решений по быстрому преодолению социально-экономических трудностей, которые стали её последствием. В этой связи мы надеемся, что данный форум будет играть важную роль в открытии новых возможностей по преодолению кризиса и последствий пандемии в Дальневосточном и Азиатско-Тихоокеанском регионах, в активизации сотрудничества в экономических и других сферах на региональном уровне, а также содействовать началу крупных и взаимовыгодных проектов и программ.

В деле борьбы с пандемией и сокращения её масштабов ключевую роль играет массовая вакцинация граждан. В связи с этим хотел бы выразить глубокую благодарность странам, которые разрабатывают, производят и поставляют вакцины против вируса COVID-19, в том числе тем странам и международным организациям, которые оказывают помощь нашей стране в трудные времена.

Пользуясь этой возможностью, от имени монгольского народа выражаю искреннюю благодарность правительствам Российской Федерации, Китайской Народной Республики, Республики Индия, которые поставили в нашу страну вакцины собственного производства в самые трудные дни пандемии, а также Правительство Японии за финансовую поддержку.

Всемирное и региональное сотрудничество в борьбе с пандемией, равное и справедливое распределение вакцин, безвозмездная поставка вакцин наименее развитым странам, обмен опытом по борьбе с пандемией – всё это может быть единственным выходом для преодоления пандемии в кратчайшие сроки.

Искренне поздравляю Правительство и народ Японии, а также волонтёров за успешную организацию XXXII летних Олимпийских игр в нынешние трудные времена. В Играх участвовали более 11 тысяч спортсменов из 206 стран мира, и это стало большим опытом организации масштабного мероприятия в трудных эпидемиологических условиях.

Приятно отметить, что в этом году мы отмечаем 100-летие установления дипломатических отношений между Монголией и Россией. Наше всестороннее сотрудничество, которое прошло богатый исторический опыт, будет и в дальнейшем обогащаться и укрепляться содержанием всеобъемлющего стратегического партнёрства и внесёт свой вклад в устойчивое региональное развитие.

Приоритетным направлением внешней политики нашего государства является стабильное развитие дружественных отношений и сотрудничества с нашими двумя вечными соседями – Россией и Китаем. Важно отметить, что наше партнёрство, основанное на дружбе и взаимопонимании народов, развивается и расширяется во всех направлениях, несмотря на непростую ситуацию с пандемией COVID-19.

Монголия с самого начала поддерживала российскую инициативу «Большое евразийское партнёрство» и китайскую инициативу «Один пояс, один путь» и намерена в рамках данных начинаний особенно участвовать в инфраструктурных проектах нашего региона, а также в программах «зелёного» развития и восстановления экологии.

В целях восстановления экономики наша страна будет опираться на долгосрочную программу развития под названием «Видение-2050», утверждённую в прошлом году парламентом страны. И в качестве приоритетных направлений развития были определены такие области, как горнорудная, перерабатывающая и пищевая промышленность, сельское хозяйство, энергетика, туризм, малое и среднее предпринимательство, транспорт и логистика, креативное производство и информационные технологии. Мы будем рады сотрудничать с Дальневосточным регионом и со странами АТР в данных направлениях.

Дамы и господа!

Монголия – это страна с уникальным географическим расположением, которая граничит только с двумя крупными странами: Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой. Торгово-экономический сектор Монголии увязан с двумя нашими соседями на севере и на юге, и мы придаём особое значение экономическим отношениям и сотрудничеству с этими двумя странами.

Монголия – одна из 32 стран мира, не имеющих выхода к морю. В связи с этим, используя преимущество своего географического положения, соединяющего Азию и Европу, мы стремимся стать транспортным, торговым и сервисным узлом, так называемой транзитной Монголией.

Монголия, как и весь остальной мир, столкнулась со значительными торгово-экономическими трудностями из-за пандемии COVID-19, тем не менее по состоянию на первое полугодие наблюдается тенденция к постепенному восстановлению экономики.

До пандемии, с 2017 по 2019 год, валовой внутренний продукт Монголии увеличивался в среднем на шесть процентов. Кроме того, в течение этого периода внешняя торговля была с профицитом один-два миллиарда долларов США. Объёмы прямых иностранных инвестиций были стабильны – на уровне двух-трёх миллиардов долларов. Значительно улучшилось управление долгом, повысился кредитный рейтинг, объём валютных резервов увеличился до должного уровня, стабилизировался курс валют, а также обеспечены благоприятные условия для сохранения инфляции на целевом уровне.

В 2020 и 2021 годах, когда мировая экономическая активность замедлилась из-за пандемии, экономика Монголии тоже столкнулась с большими вызовами. Для того чтобы преодолеть эти трудности, была проведена антициклическая бюджетная фискальная политика, принята программа поддержки экономики, направленная на противодействие кризису.

Также мы активно сотрудничаем с другими странами мира, иностранными и внутренними инвесторами, предпринимателями и транснациональными корпорациями. В частности, в дополнение к горнодобывающей промышленности, которая является нашим главным сектором экономики, оказываем поддержку экспортно ориентированным предприятиям, крупным проектам сельского хозяйства, энергетики, природного газа, также идёт строительство нефтеперерабатывающего завода.

Дальневосточный регион богат природными ресурсами и становится важным экономическим и торговым центром Восточной Азии. Предприниматели и инвесторы многих стран мира интересуются этим регионом и инвестируют в него.

Наша страна открыла своё торговое представительство во Владивостоке для изучения возможности сотрудничества в этом регионе и расширения экономической деятельности. И мы надеемся, что это внесёт важный вклад в наше дальнейшее торгово-экономическое сотрудничество. Деятельность торгового представительства направлена на расширение торгово-экономических связей Монголии с Дальневосточным регионом, осуществление экспорта наших товаров морскими путями на рынки Восточной и Юго-Восточной Азии, импорт их товаров, а также привлечение инвестиций и проведение региональных маркетинговых исследований.

Монголия всегда уделяла внимание расширению сотрудничества с Евразийским экономическим союзом. В данный момент мы изучаем возможность заключения соглашения о свободной торговле с Евразийским экономическим союзом. Мы считаем, что такое соглашение может сыграть важную роль в снижении торговых барьеров во внешней торговле и обеспечит наше участие в региональных экономических интеграционных процессах.

Хочу упомянуть также о трёхсторонней программе России, Монголии и Китая по созданию экономического коридора в свете экономического сотрудничества в Дальневосточном регионе. В рамках данной программы мы активно работаем с нашими соседями по реализации таких больших проектов, как обновление железнодорожного и автодорожного коридора, строительство новых дорог и железнодорожных линий, строительство газопровода из России в Китай через территорию Монголии. В частности, идёт активная работа по разработке технико-экономической оценки проекта строительства газопровода через территорию Монголии, и это станет крупнейшим созидательным проектом Дальневосточного региона. Самые короткие автомобильные и железнодорожные пути, соединяющие Азию и Европу, проходят через Монголию. Поэтому в условиях увеличения объёма торговли между Россией и Китаем, между Азией и Европой создание торговой транспортно-логистической сети, а также транспортного потока, используя удобное географическое положение Монголии, положительно повлияет на региональное сотрудничество.

Монголия проводит последовательно открытую политику для облегчения условий торговли и транспортировки, выхода к морю и развития транзитных перевозок. В рамках данной политики начаты масштабные инфраструктурные проекты, такие как строительство новой железнодорожной сети, расширение автодорожной сети, строительство нового международного аэропорта и создание нового регионального транспортно-логистического центра.

В дальнейшем необходимо ускорить работы по экономически целесообразным стратегическим проектам, таким как обновление Центрального железнодорожного коридора, который включён в программу создания экономического коридора между Монголией, Россией и Китаем, строительство Восточного железнодорожного коридора, соединяющего Забайкальский край и Китай через восточную часть Монголии, строительство Западного железнодорожного коридора, соединяющего Республику Тыва и Китай через западную часть Монголии, а также строительство скоростной автомагистрали, соединяющей наши три страны.

Монголия открыта для сотрудничества с вами, для реализации этих региональных и национальных высокорентабельных и имеющих большой потенциал проектов развития.

Дамы и господа!

Необходимо уделить большое внимание вопросам экологии и окружающей среды и принять серьёзные меры, так как усиливается деградация окружающей среды, чаще случаются экстремальные погодные явления, что может нанести значительный ущерб устойчивому экономическому развитию государств и среды обитания самого человечества. Дым от лесных пожаров в Якутии дошёл до столицы Монголии Улан-Батора и даже распространился до Северного Ледовитого океана. А песчаные бури, которые случились в Монголии, дошли не то что до Китая, Японии и Кореи, но и пространства Тихого океана.

Думаю, что вы согласитесь с тем, что для нас, как соседей по региону, важно сотрудничать на нашем региональном уровне, проводить совместные проекты и программы по защите от стихийных бедствий, сохранению природного баланса и борьбе против климатических изменений.

Для обеспечения потребности стран Северо-Восточной Азии в электроэнергии и увеличении доли выработки электроэнергии от возобновляемых источников важно развитие трансграничных энергетических узлов подключения в рамках региона. Монголия ставит перед собой цель не только полностью обеспечить внутренние потребности в электроэнергии, но и стать страной-экспортёром, и в рамках этой политики выступает с инициативой сотрудничества со странами региона в осуществлении проектов использования возобновляемых энергетических потенциалов региона пустыни Гоби, а также реализации проектов строительства ГЭС в нашей стране.

Такие явления, как миграционные процессы среди населения, изменение климата, разрушение экологического баланса, мутация микроорганизмов, приводят к увеличению рисков передачи заболеваний от животных к людям, возникновению новых и вспышке старых заболеваний. В эти времена, когда всё больше растут риски трансграничного распространения инфекционных заболеваний, в рамках деятельности по расширению регионального сотрудничества прежде всего, необходимо усовершенствовать механизмы обмена информацией и опытом, что в свою очередь будет иметь важное значение для укрепления наших возможностей по противодействию возникновению пандемии в будущем.

Укрепление системы здравоохранения создаст возможности для обеспечения экономического роста и оборота. В связи с этим прошу вас, уважаемые организаторы и участники форума, обратите внимание на наше предложение: в ходе будущих мероприятий проводить дискуссии по вопросам биологической безопасности и сотрудничества между странами региона в области борьбы с пандемией.

Уважаемые дамы и господа!

Желаю успехов и всего самого хорошего всем участникам Восточного экономического форума, который ежегодно предоставляет замечательную возможность обменяться мнениями по вопросам развития стран АТР, об их проблемах и об их сотрудничестве. Мы услышали здесь много новых интересных деловых идей и постарались донести до вас также и своё мнение.

Выражаю благодарность российской стороне за организацию форума и Президенту России Владимиру Владимировичу за приглашение участвовать в нём.

Спасибо за внимание.

С.Брилёв: Господин Хурэлсух, спасибо большое.

Скоро будет осуществлён проект «Газпрома». Я так думаю, наверное, даже из космоса будет виден новый трансмонгольский газопровод. Пока же, когда летишь из прекрасного, очень современного города Улан-Батор в любую сторону, под тобой бескрайняя степь и расходящиеся в разные стороны по степи огромные тропы, по которым ходят кочевники. Как вы сейчас проводили вакцинацию? Вы рейды проводили в степи? Или люди сами приходили вакцинироваться? Вообще, монголы вакцинируются?

У.Хурэлсух: Вакцинация очень успешно проводится в нашей стране. Минздрав нашей страны зарегистрировал семь вакцин, которые можно использовать в экстренных случаях. Эффективность вакцин и значимость вакцинации очень хорошо понимается нашим народом, и наш народ очень активно идёт на вакцинацию.

С февраля 2021 года началась кампания по вакцинации. Сегодня около 90 процентов целевой группы населения, или, иными словами, 68 процентов населения, провакцинировались. Очень эффективно, получили хорошие результаты.

Около двух процентов – статистические данные ‒ тех, кто получил вакцину, заболевают, что показывает высокую эффективность тех вакцин, которые используются в нашей стране. В нашей стране иммунизация идёт вакциной китайского производства Vero Cell, AstraZeneca, «Спутник V» и компании Pfizer. Они тоже показывают очень хорошие результаты. В дальнейшем по рекомендации ВОЗ мы будем исследовать вопрос о вакцинации детей с трёхлетнего возраста до 17 лет.

Самым трудным вопросом является повышение доверия граждан к процессу вакцинации. Это общая проблема не только в нашей стране, но и граждан всего мира. Поэтому мы должны проводить работу по признанию вакцины на международном уровне.

С.Брилёв: 90 процентов вакцинация! Вообще, как будто сейчас все разделились на две лиги: страны, которые сами производят вакцины и где ещё надо убеждать людей, и те, где не производят вакцины, где только дайте вакцинироваться.

Владимир Владимирович, это случайный разговор, что называется. У меня очень странный и крутой маршрут получился сейчас в сторону Владивостока. Я не сказать по пути, но прямо перед Владивостоком, за несколько недель, был в такой латиноамериканской стране, как Уругвай. Мы там фильм снимали, там главный континентальный карантин жёлтой лихорадки, если такие исторические параллели провести. Тоже не производят, тоже все выстраиваются в очередь вакцинироваться. Но, кстати сказать, по-моему, чуть ли не единственная страна в мире, где сейчас ты считаешься вакцинированным, я на своём опыте знаю, если ты вакцинирован вакциной, легальной в стране твоего постоянного проживания. То есть вообще нет политизации этой темы. Вакцинировался «Спутником» в России, в России живёшь – добро пожаловать. И так далее. Это тоже, может быть, тема, к которой мы чуть-чуть попозже подойдём.

Сейчас же я хотел предоставить слово руководителю страны, где производится своя вакцина, где вакцинировали уже 883 миллиона человек. Понятно, что речь идёт о Китайской Народной Республике. Но также, перед тем как предоставить слово Председателю Си Цзиньпину, хотел бы обратить ваше внимание на новость последних 24 часов, когда Китай заявил, что, несмотря на пандемию, вернее, справившись в значительной степени с пандемией, он открывает теперь ещё и Пекинскую фондовую биржу в добавление к тому, что уже есть в Шанхае и в Гонконге, с чем китайцев можно только поздравить.

Давайте послушаем, какое видеообращение подготовил для нынешнего Восточного экономического форума Председатель КНР Си Цзиньпин.

Си Цзиньпин (как переведено): Уважаемый Президент Путин! Дамы и господа, друзья!

Благодарю Президента Путина за любезное приглашение. Очень рад спустя три года вновь принять участие в Восточном экономическом форуме. Сегодня – день победы в антияпонской войне и 76-я годовщина окончания Второй мировой войны.

25 августа мы с Президентом Путиным провели телефонный разговор. В его ходе была высказана необходимость сохранения твёрдой приверженности международного сообщества итогам Второй мировой войны, защиты исторической правды и важность извлечения уроков из прошлого во имя будущего.

В июне этого года мы в формате видеоконференции с Владимиром Владимировичем вместе объявили о продлении Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между КНР и РФ. Достигли новых договорённостей по ряду важнейших вопросов, в том числе по укреплению российско-китайского стратегического взаимодействия и всестороннего практического сотрудничества.

Китайско-российские отношения всеобъемлющего партнёрства и стратегического взаимодействия в новую эпоху демонстрируют мощную динамику и огромный потенциал.

На сегодняшний день международная обстановка претерпевает глубокие перемены. Ситуация с коронавирусом далеко ещё не стабилизировалась, и довольно вяло восстанавливается мировая экономика.

Региональное сотрудничество в Северо-Восточной Азии стоит перед лицом серьёзных вызовов и в то же время уникальных возможностей. Следует исходить из тенденций развития как в регионе, так и во всём мире прилагать консолидированные усилия ради всеобщего развития в этот сложный период.

Мы должны поддерживать усилия друг друга в борьбе с пандемией, наращивать сотрудничество по разработке и производству вакцин в качестве глобального общественного блага, решительно бороться с попытками политизировать тему вакцин и вопрос происхождения коронавируса и совместными усилиями стараться создать общество здравоохранения для всего человечества.

Мы должны постоянно наращивать усилия по взаимовыгодному сотрудничеству, в том числе по сопряжению инициатив «Один пояс, один путь» и ЕАЭС. Мы должны поддерживать инновационное развитие цифровой экономики, совместно реагировать на глобальные изменения климата, способствовать социально-экономическому развитию региона.

Мы должны объединять усилия в поддержании мира и стабильности в регионе, преодолевать разногласия и укреплять взаимопонимание путём диалога и консультаций, претворять в жизнь концепцию всеобщей, комплексной, совместной и устойчивой безопасности в интересах построения общего дома, где воцарится гармония и спокойствие.

Этот год в Китае проходит под знаком 100-летнего юбилея со дня основания Китайской коммунистической партии. В нашей стране мы начали новый подход к полному построению модернизированного социалистического государства. Мы готовы вместе со всеми партнёрами в духе истинного мультилатерализма, взаимодоверия, дружбы и взаимовыгодного сотрудничества уверенно двигаться к цели создания Сообщества единой судьбы.

Благодарю за внимание.

С.Брилёв: Очень ёмкое выступление Председателя КНР, благодаря которому мы продолжаем накапливать темы для нашей дискуссии.

Он упомянул слово «безопасность» вслед за Президентом Казахстана. Предлагаю не торопиться с этой темой, потому что наверняка мы услышим её и из уст других выступающих, которые ещё только предстоят.

Но сейчас я хотел напомнить о событиях буквально последней недели, когда был опубликован коллективный доклад спецслужб США, которые сказали, что нет у них доказательств того, что коронавирус произошёл из китайской ли лаборатории, с китайского ли рынка в Ухане или от инопланетян ‒ есть, кстати, и такая версия на самом деле. Владимир Владимирович, а вот Вам вообще важно, откуда этот вирус пришёл?

В.Путин: Всегда нужно понимать причины того или иного явления, истоки, это правильно, только неправильно – политизировать всё это.

С.Брилёв: То, о чём и говорил Ваш китайский коллега.

В.Путин: Да, конечно. Когда начинается политизация, тогда сразу понижается доверие к выводам, которые делают на основе политизированного подхода, потому что сразу возникает ощущение того, что мы далеко от истины. Надо все эти исследования делать на основе объективных материалов. Очень хорошо, что американские спецслужбы пришли к такому выводу, надо было бы раньше это сделать. А ещё важнее, на мой взгляд, сегодня, отбросив политизацию, вместе бороться за преодоление самой пандемии и её последствий. Это чрезвычайно важно для всего человечества.

И в этой связи я бы хотел отметить вот что. Те, кто политизирует, сами допускают колоссальные, катастрофические, я бы сказал, ошибки в деле борьбы с пандемией. Что я имею в виду? Ведь, во-первых, вот этими возможностями вакцинации в основном сегодня пользуются только высокоразвитые экономики, там производится основная часть вакцин, и она направляется на защиту своего собственного населения. И очень мало делается, ну очень, совсем мало делается для того, чтобы защитить в широком смысле человечество. А это плохо для самих производителей. Почему? Потому что это бумерангом возвращается, крутится вокруг земного шарика постоянно. В Африке, например, минимальный уровень защиты и вакцинирования, а общение-то есть с африканскими странами, никуда не деться. Ну и будет оттуда постоянно возвращаться эта зараза. Это первое.

Второе. Есть гуманитарные вещи. Мы всё время слышим от наших коллег, от так называемого коллективного Запада о необходимости гуманизировать международные отношения. Ну и где же эта гуманизация? Вместо того чтобы взять и отменить ограничения, связанные с пандемией, хотя бы в области распространения лекарственных препаратов, тех же вакцин, помогать тем странам, которые нуждаются… В отношении того же Ирана, я сейчас не хочу вдаваться в политику, но страна нуждается в помощи, и никаких ограничений не отменяют, никаких. Даже дискуссию на этот счёт не разворачивают. Я уже не говорю о других странах. Возьмите Венесуэлу ту же самую. Политика – политикой, а гуманитарные вещи – гуманитарными. Нужно быть последовательными тогда, если хотите, чтобы вам доверяли.

Что касается экономики – то же самое. Ведь экономика восстанавливается быстрее в тех странах, чем в других регионах мира, где используют финансовые инструменты, связанные с накачкой наличностью, и за счёт дефицитов бюджетов это всё происходит. Взять бы и помочь развивающимся экономикам. Но пока нет. Посмотрите на уровень дефицитов в ведущих экономиках мира, они выросли капитальным образом. За счёт чего? За счёт накачки экономики. И как результат, они быстрее восстанавливаются. А здесь как раз нужно было бы подумать о всех участниках экономической деятельности. Вот этого пока не хватает. Так что политизация в этих вопросах никаких положительных результатов не даёт, результат даёт только объединение усилий.

С.Брилёв: А вот давайте-ка проверим. Я, кстати, не случайно упомянул мою поездку в Латинскую Америку. Я там был у генсека Латиноамериканской ассоциации интеграции, действительно все страны объединяет. Я ему задал прямой вопрос, у меня есть это в записи, я покажу в эфире: Вы сталкивались с тем, что русские приходили с вакциной, и, как говорят про русских, они проводят такую вакцинную дипломатию, что чего-то от вас требуют? Его ответ был – категорическое «нет».

Я хочу это перепроверить сейчас у Ваших коллег из Казахстана и Монголии. Когда маленькая миролюбивая северная страна под названием Россия приходила в Казахстан, Монголию со «Спутником», вам русские какие-нибудь предусловия выставляли или нет?

К.-Ж.Токаев: Никаких предусловий не было. Предварительных условий не было, естественно. Мы договорились о том, что будем закупать «Спутник V», и только что я сказал в своём выступлении, была достигнута договорённость о создании на базе предприятия в Караганде российской вакцины «Спутник V». Я считаю, что это важное соглашение.

Сам я лично считаю, поскольку привился «Спутником V», эту вакцину достаточно эффективной. И для меня удивительно, что она до сих пор не получила международной сертификации. Но там, во Всемирной организации здравоохранения, насколько мне известно, существуют определённые условия, примерно 26 пунктов. Видимо, нужно пройти через эти пункты, с тем чтобы получить искомую лицензию или сертификат. Во всяком случае, де-факто «Спутник V» признан во всём мире, по-моему, более 60 стран уже пользуются этой вакциной. Поэтому с точки зрения репутации данная вакцина какого-либо ущерба не претерпела, с моей точки зрения.

С.Брилёв: А что скажут монгольские друзья? Может, русские приходили со «Спутником» за пазухой, говорили: а вот газопровод пройдёт другим маршрутом или должны что-нибудь закупить.

У.Хурэлсух: Ситуация в нашей стране аналогичная.

С.Брилёв: Потеряли мы перевод, да?

Повторить мне вопрос? Что монгольские друзья ответят на этот вопрос? Когда русские приходили со своими вакцинами, ставили они какие-то предусловия или, может быть, просили по-другому газопровод провести?

У.Хурэлсух: Такого совершенно не было. Наоборот, Правительство России и российский народ оказал нам большую поддержку. Наши граждане добровольно вакцинируются. Есть у нас вакцины и китайского производства, и «AstraZeneca», и российского производства, и я в своей речи говорил об этом.

И, пользуясь этим случаем, хотел бы выразить свою благодарность, уважаемый Владимир Владимирович, за то, что Российская Федерация оказала нам своевременную поддержку. Эта поставка вакцин сыграла важную роль в том, чтобы в нашей стране ситуация с COVID улучшилась.

С.Брилёв: Спасибо большое.

Ну пойдёмте дальше по списку. У нас действительно сегодня много участников, не все всенепременно онлайн, многие прислали видеообращение.

Премьер-министр Индии господин Моди – следующий у нас на очереди. Давайте послушаем его выступление.

Н.Моди (как переведено): Ваше превосходительство Президент Российской Федерации, мой дорогой друг Президент Путин! Ваши превосходительства! Уважаемые участники Восточного экономического форума, намаскар!

Я очень рад обратиться к участникам Восточного экономического форума, а также хотел бы поблагодарить Президента Путина за оказанную честь.

Дорогие друзья, в индийской истории цивилизации слово «сангам» имеет особое значение, оно означает единение, слияние рек, людей или идей. На мой взгляд, Владивосток в полной мере отражает понятие «сангам», это единение Евразии и Тихоокеанского региона.

Я приветствую видение Президента Путина по развитию российского Дальнего Востока. Индия выступит надёжным партнёром для России в рамках воплощения данного видения.

В 2019 году, когда я приехал во Владивосток для участия в форуме, я заявил о приверженности Индии участвовать в политике по Дальнему Востоку. Данная политика является очень важной частью нашего особого и привилегированного стратегического партнёрства с Россией.

Ваше превосходительство Президент Путин, я помню детальный разговор, который состоялся у нас с Вами, когда мы ехали на катере из Владивостока в судостроительную верфь «Звезда». Это было в рамках моего визита в 2019 году. Тогда Вы показали мне современные судостроительные мощности верфи «Звезда» и выразили надежду, что когда-нибудь и Индия станет партнёром этого замечательного предприятия. Сегодня я очень рад сообщить, что одна из крупнейших судостроительных верфей Индии ‒ Mazagon Dock Shipbuilders Limited ‒ станет партнёром верфи «Звезда». В рамках этого партнёрства будут строиться одни из самых значимых коммерческих судов в мире. Так же как Россия помогает Индии развиваться в плане освоения космоса и национальной программы пилотируемых полётов «Гаганьян», точно так же Индия станет помогать России и выступит партнёром по открытию Северного морского пути и открытию этого пути для международной торговли и коммерции.

Дорогие друзья, дружба между Индией и Россией прошла проверку временем. Совсем недавно мы подтвердили надёжность этого сотрудничества в рамках того сотрудничества, которое у нас было по борьбе с пандемией коронавируса, в том числе в плане вакцин. Пандемия подчеркнула значимость сектора здравоохранения и фармацевтического сектора. Они играют важную роль в нашем двустороннем сотрудничестве.

Энергетика ‒ это ещё один важный аспект нашего стратегического партнёрства. Индийско-российское энергетическое партнёрство может привлечь большую стабильность на глобальный энергетический рынок. Министр нефти и природного газа господин Хардип Пури сейчас во Владивостоке, он возглавляет индийскую делегацию на форуме.

Индийские рабочие активно участвуют в крупнейших газовых проектах в Амурском регионе, от Ямала до Владивостока и дальше, до Ченнаи. Именно так мы видим для себя энергетический и торговый мост.

Я очень рад, что морской коридор Ченнаи‒Владивосток сейчас активно развивается. Подобные проекты обеспечивают большую связанность вместе с международным коридором север‒юг. Таким образом, Индия и Россия становятся ближе и физически.

Несмотря на все ограничения, связанные с пандемией, можно сказать, что мы добились серьёзного прогресса в укреплении и бизнес-связей во многих аспектах. Это прежде всего касается и долгосрочных поставок коксующегося угля для сталелитейной отрасли Индии.

Мы также рассматриваем новые возможности в сфере агропромышленного сектора, керамического производства, стратегических редкоземельных минералов, а также в алмазной отрасли. Я очень рад сообщить, что алмазодобывающая отрасль развивается очень хорошо непосредственно в лице представителей Республики Саха (Якутия) и штата Гуджарат. Они непосредственно активно общаются в рамках сегодняшнего форума. Я уверен, что кредитная линия в размере одного миллиарда долларов, которая была официально предоставлена и объявлена в 2019 году, создаст много бизнес-возможностей и развития для обеих стран.

Очень полезно, что вместе мы собираем основных игроков, основных стейкхолдеров регионов российского Дальнего Востока и соответствующих штатов Индии. Все они собираются на одной платформе. Мы, безусловно, хотим и дальше продолжать те плодотворные дискуссии, которые были начаты ещё в 2019 году в рамках визита ключевых министров из Индии и их штатов. Я хотел бы также направить приглашение губернаторам 11 регионов российского Дальнего Востока посетить Индию при первой же возможности.

Дорогие друзья, как я уже сказал, в 2019 году на этом же форуме индийские специалисты активно способствовали развитию многих ресурсоёмких регионов во всём мире. Индия действительно богата талантами, богата специалистами. А Дальний Восток, несомненно, очень богат ресурсами. Поэтому здесь я вижу очень большой потенциал для сотрудничества, в том числе для индийских специалистов, они могут сделать серьёзный вклад в развитие Дальнего Востока.

Дальневосточный федеральный университет, который служит площадкой настоящего форума, также является домом для постоянно растущего числа индийских студентов.

Ваше превосходительство Президент Путин, я ещё раз благодарю Вас за возможность выступить на этом форуме. Вы всегда были большим другом Индии. Именно под Вашим руководством наше стратегическое партнёрство продолжает расти и набирает силу.

Я желаю всем участникам Восточного экономического форума успехов.

Большое вам спасибо.

С.Брилёв: Владимир Владимирович, позавчера Вы были в Морском государственном университете имени Невельского.

В.Путин: В тренажёрном центре.

С.Брилёв: Да. Такая ремарка у Вас звучала, даже пару раз, по поводу того, что в Севморпуть стремятся те, кто никакого отношения к нему не имеет географически. А Премьер-министр Индии сейчас о Севморпути как о само собой разумеющемся говорит, будучи южной страной. Это Вы его имели в виду или кого Вы имели в виду?

В.Путин: Вы должны были обратить внимание на продолжение этой ремарки. Я сказал, что мы приветствуем такой интерес. Важно здесь иметь в виду, что мы наблюдаем за процессами в других странах ‒ Индия к их числу не относится, ‒ где высказываются какие-то озабоченности по поводу того, что Россия активно осваивает Северный морской путь, и звучат предположения о том, что мы якобы собираемся кого-то ограничивать. Вот это не соответствует действительности.

Мы не собираемся никого ограничивать. Более того, мы хотим, чтобы эта работа строилась в строгом соответствии с международным морским правом ‒ это Конвенция от 1982 года, по-моему, и по Арктике есть ещё один документ. Мы и сейчас придерживаемся и в будущем собираемся придерживаться этих основополагающих документов.

Нас это вполне устраивает. В том числе и то, что наиболее экономически выгодный и безопасный маршрут Северного морского пути проходит по российским территориальным водам, по российскому внутреннему морю. Что же нас здесь может не устраивать? Нас вполне всё устраивает. И чем более эффективно будет использоваться этот маршрут всеми заинтересованными странами, тем лучше.

Мы приветствуем интерес Индии к этой совместной работе, интерес Китая, интерес других азиатских государств и европейских, в частности. Думаю, что она в рамках Арктического совета, о котором я упоминал и в котором мы сегодня председательствуем, мы неоднократно будем возвращаться к этому вопросу.

Мы достаточно подробно, ну не очень подробно, но достаточно много внимания уделили этому вопросу и на встрече в Женеве с Президентом Байденом. Надеюсь, реакция от всех партнёров: и от Канады, от Дании, от других участников этого процесса – будет заинтересованной, и все будут настроены не на то, чтобы искать ещё одну площадку для каких-то споров и конфронтаций, а для совместной работы.

С.Брилёв: Я бы хотел обратить внимание на один любопытный нюанс: из уст Президента Казахстана прозвучало выражение, привычное для нас, – «Азиатско-Тихоокеанский регион», из уст Президента Монголии прозвучало выражение «Азиатско-Тихоокеанский регион», Премьер-министр Индии сейчас применил новое словосочетание «Индо-Тихоокеанский регион». Но давайте поговорим об этом попозже, когда доберёмся до вопросов безопасности.

А сейчас выслушаем ещё одного лидера, который отправил сегодня к нам видеообращение, это Премьер-министр Таиланда Прают Чан-Оча.

П.Чан-Оча (как переведено): Ваши превосходительства Президент Российской Федерации, Президент Республики Казахстан, Президент Монголии! Дорогие гости!

Я хотел бы выразить благодарность Президенту Путину за приглашение поучаствовать в шестом Восточном экономическом форуме. Безусловно, это очень важная площадка, где собираются как лидеры стран, так и лидеры компаний, для того чтобы обсудить пути восстановления и устойчивого роста, после того как пандемия будет преодолена.

Вне всякого сомнения, многие страны, включая Таиланд, по-прежнему чувствуют на себе все вызовы, которые нам бросила пандемия коронавируса. Несмотря на тот факт, что вакцины уже разработаны, их распространение и вакцинация в различных регионах буксует, и при этом не обеспечивается инклюзивный доступ к вакцинам для всех. Особенно это касается развивающихся стран и стран с низким уровнем доходов. Экономисты сходятся во мнении, что, для того чтобы преодолеть текущий кризис здравоохранения, нам необходимо обеспечить равный доступ к вакцинам. Это должна быть инклюзивная дистрибуция вакцин настолько, насколько это возможно. В данном отношении я призываю всех вас рассматривать вакцины против коронавируса как общественное благо, которое должно быть доступно всем, а потому страны с более высокими темпами вакцинации должны делиться вакцинами с другими, для того чтобы максимально быстро вернуть возможность международных путешествий и перелётов.

Что касается Таиланда, Правительство и все соответствующие сектора экономики делают всё возможное, для того чтобы обеспечить вакцинами жителей нашей страны. Мы стремимся вакцинировать по меньшей мере 70 процентов населения страны уже к концу этого года.

Помимо этого наши медицинские специалисты-исследователи работают над созданием собственных вакцин. Некоторые из них уже сейчас находятся на этапе клинических исследований на людях и при этом демонстрируют удовлетворительные результаты.

Также важно отметить, что Таиланд имеет большой потенциал и уже сейчас готов к тому, чтобы стать хабом по производству и распределению вакцин в субрегионе Меконга, а также в Юго-Восточной Азии.

Также хотел отметить, что Международный валютный фонд и Валютный банк сообщили довольно тревожную цифру: в 2020 году почти 100 миллионов человек оказались за гранью бедности. Эта цифра говорит о том, что все сложности и вызовы пандемии по-прежнему актуальны, они не позади, и разрыв и неравенство между странами и людьми по-прежнему увеличивается.

Учитывая вышесказанное, крайне важно, чтобы страны сохраняли свою приверженность политике мультилатерализма, а также в дальнейшем определяли взаимосвязанную политику, нацеленную на устойчивое развитие так, чтобы никто не оставался позади.

Мы продолжаем борьбу с пандемией, и, безусловно, мы сделаем выводы из той ситуации, которая произошла во всём мире. И сейчас абсолютно очевидно, что все страны должны интегрировать свою политику на то, чтобы совместно обеспечивать сбалансированное экономическое, социальное развитие, а также заботиться о защите окружающей среды. И в этом отношении мы разработали три основных подхода для восстановления после пандемии и наступления эпохи новой нормальности.

Первый подход к восстановлению направлен на обеспечение устойчивого развития, а также обеспечение баланса между экономическим, технологическим развитием, обеспечением социального равенства и защиты окружающей среды.

Таиланд также принял философию экономики достаточности. Этот подход к развитию предполагает наращивание традиционно сильных сторон страны. Также мы намерены развивать человеческий потенциал, обеспечивать безопасность, а также обеспечить способность противостоять вызовам будущего. В рамках внедрения данной политики Таиланд также разработал экономическую модель, которую мы называем «зелёной» биоэкономикой замкнутого цикла. Как предполагает данное название, эта экономика будет сконцентрирована на биоподходах, которые не вредят окружающей среде.

Таиланд намерен укреплять свои традиционно сильные стороны, которые прежде всего сконцентрированы в сельском хозяйстве, биоразнообразии и культурном разнообразии. В данном отношении мы будем очень рады обменяться нашим опытом со всеми странами, которые развиты в таких сферах, как «умное» земледелие, инновации, прежде всего для продовольственного сектора, а также обеспечения устойчивого туризма.

Данная модель может служить подходом для обеспечения устойчивого, сбалансированного и инклюзивного роста, и, безусловно, она соответствует принципам устойчивого развития и целям устойчивого развития Организации Объединённых Наций.

Второй подход для восстановления основан на повышении конкурентоспособности в промышленном секторе и в секторе труда за счёт укрепления межрегионального сотрудничества и межрегиональных цепочек поставок.

По оценке Международной организации труда, глобальный уровень безработицы за 2022 год составит 205 миллионов человек. Таким образом, мы превысим порог в 187 миллионов, который был достигнут в 2019 году. Данная цифра в полной мере отражает все экономические шоки, которые принесла нам пандемия. Безусловно, тяжелее всех пришлось микро-, малым и средним предприятиям, поскольку им сложнее всего противостоять экономическим шокам.

Поэтому, для того чтобы обеспечить устойчивое восстановление после кризиса, мы намерены уделять большее внимание цифровым технологиям. Нам предстоит трансформировать традиционную торговлю в цифровую. Нам важно создать международную экосистему, а также усовершенствовать национальное законодательство, регуляторную базу и, таким образом, обеспечить стабильный, в том числе цифровой, рост. Мы намерены признать и ввести цифровую подпись, несколько изменить структуру рынка труда, для того чтобы позволить ему адаптироваться к новой ситуации. Также это включает планы по обучению и переподготовке кадров, чтобы все были готовы к переходу в цифровое будущее.

Конечно, не менее важными остаются и соглашения о свободной торговле. Мы активно ведём переговоры с ведущими экономиками и регионами. На данный момент у Таиланда подписаны соглашения о свободной торговле с 18 странами и одной экономикой. Мы надеемся, что сможем заключить ещё целый ряд соглашений о свободной торговле и с другими ключевыми регионами, включая и Евразийский экономический союз. Безусловно, у него очень большой потенциал как у рынка в Евразийском регионе. И в данном отношении Таиланд намерен продолжать конструктивный диалог со всеми государствами ‒ членами Евразийского экономического союза, разумеется, включая Россию и Казахстан, для того чтобы мы вместе могли двигаться по столь важной и актуальной повестке.

Третий подход к восстановлению заключается в обеспечении связанности между регионами. В частности, Восточный экономический регион представляет большой потенциал и во многом схож по своим характеристикам с регионом Дальнего Востока, который связывает Россию и Тихоокеанский регион. Он хорошо соответствует российскому видению по созданию большого евразийского партнёрства. И в этой связи я вижу большое количество возможностей для сотрудничества в дальнейшем по улучшению связанности в сфере инфраструктуры, торговли и инвестиций, обмена опытом по развитию туризма и созданию особых экономических зон.

С нашей стороны могу сказать, что Таиланд активно развивает Восточный экономический коридор, который расположен вдоль восточного побережья Таиланда, которое славится как очень популярное туристическое направление. Восточный экономический коридор во многом схож с российским Дальним Востоком, центром которого, конечно же, является Владивосток. И, на мой взгляд, эти два региона обладают огромным потенциалом, они оба в каком-то смысле являются вратами в свой регион. Поэтому я полагаю, что стратегическое положение Восточного экономического коридора в Юго-Восточной Азии также может быть очень потенциальным проектом. У нас уже есть превосходная инфраструктура, современные механизмы для инвестиций, и мы хотели бы пригласить всех иностранных инвесторов рассмотреть для себя такую возможность. Прежде всего мы будем рады приветствовать инвестиции в цифровые технологии, в здравоохранение, а также в «умную» логистику.

Ещё один очень важный аспект, который мне бы хотелось затронуть, касается обеспечения связанности и бесшовности для развития туризма. Это ещё один приоритет, который сейчас стоит перед всеми странами. Понятно, что для многих туризм ‒ это один из ключевых двигателей развития экономики. Конечно, он очень пострадал от пандемии. Поэтому для нас всех очень важно восстановить индустрию путешествий и туризма. Для этого Таиланд также уже принимает пошаговый подход, в рамках которого мы постепенно открываем страну для туристов. Непосредственно в июле 2021 года мы запустили программу «Песочница Пхукета», а также программу «Самуи плюс». Данные программы будут постепенно расширяться на другие регионы страны, если ситуация позволит.

Ну а пока мы, безусловно, хотим пригласить всех участников к тому, чтобы совместно выработать новые рекомендации по безопасному туризму, а также совместному признанию вакцин и сертификатов, для того чтобы восстановить индустрию туризма в ближайшем будущем.

Уважаемые гости!

Кризис COVID-19, безусловно, вызвал глубочайшую экономическую рецессию во всём мире. Она сравнима с последствиями Второй мировой войны. Для того чтобы восстановить наши экономики, мы должны работать рука об руку на всех уровнях. Таиланд подтверждает свою готовность сотрудничать со странами по данной повестке: со всеми странами ООН и региональными организациями, такими как АСЕАН, ASMEX, форум «Азия‒Европа» и АТЭС.

Уже в 2022 году Таиланд вступит в право председательства в АТЭС и, конечно, в рамках своей повестки сконцентрируется на восстановлении экономики, ускорении торговли, инвестиций после пандемии. Особенно мы будем уделять внимание развитию туризма и путешествий, обеспечению инклюзивного роста. Безусловно, всего этого можно добиться за счёт развития цифровых технологий и инноваций. Только так мы сможем добиться значимых результатов.

Таиланд очень скоро будет рад приветствовать делегатов АТЭС, представителей стран экономик АТЭС, которые приедут в Таиланд в 2022 году. Я буду очень рад лично приветствовать всех лидеров АТЭС, поскольку в последний раз они встречались на саммите в Папуа – Новой Гвинее в 2018 году. И конечно, я буду очень рад приветствовать Президента Владимира Путина на саммите лидеров АТЭС.

Три упомянутых подхода, о которых я говорил ранее, также хорошо коррелируют с целями устойчивого развития ООН. И конечно, я буду очень рад сотрудничать со всеми вами, для того чтобы вместе продвигать эту повестку во всех регионах мира, чтобы никто не остался позади.

Большое спасибо за внимание.

С.Брилёв: Владимир Владимирович, поедете на саммит АТЭС в Таиланд?

В.Путин: Если он будет в обычном формате.

С.Брилёв: А в Бруней на саммит АТЭС? Это ноябрь 2024 года, Владимир Владимирович. Сами поедете или кого-то вместо себя отправите?

В.Путин: Посмотрим, до 2024 года дожить нужно. Видите, пандемии нас трясут с разных сторон, поэтому надо работать, не думать о таких крупных международных событиях, которые должны произойти ещё через четыре года.

С.Брилёв: Но там и внутреннее одно будет ‒ президентские выборы.

В.Путин: Я понимаю, понимаю. Поэтому я и говорю: надо дожить до этого спокойно.

С.Брилёв: Можно чуть-чуть о будущем ещё?

Не жалко Вам будет Шойгу с Лавровым в Государственную Думу отпустить?

В.Путин: Жалко. Они на своём месте, хорошо работают.

Коллеги просто обратились ко мне с просьбой, чтобы они возглавили список, демонстрируя, что всё, что делает партия «Единая Россия», реально воплощается в жизнь, в том числе и усилиями этих людей.

С.Брилёв: Но решение будет приниматься в сентябре, я так понял, после выборов?

В.Путин: Решения должны приниматься ими прежде всего, они сами должны в конечном итоге принять это решение.

С.Брилёв: Тогда ещё про будущее.

Как Вы думаете, будет день, когда сюда, во Владивосток, на этот форум, или в Питер приедет Президент Украины?

В.Путин: Почему нет? Конечно. Я очень на это рассчитываю, потому что считаю, что та ситуация, в которой мы сегодня находимся, является абсолютно ненормальной, неестественной, и рано или поздно, а лучше, если это произойдёт рано, и чем раньше, тем лучше, мы в полноформатном масштабе восстановим наши отношения с Украиной.

С.Брилёв: Знаете, я, может быть, не те эфиры смотрел, хотя вроде я внимательно смотрел, но в те сутки, когда Президент Зеленский был в Вашингтоне, вёрстка, например, моих коллег на Всемирной службе Би-Би-Си, на телевидении, выглядела так: неизбежный Афганистан, аборты в Техасе, наводнение в Испании. А этого визита не было. У меня такое ощущение, что в России как-то больше на это внимания обращаем, чем даже принимающая сторона. Но тем не менее в будущем Президент Украины, наверное, будет, Вы сказали. А вот Президент Зеленский лично? Вы видите возможным?..

В.Путин: Это зависит не от России, это зависит от украинского народа и от избирателей на Украине. Они должны определять уровень, качество, результаты работы тех людей, за которых они проголосовали. И если Президент Зеленский будет избран и свою реальную политику не на словах, а на деле выстроит на нормализацию отношений с Россией, то почему нет? Конечно, да.

Только, к сожалению, на практике всё происходит совсем наоборот. На практике не одно поколение украинских руководителей приходит к власти с лозунгами восстановления отношений с Россией, решения всех вопросов, которые накопились за предыдущие годы, а потом беспардонным образом обманывают своих избирателей и откручивают реальную политику совершенно в другом направлении. И происходит это под давлением крайних националистов. Такое впечатление, что вновь избранные лидеры, после того как вошли в высокие кабинеты, начинают опасаться именно этой части украинского общества и всё делают для того, чтобы удовлетворить их амбиции. К каким результатам это приводит, мы видим по состоянию украинской экономики и социальной сферы.

С.Брилёв: Тогда о прошлом, коли у нас такой блиц случился.

Владимир Владимирович, а какие все-таки версии по поводу Малюты Скуратова? Я напомню, Вы днями встречались с тверским губернатором, он говорит, что построит церковь на месте, где Малюта Скуратов, по легенде, задушил митрополита Филиппа, который, в свою очередь, вроде как отказался благословить опричнину. А Вы говорите: нет, это только одна из версий. А какие еще?

В.Путин: Ну а вторая версия простая, что он его не убивал и не проезжал. А если и проезжал, то проехал мимо.

Что касается строительства церкви, еще и по такому поводу, я думаю, что в данном случае уж точно совершенно нужно получить благословение Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

С.Брилёв: Еще один подвопрос о будущем, после чего вернемся к нашей общей повестке дня.

Простите меня, наши иностранные гости, что сейчас пару вопросов, наверное, переводчикам трудно было вам перевести, потому что здесь очень российский контекст.

Сейчас я напомню себе, как его зовут, я записал себе. А какое будущее у Никанора Толстых, Владимир Владимирович?

В.Путин: А кто это такой?

С.Брилёв: Это мальчик, который Вас поправил в центре «Океан».

В.Путин: По поводу чего?

С.Брилёв: Вы оговорились, Вы упомянули сказали: «Семилетняя война» вместо Северной. Он Вас поправил. Абсолютно естественная ситуация. Не представляете, какая началась буча. Будущее этого мальчика чуть ли не на волоске подвисло. «Как он смел Президенту?» Серьезно Вам говорю.

В.Путин: Я, честно говоря, даже не знаю об этом ничего.

С.Брилёв: Большая новость последних 48 часов, интернет гудит.

В.Путин: Да бог с Вами.

Поскольку я занимался здесь вопросами текущей работы и готовился к сегодняшнему мероприятию, проводил другие, я, честно говоря, даже не обратил на это внимание, поэтому я не готов…

С.Брилёв: То есть Вас точно не задело, нормально мальчик поступил?

В.Путин: А почему меня это должно задеть? Наоборот, меня это только может порадовать. Молодые ребята хорошо знают историю Отечества. Прекрасно, я только рад.

Что касается (сейчас я понимаю, о чем Вы говорите) Семилетней войны или 20-летней. Вообще-то, началась она в 1700 году, фактически началась, после того, как Петр I присоединился к союзу стран, организованному в том числе Фридрихом II – саксонско-польским королем, который, кстати говоря, потом немножечко в стороночку отошел от первоначально заявленных целей. Полтавская битва произошла, если мне память не изменяет, поздней осенью 1709 года. А это был водораздел, после которого все покатилось в сторону и в пользу России. Поэтому это было не семь лет, это было 8 с половиной, получается. Потому что сражение под Нарвой, где Россия потерпела поражение, произошло весной, по-моему, а битва под Полтавой где-то поздней осенью. Так что прошло 8 с половиной лет. Можно сказать, что, по сути дела, все было сделано в эти восемь лет, не в семь, а в восемь лет.

Это не имеет абсолютно никакого значения для меня. Неожиданным и странным является Ваш вопрос, но что-то навеяло мне, почему-то я назвал эту войну Семилетней, хотя понятно, что она закончилась формально в 1721 году. Прекрасно, можно только порадоваться, что у нас в «Океане» собрались такие грамотные, подготовленные ребята, и, что важно, которые свободно, тут же излагают свою позицию. Послушайте, это и должно нас настроить на то, что будущее России в надежных руках.

С.Брилёв: Владимир Владимирович, для того чтобы перейти к следующей теме, я должен Вам по новой представиться. Меня полтора года назад попросили в параллель оживить премию «Глобальная энергия». Я довольно наблатыкался, если по-простому говорить, в этих вопросах, поэтому сегодня чуть-чуть испугался, когда Вы заговорили о зеленом водороде. Я не уверен, что даже здесь все в курсе: зеленый водород – это водород из воздуха. То есть ты берешь солнечные батареи, ветряки, через них проводишь электричество, электролиз – получаешь водород (это средняя школа, все в курсе), сжигаешь водород, не выделяется CO2 – шик, блеск, красота.

Вы сказали, что это надо посчитать, но по подсчетам тонна зеленого водорода стоит от 3,5 до 6 раз дороже в сравнении с голубым водородом, который можно получать из газа (Алексей Борисович Миллер напротив). Даже в сравнении с другими разноцветными водородами, которые можно получать, между прочим, из угля. Я вижу, Сергей Евгеньевич, губернатор Кузбасса, тоже здесь.

Я к чему? Сократить выбросы CO2 – святое, никто не спорит, изменение климата налицо, вот коллега Ваш из Монголии даже про опустынивание говорил, все это переносится на российскую территорию. Если здесь начнет таять вечная мерзлота с еще более страшной силой, то совсем нехорошо будет. Но нет ли лукавства в рассуждениях о том, что панацеей является всенепременный переход исключительно на «зеленые» технологии. Есть технологии перехвата CO2, закачки их в пустые нефтяные пласты. Кстати сказать, эта технология появилась на Западе, а не в России, это никакой не русский заговор. Возможен ли вообще спокойный на этот счет разговор? Потому что есть периодически ощущение, что здесь больше не радение за природу, а распределение субсидий на, повторяю, технологии, которые пока в разы (наверное, они будут дешеветь), в разы дороже.

В.Путин: Есть, есть. Но мне кажется, что Ваши опасения имеют под собой определенные основания, в том числе связанные с тем, что некоторые экономики и некоторые страны хотят лишить другие страны их конкурентных преимуществ. Именно поэтому сейчас идут разговоры в Евросоюзе, допустим, о фактически экологическом налоге что ли. И, безусловно, мы заинтересованы в совместной работе по сохранению природы, по шагам, направленным на то, чтобы предотвратить катастрофические изменения климата. Но мы не можем согласиться с предлагаемыми правилами, которые явно вступают в противоречие с нормами ВТО. Поэтому мы здесь внимательно следим за этими дискуссиями, будем работать с нашими партнерами во всех регионах мира, в том числе в Евросоюзе.

Мы видим, что это пока неконсолидированная позиция, и эксперты и на Правительственном уровне во многих ведущих странах Евросоюза понимают, что заявленный первоначальный подход справедливым и отвечающим нормам международного права назвать нельзя. Мы, повторяю, будем вместе со всеми работать аккуратненько. Но, к сожалению, эта чрезвычайно важная вещь, борьба с изменениями климата, частенько используется и для решения каких-то текущих экономических задач, это стремление переформатировать энергетический рынок, и во многих странах во внутриполитической повестке дня используется.

Сейчас мы только слышали о развитии атомной энергетики. Атомная энергетика как влияет на выбросы? Да никак не влияет. А некоторые коллеги в наших странах-партнерах предполагают не учитывать возможности атомной энергетики при расчетах, связанных с экологическим благополучием. Так же, как и гидроэнергетику. А у нас атомная гидроэнергетика составляет чуть ли не 40 процентов в нашем балансе. Вы понимаете, это серьезные вещи. Поэтому нужно внимательно следить и за развитием технологий.

Можно, Вы правильно сказали, получать водород из газа, из угля, но сегодня это дорого, Вы сказали, а вот зеленый водород в семь-восемь раз дороже…

С.Брилёв: В 3,5–6, бывает и выше.

В.Путин: Хорошо, пускай в шесть. Но технологии меняются. Сегодня это в шесть раз дороже, а завтра будет в шесть раз дешевле, мы должны за этим внимательно наблюдать. Если вы спросите наших экспертов или представителей Правительства, которые этим занимаются, здесь у нас Министр энергетики есть (не знаю, где Александр Валентинович Новак, он здесь или нет?), мы с ним достаточно часто, регулярно и подробно обсуждаем все эти вопросы. Мы не только следим за тем, что происходит в мире по этим направлениям, но и сами принимаем необходимые усилия, чтобы не только не оказаться в хвосте того, что происходит, а, наоборот, сохранить свои лидерские позиции в энергетике в целом и в энергетике будущего, в частности.

С.Брилёв: Сейчас мне может немножко достаться от учредителей «Глобальной энергии», они все здесь: Россети ФСК, Газпром, Сургутнефтегаз (не вижу, но, наверное, здесь), РусГидро стало партнером в этом году. На следующей неделе будет объявление лауреатов. И мы за этот год утроили количество кандидатов, которые приходят: было 12 стран, стало 36, было 39 – стало 106 номинационных представлений.

Когда это дело расширили, возникла возможность посмотреть на то, что шире происходит: какие есть тенденции, какие есть мысли? И хотя объявление лауреатов состоится только на следующей неделе в Казани, я сейчас все-таки рискну и назову Вам человека, который победил в номинации «Традиционная энергетика». Это Зинфер Исмагилов, россиянин (кстати, тоже впервые за многие годы россиянин), который вообще занимается темой угля. На самом деле – да, все, что сейчас в шесть раз дороже, потом в шесть раз дешевле станет, но и крест ставить все-таки рановато на традиционной энергетике, мне кажется.

У нас сегодня Президент Казахстана первым эту тему затронул. Казахстан является крупнейшим экспортером нефти и газа, Монголия является крупнейшим экспортером угля. Понятно, что все-таки возобновляемая энергетика будет занимать все больший процент. Понятно, что спрос на углеводороды будет падать, хотя на самом деле они все еще нужны для петрохимии. Но какой выход? Президент Казахстана говорил об общем каком-то подходе. А какой он может быть – общий подход стран-нефтепроизводителей?

К.-Ж.Токаев: Что касается Казахстана, то в нашем энергобалансе уголь занимает более 70 процентов. Поэтому мы ставим вопрос о том, чтобы заниматься чистыми технологиями.

Я согласен с мнением, что технологии развиваются сегодня. Действительно, то, что выглядит очень дорого, завтра может стать дешевым. Поэтому очень важно не пропустить этот момент, то есть вплотную заниматься развитием технологий, заимствовать успешный опыт за границей.

Вот, посмотрите, Китай. В XV веке Китаю принадлежало 60 процентов экономики всего мира. Название Китая – Срединное государство, Поднебесная – это ведь не на пустом месте. Китай действительно контролировал практически подавляющую часть мировой экономики. Но затем «проспал» технологическую революцию на Западе, в частности в Англии, и оказался объектом агрессии великих на тот момент держав: две опиумные войны и попал в колониальное подчинение Англии, Франции и других держав. Почему сейчас Китай вплотную занимается развитием технологий? Потому что учел уроки прошлого, учел уроки истории.

Я думаю, что и нам нужно извлекать некоторые уроки, поскольку почивать на лаврах совершенно невозможно. Да, у нас есть традиционные, слава богу, источники энергии – нефть, газ, уголь, но похоже на то, что происходит глобальная трансформация. Я согласен с тем, что есть возможности и необходимость поспорить, насколько разного рода новые международные налоги соответствуют правилам Всемирной торговой организации. Здесь мы могли бы занять консолидированную позицию, как, впрочем, тесно сотрудничать в плане трансформации наших экономик.

Я считаю, что Казахстан объявил достаточно рациональную стратегию – перейти к углеродной нейтральности к 2060 году. Это достаточный срок, для того чтобы переоснастить все соответствующее оборудование и перейти к новым технологиям. Что будет через 30 лет, как говорится, известно одному Всевышнему. Но на Бога надейся – сам не плошай. Поэтому нам нужно очень плотно заниматься.

И я, конечно же, согласен, что все эти вопросы, связанные с будущим наших экономик, не должны быть политизированными. Излишняя политизация обычно ведет к утрате объективности и ведет к тому, что любая вещь становится предвзятой, а это очень опасно с точки зрения, я бы сказал, безопасности государств. Поэтому я выступаю за то, что Казахстан, как впрочем, наверное, и другие государства, должен активно сотрудничать, прежде всего, со своими ближайшими, естественными партнерами и быть, как сейчас принято говорить, в тренде. Я, правда, не люблю английские слова и практически их не использую, но бывают некоторые «модные» слова, которые иногда приходится говорить.

Спасибо.

С.Брилёв: А что Монголия? Ну, я, во-первых, надеюсь, что судьба монгольского транзита газа сложится более счастливым образом, чем судьба украинского транзита.

Но интересно, кстати, Монголия по согласованию будет брать газ из того газопровода, который пройдет из России в Китай? Будете переходить на газ в рамках того, о чем мы сейчас говорим? Будете развивать, может быть, солнечную энергетику? Какие у вас планы?

У.Хурэлсух: Газопровод, который соединяет Россию и Китай и который пройдет через территорию Монголии, является мегапроектом для наших трех стран. Сейчас проводятся исследовательские работы. Мы работаем над созданием экономического коридора, который внесет свой вклад и в зеленое развитие наших стран.

Изменение климата, экосистем является нашей общей проблемой. Я думаю, что это не является проблемой какой-либо одной страны, это глобальная проблема. Сегодня пандемия коронавируса тоже является доказательством того, что мы неправильно обращались с природой и экосистемой, это мое личное мнение. Поэтому развитие сектора возобновляемой электроэнергии является приоритетным для экономики нашей страны. Для этого есть все возможности, есть большие потенциалы в развитии ветряной и солнечной энергии. Поэтому мы планируем к 2025-му довести уровень возобновляемой электроэнергии до 20 процентов от общего производства энергии, а к 2030-му довести этот уровень до 30 процентов. Также очень важно иметь взаимозависимость и взаимодействие в рамках Северо-Восточной Азии в сотрудничестве в энергетической сфере.

Помимо электроэнергии, которую мы получаем от солнечных и ветряных источников, мы поставили перед собой цель взаимодействовать в этом направлении с остальными странами мира и увеличить объем такой чистой электроэнергии в общем объеме энергетики в нашей стране.

Кроме этого, мы думаем, что газопровод, о котором мы говорили, является большой возможностью для нашей страны присоединиться к газификации и внесет свой важный вклад в снижение парниковых выбросов нашей страны и улучшение экологической ситуации. На Монголию приходится всего 0,1 процента всемирных парниковых выбросов, тем не менее мы тоже уделяем большое внимание этому вопросу.

Защита Земли является нашей общей целью и общей работой, является целью нашего общего сотрудничества. Например, с 2005 года в Монголии проводилась программа «100 тысяч солнечных юрт». Это программа, которая обеспечивает энергией семьи кочевников, 100 тысяч семей кочевников, которые используют мобильные ветряные и солнечные батареи. Это имеет большое значение для сохранения экосистемы в нашей стране.

Спасибо.

С.Брилёв: Спасибо большое.

Я хотел завершить эту тему более конкретными иллюстрациями. Перед началом нашей сессии было подписано соглашение об Удоканском месторождении. Президент Казахстана упомянул сейчас Баимское месторождение, которое будет развиваться на Чукотке, причем на опыте того, что разработано в Казахстане. Если кто не в курсе, это медь. Это в 1972 году открыто, но в 80-е признано нереализуемым, потому что болота, всего два месяца навигации.

И вот сейчас начинается принципиально новый этап: строится дорога от Чукотки до Якутии, это вообще решает проблемы северного завоза в той части. Самосвалы, самоходы, беспилотные на низкоуглеродных технологиях и так далее.

Впрочем, я не хочу в данном случае обкрадывать господина Токаева в возможности рассказать. Ведь у вас в сентябре в Казахстане открывается подобный проект, на котором будет в значительной степени отшлифована эта схема. То есть, возможно, вроде бы такая традиционная промышленность, в данном случае добыча нефти с созданием горно-обогатительного комбината на совершенно иной экологической основе, с совершенно иными экологическими стандартами. Правильно?

К.-Ж.Токаев: Совершенно правильно. В сентябре состоится открытие нового комплекса – месторождения Актогай. Я лично планирую быть на этом большом и важном для Казахстана мероприятии.

Что касается Баимского горно-обогатительного комбината, просто хотел бы проинформировать уважаемых участников, что оно было в свое время куплено казахстанской компанией KAZ Minerals за 900 миллионов долларов. Объем инвестиций к 2028 году вырастет до 8 миллиардов долларов.

Перспективным выглядит это месторождение именно сейчас, хотя до того оно считалось нерентабельным. Почему оно стало перспективным? Потому что планируются и уже используются совершенно новые технологии, я сейчас не буду подробно останавливаться на них, но хотел бы отметить, что применяются все методы цифровизации. Там работает 70 грузовиков или самосвалов мощностью или грузоподъемностью 350 тонн. Причем это беспилотники. Используются дроны для обеспечения безопасности комбината. И все это переносится теперь уже на казахстанское месторождение Актогай.

Считаю, что это пример очень успешного взаимодействия России и Казахстана. Поэтому с большой надеждой смотрим на Баимское месторождение. Конечно же, будем активно разрабатывать наше Актогайское месторождение.

С.Брилёв: Здесь все одно к одному: там же владелец россиянин, компания KAZ Minerals, в общем, реально такая общая Евразия, очень здорово.

Владимир Владимирович, все это хорошо и жизнеутверждающе, но есть проблемы, которые Вы упомянули. Депопуляция, отъезд населения продолжается с Дальнего Востока. Как все-таки людей удержать?

В.Путин: Не резко, наоборот, темпы депопуляции, темпы выезда сократились.

С.Брилёв: Но продолжают уезжать все-таки.

В.Путин: Продолжают уезжать, но, повторяю еще раз, темпы выезда сократились. А по некоторым направлениям, мы видим, идет приток – там, где создаются хорошие предприятия. В частности, судостроительный завод «Звезда», там даже не хватает специалистов.

С.Брилёв: Это Большой Камень как раз, здесь напротив, через Амурский залив.

В.Путин: Совершенно верно. Там даже не хватает специалистов, они приезжают из других регионов России. Вот так и надо работать, вот такие проекты и нужны для того, чтобы не лозунгами сюда людей привлекать, а хорошей, интересной, перспективной и хорошо оплачиваемой работой. Именно для этого мы и проводим с вами Восточный экономический форум, для того чтобы искать эти проекты и их реализовывать.

С.Брилёв: Кстати, те из вас кто живёт на верхних этажах, кто остановился в кампусе ДВФУ и живёт на верхних этажах, посмотрите, если есть окна в сторону моря, отсюда «Звезду» видно как на ладони, видимость хорошая.

В.Путин: Я хочу сказать, что таких сухих доков, который сейчас сделан, даже в Советском Союзе не было никогда. Такого масштаба судостроения не было даже в Советском Союзе. В России теперь есть и, надеюсь, что это будет развиваться дальше.

Кроме этого, я тоже об этом упоминал в своем вступительном слове, надо создавать благоприятные условия для жизни людей. Просто эта работа должна идти параллельно, и здесь, безусловно, должно государство сыграть свою роль, причем решающую роль – это жилищное строительство, медицина (здравоохранение), это образование, в общем, целый набор мероприятий социального характера, который государство уже реализует, и мы будем наращивать эти усилия, я о некоторых из них сказал.

С.Брилёв: Позвольте Вам задать непростой вопрос, по крайней мере, он непростой для меня, для моего понимания. Я действительно, как я сказал вначале, много езжу по Дальнему Востоку, я очень много, где здесь был, включая новые производства. И вот какой контраст обращает на себя внимание. Приезжаешь на завод (тут я на самом деле не боюсь, это не реклама никакая, это факты), угольно-экспортный терминал СУЭКа в Ванино, например. XXI век, я там, по-моему, в белых брюках ходил, никакой пыли, ничего, обалденное производство, ребята все в этой красивой корпоративной форме, три-четыре блюда в каждом пункте меню. Выходишь за проходную – два мира, два детства. И так довольно часто на Дальнем Востоке – огромные федеральные усилия, приход либо федеральных, либо частных денег (дай бог здоровья, и очень хорошо), создание новых производств. Но вот этот контраст в данном случае уже от кого зависит? Наверное, это в большей степени муниципально-региональные власти или это федеральный центр? Вот как это?

В.Путин: Нет, Вы знаете, не нужно все сваливать на муниципальные власти, их финансовые ресурсы ограничены. И мы в ближайшее время должны будем еще раз вернуться к вопросу распределения государственных ресурсов по разным уровням управления: федеральный уровень, региональный и муниципальный. Знаете, ведь весь Дальний Восток так или иначе был, по сути, закрытой территорий, сам город Владивосток был закрытый город совсем недавно еще. Поэтому очень много здесь наследия советской эпохи, когда социальная сфера практически не развивалась, я упомянул об этом, а жилые постройки (не города и поселки, а именно жилые постройки) строились вокруг предприятий. Это все было на протяжении десятилетий. Вот такое наследие здесь, ничего с этим не поделаешь. Это то, что нам досталось от прежних времен.

Можно ли как-то «бросать камни» в наших предшественников? Послушайте, люди работали в тяжелейших условиях и реализовывали сложнейшие задачи.

С.Брилёв: Главное, быстро. Владивосток – это ведь молодой город.

В.Путин: Да, быстро делали. Даже не во Владивостоке дело. И в других населенных пунктах, городах и поселках. Нам надо только сказать им спасибо за то, что они в сложнейших условиях и с теми ограниченными ресурсами могли сделать то, что они сделали. Да, теперь нам нужно исходить из того, что есть, и на новой промышленной, технологической, научной базе, исходя из новых задач, которые стоят перед страной и перед регионом в целом, идти вперед.

Я в том числе упомянул о необходимости реновации населенных пунктов Дальнего Востока. Знаете, у меня, честно говоря, был заготовлен целый список этих городов и поселков. Я не стал его произносить, потому что нужно сначала сделать или развернуть работу, а потом уже об этом даже заикаться. Тем не менее я сказал о том, что мы собираемся делать. Набор этих населенных пунктов и городов есть. Я упомянул только два из них, они находятся далеко не в самом лучшем состоянии, а заслуживают, безусловно, лучшей судьбы, тем более что люди, которые там живут, принимали участие в строительстве БАМа, и сейчас мы приступаем к реновации этой важнейшей транспортной артерии страны. Поэтому надо делать все и работать комплексно.

Представители бизнеса должны (они это, кстати говоря, делают, делают достаточно эффективно) в тех агломерациях, где они работают, влиять соответствующим образом на ситуацию, а государство со своей стороны должно предпринимать необходимые усилия, для того чтобы внешняя обстановка была лучше, а содержание социальной жизни было бы другим, качественным. Я уже упоминал эти сферы: жилищное строительство, здравоохранение и образование и так далее.

С.Брилёв: И это решаемо?

В.Путин: Это сложная, большая, стратегическая, но решаемая задача. И результаты работы последних лет показывают, что мы на правильном пути.

С.Брилёв: Ну, еще одну дальневосточную тему я оставлю на самый конец дискуссии, а последний блок наш хотел посвятить тому, что, в общем, мы, так или иначе, уже затрагивали, мимо чего не пройдешь. Это, естественно, Афганистан и последствия.

Владимир Владимирович, Вы в самом начале сказали, что «топтаться не собираетесь», это цитата «из Вас». За Вас потоптались другие, причем не обязательно в России. Меня, например, поразил совершенно заголовок лондонской «Дейли Телеграф» о конце гегемонии Запада. Меня, ну так, удивил материал, который мне прислали приятели мои на прошлой неделе из Европейского центра внешней политики (это некоммерческая неправительственная организация), которые написали о том, что Соединенные Штаты становятся нормальной страной. Нормальной в том смысле, что они отказываются от функции «всемирного полицейского», это они имели в виду.

Владимир Владимирович, ну а если Америка как «всемирный полицейский» уйдет, уходит, то кто же будет за порядок-то отвечать в мире?

В.Путин: За порядок в мире должна отвечать Организация Объединенных Наций и ее Совет Безопасности, в том числе в лице постоянных пяти членов.

Но, вы знаете, сейчас это, конечно, очень удобный случай для того, чтобы «оттоптаться» на том, что произошло в Афганистане и на американской политике. Действительно, это катастрофа, и это правда. Это не мои слова, это слова самих американских аналитиков. Это катастрофа, потому что, смотрите, американцы – вообще люди очень прагматичные – истратили на всю эту кампанию свыше 1,5 триллионов долларов за эти годы. А результат какой? Нулевой. А если посмотреть на то количество людей, которые брошены в Афганистане, работали на коллективный Запад – на США и их союзников, то это и гуманитарная катастрофа.

В этом смысле, конечно, надеюсь, придет осознание того, что действовать с прежних позиций (а прежние позиции заключались в том, чтобы «цивилизовывать» другие народы, привносить туда элементы современной цивилизации по образцу и подобию тех, кто это делает) – это ошибочная политика.

Собственно говоря, вы знаете, на примере Афганистана я уже слышал от многих своих коллег: «Да, это ошибка, да, мы неправильно себя вели, мы не должны так поступать в будущем». Но так поступали еще со времен так называемой просветительской деятельности католических священников, которые приезжали, условно, в те же азиатские страны или в тот же Китай и «цивилизовывали» там местное население, опираясь на определенные достижения в области естественных наук, образования, медицины. Но при этом основная цель была все-таки не эта, а основная цель была – продвижение католицизма.

Мало что меняется. Только теперь не колонизация духовная и экономическая происходит, а попытки сохранить свое влияние под предлогом продвижения принципов демократии. Но демократия, если она нужна какому-то народу, народ придет к этому сам, не нужно этого делать насильственными способами.

В то же время технологически, если попытаться понять, что происходит, вы понимаете, советские войска тоже уходили из Афганистана, но уходили организованно. Это первое.

Второе. Все-таки режим, который остался после выхода советских войск, просуществовал несколько лет. И если бы Советский Союз на излете своего существования не перестал бы оказывать хотя бы экономическую помощь, еще неизвестно, как бы складывалась ситуация в самом Афганистане. Может быть, противоборствующим силам удалось бы о чем-то договориться.

Но американцы как выходят? С помощью авиационных мостов. А советские войска все-таки выходили на свою границу. Это другая история. И в этом смысле, конечно, Советскому Союзу было проще.

Конец ли это какой-то гегемонии Запада? Вы понимаете, дело ведь в чем? Дело в том, чтобы эти уроки – они есть, эти уроки, – но чтобы они были правильно поняты и чтобы были внесены изменения в реальную политику. Про Афганистан говорят: «Мы залезли туда, мы совершили много ошибок». А в то же время в отношении других стран все то же самое продолжается. Санкции – это что такое? Это продолжение той же политики, навязывание своих стандартов. Дело не в России. Дело в других странах, в том числе в странах Азиатско-Тихоокеанского региона, и в Латинской Америке, да везде, по всему миру. Вот если капитальные какие-то выводы будут сделаны, то тогда мы можем быть свидетелями каких-то глобальных изменений в мировой политике. Ну а конец это доминирования или не конец – это, знаете, прежде всего, зависит от экономического потенциала тех стран, которые присутствуют на международной сцене.

И вот наша задача с вами в том, чтобы, работая вместе с партнерами и используя это правило, о котором сказал Премьер-министр Индии, правило «сангам» – объединять усилия, добиваться лучших результатов по развитию своей собственной страны. И тогда и значение, и голос России будут возрастать, и это пойдет на пользу не только русскому, российскому народу, но и всем нашим партнерам.

С.Брилёв: Давайте у партнеров спросим.

В известной степени, выступая на этой неделе, Президент Байден сформулировал то, о чем Вы сейчас говорили, что закончилась эпоха вооруженных операций с целью государственного строительства. Ну, примерно так он сформулировал, коротко пересказываю, хотя, по-моему, фраза была как раз такая.

В.Путин: Ну, дай бог.

С.Брилёв: Меня что очень расстроило в этом заявлении, если его целиком слушать, это то, что да, конечно, он Президент Соединенных Штатов и обращался, прежде всего, к своим гражданам, но от Президента страны, которая организовала все это дело в Афганистане, все-таки ждали какого-то послания, если не миру, то хотя бы союзникам. В этой речи Байдена не было ни слова даже о ближайших союзниках, которые все эти годы вместе с американцами воевали в Афганистане. И там прозвучала мысль – уже, кстати, не в первый раз за последние недели из уст американцев – о том, что у них есть договоренность, что против них терактов не будет, против американцев терактов не будет, а остальные, мол, конечно, не было сказано: «Бог с ними, с остальными».

Невольно рождается следующая конструкция в голове, и я не очень уверен, что это теория заговора. Что, в общем, можно было пожертвовать этими несчастными переводчиками, которые работали все эти десятилетия с американцами и союзными войсками, пожертвовать сейчас правами женщин и девочек. Что бы ни делал «Талибан», уже открыто сказано, что прав у женщин и девочек не будет таких, какие были все-таки еще недавно, хотя бы формально. Но уйти оттуда, действительно закончить эту двадцатилетнюю войну, свалив последующие проблемы с распространением оружия, с распространением наркотиков, с распространением беженцев в большей степени на соседние государства.

Мой вопрос в этом смысле Президенту Токаеву. Я не прошу Вас согласиться или не согласиться с тем, что говорю я. Я – безответственный журналист, Вы – государственный деятель. Но тем не менее каково Ваше видение о следствиях столь стремительного ухода американцев из Афганистана сегодня, а дальше, глядишь, из Ирака, кто его знает, столь стремительного коллапса предыдущего Правительства, прихода «Талибана», начала нового противостояния с так называемым «Исламским государством», нового противостояния в Панджшере? Что это несет региону? Чего Вы ожидаете физически?

К.-Ж.Токаев: Конечно же, мы были серьезно обеспокоены тем, что произошло в Афганистане. Своевременно приняли меры по эвакуации наших граждан из этой страны, хотя оставили свое посольство, которое вошло в контакт с представителями движения «Талибан», и сумели договориться об обеспечении безопасности дипломатов и посольства.

Кроме того, мы по просьбе руководства Организации Объединенных Наций предоставили возможность сотрудникам этой всемирной организации двумя чартерами в количестве 237 человек прибыть в Казахстан, и теперь они работают на удалении, находясь на территории Казахстана.

Предоставили воздушное пространство и аэропорты Казахстана для пролета и дозаправки самолетов, которые увозили контингент, работавший в Афганистане, в том числе военные контингенты. Это государства стран НАТО, Соединенные Штаты Америки.

Что касается вопроса о том, чтобы приютить афганских беженцев, которые работали с американской администрацией, на неопределенное количество времени – то ли два месяца, то ли три месяца, то ли полгода, этот вопрос не был нами решен положительно, поскольку там возникло очень много нюансов, связанных с суверенитетом Казахстана. Люди, которые должны были прибыть на территорию Казахстана, были без соответствующих въездных виз. И, кроме того, сама логистика не позволяла решить данный вопрос положительно.

Что касается последствий, буквально коротко. Первое. Афганистан, конечно, не будет прежним Афганистаном, там новое правительство, и, судя по всему, этот режим пришел надолго. Что касается военных действий в Панджшере во главе с сыном Ахмад Шах Масуда и действующим режимом, который находится в Кабуле, то исход этих военных действий трудно спрогнозировать, потому что пока преимущество на стороне талибов. Я думаю, я уже об этом сказал, мы должны внимательно наблюдать за действиями этого режима.

Мы фиксируем миролюбивые заявления, замечаем, что лидеры движения «Талибан» говорят о том, что они хотели бы иметь дружественные отношения со всеми государствами. По всей видимости, речь идет в том числе и о странах Центральной Азии. Во всяком случае, вновь возвращаюсь к исходному тезису о том, что нам, государствам Центральной Азии, особенно тем, которые являются государствами-членами Организации Договора о коллективной безопасности, нужно держаться вместе, поскольку развитие событий непредсказуемо.

Я думаю, что в ближайшем будущем появится достаточно большое количество людей, афганцев, которые захотят пересечь границу и поселиться где-либо за пределами своей страны в целях безопасности. А это очень серьезный вызов, это большая проблема для соответствующих стран.

Что касается самих Соединенных Штатов Америки, я далек от того, чтобы злорадствовать по поводу того, как это произошло. Действительно, большая разница между тем, как Советский Союз выводил свои войска и как это произошло сейчас. Поэтому то, что было, то ушло. Нам сейчас нужно всем вместе думать о том, как быть с Афганистаном.

Вообще-то Афганистан традиционно был неплохим рынком для казахстанской продукции, прежде всего это пшеница, хлеб. Они исправно платили. Мы договаривались с Президентом Гани о том, что они направят к нам большую торговую миссию, делегацию, мы подпишем соответствующие соглашения, разнообразим сотрудничество в торгово-экономической сфере, но этого не произошло. Но как бы то ни было, людям нужно есть, в том числе и тем, кто находится под властью движения «Талибан». Они заинтересованы в получении самых необходимых товаров, в том числе из Казахстана. Это очень серьезный фактор, который, естественно, будет предопределять наше отношение к данному режиму.

Что касается самих Соединенных Штатов Америки, мне некоторые люди говорили о том, что, дескать, американцам все равно, что происходит за пределами самих Соединенных Штатов Америки, за океаном, жизнь будет продолжаться своим чередом в Америке. Я с этим не согласен. Как бы то ни было, последствия для политики в самих Соединенных Штатах Америки, да и внешней политики в целом, естественно, будут, потому что Афганистан – это очень серьезная страна, которая, естественно, будет оказывать опосредованным образом серьезное влияние и на политику, в том числе такой державы как Соединенные Штаты Америки.

Я, конечно же, далек от того, чтобы предсказывать, как будут развиваться события в Вашингтоне, в Белом доме и так далее, это не предмет нашего разговора, но, во всяком случае, последствия, и очень серьезные последствия, на мой взгляд, будут.

Спасибо за внимание.

С.Брилёв: Касым-Жомарт Кемелевич, очень прикладной вопрос, может быть, он Вас удивит, хотя, думаю, Вас не удивит.

Что на самом деле сейчас по-человечески пугает, что никто ничего нового не изобрел. Как в свое время Фидель Кастро вместе с диссидентами выпустил уголовников, точно так же сейчас в потоках афганских беженцев могут быть действительно несчастные люди, а могут быть уже и специально обученные агенты «Исламского государства», исламизированные, как угодно.

Вот Вы – казах. Я знаю, что казахи с узбеками друг друга понимают, считывают и так далее. Вот Вы – казах, Вы в состоянии считать внешне: узбек из Узбекистана и узбек из Афганистана, который может быть уже таким много более опасным? Существуют ли сейчас у нас – у ОДКБ, у Евразийского союза – проверенные, хорошие механизмы, в том числе миграционные, чтобы мы могли хотя бы отсеивать эти миграционные потоки? Они пойдут сейчас. Вот Вы лично способны сразу сказать: этот узбек узбекистанский, а этот афганский?

К.-Ж.Токаев: Ну, конечно же, это легко сделать. Во всяком случае, мы же все вышли из Советского Союза. И отличить человека, который жил в Советском Союзе и сейчас живет на территории, когда-то входившей в Советский Союз, а ныне называется постсоветской территорией, совершенно легко, на мой взгляд.

Я думаю, нас всегда отличали. Работая в Сингапуре консульским сотрудником, я встречал большое количество людей, которые пересаживались с рейса на рейс. Тогда Аэрофлот долетал только до Сингапура, а дальше – в Австралию, на Филиппины и другие страны – советским людям нужно было пересаживаться на другие рейсы. И когда мне поручали встретить ту или иную делегацию, летевшую, допустим, в Австралию, естественно, я легко ее отличал от других, или делегацию, которая возвращалась из Австралии и делала транзитную остановку в Сингапуре. Нас везде узнают. Так получилось.

Что касается миграционных властей, пограничников и так далее, то это их профессиональная обязанность. Поэтому здесь каких-либо проблем нет.

С.Брилёв: Ну дай бог.

К.-Ж.Токаев: Что касается языка, то, как известно, талибы в основном состоят из пуштунов, у них свой пуштунский язык. Распространенным языком, можно сказать, межнационального общения в Афганистане, если я не ошибаюсь, является язык дари, который очень близок к персидскому языку и к таджикскому языку. Что касается остальных стран, включая Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан, Туркменистан, то мы говорим на тюркских диалектах. То есть мы понимаем друг друга, но это другая ветвь языков. Здесь очень большое многообразие. Но отличать друг друга мы можем.

С.Брилёв: Будем рассчитывать, что в рамках ОДКБ будет взаимная экспертиза, потому что тема действительно очень понятная.

И последний подвопрос. Вы посольство сохранили в Кабуле. Сейчас будете признавать «Талибан»? В эти сутки должен решиться вопрос о главе правительства, если не решился во время нашей сессии, кстати сказать.

К.-Ж.Токаев: Вопрос деликатный, он требует также осторожности. Я неоднократно, по-моему, три раза в своих выступлениях сегодня говорил о том, что мы будем внимательно наблюдать за действиями движения «Талибан». Вот от этого все зависит. Но опять же, будучи реалистами, мы утверждаем, что талибы пришли надолго к власти в этой стране, и будем исходить и из этого. Как, впрочем, я уже сказал, мы торгуем, традиционно торгуем с Афганистаном, и это тоже фактор, который будет предопределять наше отношение к режиму.

С.Брилёв: Спасибо.

Владимир Владимирович, что Россия решит по поводу признания «Талибан»?

В.Путин: Во-первых, давайте не будем забывать, что Соединенные Штаты вводили войска в Афганистан после нападения на сами Соединенные Штаты, после жестоких террористических атак на Торговый международный центр в Нью-Йорке. И вся эта операция была посвящена борьбе с терроризмом. Сейчас реалии таковы, что движение «Талибан» контролирует практически всю территорию Афганистана, за исключением Панджшера и прилегающих туда, на север, территорий, небольших территорий, тем не менее прилегающих туда, к Таджикистану.

Сегодня «Талибан» контролирует. Если это так, то мы должны исходить из реалий. Конечно, я согласен с Президентом Казахстана, так же как со многими другими коллегами, я очень со многими говорил на этот счет в последнее время, нужно смотреть, что кроется, что стоит за заявлениями руководителей движения «Талибан».

Но хочу обратить вот на что ваше внимание. Я не случайно вспомнил о том, что США вводили войска после террористических атак на Нью-Йорк. И само движение «Талибан» неоднородно, хотя в основном оно состоит из пуштунских племен, это совершенно очевидно, правильно, согласен со своим казахстанским коллегой. На территории Афганистана сегодня много представителей других организаций, в том числе крайних: «ИГИЛ» и так далее. Много людей выпущено из тюрем, Вы сейчас сказали, причем радикальных элементов.

И в этой связи вот о чем я подумал. Россия не заинтересована в дезинтеграции Афганистана, и если это произойдет, вот тогда не с кем будет разговаривать. А если это так, то нужно подумать о том, что чем быстрее «Талибан» войдет в семью цивилизованных народов, тем легче будет контактировать, общаться и как-то влиять, задавать какие-то вопросы, и если не требовать, то ставить вопрос о том, что в рамках этих цивилизованных отношений должны соблюдаться определенные цивилизованные правила. В случае дезинтеграции не с кем будет разговаривать. Там и «Исламское движение Узбекистана», и чего там только нет, на территории сегодняшнего Афганистана, и все это угрожает нашим союзникам и соседям. А если иметь в виду, что у нас нет визовых ограничений и свободное передвижение фактически через границы, это и для нас, для России имеет очень серьезное значение с точки зрения обеспечения своей безопасности. Нужно всем вместе объединять усилия сейчас, вместе бороться с этими проблемами.

Согласен с Президентом Казахстана: конечно, вместе нужно решать и вопрос легализации политических сил в самом Афганистане, посматривая на то, что происходит в реальной жизни. Но, повторяю, нужно этим заняться – объединением усилий. А когда я слышу сегодня от некоторых высокопоставленных представителей из тех же Соединенных Штатов, что мы сейчас силы освободим, а сосредоточим свои усилия на продолжении борьбы с Китаем или с Россией, – хочется сказать: слушайте, вы тогда разберитесь сначала с теми, с кем вы воевали 20 лет, а потом уже говорите о том, что вы будете противостоять России и Китаю. Зачем эти заявления в данный момент времени? Повторяю, объединяться нужно, для того чтобы эффективно противодействовать тому же терроризму, ради борьбы с которым вводились американские войска на территорию Афганистана, распространению наркотиков, организованной преступности. Есть общие угрозы, а поскольку они общие, эффективно бороться с ними можно только сообща.

С.Брилёв: Что ж, обратимся к Президенту Монголии как в данном случае к Президенту счастливой страны. Все-таки Вы чуть в стороне от афганской темы. Близко географически, но в стороне.

Мой вопрос господину Хурэлсуху такой. Действительно, Вы смотрите чуть-чуть со стороны на все это. Вам хватает механизмов безопасности в Азии? Худо-бедно в последние 25 лет диалог шел, например, на площадке АСЕАН. Все приезжали в отель Shangri-La в Сингапуре, собирались, говорили. Там присутствовали разные державы, Россия там была регулярно, Соединенные Штаты. Сейчас после коллапса в Афганистане – вообще новые реалии. Но ведь в последние два-три года какие были поползновения? АСЕАН – побоку, давайте создавать новое такое тихоокеанское НАТО. Это суверенное решение государств, безусловно, там альянс, грубо говоря, Соединенные Штаты, Австралия, Япония. Направление такое, в общем-то, иной раз вслух говорилось, антикитайское.

Вот нейтральная Монголия, живущая испокон веку между двумя огромными механизмами. Я – даже не страны – назову, механизмы, российский механизм, китайский механизм. Монголия, которая посматривает, я знаю, что у вас есть там такая тема, такое выражение – третий сосед, имеющее ввиду разных третьих соседей.

Вот скажите нам, Президент Монголии, правильно ли мы живем, так, как мы живем в Азии, с точки зрения вопросов безопасности?

У.Хурэлсух: Монголия в глобальном плане находится и в Центральной Азии, и в Северо-Восточной Азии. И как член Северо-Восточной Азии мы очень внимательно относимся и к вопросам безопасности нашего региона, и внимательно следим за ситуацией, которая происходит в регионе АТР.

Вы сказали, что в нашей стране нет терроризма, у нас очень спокойно в нашей стране. В нашей стране нет каких-либо войн и угрозы терроризма. И мы мирно сосуществуем с нашими двумя соседями. И с Россией, и с Китаем у нас нет никаких пограничных споров. И с обеими странами мы участвуем в переговорах по данной тематике. Мы считаем, что вопрос Корейского полуострова должен решиться без принятия силовых решений.

Что касается Афганистана, мы, конечно, тоже волнуемся о ситуации вокруг этой страны. США и члены коалиции, во главе которой находятся США, приняли очень быстрое решение, которое привело к большим проблемам, что, в свою очередь, очень негативно влияет на ситуацию в регионе в целом и на ее безопасность.

Как страна, входящая в Центральную Азию, мы сохраняли близкие отношения с Афганистаном: и в XIII веке, и во времена Советского Союза у нас были тесные связи с этой страной. Недавно наши миротворцы провели операцию в этой стране, вы об этом знаете.

Сегодня к талибам перешло руководство страной. Внутренняя ситуация в самой стране остается напряженной: и политическая, и экономическая. Страна находится в глубоком экономическом кризисе, очень большая угроза в отношении безопасности граждан страны, населения страны. И все это влияет и на их умонастроение, они впрямую сталкиваются с угрозами физической расправы. Поэтому мы считаем, что эта проблема является региональной проблемой, на которую нужно обратить внимание. Мы считаем, что мы должны продолжить наш диалог по этому вопросу. В рамках ООН и других региональных организаций мы должны уделять этому пристальное внимание. Силовые структуры, которые пришли к власти в этой стране, я думаю, что они примут какое-то здравое решение.

Мы надеемся, что страна не развалится на несколько частей, а, наоборот, объединится в одно сильное и мирное государство. Этого мы искренне желаем этой стране. Я думаю, что и другие страны желают такой участи Афганистану. Безопасность и мирная жизнь в Афганистане является объектом пристального внимания мирового сообщества.

Спасибо.

С.Брилёв: Спасибо.

Вообще Улан-Батор как готовая азиатская Женева, Владимир Владимирович. Давайте, Вы с Байденом в следующий раз в Улан-Баторе встречайтесь. Смотрите, какая замечательная платформа.

К.-Ж.Токаев: Сергей Борисович, к вопросу признания или непризнания правительства талибов я хотел бы добавить еще одно обстоятельство, очень важное, на мой взгляд, обстоятельство. Это две резолюции, которые в свое время принимались Советом Безопасности Организации Объединенных Наций (в 2003 году и в 2011 году), которые признали это движение вне закона. То есть, если мы будем подходить к вопросу о признании движения «Талибан», естественно, мы должны обратить самое серьезное внимание на эти две резолюции. Здесь роль постоянных членов Совета Безопасности – России, Китая, Соединенных Штатов Америки, Франции и Великобритании – имеет решающее значение. Я думаю, что мы опять возвращаемся на площадку Организации Объединенных Наций, а это очень существенно.

С.Брилёв: Касым-Жомарт Кемелевич, я с Вами заканчивал один вуз. У нас, помните, там был курс «История международных отношений и внешней политики». Мне нынешняя конструкция вокруг признания-непризнания «Талибана» если и напоминает что-то, то это англо-советско-американскую переписку о признании Правительства Бадольо в Италии в 1944 году. Так или иначе чем-нибудь это закончится, но это неважно.

Владимир Владимирович, последнее, пожалуй. Мне ведь, верьте – не верьте, но зарплату частично платят за то, что я просто смотрю телевизор. Когда я приехал во Владивосток, начал активно смотреть местные каналы, прежде всего наши, каналы ВГТРК: «Восток 24» и замечательная передача «Вести. Дальний Восток» на «России 24» (всем рекомендую, в 22:00, очень интересно). Я себе выписал темы, которые мне понравились за эти дни.

Мы сегодня много рассуждали о развитии Дальнего Востока, предлагали промышленные проекты. Это я прямо в эти дни делал записки в телефоне. Смотрите, что еще есть: в Магадане строят мост, подобный тому, который есть в Москве, в «Зарядье». Это как раз очень симпатично с точки зрения быта. В Хабаровске – новый краболов. Здесь, на острове Русском, – удлинение лыжной трассы. На Камчатке – орнитологический центр. Не знаю, Вы в курсе этой темы или нет. Раньше здесь браконьерили за этими хищными птицами (соколы там всякие-разные) и увозили арабам. А сейчас, наоборот, арабы дали маточное стадо, 300 птиц, их будут здесь разводить, это будет взаимовыгодная торговля. А центр строят, ну, это космос какой-то, там павильон… Если серьезно, это даже не XXII век, это какая-то Луна.

Но из последних новостей – это то, что Владивосток будет претендовать на проведение Олимпиады 2036 года. Вот я предлагаю, давайте этим и закончим. Поддержите такую заявку города Владивосток?

В.Путин: Вы знаете, к сожалению, все меньше и меньше претендентов в мире на проведение Олимпийских игр. Во-первых, это мероприятие дорогостоящее. Во-вторых, они связаны с сегодняшним днем, а он, как известно, освещен, к сожалению, вопросами пандемии и борьбы с инфекционными заболеваниями, есть и много других составляющих. Вы видели, как шла подготовка, да и в ходе проведения Олимпийских игр очень много было манифестаций в той же Японии, протестующих против проведения Олимпиады именно в этой стране.

Но мы всегда поддерживали, и надеюсь, что принципы олимпизма не будут извращаться, в том числе не будет здесь примесей политического характера. Если все будет так, как я говорю, то мы не исключаем возможности проведения Олимпийских игр в Российской Федерации. И Дальний Восток, и Владивосток – это, конечно, одна из перспективных площадок. Но говорить об этом пока рановато, надо все посчитать. Хотя проведение крупных международных политических и спортивных соревнований всегда идет на пользу развития региона.

Мы сейчас с вами находимся на территории Дальневосточного федерального университета. Но ведь он возник в ходе подготовки к саммиту АТЭС. Мы могли тогда провести этот саммит АТЭС в Москве либо в Петербурге, где площадки достаточно подготовленные, немного нужно было потратить усилий и средств, для того чтобы провести это мероприятие там. Но тогда я принял решение о том, чтобы провести именно здесь и построить этот комплекс именно для развития системы образования. Я ни о чем не жалею, я думаю, что это было правильное решение. Но под это дело мы еще и аэропорт новый построили, полосу, железную дорогу, которая соединяет аэропорт с центром города, и еще, и еще, и еще. Это дало толчок развитию Владивостока.

В целом, если мы подойдем к возможности проведения крупных спортивных соревнований, то это будет еще дополнительным импульсом для развития города и региона в целом. Я этого не исключаю. Но для этого должны созреть необходимые условия, в том числе и, как я уже говорил, для того чтобы Россия полноценно могла участвовать в крупных международных соревнованиях, а это зависит не от нас, это зависит от тех, кто политизирует международный спорт.

Надеюсь, что объединительных площадок, таких как искусство, спорт, борьба с общими вызовами, уже достаточно для того, чтобы мы руководствовались соображениями общих интересов, а не какими-то политико-эгоистическими соображениями.

С.Брилёв: Ну что ж?

Уважаемые участники пленарной сессии Восточного экономического форума, давайте еще раз поблагодарим тех, кто обратился к нам сегодня с видеообращениями. Напоминаю, что это были Председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин, Премьер-министр Индии Нарендра Моди, Премьер-министр Таиланда Прают Чан-Оча, на прямой связи с нами были Президент Республики Казахстан Касым-Жомарт Кемелевич Токаев и Президент Монголии Ухнаагийн Хурэлсух.

И спасибо хозяину нашей встречи – Владимиру Владимировичу Путину.

Спасибо большое. До встречи на следующих форумах.

В.Путин: Я традиционно хочу поблагодарить нашего модератора, а всех собравшихся – за то, что вы приехали во Владивосток, посвятили этому немало времени, за то, что вы думаете о реализации проектов на Дальнем Востоке России. И хочу выразить надежду на то, что они будут успешными. Со своей стороны государство сделает всё, что от нас зависит.

Благодарю вас.
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~wpSdP


Газета «Санкт-Петербургский вестник высшей школы»

Санкт-Петербургский вестник высшей школы

музыкальный вестник