С возвращением домой, Иоанна! - Информационный портал

С возвращением домой, Иоанна!

Фото автора

Фото автора

5 Июня 2021

С возвращением домой, Иоанна!

В праздничных мероприятиях в честь дня рождения Санкт-Петербурга, безусловно, одно из самых ярких событий – открытие ХХIХ музыкального фестиваля «Звезды белых ночей», который продлится в Мариинском театре с 27 мая по 18 июля.

Открылся фестиваль долгожданной премьерой «Орлеанской девы» П. И. Чайковского. Эта масштабная опера, уникальная по своим музыкально-художественным достоинствам и непростой сценической судьбе, была впервые поставлена в Мариинском театре 13 февраля 1881 года в бенефис дирижера Э. Ф. Направника, (которому и посвящена опера). «Опера моя имела большой успех, вызвали двадцать четыре раз», – радостно сообщал Чайковский. Однако, Петра Ильича огорчили убогость костюмов и ветхость декораций, подобранных из старых постановок по распоряжению директора Императорских театров барона Карла Кистера.
Несмотря на бурный успех у публики и полные сборы с первых представлений, «Орлеанская дева» у музыкальных критиков не нашла понимания и должной оценки. И хотя вскоре директором театров был назначен Иван Всеволожский – верный поклонник музыки Чайковского – «Орлеанская дева» продержалась в репертуаре Мариинки лишь два сезона.
Второе явление Иоанны д’Арк уже на сцене Театра оперы и балета имени С. М. Кирова состоялось 19 декабря 1945 года. Постановщики – дирижёр
Б. Хайкин, режиссёр И. Шлепянов, художник В.Дмитриев, балетмейстер Л. Якобсон. Только что окончилась Великая Отечественная война и героико-патриотическая трактовка оперы, великолепное исполнение главной партии легендарной Софьей Преображенской сделали эту постановку, пусть и в адаптированном виде, согласно требованиям времени, незабываемой страницей в истории советского оперного театра.
В 2021 году «Орлеанская дева» вернулась и в Мариинский театр. Премьере предшествовало концертное исполнение оперы в августе 2020 года под управлением В. Гергиева с Екатериной Семенчук в главной роли. Сразу замечу, что спектакль радует высоким уровнем музыкального исполнения без купюр (дирижер В. Гергиев), богатством сценического воплощения (художник Вячеслав Окунев) и вдумчивой, тактичной режиссурой Алексея Степанюка.
Обращение Чайковского к истории жизни Жанны д’Арк не было случайным. В детстве он услышал от гувернантки Фанни Дюрбах историю подвига простой пастушки, был поражен до глубины души и даже посвятил ей стихотворение.
Прочитав драму Шиллера в переводе Жуковского, Чайковский воспринял это сочинение своим, родным. В пьесе Шиллера заключены мысли о духовном одиночестве Иоанны. Композитору оказался близок философский подтекст пьесы. Ведь и он среди своей многочисленной родни не всегда находил понимание, и нередко слышал вопрос: почему сменил благополучную карьеру министерского чиновника на тернистый путь свободного художника?! А его дядя Петр Петрович Чайковский, достойный генерал-майор, строитель на Кавказских Минеральных водах, даже воскликнул: «А Петя-то, Петя! Какой срам! Юриспруденцию на гудок променял!!!»
Шиллер воплотил в драме характерное для классицизма противоборство гармоничного разума и стихийного чувства. Иоанна дала обет девственности во имя служения Франции и Господу (не надо забывать, это XV век!). Но, полюбив врага – бургундского рыцаря Лионеля, под влиянием чудесной Девы перешедшего из стана английских захватчиков на сторону Родины, – она нарушила священный обет. Страстные, глубокие женские натуры постоянно являлись центром музыкальной драматургии опер Чайковского. Родственные образы Татьяны Лариной, Кумы, Иоанны, Лизы, Иоланты вызывают и пленительную, эмоциональную музыку. Слушатель, знакомый с операми «Евгений Онегин», «Чародейка», «Пиковая дама», возможно впервые придя на «Орлеанскую деву», погружается в знакомый музыкальный мир с чарующими мелодиями в вокальных партиях и красочными оркестровыми эпизодами, с динамичным драматическим сюжетом, держащим зрительское внимание на протяжении всего спектакля.
Опера «Орлеанская дева» обладает необычно сложной, полифонической драматургией. По сути в ней как бы две оперы: героико-патриотическая о воинском подвиге Иоанны и лирико-психологическая трагедия с конфликтом в душе Иоанны страстной любви и верности долгу, обету перед Господом.
Исполнители с честью справились с непростыми вокальными и артистическими задачами. Назову артистов, достойно спевших 29 мая во втором спектакле, на котором я присутствовала. Это темпераментный бас Евгений Никитин (Тибо д’Арк), лирический тенор Сергей Скороходов (король Карл VII), обаятельный, искренний Александр Трофимов в роли Раймонда, обладатель глубокого красивого баса Вадим Кравец в значительной роли рыцаря Дюнуа, благородный баритон Алексей Марков (Лионель).
Центральная партия Иоанны написана Чайковским для сопрано, но по просьбе Направника была переписана для меццо-сопрано. В Мариинском театре на эту роль назначены четыре солистки и два стажера. Я слышала Екатерину Губанову. Ее лирический голос с прекрасными сопрановыми верхними нотами приблизил лирико-драматический образ Иоанны к первоначально задуманному композитором. У Губановой Иоанна - нежная, юная пастушка, погруженная в свой особый мир. Но она обладает и сильной волей, способностью к глубоким чувствам
Великолепная Елена Стихина в партии обворожительной, любящей Агнессы Сорель была хороша и вокально, и артистически. Она прекрасно спела романс-ариозо в дуэтной сцене с королем во втором действии и расширила наше представление о музыкальных красотах оперы.
Не уступили основным героям и другие персонажи, ярко запечатленные певцами: Архиепископ – Юрий Воробьев, Воин – Виталий Янковский, солирующий Ангел – Екатерина Латышева, крестьянин Бертран – Дмитрий Григорьев.
Развернутые, многообразные хоровые сцены придают «Орлеанской деве» черты ораториальности. Поэтому так важно превосходное звучание, достигнутое оперным хором (хормейстеры Константин Рылов и Никита Грибанов).
Чайковский был убежден, что «сочиняя оперу автор должен иметь в виду сцену, т. е. помнить, что «в театре требуется также действие, что нельзя злоупотреблять вниманием оперного слушателя, который пришел не только слушать, но и смотреть и, наконец, что стиль театральной музыки должен соответствовать стилю декоративной живописи, следовательно, быть простым, ясным, колоритным». Это он написал в письме к Н. Ф. фон Мекк, сочиняя «Орлеанскую деву».
Постановщики спектакля помнят о завете композитора. Спектакль впечатляет не только высоким музыкально-исполнительским уровнем солистов, хора и оркестра под управлением маэстро Валерия Гергиева, но и отличным художественным оформлением сценического действия. Красивые декорации и костюмы Вячеслава Окунева переносят зрителя в мир средневековой Франции с готическим собором в Реймсе, королевским тронным залом в замке Шенон и величественной дубравой, в которой Иоанна услышала небесный глас. Возвышенный художественный образ спектакля воплощает небесно-голубой суперзанавес с ангелами и символами королевской власти.
Световая гамма (художник по свету Ирина Вторникова) усиливает кульминационные моменты действия. Так в грандиозной финальной сцене казни Иоанны под умоляющие о пощаде возгласы народа взвивается адское пламя. И вдруг раздается пение ангелов, с небес проливается ослепительный свет и Иоанна восклицает: «Открылось небо, кончено страданье!». Как рассказал режиссер Алексей Степанюк: «Огонь – это лейтмотив всего спектакля, символ всеобъемлющего пламени, в котором сгорает все – весь наш мир с его безумием войн и ненависти, безумием псевдонравственных ценностей. И над этим огнем с улыбкой святой возвышается Орлеанская дева».
Зрители с благодарностью приняли гармоничную постановку «Орлеанской девы», в которой отличное исполнение сочетается с вдумчивой, тактичной режиссурой и стильным художественным оформлением.
Вызывает одобрение позиция постановщиков, выявляющих современные акценты не путем нагружения классического «первоисточника» иными смыслами, продиктованными буйной фантазией режиссера, а во внимании к партитуре композитора. Строгая благородная интерпретация оперы свидетельствует о глубоком проникновении в авторский замысел лирико-психологической драмы. Слова режиссера: «Мы ведь ставим не историческую оперу “про рыцарей”, а романтическую, даже метафизическую» – совпадают с болью композитора за человечество, сжигающего своих спасителей, и с его вниманием к глубине психологической правды.
В отличие от современников Чайковского, мы более ценим благородство и красоту музыки «Орлеанской девы». Как всегда, «большое видится на расстояньи», а разговоры о слабых и общих местах этой оперы сегодня вызывают лишь недоумение у всех, чьи сердца открыты прекрасной музыке.
Хочется надеяться, что новая постановка «Орлеанской девы», горячо принятая зрителями, войдет в золотой репертуар Мариинского театра и ее ожидает долгая жизнь.
Лариса Белякаева-Казанская
Источник:  https://nstar-spb.ru
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~nU4b0


Газета «Санкт-Петербургский вестник высшей школы»

Санкт-Петербургский вестник высшей школы

музыкальный вестник