О выдающемся писателе, мыслителе и гражданине

2 Января 2019

О выдающемся писателе, мыслителе и гражданине

12 декабря исполнилось 90 лет со дня рождения Чингиза Айтматова — кыргызского и советского писателя мирового значения, в произведениях которого остросоциальные проблемы вплетены в ткань художественного повествования наравне с национальными легендами и притчами. «Мое направление — реалистическая проза эпического повествования», — так говорил о своем творчестве писатель. Накануне 90-летия Чингиза Айтматова о его творческом наследии на страницах нашей газеты рассказывает его друг, первый президент Кыргызской Республики Аскар Акаевич Акаев.

— Уважаемый Аскар Акаевич, расскажите, пожалуйста, как вы познакомились с Чингизом Айтматовым.
— Впервые я увидел Чингиз-ага в 1962 г. на встрече со студенческой молодежью в его родном Кыргызском сельскохозяйственном институте, который он окончил по специальности зоотехника. В последующем это в немалой степени сказалось в его писательском творчестве: он удивительно точно описывал повадки животных в своих произведениях. Большой актовый зал института был переполнен. Чингиз-ага был молод, энергичен и потрясающе красив. Надо ли говорить о том, что он был всеобщим любимцем, настоящим героем и кумиром молодежи. Им уже были написаны первые знаменитые повести: «Лицом к лицу», «Джамиля», «Верблюжий глаз», «Тополек мой в красной косынке», «Первый учитель». А неповторимая в своей искренности и пронзительности «Джамиля» была издана на французском языке в переводе выдающегося писателя Луи Арагона, который назвал ее лучшей поэмой о любви, написанной в XX в. А через год, в 1963 г., выйдет первый его сборник «Повести степей и гор», удостоенный Ленинской премии — высшей государственной награды Советского ¬Союза. В те годы Чингиз Айтматов был в зените всеобщего признания и славы. Тогда, в 1962 г., Чингиз-ага весь вечер рассказывал о кыргызском героическом эпосе «Манас», который он называл «океаноподобным», а затем о великом сказителе эпоса Саякбае Каралаеве, которого с любовью называл «Гомером XX века». Моя вторая встреча с Чингиз-ага произошла только спустя четверть века, в 1987 г. В то время он занимался подготовкой и проведением форума выдающихся интеллек¬туалов планеты на Иссык-Куле, посвященного обсуждению того, как миру достойно встретить третье тысячелетие. В ту пору я работал заведующим отделом науки и учебных заведений ЦК Компартии Кыргызстана и был в числе тех, кто помогал ему в этом деле. Чингиз-ага часто заходил к нам в отдел, чтобы решить те или иные вопросы, связанные с форумом. Именно тогда мы сблизились, можно сказать — подружились, засиживались подолгу, обсуждая все наболевшие проблемы общества и, конечно же, ход перестройки, в центре которой он тогда находился. Чингиз Айтматов был близок к Михаилу Горбачёву, являлся его советником и в то время самой крупной и авторитетной фигурой, способной объединить международную группу интеллектуалов. А Иссык-Куль, одно из самых загадочных и красивейших мест в мире, прекрасно подходил для проведения форума. Став президентом независимого Кыргызстана, я продолжал работать над созданием на Иссык-Куле международного интеллектуального центра. Международные форумы с участием Айтматова впоследствии проводились регулярно и с большим успехом. Я счастлив осознавать, что мне более двух десятилетий посчастливилось быть рядом с Чингиз-ага. Трудно передать словами всю гамму и глубину чувств, которые я испытывал от общения с ним. Его мудрость и уникальное человеческое обаяние дополнялись многогранностью присущего ему высокого интеллекта. Встречи с ним воодушевляли и окрыляли. Уверен, что эти чувства испытывали все люди, которым посчастливилось общаться с этим удивительным человеком.

— В произведениях Чингиза Айтматова много легенд, притч, отсылок к народному эпосу, а ведь в советское время отношение к этому было весьма неоднозначным…
— В середине прошлого века в Кыргызстане все еще продолжались дискуссии об истинной народности эпоса «Манас». Отдельные партийные и литературные функционеры всё еще находили в тысячелетнем эпосе «идеологические ошибки в виде пантюркистских и панисламистских наслоений, навязанных сказителям “Манаса” врагами народа». Конечно, всё это использовалось ими исключительно в борьбе за власть, хотя еще в 1952 г. стараниями и при личном участии первого секретаря ЦК Компартии Кыргызстана, выдающегося лидера Исхака Раззакова была проведена Всероссийская конференция по «Манасу», в решениях которой было справедливо отмечено, что «эпос представляет собой сокровищницу поэтических сказаний, в которых нашли свое отражение мифы, легенды, быт, нравы, мудрые изречения, общественный и экономический уклад, а также многие моменты развития истории кыргызского народа». Чингиз-ага великолепно знал эпос, а также великих сказителей и исследователей эпоса. Вполне закономерно, что в своем литературном творчестве он черпал вдохновение в «Манасе» и малых эпосах — бесценной кладези тысячелетней народной мудрости и энциклопедии духовной жизни кыргызского народа. И действительно, практически всё творчество Айтматова было пронизано мифологическими мотивами, а в его лучшие произведения вплетены легенды и притчи, как, например, знаменитая легенда о манкуртах в романе «Буранный полустанок». К чести писателя, необходимо отметить, что он настойчиво обращался в руководящие партийные органы и требовал пересмотреть отношение к эпосу, «поддержать и возглавить духовное пробуждение народа, желающего торжественным образом поведать миру о своем героическом памятнике — эпосе “Манас”». В конце концов было принято решение об истинной народности эпоса «Манас», и в этом большую роль сыграл Чингиз Айтматов. Сын достойно продолжил дело, начатое его отцом Торекулом Айтматовым, поскольку первое официальное решение об издании эпоса «Манас» по докладу выдающегося ученого и государственного деятеля Касыма Тыныстанова было принято еще в 1925 г. правительственной комиссией под председательством Торекула Айтматова — видного государственного деятеля Кыргызстана, репрессированного в 1938 г. Однако «Манас» увидел свет только в конце 40-х — начале 50-х гг.

— Но при всей мифологичности произведений Чингиза Айтматова они всегда оставались удивительно современными и отвечали духу времени…

— Произведения Айтматова в 60-е гг. всколыхнули духовную жизнь всего Советского Союза, а не только Кыргызстана. Это произошло потому, что его творчество отвечало превалирующим в обществе умонастроениям, особенно среди молодежи. В ногу с эпохой шла и дальнейшая творческая эволюция Айтматова. Свидетельством стремительного роста его литературного мастерства, гражданской зрелости стали такие замечательные произведения 60-х гг., как повести «Материнское поле» и «Прощай, Гульсары!», роман «Белый пароход». Повесть «Прощай, Гульсары!» (1966) была удостоена Государственной премии СССР, а роман «Белый пароход» (1970) стал мировым бестселлером начала 70-х. Секрет необычайной популярности книг Айтматова я вижу в тесной сопряженности его творчества с реальной жизнью и реальными героями. Каждый из них по сюжету был поставлен в сложные драматические, а порой и трагические условия. И читатель переживает эти жизненные испытания вместе с айтматовскими ге¬роями. Именно это чувство острого сопереживания, которое создает Айтматов в своих произведениях, и есть ключевой фактор в понимании читательской любви к нему.

— Какие произведения вы назвали бы вершиной творчества писателя?
— Это, безусловно, роман-притча «Буранный полустанок» («И дольше века длится день», 1980), который был одинаково восторженно встречен как критиками, так и читателями, а государство отметило его второй Государственной премией. Но лично для меня в этом же ряду стоит и повесть «Ранние журавли» (1975). Она о нашем трудном послевоенном детстве, которое тем не менее проходило в воодушевляющей атмосфере Великой Победы и невиданного духовного подъема.

— Как вы считаете, благодаря чему Айтматов стал писателем с мировым именем?

— Чингиз Айтматов, безусловно, был кыргызским самородком, но он с удивительным изяществом и блеском писал на русском языке. Именно благодаря великому русскому языку и русской культуре, ставшей неотъемлемой частью его духовного мира, творчество Айтматова достигло небывалых вершин и стало мировым достоянием. Он был одновременно кыргызским и советским писателем, можно сказать — классическим советским писателем, мастером философского романа XX в., хотя сам Чингиз-ага предпочитал называть его «эпическим». В 60–80-е гг. он стал подлинным выразителем общественных чаяний благодаря высокой гражданской приверженности духу свободолюбия и демократии. Чингиз Айтматов стал писателем планетарного масштаба. Таково мерило его таланта. Он не стал сугубо кыргызским или советским писателем, а вышел далеко за национальные рамки. В произведениях Айтматова присутствуют кыргызские герои, особенности нашего горного края, но это лишь яркое обрамление, которое украшает его книги. А человеческие чувства и эмоции героев универсальны, едины для всех людей планеты — это для Айтматова было главным. Его чрезвычайно волновали три глобальные проблемы, которые он неизменно затрагивал в своих произведениях: угроза ядерной войны и экологической катастрофы, а также падение уровня нравственности. Как мы видим, за прошедшие десятилетия они не утратили своей актуальности. Айтматов мечтал о том, чтобы мир вошел в XXI в. без глобальных войн и природных катаклизмов. В его повестях и романах, как набат, звучит проблема угрозы природе и окружающему миру, нарушения баланса между человеком и природой. Айтматова очень тревожило то, что к началу третьего тысячелетия человечество стало гораздо более образованным, чем прежде, но, к сожалению, не более нравственным. «Люди должны знать, что конец света — в беспрерывном накоплении зла в нас самих, в наших деяниях и мыслях», — писал он. Айтматов считал, что без консолидирующей роли, созидающей и очищающей силы культуры, без возвышения духовности человечество не решит своих глобальных проблем.

— Как Чингиз Айтматов жил и творил в постсоветское время?
— Распад Советского Союза он встретил уже в зрелом возрасте и воспринял как личную трагедию, поскольку Чингиз-ага был обязан ему всеми своими успехами в жизни. Возможно, поэтому в постсоветский пе¬риод Айтматову не удалось создать ни одного шедевра, сравнимого с лучшими произведениями советского периода. Он чувствовал неудовлетворенность достигнутым, стремился выйти на новый уровень, сравнимый с ранними свершениями. Но в его творчестве были взлеты и падения. А в конце 80-х — начале 90-х гг. у Айтматова была настоящая творческая депрессия. И только в середине 90-х им был написан фантастический роман «Тавро Кассандры» (1996) о проблеме создания искусственного человека, волновавшей тогда умы передовых ученых. Роман был хорошо принят на Западе, особенно в Германии. Однако Чингиз-ага был огорчен весьма прохладным отношением к его книге в России и на постсоветском пространстве. Последний роман Чингиза Айтматова «Когда падают горы» (2006) стал его творческим завещанием. Через два года завершился жизненный путь писателя. Крах великой державы, которой Айтматов сорок лет служил своим творчеством по велению души и сердца, и разрушение привычного ему личного мира, безусловно, сказались на душевном состоянии писателя. Уже десять лет, как он покинул нас. Хотя Айтматов ушел из реальной жизни, но остались его могучий дух, его бессмертное творческое наследие. Осталась благодарная человеческая память о выдающемся писателе, мыслителе и гражданине. Пройдут годы и десятилетия, но со временем его гений будет высвечиваться всё ярче, а его герои будут продолжать жить с нами и согревать человеческие души, оказывать облагораживающее влияние на будущие поколения. Молодежи XXI в. дано великое счастье воплотить в своей жизни прекрасную мечту героев Айтматова — возродить дух любви к человеку и Отечеству, плодотворно трудиться, созидать и достойно жить на этой прекрасной Земле.

Беседовала Елена СЕРЕБРЯКОВА
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~IZfdU


Газета «Санкт-Петербургский вестник высшей школы»

Санкт-Петербургский вестник высшей школы

музыкальный вестник