«Будущее нашей науки за молодыми учёными»

Фото: Алексей Смирнов, СПбГПУ

Фото: Алексей Смирнов, СПбГПУ

21 Мая 2019

«Будущее нашей науки за молодыми учёными»

10 апреля исполнилось 90 лет академику РАН профессору Юрию Сергеевичу ¬Васильеву, свыше тридцати лет занимающему руководящие должности в Санкт-Петербургском политехническом университете Петра Великого (СПбПУ) — ректора (1983–1995 гг.), президента с правами ректора (1995–2003 гг.), президента (2003–2015 гг.). С 2015 г. Юрий Сергеевич — научный руководитель университета. Свой юбилей профессор Ю. С. Васильев встречает на рабочем месте в стенах СПбПУ, и мы глубоко признательны ему за то, что он согласился дать интервью нашему корреспонденту. Блестящий ум, точность формулировок, мгновенная реакция, впечатляющая эрудиция, тонкое чувство юмора и самоирония — всё это уже через несколько минут общения заставляет собеседников забыть об его почтенном возрасте. Перед нами — человек науки, человек дела, человек слова, для которого твердость убеждений, преданность -науке и родному университету отнюдь не пустые слова.

— Уважаемый Юрий Сергеевич, два десятилетия вашего руководства СПбПУ пришлись на один из самых непростых периодов в истории нашей страны. Расскажите, пожалуйста, какие именно вызовы ставило перед вами время и как вам удавалось так достойно на них отвечать?
— На этот вопрос можно отвечать часами, но я постараюсь быть кратким. За 120-летнюю историю нашего высшего учебного заведения в 90-е гг. мы впервые столкнулись с недобором студентов — абитуриенты просто не могли приехать к нам из других регионов. Тогда ученым советом нашего вуза было принято решение об открытии ряда филиалов Политеха в других городах. Скажем, для подготовки металлургов был открыт филиал в Череповце, для разносторонней подготовки инженеров и экономистов — в Чебоксарах, Орске. Был открыт филиал даже в Анадыри — самом восточном городе нашей страны, который находится в зоне вечной мерзлоты. Для чего? Для того чтобы те молодые люди, которые хотели получить образование в нашем вузе, могли это сделать на местах. Наши преподаватели выезжали в эти города, чтобы прочитать учебные курсы. Таким образом нам удалось в это тяжелое время сохранить контингент профессорско-преподавательского состава и подготовить кадры в тех регионах, где работали наши филиалы. Один такой филиал — Институт ядерной энергетики в г. Сосновый Бор (Ленинградская область) — существует до сих пор. Это успешное и процветающее подразделение СПбПУ, и мы гордимся этим. Остальные филиалы просуществовали лет пятнадцать-двадцать, а после стабилизации обстановки в стране необходимость в них отпала. Сейчас в Политехническом университете обучается большой процент иногородних студентов. Кстати, так получилось, что именно в те годы мне довелось сыграть определенную роль в истории всех вузов страны. В конце 80-х — начале 90-х гг. прошлого века я часто бывал в заграничных командировках. Во время одной из них я узнал, что во главе высших учебных заведений ряда европейских вузов стоят не ректоры, а президенты. Об этом факте я рассказал председателю Государственного комитета РФ по высшему образованию Владимиру Георгиевичу Кинелёву и предложил внедрить подобную практику в высшие учебные заведения Российской Федерации. Ему эта идея понравилась, и он тут же отдал распоряжение подготовить соответствующий документ. Через несколько дней мы получили письменный приказ, однако формулировка там была весьма любопытная: «Освободить Ю. С. Васильева от обязанностей ректора, назначить Ю. С. Васильева президентом с правами ректора». Оказалось, что юридические службы министерства вынесли свой вердикт — новая должность не вписывается в законодательные акты. Однако самое интересное, что должность президента в вузах после этого прижилась и существует до сих пор. Вот так и получилось, что я возглавлял Политех таким образом — сначала ректор, потом президент с правами ректора, затем президент и теперь научный руководитель. За годы моего руководства было выпущено 37 тысяч специалистов, более 700 человек успешно защитили кандидатские диссертации, а 350 — докторские. Два последних показателя являются для нас достижением, которым мы можем по праву гордиться, поскольку в настоящее время в высших учебных заведениях нашей страны сложилась весьма плачевная ситуация — молодые люди не хотят защищать ни кандидатские, ни докторские диссертации, потому что нет никакого ни материального, ни морального стимула для этого. И мне кажется, что это огромный недостаток современной системы образования. Я убежден, что защита диссертаций — это не просто личное стремление человека, к этому должен стремиться тот коллектив, в котором этот человек работает. Весь коллектив должен сплотиться и оказывать всемерную помощь своим коллегам, которые готовятся к защите, способствовать благополучному исходу защиты, а после нее гордиться, что у них в коллективе теперь есть ученый — кандидат или доктор наук. Этого почему-то я сейчас в вузах не наблюдаю. Мне кажется, что необходимо отрабатывать методику, которая бы позволила убеждать молодежь заниматься этой стороной деятельности, а не забрасывать научные исследования на задворки ¬научно-технического прогресса. Иногда меня посещает крамольная мысль: не напуганы ли люди во всем мире научно-техническим прогрессом и не считают ли они, что ни в коем случае не следует ему способствовать? Такое отношение может даже не впрямую, а косвенно влиять на молодых людей. Но, безусловно, среди них находятся смельчаки, и, к счастью, их немало, кто способен преодолеть этот барьер и продолжает заниматься наукой, и нам стоит быть им за это благодарными. Будущее нашей науки за молодыми учеными.

— Как вы передаете свой огромный опыт и знания коллективу сотрудников вуза?
— Это происходит всегда по-разному. Я достаточно активен на разных конференциях, где делюсь своими соображениями по тому или иному вопросу. А еще я всегда с удовольствием даю добрые наставления или советы, если ко мне обращаются в индивидуальном порядке. Я — профессиональный гидроэнергетик. По этой причине по связанным с этой наукой вопросам со мной консультируются сотрудники не только нашего вуза, но и других организаций, особенно часто из Всероссийского научно-исследовательского института гидротехники имени Б. Е. Веде-неева, который работает по соседству с нами, из АО «Ленгидропроект», нередко обра¬щаются представители Комплекса защитных сооружений Санкт-Петербурга от наводнений. И, кроме того, мне всегда доставляет огромное удовольствие беседовать на профессиональные темы с молодыми людьми, которые работают над диссертациями, тут я испытываю огромное удовлетворение, когда вижу, что такие беседы выливаются в определенный результат.

— Вы — создатель целой научной школы в области гидроэнергетики...
— Знаете, мне за всю мою жизнь не довелось встретить ни одного человека, который утверждал бы, что создал научную школу в своей стране. Это всегда скорее оценка коллег, и вы сейчас своим вопросом весьма меня озаботили. (Смеется.) За долгую научную жизнь мне пришлось заниматься многими проблемами. Так сложилось, что 15 лет я возглавлял комплексную научно-техническую программу Минвуза РСФСР под названием «Человек и окружающая среда. Проблемы охраны природы», в которую на финише входило порядка 260 учебных заведений СССР. Конечно, в ходе ее реализации нам удалось достичь впечатляющих результатов, но самым главным из них я считаю тот факт, что в учебные программы всех высших учебных заведений страны были внедрены разделы, связанные с охраной окружающей среды, то, что сейчас называется одним словом «экология». Вот этим достижением я особенно горжусь.

— Соответствуют ли отечественные гидротехнические сооружения в Российской Федерации современным требованиям?
— Да, безусловно. И должен сказать, что тот опыт, который был накоплен в советский период, до сих пор тиражируется и в нашей стране, и за рубежом. Правда, сейчас гидроэнергетика развивается не так бурно. Именно прошлый век стал золотым веком развития гидроэнергетики нашей страны. Тогда в Советском Союзе было построено 260 крупнейших гидростанций на разных реках, сейчас на нашей территории осталось порядка 90 из них. Однако сегодня акцент делается на атомную энергетику, а в последнее время стало широко пропагандироваться, внедряться, и с моей точки зрения это абсолютно правильно, использование солнечной энергетики и ветроэнергетики. Например, в Арктике, где невозможно протянуть линии передач от существующих энергетических систем, ветряная энергетика может сыграть большую положительную роль. Ветряные станции находят в арктической зоне широкое применение. Есть люди, которые выступают против ветряных электрических станций, поскольку считается, что они создают дополнительный звуковой фон, который пугает птиц. Некоторые считают, что при работе лопастей создается вибрация, которая передается в землю, вследствие чего в гумусе происходят нежелательные процессы. Но это всё досужие разговоры людей, все эти утверждения требуют исследований, которые докажут или опровергнут их. Конечно, это огромное поле деятельности для молодых ученых.

— А как вам кажется — гидростанции когда-нибудь исчезнут?
— Разумеется, нет. Сейчас бум строительства гидростанций переживает Китайская Народная Республика, много гидростанций строится в Африке, если брать континент в целом, на третьем месте — страны Латинской Америки. И везде наши специалисты могли бы сыграть большую роль, занимаясь проектированием и консультируя строительство этих объектов.

— Мы знаем, что ваши разработки сыграли большую роль в строительстве Саяно-Шушенской ГЭС…
— В те годы я работал на кафедре в Политехе и проводил научные исследования. Когда гидротурбинисты пытались решить очень серьезную проблему, сделать спиральную камеру двухзаходной или однозаходной, мы в своей лаборатории провели эксперименты на той и другой модели и убедились, что однозаходная является более рациональной. Если говорить о Саяно-Шушенской ГЭС, то это, с моей точки зрения, и есть самый главный мой вклад в ее -строительство.

— Если вернуться к теме экологии, согласны ли вы с часто высказываемым в СМИ мнением, что мы рискуем остаться без питьевой воды, так как она часто используется по отраслевому признаку? Имеют ли под собой научное обоснование такие доводы?
— Да, с моей точки зрения, это вовсе не досужие разговоры, а действительно ¬проявление отрицательного воздействия человека на природу, и, конечно, заниматься этой проблемой нужно. В Политехническом университете этими аспектами активно занимается его президент академик РАН Михаил Петрович Фёдоров.

— Вы всегда уделяли и по-прежнему уделяете большое внимание совершенствованию подготовки будущих студентов университета.
— Да, в годы моего руководства, а точнее в 1985 г., для того чтобы обеспечить профориентационную работу и подготовить будущих студентов к поступлению, был создан Малый политехнический институт. Мы вместе с академиком РАН Жоресом Ивановичем Алфёровым открыли специализированную базовую физико-техническую школу, которая долгие годы работала на нашей территории, а сейчас называется академический лицей «Физико-техническая школа» и работает при Санкт-Петербургском национальном исследовательском академическом университете Российской академии наук.

— Расскажите, пожалуйста, о том, какое значение имели в вашей жизни студенческие отряды.
— Я действительно сопричастен к этому молодежному движению и просто счастлив, что застал период его активного развития. Его зачинателями в 1947−1948 гг. выступили Ленинградский политехнический институт имени М. И. Калинина, так в те годы назывался наш университет, и Ленинградский электротехнический институт имени В. И. Ульянова (Ленина). В те годы была объявлена электрификация Ленинградской области, и мне довелось участвовать в строительстве одной из ГЭС на ее территории. Три месяца я провел на стройке, это была одновременно и моя производственная практика — я проходил ее как мастер арматурных работ. К тому же комитет комсомола вуза решил назначить меня комсоргом, то есть я одновременно выполнял еще и общественную работу. Я очень переживал, когда движение студенческих отрядов сошло на нет, и безмерно рад тому факту, что в последние годы оно возродилось. В прошлом году в студенческих отрядах нашего университета работало порядка 600 человек. Меня не может не радовать тот факт, что ректор СПбПУ академик РАН Андрей Иванович Рудской всемерно помогает ребятам в организационном плане и всячески способствует вовлечению в строительные отряды как можно большего числа молодых людей. Сейчас в этой сфере активно развивается новое направление — когда студенты участвуют, скажем, в археологических раскопках и это происходит на безвозмездной основе. Такая волонтерская работа достойна уважения.

— Интересно ли вам общаться и работать с современной молодежью?
— Очень интересно! У меня есть и внуки, и правнуки. Я наблюдаю, как человечество переживает определенную трансформацию. Если во времена моей юности молодые люди держались большими коллективами, часто собирались, чтобы провести время вместе — сходить в музей, театр, поход, то сейчас этого коллективного досуга совершенно нет. Я наблюдаю за своим внуком и вижу, что у него такого живого общения мало, хотя есть множество друзей из разных стран, с которыми он общается в Интернете. И мне немного непонятно, испытывает ли молодежь то удовлетворение от общения онлайн, которое испытывали мы от живого общения. Мне кажется, человек, общаясь, все-таки должен смотреть собеседнику в глаза, видеть его реакцию. Этой стороны жизни молодежь, к сожалению, сама себя лишает.

— Ваша супруга Лидия Николаевна — гидротехник. Насколько вам было важно, что вы и ваша супруга — специалисты одной сферы научного знания?
— Моя супруга училась на курс младше меня. Знаете, гидротехника многогранна. Та сфера деятельности, которой она занимается, меня никак не касалась и с моей сферой не пересекалась. Она занимается фильтрацией воды в грунтах и скалах. В последнее время Лидия Николаевна особенно заинтересовалась скалами — как там происходят фильтрационные потоки. Но в нашей семейной жизни сложилось так, что мы всегда избегали разговоров на профессиональные темы. Иногда она случайно узнает о каких-то моих профессиональных достижениях, иногда я — об ее успехах. Мы достаточно много часов проводили на работе, и дома у нас были совершенно иные заботы.

— Расскажите, пожалуйста, о значимости нашего общего проекта «Вузы Санкт-Петербурга в истории России», в рамках которого вышло уже три издания, неизменным председателем редакционного совета которых вы являетесь.
— Я рад тому, что наш университет, Международный общественный Фонд культуры и образования, информационное агентство «Северная Звезда» и газета «Санкт-Петербургский вестник высшей школы» начали и достойно продолжают важное для всей страны дело — рассказывают о роли вузов нашего города во время крупнейших исторических событий. Уже вышли издания, посвященные деятельности вузов Ленинграда в годы Великой Отечественной войны и вузов Петрограда — в годы Первой мировой ¬войны. Нам удалось привлечь к участию в этих, безусловно, исторически значимых проектах все вузы нашего города. И меня поразил тот неподдельный энтузиазм, с которым сотрудники высших учебных заведений нашего города занимались этой очень непростой работой, сутками просиживая в архивах и перелопачивая горы мате¬риалов. И всё это ради того, чтобы восстановить почти забытые страницы истории своих¬ вузов и познакомить с ними широкую общественность. Но мы не собираемся останавливаться на этом. В настоящее время в редакционном совете обсуждаются новые проекты, и в первую очередь вопрос о том, какой именно теме будет посвящено следующее издание в серии «Вузы Санкт-Петербурга в истории России».

— Вы являетесь инициатором создания газеты «Санкт-Петербургский вестник высшей школы», которой в этом году исполняется 15 лет. Насколько, на ваш взгляд, успешна и важна сегодня эта газета для профессионального ¬сообщества нашего города?
— Газета с момента ее создания и по сию пору совершенно уникальна, аналогов в городе ей нет. Я регулярно читаю газету и могу сказать, что для меня важна та информация, которая публикуется на ее страницах. Благодаря этому изданию я в курсе происходящего в других вузах нашего города, а это очень помогает в работе. Я рад, что в редакции сложился коллектив единомышленников, профессионалов в своем деле, издание совершенствуется, за это время появились новые рубрики, оно имеет свой узнаваемый стиль. Важно, что редакция не только следит за самыми важными событиями современного образования и науки, но и напоминает читателям об исторических вехах и памятных датах. Очень важно знать и помнить свою историю. Я от всей души желаю газете активного творческого долголетия! Продолжайте, как и прежде, освещать наиважнейшие события, происходящие в сфере высшей школы нашего города, знакомить читательскую аудиторию издания с новейшими разработками и достижениями вузов Санкт-Петербурга.

— Совсем недавно СПбПУ отметил 120-летний юбилей…
— Да, действительно. В этом году мы широко отметили 120-летие образования нашего университета. Я должен подчеркнуть, что международная общественность активнейшим образом откликнулась на это важное для нашей страны событие. Нас поздравили многочисленные делегации из зарубежных вузов. Международная деятельность в Политехе в последние годы получила приоритет, мы приглашаем достаточно много иностранных преподавателей. Вообще говоря, это тоже своего рода возвращение к истокам. Ведь начало международной деятельности вуза было положено еще в годы его зарождения. Тут нечего скрывать — на первых порах очень многое было заимствовано из деятельности высших учебных заведений Германии. В советский период международная деятельность практически сошла на нет, а после того, как Советский Союз прекратил существование, нам удалось придать новый импульс этой стороне ¬деятельности вуза. И особенно важно, что Министерство науки и высшего образования РФ поддерживает это направление.

— Юрий Сергеевич, позвольте от лица всего нашего коллектива и читателей поздравить вас с юбилеем!
— Огромное спасибо! А я, в свою очередь, хочу со страниц вашего уважаемого издания выразить искреннюю благодарность и признательность всем тем, кто поздравил меня с юбилеем.

Беседовала Евгения ЦВЕТКОВА
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~N8KlJ


Газета «Санкт-Петербургский вестник высшей школы»

Санкт-Петербургский вестник высшей школы

музыкальный вестник