К столетию университета: «Мы уверенно смотрим в будущее»

Фото: СПХФУ

Фото: СПХФУ

6 Ноября 2019

К столетию университета: «Мы уверенно смотрим в будущее»

В преддверии празднования столетия Санкт-Петербургского государственного химико-фармацевтического университета (СПХФУ) мы встретились с его ректором доктором фармацевтических наук, профессором Игорем Анатольевичем Наркевичем и поговорили об итогах, планах и перспективах развития как университета, так и фармацевтической отрасли в целом.

— С какими мыслями и чувствами вы будете отмечать юбилейную дату? Можете ли вы подвести итоги если не столетия, то последних лет? И конечно, каковы планы на будущее?
— К юбилею мы подошли, безусловно, с радостными чувствами — нам есть чем гордиться. За свою вековую историю СПХФУ прошел долгий, сложный и достойный путь. К столетию изменился статус вуза — он стал университетом. Этому предшествовала большая работа — и по открытию новых направлений подготовки и специальностей, и по развитию новых форм образования. Кроме того, мы провели большую работу в области научных исследований, направленных на разработку фармацевтических технологий, производство лекарственных препаратов, а также на поиск новых направлений развития, связанных в том числе и со смежными областями, такими как косметика, здоровое питание, медицинские изделия и пр. Всё это в совокупности и является тем основным итогом, с которым вуз подошел к столетнему юбилею. Мы уверенно смотрим в будущее. За последние годы сотрудниками проделана огромная работа по созданию фундамента для развития университета в XXI в., определены новые направления развития, такие как аддитивная фармацевтика, молекулярная и клеточная биотехнология и др. У нас активно развивается направление разработки и производства вакцин совместно с институтами и предприятиями города и страны, но мы не забываем и наши традиционные научные направления, такие как фармацевтические анализ и технология, фармакогнозия. Мы оптимистично смотрим на развитие такого богатейшего источника активных молекул, как лекарственное растительное сырье, но не забываем и о сырье животного происхождения. Всё перечисленное позволяет нам понимать, как использовать уже имеющийся потенциал для дальнейшего развития вуза. 

— Университет является базовым научным центром фармацевтического кластера Северной столицы. Как исполь¬зуется научный потенциал вуза в рамках работы кластера?
— Основным источником использования нашего научного потенциала, ¬безусловно, являются наши выпускники. Помимо этого, компании, входящие в кластер, в ряде случаев являются заказчиками научно-исследовательских работ, которые проводит университет. Одно из структурных подразделений вуза — Центр контроля качества лекарственных средств, аккредитованный Росаккредитацией и являющийся в настоящий момент внешней лабораторией для 43 фармацевтических предприятий Санкт-Петербурга и России. Он выполняет контроль качества производимых на этих предприятиях лекарственных препаратов. В 2016 г. мы закончили реконструкцию и открыли Центр превосходства по разработке инновационных лекарств и фармацевтических технологий СПХФУ, в подразделениях которого, таких как Центр экспериментальной фармакологии, GMP тренинг-центр и других, осуществляется научно-исследовательская работа, в том числе и по заказу предприятий. 

— Расскажите, пожалуйста, подробнее о современном образовательном комплексе — GМР тренинг-центре.
— Задача центра — обучение основным навыкам работы на современном фармацевтическом предприятии наших студентов всех факультетов — и фармацевтического, и промышленной технологии лекарств. С одной стороны, они обучаются таким простым вещам, как переодевание в рабочую одежду, вход в чистое помещение, обработка помещений и т. д. С другой стороны, они отрабатывают на современном оборудовании ряд технологических навыков работы на производстве. Понятно, что мы не можем охватить все технологии, которые существуют сейчас в фармацевтической отрасли, но основные из них GМР тренинг-центр охватывает. Наши студенты, прошедшие здесь обучение, приходят на производственную практику подготовленными. Будущим руководителям практики, а впоследствии и работодателям, не нужно тратить время на разъяснение им базовых основ — наши студенты и выпускники превосходно подготовлены к условиям работы на современном производстве. 

— Вы упомянули об аддитивных технологиях в фармации, которые, насколько я знаю, только начинают развиваться в России. Чем занимается лаборатория аддитивных технологий СПХФУ? 
— У истоков развития этой технологии в нашем университете стоят студенты. Благодаря их личной инициативе, которая была поддержана эндаумент-фондом, был приобретен 3D-принтер, на котором и предпринимались первые попытки освоения этих технологий при разработке современных лекарственных форм. В дальнейшем с накоплением опыта и пониманием, как нужно развивать эти технологии, мы нашли партнеров в Або Академии (Турку, Финляндия), где наши студенты получили возможность отрабатывать аддитивные технологии во время стажировок. Кроме того, мы сами стали пробовать различные варианты использования 3D-печати в фармацевтике. Изначально у нас была иллюзия, что мы сразу напечатаем нужную таблетку или капсулу, а оказалось, что это так не работает, аддитивные технологии — это один из элементов сложной технологии разработки лекарственных средств, и необходимо прежде всего понять, как их встраивать в общую технологическую цепочку. Студенческая инициатива получила развитие и привела к созданию лаборатории аддитивных технологий. При поддержке Министерства здравоохранения РФ для нее было закуплено необходимое оборудование (экструдер, лиофильные сушки), что позволило нам углубиться в изучение данных технологий и возможности их применения в фармации. Аддитивные технологии представляют интерес для производства лекарственных форм с модифицированным управляемым высвобождением активной субстанции. В своей лаборатории мы делаем акцент именно на этом и счи¬таем, что это направление будет развиваться и найдет свою нишу в производстве. 

— В образовательной стратегии СПХФУ реализуется формат очень тесного взаимодействия с потенциальными работодателями, и, как результат, процент трудоустройства ваших выпускников по специальности очень высок… 
— В этом отношении мы верны заветам основателей вуза. Еще на открытии Петроградского химико-фармацевтического института 22 октября 1919 г. прозвучали такие слова: «Институт будет стремиться к установлению наиболее тесного контакта с фармакохимическими заводами и производствами, с ботаническим садом и другими фермами и культурами лекарственных растений, с рассадниками научной мысли и прикладного ее применения во всех тех областях, которые будут иметь какое-либо отношение к задачам, преследуемым институтом». Высокий процент трудоустройства наших выпускников объясняется несколькими факторами: активно развивается фармацевтическая отрасль, строится множество предприятий, открываются новые компании. Тесное взаимодействие с производителями, аптечными сетями, дистрибьютерами, компаниями, которые занимаются научными исследованиями в области разработки и производства лекарств, а также их продажей, позволяет лучше понять, специалист с какими компетенциями сегодня будет востребован на рынке труда. Активное приглашение бизнеса к участию в жизни университета позволяет студентам с первых же курсов понимать, какие возможности по выбору места работы у них появятся в процессе обучения. Нам очень приятно, что к моменту получения диплома большинство из них либо уже трудоустроены, либо получили приглашения от компаний. В университете реализуется большой объем производственных практик различного типа — так закрепляется лояльность к той или иной компании. Тем самым работодатель получает будущего работника, который имеет представление о компании, ее целях и задачах, корпоративной культуре и приходит на работу подготовленным, а это сокращает период адаптации, перехода от статуса выпускника к статусу молодого специалиста. 

— Уникальность университета заключается в том, что здесь готовят не только высококвалифицированные фармацевтические кадры для сферы обращения лекарственных средств, но и инженеров-технологов для химико-фармацевтической промышленности. 
— Конечно, есть вузы, в том числе медицинские, где кроме фармацевтического факультета открыты факультеты или направления подготовки по биотехнологии или химической технологии, но в таком объеме, как у нас, этого нет нигде. Вуз был первым в нашей стране, где были объединены эти два направления подготовки — специалисты-фармацевты и инженеры для фармацевтической отрасли. Мы начали подготовку инженеров, когда наши коллеги из Института экспериментальной медицины создали советский пенициллин и понадобились специалисты, которые его производили бы на заводах, то есть специалисты по производству антибиотиков. В дальнейшем шло развитие этого направления, добавились и химический синтез, и биотехнология, и технология готовых форм. 
Новый толчок для развития был дан в ходе федеральной целевой программы «Фарма-2020». Два года назад мы открыли новую специальность «Химия», где готовим в первую очередь специалистов-синтетиков, разработчиков лекарств и химиков-аналитиков для лабораторий в исследовательских подразделениях фармкомпаний, для лабораторий контроля качества фармацевтических предприятий, центров контроля Рос¬здравнадзора и т. п. Если говорить о новых направлениях подготовки, то недавно было открыто направление «Товароведение» с целью подготовки специалистов по медицинским изделиям. Их в России на сегодняшний день никто не готовит, при том что ассортимент медицинских изделий в несколько раз превышает ассортимент лекарственных препаратов. И такие специалисты, несомненно, нужны. Когда мы только готовились к открытию нового направления, то обсуждали его необходимость с руководителями предприятий по изготовлению медицинских изделий, с представителями компаний, которые реализуют медицинские изделия в России, и получили их поддержку. Спе¬циалист-товаровед сможет профессионально разбираться в таком сложном и разноплановом сегменте, как медицинские изделия, будет понимать все аспекты безопасности, эффективности медицинских изделий, сможет квалифицированно определить, чем один продукт отличается от другого и насколько эти различия принципиальны при выборе и закупке, обоснована ли цена этого изделия и т. д. Наличие таких специалистов позволит сократить затраты на приобретение тех или иных изделий. Сейчас этому учатся чисто эмпирически, направленной подготовки не существует. Медицинские изделия, как и лекарства, имеют ограниченные сроки годности. В ряде случаев их неправильное хранение приводит к серьезным последствиям для пациента.
 
— Получается, что вы ощутили потребности отрасли и отреагировали, начав подготовку специалистов-товароведов. Может быть, сейчас готовятся к открытию и другие новые направления?
— Мы начали пилотный проект — фармацевтическая кибернетика. Планируем начать подготовку специалистов, которые будут уметь моделировать различного типа процессы разработки и производства лекарств. Сейчас мы анализируем, специалисты с какими компетенциями в этом направлении будут наиболее востребованы. Конечно, в современной фармации ¬IT-технологии и их грамотное использование существенно сокращают затраты и время на разработку и производство препаратов или технологий. И необходимы специалисты, которые смогут использовать этот инструмент и применять его в своей деятельности. В ряде случаев, используя базовые экспериментальные данные, можно провести серию вычислительных экспериментов и тем самым существенно сократить затраты на реактивы и оборудование. А если это биологические эксперименты, то сократить количество животных, которые в них участвуют, что само по себе гуманно. Использование моделирования в образовательном процессе позволяет студентам ознакомиться с более широким спектром технологий, чем если бы эти технологии были воплощены в некие материальные объекты — аппараты, приборы и т. д. Фармацевтическое оборудование недешевое, и даже при отличном финансировании мы вряд ли сможем позволить себе купить всю линейку аппаратов и приборов, которыми пользуется современная фармацевтическая отрасль. Поэтому такого типа подходы будут способствовать повышению и качества учебного процесса, и уровня научных исследований, а специалисты с этой компетенцией будут весьма востребованы в отрасли. 

— Расскажите, пожалуйста, о техникуме СПХФУ, который готовит кадры со средним профессиональным образованием для фармацевтической отрасли.
— Наш техникум также одно из старейших фармацевтических учреждений в стране, он был открыт в начале 1920 г., а в 2012 г. по решению Министерства здравоохранения РФ вошел в состав нашего вуза. Могу сказать, что он очень востребован, и количество первокурсников в нем сопоставимо или даже превышает количество первокурсников на наших факультетах. Выпускники техникума могут работать не только в аптеках, но и в лабораториях фармацевтических компаний и заводов. При поддержке компании BIOCAD мы создали в техникуме класс по биотехнологиям. Компании, с которыми сотрудничает университет, охотно приглашают студентов и преподавателей техникума на экскурсии. Надо сказать, что на предприятиях существует большая потребность в специалистах со средним профессиональным образованием. Традиционно не менее востребованы наши специалисты и аптечными сетями. Мы можем утверждать, что техникум — это устойчивое будущее, одно из полноправных образовательных подразделений университета, которым мы гордимся. 

— Сейчас много говорят о персонализированной медицине. Почему это важно? 
— Одна из важнейших проблем, которую часто освещают в СМИ, — обеспечение лекарствами детей, нуждающихся в паллиативной помощи. У нас практически свернуто индивидуальное и мелкосерийное изготовление лекарств. Фармацевтическая промышленность производит лекарственные препараты огромными объемами, и заводам невыгодно выпускать, к примеру, только 10−20 тысяч упаковок, не говоря уж об индивидуальном изготовлении препарата для конкретного человека. Поэтому на сегодняшний день этот сегмент практически отсутствует на рынке, аптек с рецептурно-производственным отделом в стране очень мало. Нашему городу в этом отношении повезло, у нас есть «Петербургские аптеки», которые сохранили такие отделы, но тем не менее остро стоят вопросы о том, какое оборудование там должно быть, каким требованиям эти отделы должны соответствовать, чтобы обеспечивать необходимое качество изготавливаемых препаратов; непросто решается законодательное регулирование такого производства, особенно если оно связано с наркотическими или психотропными лекарственными средствами. И если вопрос индивидуального изготовления хоть как-то решается, то по вопросу мелкосерийного производства у нас практически пустое правовое поле, в то время как уже давно очевидно, что есть определенная группа населения, которая нуждается в препаратах, выпускаемых в небольшом количестве. Яркий пример — производство орфанных препаратов, предназначенных для лечения редких заболеваний. Сейчас город вынужден закупать их за границей и тратить на это огромные средства, а количество пациентов, которые в них нуждаются, исчисляются единицами, десятками, в лучшем случае сотнями. Мы либо продолжим покупать такие препараты за границей, либо сможем наладить их производство в России. Организация таких производств, на мой взгляд, — важная задача, которая требует решения. В нашей стране на сегодняшний день не разрабатывается и не производится оборудование для фармацевтической промышленности и аптечное оборудование. Это тоже серьезная проблема, и наша задача — развитие данного сегмента, который обеспечит комфортные условия для оказания фармацевтической помощи населению. 

— Что делает университет для решения этой задачи?
— По заданию Министерства здравоохранения РФ мы разработали методические рекомендации по изготовлению лекарственных форм для детей, нуждающихся в паллиативной помощи. Сейчас они проходят апробацию, и мы надеемся, что она пройдет гладко и эти рекомендации войдут в практику. Однако остается ряд проблем. Не во всех регионах есть аптеки, которые имеют лицензию на изготовление таких препаратов. Часть из них, как я уже сказал, — наркотические и психотропные, что создает дополнительные проблемы. В этом отношении необходимо решать как технологические, так и нормативно-правовые проблемы. Мы надеемся, что начало этому положено.

— Каково положение фармакогнозии в современной фармацевтике? Растительное и животное сырье исследуется так давно, что кажется, всё уже открыто и ничего нового ожидать не приходится…
— Есть основные источники биологически активных веществ: лекарственные растения (самый древний источник), продукты химического синтеза и биологические продукты, включая антибиотики и генно-инженерные продукты, биомедицинские клеточные продукты и др. В ряде стран лекарственные растения вообще составляют основу традиционной медицины. В СПХФУ есть питомник лекарственных растений, расположенный во Всеволожском районе недалеко от станции «Лемболово». Вообще, больше половины современных лекарственных средств имеют своим прообразом растительные молекулы, то есть молекулы, найденные в растениях. Растения — достаточно сложный объект, мы традиционно пользуемся смесями веществ, полученными из них, — экстрактами, настойками, сборами. Такая лекарственная форма, содержащая большое количество веществ, делает практически невозможным определение того, какое же именно вещество действует, от чего возникает целительный эффект — от какого-то одного доминирующего вещества или комплекса веществ, которые действуют в совокупности. Одна из научных задач — это не просто получение смесей и лекарственных форм на их основе, но и выделение индивидуальных молекул и оценка их фармакологической активности, что позволит понять, за счет какого компонента растение обладает тем или иным эффектом. Наши предшественники, в том числе А. Ф. Гаммерман и школа фармакогностов нашего университета, проделали гигантскую работу, которая заключалась в первую очередь в описании ресурса лекарственных растений: что растет в СССР, является ли каждое из этих растений лекарственным; все лекарственные растения были описаны, их состав был изучен, распределен по группам: алкалоиды, сопанины, терпеноиды и пр. Опираясь на результаты этих исследований, мы уже начали работу по выделению из растений индивидуальных компонентов и поиску биологически активных веществ. Это интересная и научная, и научно-практическая задача, потому что в дальнейшем встанет вопрос об экономически обоснованных методах производства этих молекул и препаратов на их основе. Выделение лекарственного сырья из растения заменено его синтезом, что экономически более выгодно. Некоторые такие молекулы, синтезированные из растений, до сих пор активно и успешно применяются в медицине. Многие и не знают, что атропина сульфат — это алкалоид белладонны. Морфина гидрохлорид (а на сегодняшний день морфину нет аналогов по обезболивающему эффекту, несмотря на все его побочные эффекты) — это алкалоид опиума мака. Препарат аллапинин, который назначают при аритмии, — это тоже растительный алкалоид, замена которому пока не найдена. Известный онкологический препарат паклитаксел получили из остролиста. Препараты для лечения бронхиальной астмы, тот же тиотропия бромид, — это тоже синтезированные растительные молекулы. Как вы видите, у этого источника сырья есть очень большие перспективы. Этот источник лекарственного сырья еще и более экологичен, чем в чистом виде химический синтез, и не настолько опасен, как биотехнология, представляющая определенную опасность в связи с тем, что это микроорганизмы, а они мутируют быстрее. Растения человеку не родственны, и мутация растения вряд ли повлияет на человека в обозримом будущем. 

— Можно ли уже говорить об итогах реализации государственной программы «Фарма-2020»? Что сделано в вузе в рамках программы?
— В рамках государственной программы «Фарма-2020» нам было выделено финансирование, и мы смогли провести реконструкцию пусть и не всего, но основной части нашего учебно-лабораторного комплекса и создать Центр превосходства по разработке инновационных лекарственных препаратов и фармацевтических технологий, подразделения которого оснастили современным оборудованием, создали GMP тренинг-центр. Всё это, несомненно, способствовало повышению качества образования в университете. Кроме того, СПХФУ принимал активное участие в разработке образовательных программ и новых направлений подготовки, о которых я говорил ранее. По заказу города мы выполнили ряд работ по развитию рабочих специальностей и специальностей среднего профессионального образования, которые реализуются в нашем техникуме. Университет принимал и принимает активное участие в научно-исследовательских проектах «Фарма-2020» по разработке отечественных оригинальных препаратов. Мы выполнили целый ряд проектов, направленных на разработку и проведение полного цикла доклинических исследований препаратов, обладающих противоишемическим, противогрибковым, нейропротекторным эффектом, что и создало нам некий портфель научных разработок, который мы обсуждаем с рядом компаний в направлении их дальнейшего развития и коммерциализации, а также повысило качество научно-исследовательской работы в университете. Фармацевтическая отрасль в России в последнее десятилетие бурно развивается, и наш город является одним из передовых с одним из самых мощных фармацевтических кластеров. Наши выпускники стали очень востребованными, мы получили новые качественные базы практики, новых заказчиков на научную работу, партнеров и коллег, с которыми можно советоваться и обсуждать актуальные вопросы фармацевтической отрасли и ее развития. 

Беседовала Евгения ЦВЕТКОВА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ВЕСТНИК ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ. 9 (152) ОКТЯБРЬ 2019
Источник:  https://nstar-spb.ru
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~Q3CgL


Газета «Санкт-Петербургский вестник высшей школы»

Санкт-Петербургский вестник высшей школы

музыкальный вестник