Ярослав Забояркин: «Мы все — часть Филармонии имени Шостаковича»

Фото: Стас Левшин

Фото: Стас Левшин

6 Июня 2020

Ярослав Забояркин: «Мы все — часть Филармонии имени Шостаковича»

Редакция задумала это интервью еще тогда, когда музыкой можно было наслаждаться в концертном зале и мы не могли представить, что скоро это будет непозволительной роскошью, — а побеседовали, когда стали слушать записи концертов исключительно в онлайн-формате. Спасибо музыкантам и всем творческим деятелям за то, что делятся своим искусством и помогают пережить это странное время. О традициях и нововведениях мы поразмышляли с Ярославом Забояркиным, дирижером Молодежного камерного оркестра Заслуженного коллектива России (ЗКР), после прекрасного живого (!) концерта.

— Ярослав, 11 марта состоялся первый в истории коллектива концерт Молодежного камерного оркестра ЗКР. Расскажите, пожалуйста, какую музыку вы исполнили.
— Сама идея появления Молодежного камерного оркестра зародилась у меня где-то год назад. Организация же первого концерта, как и подбор программы, начались в октябре 2019 го-да — сразу после того, как я поделился идеей с руководством Санкт-Петербургской академической филармонии имени Д. Д. Шостаковича и ее художественным руководителем Юрием Хатуевичем Темиркановым. Хочу отметить, что мой замысел получил всестороннюю поддержку в кратчайшие сроки. Благодаря этому я начал активно сотрудничать со всеми структурами Филармонии и прорабатывать детали не только репертуара, но и организационного процесса в целом. Из заранее подготовленного списка произведений было составлено несколько вариантов программ, которые наиболее удачно подходили к первому концерту по драматургии. Для меня было очень важно затронуть как можно больше стилистически разнообразных произведений, чтобы уже на этом выступлении-презентации зритель смог ощутить нашу творческую «всеядность». Чайковский, Такэмицу, Бриттен, Шостакович, Малер... Все произведения, кроме первой пьесы Чайковского, представляют музыкальное наследие ХХ века. Ориентация на музыку XX и XXI веков является приоритетным направлением в составлении репертуара нового коллектива, 
и я надеюсь, что нам удастся порадовать слушателя новыми программами, оригинальным репертуаром. Именно из этих соображений в программу первого концерта было включено сочинение японского композитора Тору Такэмицу «Реквием для струнного оркестра». Оно было написано в 1957 году, и к прочтению этого произведения я подошел с особым трепетом. Уверен, что это сочинение было незнакомо 99 процентам зрителей, поэтому перед исполнением я рассказал публике историю, связанную с ним. Мне кажется необходимым настроить восприятие слушателя на новый материал. Когда ты обращаешься к аудитории со сцены и делишься своим отношением к тому или иному произведению, происходит такая же история, что и на репетициях с музыкантами: ты собираешь коллег вокруг себя, стараясь приблизить их восприятие музыки к своему… Благодаря этому сближению музыкантов и дирижера появляется та самая сыгранность оркестра — не только техническая, но и эмоциональная. Поэтому так важно подготовить публику к предстоящей премьере или, как в нашем случае, к очень редко исполняемому произведению. Тогда слушатель на концерте не чувствует себя «брошенным» и ощущает свою причастность к исполнению произведения. Я очень надеюсь, что нам удалось заинтересовать зрителя и исполнить всю заявленную программу достойно тех великих стен, в которых мы выступали.

— По степени накала эмоций с каким событием в своей творческой карьере вы могли бы сравнить свое первое выступление в столь ответственной роли?
— За последний год в моей творческой жизни произошло много значимых событий. Выступление на конкурсах, фестивалях, ассистентство большим дирижерам нашего времени и, конечно, почетное участие в концерте абонемента «Дебюты молодых дирижеров», которое было поддержано лично Юрием Хатуевичем Темиркановым. Пожалуй, для меня каждый концерт — это экзамен, но, думаю, по сценическим ощущениям именно с этим концертом я могу сравнить дебютное выступление Молодежного камерного оркестра ЗКР. Разница только в том, что в этот раз было потрачено очень много сил и времени на организационные вопросы. Даже при всесторонней поддержке и помощи Филармонии я не мог оставить ни одну деталь без своего внимания. Это очень хороший опыт. Познание тонкостей протекающих организационных процессов подпитывает тебя самого, и в итоге складывается полная картина того, как функционирует организация масштаба Санкт-Петербургской филармонии и как важен каждый ее сотрудник. Держать в голове организационные и художественные задачи одновременно непросто, однако, когда понимаешь, что все прошло по плану, и ощущаешь благодарность публики, не остается сомнений, что именно такой тщательный подход к делу является единственно верным.

— Участников коллектива связывают не только творческие отношения, но и дружеские, не так ли?
— Абсолютно верно! С некоторыми музыкантами дружим с 2001 года, моего первого курса в Санкт-Петербургском музыкальном училище имени Н. А. Римского-Корсакова. Затем было время Санкт-Петербургской государственной консерватории имени Н. А. Римского-Корсакова (с 2006-го по 2011-й 
и с 2011-го по 2016-й), работа в оркестре Государственной академической капеллы Санкт-Петербурга (с 2007-го по 2011 год). 
В ЗКР я работаю с 2011 года. Как видите, возможностей для зарождения теплых отношений в музыкальном Петербурге у меня было предостаточно. То, что сейчас происходит, — это результат дружбы и доверия, проверенных временем. В 2016 году общими усилиями нам с друзьями-музыкантами удалось преобразовать мой государственный экзамен по дирижированию в благотворительный концерт для петербургского Фонда профилактики рака. Уже тогда на мое предложение откликнулось большое количество музыкантов из крупнейших коллективов нашего города: оба оркестра Филармонии, оркестр Мариинского театра, оркестр Михайловского театра, оркестр Капеллы. В итоге удалось собрать оркестр из 60 музыкантов. 
Я пригласил государственную комиссию на этот концерт, и экзамен состоялся. В 2016 году онлайн-трансляции концертов были еще не так популярны, как сейчас, но нам удалось сделать и это: запись с трансляции концерта до сих пор доступна на различных интернет-ресурсах.

— Как происходил отбор музыкантов в оркестр?
— В первую очередь я обратился к своим друзьям — артистам ЗКР, так как новый оркестр и должен, по своей концепции, состоять из молодых музыкантов Заслуженного коллектива России и в дальнейшем расшириться за счет привлечения студентов консерватории. Участие последних в концертной деятельности Молодежного оркестра ЗКР на постоянной основе — это довольно тонкий процесс, который требует тщательной отладки.

— Признайтесь, вас мучали сомнения или вы были уверены в своих силах?
— Поиск сбалансированного окончательного решения — это и есть борьба уверенности и сомнений. Самое главное в подобных ответственных делах — своевременность. Меня больше всего беспокоил именно этот вопрос, так как график концертов и гастролей артистов ЗКР, составляющих костяк нового оркестра, насыщен, и найти среди всех событий нужное время для предложения чего-то нового является задачей не из легких. Тем более, когда нужно преподнести идею такому музыканту, как Юрий Хатуевич Темирканов. Я очень рад, что вовремя получил от него столь важную поддержку, что опять же способствовало быстрому развитию событий.

— Расскажите, пожалуйста, поподробнее о том, как вас поддержал Юрий Хатуевич Темирканов.
— Юрий Хатуевич — это тот человек и музыкант, благодаря которому я впервые вышел на сцену Большого зала Филармонии в качестве дирижера. 
С 2011 года, как я уже упоминал, я работаю в Заслуженном коллективе России под управлением маэстро, в том же году я начал обучение в Санкт-Петербургской консерватории по классу оперно-симфонического дирижирования. В итоге я был студентом не только Консерватории, но и «студентом» Филармонии. Я всегда с трепетом наблюдал за репетициями маэстро Темирканова с самого лучшего места в зале — из оркестра, многому научился именно у него. В 2017 году, после того как я стал лауреатом престижного международного дирижерского конкурса имени Г. Фительберга в Польше, Юрий Хатуевич доверил мне провести мой первый концерт на сцене Большого зала Филармонии. Тогда я дирижировал Государственным академическим симфоническим оркестром Санкт-Петербурга (художественный руководитель и главный дирижер — Александр Титов). Никогда не забуду, как Юрий Хатуевич пришел послушать мой первый концерт. Могу сказать, что именно этот год стал переломным в моей творческой деятельности. Поддержка Юрия Хатуевича стала для меня одним из важнейших стимулов к дальнейшему развитию. Мои поездки на конкурсы и фестивали не прекратились: я продолжил совершенствовать свое дирижерское мастерство… 
В дальнейшем, в 2019 году, по инициативе маэстро мое имя было включено в программу абонемента «Дебюты молодых дирижеров». Десятилетия назад Юрий Хатуевич сам дебютировал в этом же абонементе. Нетрудно представить, с какой благодарностью я отнесся к его предложению, тем более что этот абонемент был возрожден именно в 2019 году 
и я стал первым музыкантом оркестра, которому была оказана такая честь. Маэстро продолжает меня поддерживать и время от времени подбадривает очень емкими фразами, которые наполнены музыкантской мудростью. Знаком высочайшего доверия с его стороны считаю поддержку самой идеи создания нового коллектива.

— Какие цели вы ставите перед собой как дирижером?
— Масштабные! Это касается и репертуара, и личных организационных навыков, и поиска новых идей в звучании оркестра. Сегодня дирижер — это не просто талантливый музыкант, стоящий за пультом, но и хороший организатор.

— Как музыканты Молодежного камерного оркестра работают во время самоизоляции?
— Думаю, примерно как все в это непростое время: дома. Лично я изучаю те произведения, до которых, как говорят, раньше руки не доходили. Я наконец-то сделал каталог своих партитур. Мы, конечно, общаемся дистанционно, обсуждаем перспективы нашей деятельности, но полноценные репетиции, как вы понимаете, сейчас невозможны.

— Какие пути развития проекта вы видите в новых условиях?
— Я стараюсь видеть в каждом препятствии на пути пользу и повод для развития. Сейчас, как мне кажется, при всеобщем переходе в режим онлайн, пусть даже и форсированном нынешним положением дел, назревает необходимость наращивать цифровое присутствие в Сети, и я вижу продолжение интеграции технологий в концерты классической музыки в дальнейшем. Самое главное в этом — не потерять себя и сохранить баланс между традициями и нововведениями.

– Есть ли у вас и у нового оркестра любимые композиторы?
— Все те, с чьей музыкой мы соприкасаемся!

— К чему вы стремитесь в своей музыкальной карьере?
— Я стремлюсь к тому, чтобы исполняемая нами музыка находила путь к сердцу слушателя и помогала раскрывать всю ту доброту и любовь, что заложены во всех нас.

— Наша газета выйдет в мае. Какое музыкальное произведение ассоциируется у вас с Днем Победы?
— Дмитрий Дмитриевич Шостакович, Симфония № 7 «Ленинградская». Мы все — часть Филармонии имени Шостаковича, и музыка Дмитрия Дмитриевича, можно сказать, у нас в крови. Мы соприкасаемся с его музыкой уже много лет, и у меня нет сомнений, что именно это произведение является для многих культурным монументом Победе и воле к жизни.

— Спасибо! Надеемся на скорую живую встречу с музыкой.
Материал подготовила Ксения ХУДИК
Санкт-Петербургский Музыкальный вестник, № 5 (177), май 2020 г.
Источник:  https://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~lceXt


Газета «Санкт-Петербургский вестник высшей школы»

Санкт-Петербургский вестник высшей школы

музыкальный вестник