Юбилей народного артиста России Бориса Соколова

Фото: пресс-служба театра

Фото: пресс-служба театра

4 Марта 2019

Юбилей народного артиста России Бориса Соколова

18 марта отмечает 75-летие народный артист России, актер театра им.В.Ф.Комиссаржевской Борис Соколов, а 11 марта Театр им.В.Ф.Комиссаржевской откроет в Большом фойе выставку, посвященную любимому артисту и большому мастеру.

В 20 лет Борис Соколов впервые вышел на сцену киевского театра, а в 1965 году - уже учился в Москве, в ГИТИСе им. А. В. Луначарского. Борис Соколов работал с такими известными кинорежиссерами, как И.Авербах («Объяснение в любви»), В.Мотыль («Звезда пленительного счастья»), Г. Полока… По окончании учебы Борис Соколов уезжает в Ригу, где театр Русской драмы переживает свой «золотой век». За пять лет им было сыграно 20 ролей. В Ленинград Б. Соколова пригласил Г.А. Товстоногов, но вскоре актер пришел в Театр Ленинского комсомола к молодому Г. Опоркову. После долгих метаний судьба привела его в театр им. В. Ф. Комиссаржевской. Здесь, на пике популярности в стране театра Рубена Агамирзяна, расцвел и дал корни талант артиста. Художественный руководитель театра Рубен Агамирзян предложил сыграть Кэлина в пьесе И. Друцэ «Святая святых». Роль оказалась судьбоносной. Теперь зритель шел не просто на спектакли театра им. В.Ф. Комиссаржевской: шел на Соколова. За эту свою любимую роль Келина актер был отмечен дипломом Ш степени Всероссийского смотра национальной драматургии в театрах РСФСР.
Борис Соколов – один из выдающихся актеров Ленинграда-Петербурга. Об артисте писали, как о блестящем исполнителе героев своего времени. «Есть артисты шаляпинского типа, которым под стать играть натуры мощные, величественные. Среди них Павел Луспекаев, Георгий Марков. Но и в наше время можно найти актеров, поражающих богатырской мощью, интеллигентностью и каким-то внутренним теплым светом. Среди них - Борис Соколов»
За более 40 лет работы в родном театре Борисом Соколовым сыграны десятки самых разноплановых ролей. Незабываемы его гротескный Ноздрев в «Чичикове» Булгакова, великолепный Кин в «Кине IV», вальяжный и умный Вождь в притче В. Шендеровича «Тезка Швейцера», Мышлаевский в «Днях Турбиных», Журден в «Полоумном Журдене», Галилей в «Светильнике, зажженном в полночь», искрометный Альбер Ламар во «Французских штучках», его герои в спектаклях «Убийство Гонзаго», «Смерть коммивояжера», «Прощай клоун», «С тобой и без тебя», «Колыма», «Возвращение к жизни» и многие-многие другие…
В горинском «Кине» актер сыграл роль Актера. Это и кумир толпы, победоносный, мягко-романтичный и с доброй лукавинкой, светящийся юмором и любовью, - и актер поверженный, спивающийся гений, измученный запретами власти и насмешками обывателей, но, вопреки всему, мощно и радостно творящий Театр на улице, в «декорациях» грозы и ливня. Прекрасно сложилась судьба излюбленного зрителями спектакля «Французские штучки», где Борис Соколов иронично и легко сыграл Альбера Ламара. О герое Соколова из «Колымы» критика писала: «В образе, созданном Б.Соколовым, оживают те прекрасные, светлые люди, которых потеряло наше общество в страшный период сталинских репрессий. Алыпов у Соколова не просто сильный характер, он самоценен сам по себе. Это, прежде всего, наш современник, режиссер Народного театра, который пытается понять того, колымского Алыпова».
Спокойствием и уверенностью веяло от Бачаны Рамишвили в спектакле «Возвращение к жизни». Земная ось проходила через его сердце: не суетен, не мелочен, душевно щедр, человечен и мудр. Поэтическая стихия транслировалась им с удивительной силой и нежностью.
Его уникальный талант подарил Петербургу актера-героя, обладающего мощным трагикомическим темпераментом и подлинным мужским началом. Именно о таких героях тоскует современная сцена и театр в целом. А о его искрометном юморе, доброй иронии ходят легенды. В нем есть и теплота, и мягкий лиризм, и острый гротеск, и подлинность.
.
Факты:
Народный артист России Соколов Борис Михайлович
Родился 18 марта 1944 года в Уфе.
В 1961 г. поступил на актерский факультет Киевского театрального института им. Карпенко-Карого.
В 1964 г. перевелся на заочное отделение ГИТИСа и тогда же принят на работу артистом в Драматический театр Балтийского флота г. Лиепая.
В 1965г. окончил Московский государственный институт Театрального искусства.
С 1966 - артист Русской драмы им. Маяковского (Душанбе).
1968 - 1973 гг. - актер в труппе Рижской Русской драмы. С переездом в Ленинград поступил в театр им. Ленинского Комсомола, а затем работал в труппе БДТ им. М. Горького. Работал с такими режиссерами, как А. Кац, Г. Товстоногов, Г. Опорков, Р. Агамирзян.
С 1977 г. - в труппе Театра им. Комиссаржевской.
Актер много снимается в кино.
Награжден медалью «ХХ лет Победы над Германией». Удостоен премии «За лучшую роль года».


Коллеги о Борисе Соколове:
Заслуженная артистка России Маргарита Бычкова
Когда в 1985 году должен был набирать курс Рубен Сергеевич Агамирзян, я очень хотела к нему поступить только из-за того, что в театре Комиссаржевской работал мужчина моей мечты и красоты сумасшедшей Борис Михайлович Соколов. Но, несмотря на то, что я поступила к другому мастеру, судьба все равно свела нас вместе на одной сцене. Борис Михайлович очень хороший артист: разноплановый, многогранный - от яркого гротеска до высокого трагизма. Кроме всего прочего, он мастер устраивать курьезы и красиво из них выходить…. Обладает тончайшим чувством юмора - графско-королевским, благородным. Я желаю ему крепкого здоровья. Здесь все его очень любят, им восхищены.

Заслуженная артистка России Нелли Попова:
Это Артист – «глыба»: сильный, темпераментный, страстный и при этом - с удивительным юмором, всевозможными байками актерскими, воспоминаниями. Борис Михайлович - мой друг. К сожалению, это поколение титанов театра уходит, и мы теряем эту культуру, которая генетически закладывалась нашими педагогами мастерства: по отношению к профессии, партнеру на сцене. В честь юбилея я хочу пожелать Борису Михайловичу, - любимому, дорогому, нежному, потрясающему партнеру, - прежде всего, здоровья, чтобы Господь Бог дал ему еще силы играть на сцене и не останавливаться. В нем, как мне кажется, очень большой потенциал, который в этом зрелом и серьезном возрасте может вспыхнуть с новой силой. И, конечно, нашей любви…

Заслуженный артист России Александр Вонтов:
Борис Михайлович – человек разный. На данный момент - очень домашний, хороший хозяин - гостеприимный, замечательный. С ним приятно общаться и в быту, и на сцене. Я до сих пор вспоминаю его Мышлаевского в «Днях Турбиных» - эта роль ему близка и по характеру, и по внутреннему содержанию. Это было безусловное стопроцентное попадание: Соколов и Мышлаевский оказались очень похожими… У него был замечательный Кэлин в «Святая святых» - человек, относящийся ко всему происходящему искренне, с переживанием и болью. Борис Михайлович очень коммуникабельный на сцене, он общительный, открытый совершенно, помогает всегда и с ним очень легко работать. Хочется ему пожелать в первую очередь здоровья крепкого и долгих лет творчества. Ролей – хороших, интересных, - в театре и кино, потому что в этом смысл его жизни, и для него, как для настоящего артиста, жизнь состоит именно в работе.

Заслуженная артистка России Ольга Белявская:
Когда я пришла в театр им.В.Ф.Комиссаржевской, Борис Михайлович стал моим первым партнером по сцене. Это был спектакль «Полоумный Журден», где у него была главная роль Журдена, а я играла его дочку. На самом деле, я его с детства знаю, потому что у меня родители в Рижском театре работали, и он там начинал, был героем, красавцем молодым. Потом его пригласили в Ленинград. Когда мы встретились в театре им.В.Ф.Комиссаржевской, он очень обрадовался: раньше видел меня совсем маленькой, и вдруг увидел уже взрослой молодой актрисой. У нас, конечно, сложился тандем в спектакле «Полоумный Журден», и он мне очень помог и на сцене, и в коллективе. Потом были чудесные «Французские штучки», где он играл поразительно, талантливо и очень смешно. Он абсолютно фантастический актер, безумно органичный, все из себя вынимает. Когда он был молодым, то играл героев (всегда был потрясающим красавцем), а потом стал играть характерные роли. И человек он замечательный – прекрасный, открытый, чудесный, такой души большой. Он абсолютно органичен, как кошка, на все 100%. Что бы он ни делал, какие бы разные образы ни создавал, - всегда на первом плане его харизма и индивидуальность. Я желаю ему здоровья, энергии, чтобы его все радовало в жизни - как можно больше радовало и как можно меньше огорчало. Я его очень люблю.

Заслуженный артист России Александр Большаков:
Первый раз я его увидел в «Полоумном Журдене» – у него прекрасное, искрометное чувство юмора. Его энергии на пятерых хватит, поражает уверенность, с которой он владеет и залом и артистами. Он - король сцены, по-русски, я бы сказал – Царь. И это действительно так, женщины в зале просто млели от восторга. Борис Михайлович Соколов (Дядя Боря – как мы его называем) блестяще играл Вилли Ломэна в спектакле «Смерть коммивояжера». Мы с Евгением Ивановым играли его сыновей, а Наталья Данилова – его жену, то есть нашу маму. Это был великолепный актерский тандем. Безусловно, работая с такими мастерами, как Борис Соколов, - Мастерами с большой буквы, многому учишься. И это оказывало и оказывает огромное влияние на все мое творчество. Дядя Боря, хочу пожелать, прежде всего, здоровья. Я тебя уважаю и люблю!

Артист театра им.В.Ф.Комиссаржевской Артур Мкртчян:
Этот человек приносит радость. Я имел счастье играть с Борисом Михайловичем на одной сцене в спектакле «Лето и дым». Праздник приходил, когда он с нами шел на сцену или мы вместе ожидали своего выхода. Иногда случались курьезы, и мы вместе начинали смеяться на сцене, что делало нас ближе и роднее. Еще ранее я играл с ним в спектакле «Чичиков»: он – Ноздрева, а я - сына его зятя Мижуева. Там тоже рядом с ним я ощущал праздник. Недавно повторяли фильм «Собачье сердце», и я с восторгом обнаружил там его, молодого, в роли Конферансье в цирке.
Я очень счастлив, что живу в этой эпохе с ним, потому что он – из больших мастеров, зубров своего дела. Я желаю ему от души здоровья, чтобы его окружали действительно любящие и любимые люди, которых он хотел бы видеть рядом.



Артист театра им.В.Ф.Комиссаржевской Юрий Ершов:
С Борисом Михайловичем я встретился непосредственно на спектакле «С тобой и без тебя». Он удивил меня своей изысканной вежливостью и экстравагантным поведением. Он неспешен, каждое его слово очень взвешенное, за ним невероятно интересно наблюдать. Есть в нем какое-то сердечное качество, какое-то вселенское добродушие, которое сильно подкупает.
Борис Михайлович для меня очень благостный человек. Бывают люди, чья благость граничит с равнодушием, у Бориса Михайловича это – неподдельное. На первом месте у него искренность, душевность и доброта, вот этому бы я хотел у него научиться. Борису Михайловичу я хочу пожелать здоровья.

Артист театра им.В.Ф.Комиссаржевской Александр Анисимов:
С Борисом Михайловичем впервые я встретился на вечере, посвященном дню рождения Сергея Довлатова. Это был, кажется, 1998 год, мы еще учились, и у нас был спектакль по Довлатову. Мой отец был тоже актером, они дружили и общались с Борисом Михайловичем. Потом я его увидел в знаменитом и легендарном спектакле нашего театра «Французские штучки». Это было удивительное пиршество искусства, радость мастерства. Станислава Ландграфа и Бориса Соколова в этом спектакле начинали обожать с первых минут их появления. У Бориса Михайловича удивительное чувство юмора, мужская энергетика, но при этом мягкая - энергетика бесконечно обаятельного человека, и еще глубина подлинная, настоящая. Как-то я сидел на репетиции спектакля «С тобой и без тебя», а Борис Михайлович с прекрасной актрисой нашего театра Татьяной Кузнецовой повторяли сцену. Это было что-то потрясающее, у меня буквально слезы стояли в глазах. Борис Михайлович сказал всего несколько фраз, но они были настолько искренние, сущностные и емкие, что это было восхитительно.
У него можно многому научиться, но главное – получать огромную радость от сцены и умению быть на ней настоящим хозяином. С ним легко работается, он настолько убедителен, что, попадая в его энергетическое поле, начинаешь существовать по-другому, в другой какой-то плоскости, переходишь в новое измерение под воздействием его таланта.

Заслуженный артист России Анатолий Худолеев:
75 лет… Из этой цифры мы с ним 39 лет вместе в театре. Могли встретиться и раньше, работать в одном театре в Киеве. Но когда я туда приехал, он уже из родного города уехал в Ригу. Естественно, у нас там много общего - общие друзья, молодость. О Боре я в Киеве много слышал. И в судьбе у нас оказалось много общего: он в различных театрах, городах побывал, и я тоже, потом судьба свела здесь, в театре им.В.Ф.Комиссаржевской, куда мы пришли почти одновременно. И здесь мы связаны очень, это самый близкий и дорогой мне человек. Корней Чуковский как-то сказал, что «в России надо жить долго», вот тогда что-нибудь дождешься. У Бори судьба повернулась так, что ему не надо было долго ждать. Первую же свою роль в спектакле И. Друце «Святая святых» он блистательно сыграл – просто блистательно, и сразу стало понятно, что в театр пришел большой, крупный, настоящий артист. Вспоминая все его роли (а он их сыграл невероятное количество!), можно сказать, что у него в этом плане на редкость счастливая судьба. Со Станиславом Ландграфом, его удивительным партнером, они тянули весь репертуар. Практически в каждом спектакле этот дуэт и поражал, и блистал. У Бори диапазон широчайший: вот, например, роль в «Колыме» Дворецкого – это еще одна редкая грань Бориного творчества. … Он щедрый, эрудированный человек с блистательным юмором, прекрасно знающий поэзию. Он бесконечно может читать стихи своего любимого поэта Есенина, и это даже не чтение, а какой-то разговор…
Народный артист России Иван Краско:
Когда я с ним познакомился, ощущение было такое, что знаю его всю жизнь. Это какие-то душевные совпадения и настрой – Боря же очень природный человек, настоящий. Когда Боря сыграл одну из первых ролей в нашем театре - Кэлина в спектакле «Святая святых», - это было и откровение, и восторг! Постепенно он вышел на первые позиции в актерском нашем деле в театре. Боря сыграл очень много шикарных ролей, с восторгом играл, очень быстро стал народным артистом, - совершенно справедливо. У меня сложилось ощущение, что Борис как будто родился народным артистом. Он – жизнелюб, очень добрый человек по своей природной натуре, с юмором, и Боря очень щедро всегда это несет - недаром же его в свое время пригласил Товстоногов. Кроме того, я не могу назвать ни одной роли, где бы он играл мерзавца какого-то. Вероятно потому, что он – очень открытый, добрый и жизнерадостный человек. Вот, например, Эдмунд Кин для меня остался только в его исполнении - я другого не знаю, представить не могу и даже не хочу представлять. Беспутный гений, как, между прочим, называли Эдмунда Кина… Нет ли тут какого-то ответа на вопрос – кто такой Борис Михайлович Соколов? То, что я видел в его исполнении, было для меня полным слиянием героя и артиста. Я сейчас тоже довольно пожилой человек, и могу сказать, что это самый верный путь для артиста. Настоящий артист приходит к тому, что на сцене он – всегда сам. Если бы Константин Сергеевич его видел, он бы все время кричал «Верю»!
Женщины его обожают - как не любить такого шикарного мужика! Я был бы очень рад, если бы Боренька снова блистал на сцене. Поэтому я хочу сказать: Боренька, дай тебе Бог здоровья и удачи – и здесь я непременно добавляю почему: когда Черчиллю при поздравлении 90-летия пожелали крепкого здоровья, он попросил пожелать ему и удачи, сказав, что на Титанике почти все были здоровы…. Я желаю тебе удачи и очень хотел бы с тобой поиграть!

Заслуженная артистка России Наталья Орлова:
Борис Михайлович сразу произвел потрясающее впечатление, потому что первая его роль здесь глобальная была – это роль Кэлина в «Святая святых». Такое выпадает актеру нечасто, хотя до этого он очень много ролей сыграл в Риге, а затем в Ленинграде. Он себя искал, был в поиске, а у нас «звезды сложились»: здесь он нашел своего режиссера – Рубена Агамирзяна, здесь сложился его уникальный дуэт со Станиславом Ландграфом и получился Театр двух актеров, потрясающий тандем их двойной, в котором каждый из них дополнял другого. Они оказались настолько разные, яркие, и оба – большие Личности.
Когда он играл Кэлина в Святая святых - в нем было столько искренности, столько неподкупной какой-то «детскости», он нашел ту самую нужную тональность : эта его негромкая и очень душевная интонация вызывала огромный всплеск в зале. В Москве, куда мы привезли два спектакля («Новоселье в старом доме» и «Святая святых») люди плакали.
Недавно я нашла свои записи по поводу тех наших московских гастролей в 80-е. Это были первые гастроли нашего театра в Москве, и мы там произвели фурор, как писали московские критики. Помню, мы сидели в Министерстве культуры на обсуждении спектаклей, и я постаралась что-то записать. Там обсуждались и достоинства, и недостатки спектаклей, и игра актеров. Вот, например: «Соколов в спектакле «Святая святых» - это достижение гастролей. Актер Соколов – это новое современное амплуа маленького-большого человека».
И что такое Боря для меня? Вообще партнер – как родственник, родная душа. Боря очень теплый. Мы с ним много общаемся - родственные души, потому что наша юность прошла вместе, в одном театре. Он в Киеве закончил институт, я в Киеве родилась. Актер он от Бога, обаятельный и – настоящий мужчина, и в то же время в нем есть особая мягкость и теплота душевная, которую он вкладывает и в сценических героев, выходя на сцену.
А какие были у нас «Французские штучки»! - это сплошной юмор и импровизация. И Боря мог так пошутить, что ты не знала, куда деваться. В этом его прелесть, потому как если ты не шутишь, то становишься очень грустным человеком, а если иронизируешь и еще над собой умеешь иронизировать, - значит, ты умен. Это есть всё у Бори. Я желаю ему только здоровья, надеюсь, очень хочу, чтобы он снова вышел на нашу сцену.

Заслуженная артистка России Валентина Панина:
Боренька – это какое-то светлое и мудрое начало. У меня ощущение, что он в чем-то близок буддистской мудрости, в которой нет агрессии, по которой человек и весел, и мудр, и печален. Он может на что-то негодовать, но без злобы. Мы с ним играли спектакли, очень важные для меня в жизни. «Антигона в Нью-Йорке», «Убийство Гонзаго», «Полоумный Журден», «Французские штучки». Длинная череда творческих поисков в разных жанрах. Соколов был блистательным всегда, везде – совершенно неотразим. Красота у Бори сочетается с мужественностью, с великодушием. А последнее качество – вещь редкая. К тому же он терпелив. Еще - немножечко сибарит, любит созерцательность и чем-то напоминает мне Владислава Игнатьевича Стржельчика: по своей породе, чистоте, элегантности. У него есть украинские корни, и в этом тоже есть какая-то изюминка. Когда начинает говорить с украинским акцентом, возникает особый колорит. А вообще у него прекрасная русская речь.
Наш незабвенный Рубен Сергеевич Агамирзян говорил, что за стенами театра и в наших семьях могут происходить какие угодно бури, ураганы – всё, что угодно. Но только от всех нас зависит, какой будет наша жизнь в театральном доме – чтобы здесь нам было всегда хорошо, интересно, чтобы хотелось сюда идти. И Боря вместе с плеядой замечательных актеров жизнью своей строили и сохраняли душу этого места.
«Торопитесь восхищаться человеком, ибо упустите радость….» - говорил один индийский мудрец. И вот это ощущение постоянного открытия друг друга, прощение недостатков и восхищение достоинствами несёт Боренька своим служением театру.
Он умеет проявлять в людях какие-то прекрасные качества, ведь внутри каждого это все есть, а возможности проявиться не всегда возникает.
Он не ангел, не идеал, как и все мы, но именно с ним легко на сцене в любом жанре: с ним рядом кажется, что ты можешь всё. Это он, как партнер, давал такую уверенность, когда понимаешь, что тебя «слышат». Т.е. за ним всегда очень хорошо и удобно идти – он тропу прокладывает, и дальше - как летом босиком по траве…..
Есть мастера, которые знают, как построить фразу, как собрать каркас роли, и можно догадаться о механизме. А Боря на сцене органичен, и в этом я могу его сравнить с Меркурьевым Василием Васильевичем. Он никогда, как говорят, «не надевает костюм роли», но при этом меняется внутренне абсолютно. В спектакле «Прощай, клоун» по мотивам феллиниевской «Дороги» вместе с Танечкой Кузнецовой Боря существовал на какой-то удивительной волне! Что это была за свобода! И сам он, как река, течет: есть препятствие, плотина – он набирает, набирает, а потом водопадом обрушивается, т.е. какое-то живое дело у него.
Отрицательные роли (вот в этом, может быть, его недостаток актерский) ему не по силам - уж очень было бы обаятельным ЗЛО. А Боренька – это уникальная доброта, уникальная гармоничная атмосфера, которая пульсирует и переливается разноцветьем. Он мне вообще каким-то жемчужным кажется, потому что сфера – талантливая и наполненная чем-то живым – всегда мне представляется какой-то живой субстанцией, обладающей сознанием и абсолютной органикой. Вот он - такой.

Заслуженная артистка России Татьяна Самарина:
Уникальный артист! Умный, ироничный, безоговорочного обаяния. Когда он выходит на сцену, кажется, что он заполняет собой всё пространство. Дорогой мой Мышлаевский! Сколько мужества, сколько доброты, тепла и иронии в этом человеке! А как Боря читает стихи, как он читает Шевченко на украинском языке! Боречка -очень хороший партнёр. Есть много хороших актёров, но не все они - хорошие партнёры. А хороший партнёр-это счастье. Глаза, руки, душа...глаза в глаза... Большой, красивый человек с бархатным голосом и всегда улыбающимися глазами. Можно считать это признанием ему в любви.
Мое первое впечатление – это Боря в спектакле «Святая святых» - я увидела невероятного артиста – это было потрясением и счастьем, энергетика невероятная, невероятное богатство душевное. И все его дальнейшие персонажи были наделены обостренным чувством совести и человеческой порядочности. Его герои всегда трудно жили, всегда трудно вписывались в этот мир со своими очень точными понятиями, что хорошо, а что плохо. В нем всегда – какая-то нежность, ироничные глаза и улыбка в усы….». Чеширский кот» - это ему очень подходит…Когда он читает стихи – это такая глубина, теплота, такая боль – особенно мне нравится, как он читает Шевченко.
Где-то в 80-е мы ездили на гастроли в Москву с несколькими спектаклями. И один из маститых критиков тогда сказал: «Москву сложно заставить плакать, Москва слезам не верит, но два ваших артиста – Валентина Чемберг («Новоселье в старом доме») и Борис Соколов в «Святая святых» заставили Москву плакать…».
Есть партнеры, с которыми проживаешь события спектакля, а с ним всегда стоишь рядом – это что-то сродни отстранению, иронии. Вот, например, расскажу такой случай: в спектакле «Выбор» я стою лицом в зал, говорю ему про любовь, а он, спиной к зрителям, тихо мне говорит: «Эх, Танечка, да ты, оказывается, ветреница. А как же твой сыночек Данечка?».

Заслуженная артистка России Елена Симонова:
Борис Михайлович – это моя первая любовь, обожаемый мною партнер! Собственно, с него у меня начались лирические любовные истории в театре. Это спектакли «Последняя любовь Насреддина» (Зульфия и Насреддин), «Кин IV», «Прощай, клоун!». У меня такое ощущение, что и первый поцелуй у меня был с Борисом Михайловичем (я попала в театр еще студенткой) - во всяком случае, сценический – точно! Тогда это вообще был секс-символ театра. Мой педагог Светлана Михайловна Кудрявцева, когда узнала, что я буду играть вместе с Борисом Михайловичем, сказала мне: Лена, я вас поздравляю. Это первый в городе герой-любовник, в него влюблены практически пол Ленинграда. Самые впечатляющие романы в театре были при Борисе Михайловиче Соколове, а до его женитьбы - просто буря эмоций! Борис Михайлович - удивительный человек, внимательный. Он идеал мужчины, у него колоссальное чувство юмора, причем и в жизни, и на сцене. Он всегда тебя подержит. А ты можешь спокойно расслабиться и плыть по течению с этим человеком, партнером, - это огромное наслаждение с ним работать. Он легкий, воздушный. Помню первые свои гастроли – это постоянное чтение стихов, они с нашим худруком Виктором Абрамовичем ходили и безостановочно читали стихи. Женщины, конечно, «штабелями складывались». И у меня, на самом деле, было ощущение, что Борис Михайлович Соколов – это Казанова города и, конечно, театра. У него всегда были и есть поклонницы. Так, например, на спектакле «Кин IV» у них со Станиславом Николаевичем Ландграфом были у каждого – свои поклонницы, они ходили регулярно, на каждый «Кин IV», дарили какие-то большие пакеты с пирогами или книгами актеров забрасывали - не знаю. Но каждый раз это было что-то грандиозное! И женился Борис Михайлович не рано, вероятно потому, что не мог себя разделить на всех женщин. Все его обожали, потому что его невозможно не любить. Сейчас, к сожалению, мы очень редко видимся и уже не в любовных историях. Но я ему желаю только здоровья! Мы его помним, ждем в театр и очень хотим, чтобы еще не раз прозвучала соколовская нота – такая неповторимая в театре никем.

Источник:  Пресс-служба театра
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~xqzUj


Газета «Санкт-Петербургский вестник высшей школы»

Санкт-Петербургский вестник высшей школы

музыкальный вестник