С любовью, издательство «Композитор • Санкт-Петербург»… - Информационный портал

С любовью, издательство «Композитор • Санкт-Петербург»…

6 Июля 2020

С любовью, издательство «Композитор • Санкт-Петербург»…

«С любовью, издательство “Композитор • Санкт-Петербург”». Именно так заканчивается каждый письменный ответ редакции издательства на обращение читателей, авторов, заказчиков, покупателей — всех, для кого работа этого уникального островка высокой культуры стала неотъемлемой и счастливой частью жизни. 

Сегодня «Композитор • Санкт-Петербург» — одно из самых респектабельных и успешных музыкальных издательств России. Его каталог насчитывает свыше 5000 наименований нот и книг о музыке. Это единственное издательство, которое одновременно выпускает шесть собраний сочинений современных композиторов, собрание сочинений мэтра отечественного музыкознания М. С. Друскина, многотомный энциклопедический словарь «Музыкальный Петербург»... 
Наш гость — генеральный директор и главный редактор издательства «Композитор • Санкт-Петербург» Светлана Эмильевна Таирова.

— Светлана Эмильевна, мой первый вопрос. В чем, по вашему мнению, отличие издательства, выпускающего ноты, от издательства, выпускающего книги? В чем специфика работы издательства именно музыкального? 
— Начнем с того, что музыкальное издательство — особый вид издательской деятельности, который помимо общих знаний по книгоизданию требует от своих участников хорошего музыкального образования.
Издание нот — одно из самых высокозатратных направлений издательской деятельности, так как требует привлечения большого числа специалистов: текстологов, редакторов нотных и литературных, корректоров нотных и литературных, наборщиков нотного текста; переводчиков, так как академические жанры публикуются со статьями и комментариями на двух языках... Не случайно во всем мире ноты стоят намного дороже книг.
Сегодня издательство «Композитор • Санкт-Петербург» — сложный многофункциональный механизм, обеспечивающий весь спектр услуг от текстологической работы с рукописями, редактуры, корректуры, набора и верстки нот, печати тиражей до сопровождения концертной и театральной жизни изданного произведения во всем мире, правовой защиты его автора и выполнения роли посредника между автором, исполнителем и слушателем.

— Однако невооруженным глазом можно заметить, что современность в политике издательства — не просто следование актуальным полиграфическим стандартам и тенденциям развития рынка, но и приложение значительных усилий для бережного сохранения отечественного культурного наследия, музыкального в частности, и поиск всё новых способов донесения этих сокровищ до широкой аудитории… 
— Мне очень приятно, что вы это отметили. Наше издательство, будучи активным участником современной музыкальной индустрии, исповедует приверженность традиционным культурным ценностям. И я хотела бы подчеркнуть, что в России существуют давние, замечательные традиции нотоиздания. Они были заложены великим русским музыкальным издателем, широко известным как в России, так и за рубежом, — Петром Ивановичем Юргенсоном (1836–1903). Созданная им в 1861 году фирма «П. Юргенсон» — это модель современного музыкального издательства, по которой развивалось и продолжает развиваться в нашей стране издание музыкальной литературы. Издательство Юргенсона выполнило важнейшую культурную миссию: оно создало и сохранило для нас портрет современной ему эпохи, времени расцвета великой русской композиторской школы. За всю историю своего существования фирма опубликовала около пятисот произведений русских композиторов и сто пятьдесят книг по истории музыки. Печатались произведения Алябьева, Бортнянского, Варламова, Глинки, Даргомыжского, Метнера, Рахманинова, Стравинского, Танеева... Именно Юргенсон был издателем всех сочинений П. И. Чайковского, их сотрудничество началось, когда композитор был еще практически неизвестен. Юргенсон же обеспечивал нотным материалом все гастроли Чайковского как по России, так и за рубежом. 
С открытием Петербургской и Московской консерваторий, ознаменовавшим начало профессионального музыкального образования в России, Юргенсон начал печатать педагогическую литературу. Просветительскую деятельность издательства обеспечивала бесплатная читальня музыкальных изданий.
Юргенсон же заложил основы бизнес-плана музыкального издательства: необходимость сохранения баланса между затратными, дорогостоящими изданиями и популярной литературой, востребованной у широкой аудитории. В этой связи можно привести поучительный пример. В одном из писем к Юргенсону Чайковский пишет, что понимает, какие убытки понес издатель, напечатав его партитуры, и предлагает написать для него детские пьесы, которые «принесут выгоду». Это был «Детский альбом».
У меня дома хранятся дореволюционные юргенсоновские издания, которые еще моя мама покупала для меня в букинистических магазинах: клавиры опер и балетов, собрание фортепианных сочинений Чайковского, сборники Рахманинова... Они так прекрасны, что в детстве я даже боялась взять их в руки. Эти полиграфические шедевры принадлежат своему времени наряду с величайшими произведениями искусства, памятниками архитектуры. Конечно, современная техника позволяет скопировать всё, можно миллионными тиражами размножать «Сикстинскую Мадонну» Рафаэля, но сжаться сердце заставит только оригинал.
Я вижу главную задачу современного музыкального издательства в том, чтобы, опираясь на лучшие традиции, пропагандировать культурные ценности прошлого, но при этом стремиться увековечить пласт музыкальной культуры того периода, в котором мы живем и работаем.

— Такая благородная миссия издательства «Композитор • Санкт-Петербург» воспринимается не только как следование лучшим традициям отечественного нотоиздания, но и как развитие содержательных основ, заложенных в них более полутора веков назад Петром Юргенсоном. А какова история издательства «Композитор • Санкт-Петербург»? 
— История распорядилась так, что судьба нашего издательства оказалась переплетенной с судьбой издательства Юргенсона. Национализированное в 1918 году, его предприятие вместе со всей страной претерпело множество реорганизаций и преобразований. Сначала его передали музыкальному отделу Наркомпроса РСФСР, затем музыкальному сектору Государственного издательства РСФСР (Музсектору ГИЗ), затем объединили с рядом других существовавших тогда мелких издательств и переименовали в «Музгиз». В 1964 году «Музгиз» объединили с созданным ранее, еще в 1956 году, издательством Союза композиторов СССР — Всесоюзным издательством «Советский композитор» — и назвали издательством «Музыка», но уже через три года, в 1967 году, опять разъединили и «Советский композитор» с отделением в Ленинграде выделили в самостоятельное издательство.

— Как все это возможно запомнить?
— Это возможно вызубрить, что я и сделала, готовясь к беседе с вами. Но если бы вы меня спросили, для чего все это делалось, на этот вопрос я бы уже ответить не смогла. Кстати, когда сорок четыре года тому назад я была приглашена на должность главного редактора в Ленинградское отделение Всесоюзного издательства «Советский композитор» (так называлось тогда наше издательство; в сокращении — ЛО ВИСК), наш выдающийся современник Сергей Михайлович Слонимский, увы, недавно ушедший от нас, подарил мне двухтомное советское (урезанное цензурой) издание переписки Чайковского с Юргенсоном. Эти два тома я считаю «моими университетами». И я горько сожалею, что воспользоваться уроками Юргенсона в те годы мне не пришлось.

— Почему так получилось? 
— Потому что советская система книгоиздания базировалась на строгих и жестких плановых принципах выпуска книг и нот. Тематический план формировался исходя из спущенных сверху лимитов. 
В этих условиях роль издателя по существу сводилась к редакционной подготовке идеологически выверенной литературы, которая затем печаталась в типографии, к которой было «прикреплено» издательство, и далее через торгового монополиста — «Союзкнигу», имевшую разветвленную сеть книжных и нотных магазинов, — рассылалась по стране. «Союзкнига» сама определяла тиражи, заказывала и выкупала их у издательств.
Издательство «Советский композитор» с его Ленинградским отделением жило по тем же законам. Финансировалось оно Союзом композиторов СССР, им же строго лимитировалась тематика публикаций. Ленинградское отделение должно было издавать сочинения членов Союза композиторов Ленинграда, Карелии, Белоруссии и трех прибалтийских республик. Существовало два обязательных условия: в годовом тематическом плане каждый автор мог быть представлен только одним сочинением, и сочинение это до включения в план должно было быть исполнено публично. Поскольку все лимитировалось, мы не могли выпустить больше двадцати наименований в год. Для сравнения: в прошлом году наше издательство выпустило триста шестьдесят семь наименований.
После распада Советского Союза и ликвидации Союза композиторов СССР прекратило свое существование и Всесоюзное издательство «Советский композитор». В 1992 году решением правления Союза композиторов РСФСР (правопреемника Союза композиторов СССР) нашему издательству было предоставлено право акционироваться, и Ленинградское отделение было преобразовано в АО издательство «Композитор • Санкт-Петербург».
Потребности в музыкальной литературе в СССР обеспечивали два издательства: «Музыка» (издавало в основном русскую классику) и «Советский композитор» (издавало современные произведения членов Союза композиторов СССР). Ноты мировой музыкальной классики поступали в СССР в основном из «стран народной демократии».
Но 1 января 1992 года мы проснулись в другом мире: страны народной демократии прекратили свое существование. Когда филиал нашего издательства — специализированный нотный магазин «Северная лира» — распродал остатки нот со склада, на опустевших полках появились искусственные цветы. Закрылась «Союзкнига», оставив нам на память не выкупленный у нас последний тираж «из другой жизни» — тридцать семь экземпляров камерной симфонии Александра Мнацаканяна.
Но в нашем архиве остались экземпляры изданий почти четырех предшествующих десятилетий, сохранившие первые опусы блистательной плеяды композиторов-шестидесятников, составляющих ныне славу петербургской композиторской школы второй половины ХХ века, чьи произведения и сегодня являются украшением нашего каталога: Вениамина Баснера, Сергея Баневича, Валерия Гаврилина, Александра Кнайфеля, Андрея Петрова, Георгия Портнова, Люциана Пригожина, Сергея Слонимского, Бориса Тищенко, Юрия Фалика, Георгия Фиртича... Для издательства «Композитор • Санкт-Петербург» начиналась новая, очень трудная, но свободная жизнь...

— То есть настало время, когда вы получили возможность применить на практике «уроки Юргенсона»?
— Можно сказать и так...

— Как вам виделось будущее издательства?
— Вы знаете, с тех пор прошло три десятилетия, и если бы машина времени перенесла нас назад и из начала девяностых годов прошлого века мы смогли бы увидеть издательство 2020 года — мы бы посчитали это фильмом в жанре фэнтези.
Разве могли мы предположить, 
— что нотографиков с ручными пуансонами заменят компьютеры с нотными программами, 
— что мы создадим новые отделы — производственный, торговый с разветвленной дистрибьюторской сетью по всему миру, печатный, который превратится в небольшую типографию, 
— что появится всемогущий Интернет, который перевернет всю нашу жизнь, что мы будем распространять ноты и книги в электронном виде и что у нас будет интернет-магазин, 
— что мы сможем выполнять заказы на любые виды работ: издать произведение музыкальное, научное, художественное, подготовить нотные материалы для исполнения, включая набор, печать, переплет и брошюровку партитур, оркестровых и хоровых партий любого формата, осуществить полный цикл издательско-полиграфических работ, напечатать любые тиражи, начиная от одного экземпляра, выполнить «печать по требованию», выпускать издания на разных языках, делать компьютерный набор нот любой сложности, сканирование и редактуру графики, подготовку факсимильных изданий, 
— что мы получим новый закон об авторском праве, отвечающий международным нормам, и к нашим авторам вернется их интеллектуальная собственность, которой раньше распоряжалось государство, 
— что известные и малоизвестные зарубежные издательства начнут буквально атаковать наших композиторов заманчивыми предложениями, и что некоторые из них подпишут кабальные договоры, не получив взамен ни одного издания, ни одного исполнения, но потеряв право распоряжаться своей музыкой.
И сегодня я хочу выразить признательность композиторам, которые первыми не побоялись доверить нам права на свои сочинения. Многих уже нет с нами, но мы продолжаем работать с их наследниками. Я хочу назвать их имена: это Валерий Гаврилин (1939–1999), Леонид Десятников (р. 1955), Александр Кнайфель (р. 1943), Сергей Слонимский (1932–2020), Борис Тищенко (1939–2010), Юрий Фалик (1936–2009).
Это был очень смелый шаг с их стороны, потому что тридцать лет назад никто не знал, выживет ли наше издательство, и мы сделали всё, чтобы их доверие оправдать. Лучшее тому доказательство — наш каталог, в котором представлен широкий спектр нот и книг для всех уровней образования и исполнительской деятельности. 

— И в который входят десятки тысяч наименований продукции, закрывающей практически все ниши современных потребностей в качественной профессиональной литературе и обеспечении музыкальной жизни общества. Без подробной навигации в огромном объеме продукции издательства сориентироваться непросто. Расскажите, пожалуйста, чуть более подробно о нынешних направлениях его работы.
— Продукция издательства включает практически все виды музыкальной деятельности. Например, музыкальный театр. После длительного перерыва, наступившего в начале девяностых годов прошлого века, наше издательство первым в России возобновило выпуск дорогостоящих клавиров русской оперной классики: выпущены клавиры опер Римского-Корсакова «Царская невеста», «Садко», «Золотой петушок», «Снегурочка», «Сказка о царе Салтане»; «Евгений Онегин», «Пиковая дама», «Иоланта» Чайковского; «Борис Годунов» Мусоргского, «Князь Игорь» Бородина. На основе исключительного договора с Serge Prokofiev Estate изданы клавиры опер «Война и мир», «Дуэнья», «Игрок», «Огненный ангел»... Все клавиры снабжены латинской транслитерацией, позволяющей театральным труппам за рубежом по нашим нотам готовить постановки русских опер на языке оригинала, что соответствует международной традиции.
Масштабную серию «Балет» под общей редакцией известного балетмейстера Юрия Бурлаки открыла публикация клавиров «Лебединого озера» Чайковского в режиссерской редакции К. М. Сергеева и «Анюты» Гаврилина. В этой же серии выходят сборники «Классический репертуар балетных конкурсов», которые содержат исчерпывающий нотный материал с комментариями ведущих специалистов российского балета. К 200-летию Мариуса Петипа, которое широко отмечалось во всем мире, в этой же серии впервые были опубликованы оригинальные либретто всех балетов Петипа. Авторы — Юрий Бурлака, обладатель уникальной коллекции документов и материалов, связанных с балетом XVII–XIX веков, и доктор искусствоведения, профессор Анна Груцынова.
Особый раздел — детский музыкальный театр, включающий обширный репертуар спектаклей для детей. Это оперы Сергея Баневича, Станислава Важова, Светланы Нестеровой, Сергея Плешака, Любови Борухзон.
Мы с радостью констатируем наблюдающийся в России расцвет хорового пения. Одним из самых насыщенных разделов нашего каталога является раздел музыки для хоров самых разных составов, взрослых и детских. Здесь представлены: уникальная «Антология русской светской хоровой музыки а сарреlla XIX — начала ХХ века» в 20 томах с аудиоприложением (составитель Е. Светозарова); серия современной музыки для детского хора «Хоровая лаборатория» (составитель И. Роганова); серия «Поет школьный хор» (составитель Л. Яруцкая). И конечно, авторские сборники признанных мэтров этого жанра. 
Разнообразный нотный и книжный материал адресован концертмейстерам: учебный курс Важи Чачавы «Искусство концертмейстера», книги многолетнего концертмейстера Мариинского театра Алины Ротенберг «Музыкальный компромисс» и концертмейстера балета Норвежской оперы в Осло Андрея Подборского «Взгляд из-за рояля», разнообразные сборники для концертмейстеров хореографии.
Многие разделы каталога сформированы по принципу библиотеки или коллекции, объединяющей нотный материал концертного репертуара для сольного пения, для отдельных инструментов и ансамблей... Я считаю нашим большим достижением раздел классических симфонических партитур. 
Следуя «урокам Петра Юргенсона», мы стремимся соблюдать баланс между академическими малотиражными жанрами и массовыми. Любители музыки найдут в нашем каталоге многотомные собрания русских романсов, разнообразные песенники, облегченные переложения популярной музыки.

— При всем разнообразии тематики выпускаемой продукции наверняка у издательства есть и приоритетное направление работы. Расскажите, пожалуйста, об этом.
— Приоритетное направление вместе с уникальным архивом наше издательство унаследовало от Ленинградского отделения Всесоюзного издательства «Советский композитор» — это сохранение и пропаганда более чем трехвековой музыкальной культуры Петербурга, в первую очередь петербургской композиторской школы, которая представлена у нас десятками имен композиторов разных поколений, от классиков до совсем молодых, но очень ярких авторов, которых, мы надеемся, ждет большое будущее.
Беседовала Татьяна ХАЙНОВСКАЯ 
Фото предоставлены издательством «Композитор • Санкт-Петербург».
Продолжение следует.
Санкт-Петербургский Музыкальный вестник, № 5 (177), май 2020 г.
Источник:  https://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~gjmem


Газета «Санкт-Петербургский вестник высшей школы»

Санкт-Петербургский вестник высшей школы

музыкальный вестник