Не только о волках

Фото: Анастасия Зубова

Фото: Анастасия Зубова

5 Мая 2019

Не только о волках

Дети смотрят этот спектакль о животных. Взрослые — о себе. Это история радостного детского постижение мира, выживания, мужания, зверения и, к счастью, обретения веры в добро. Не каждый может похвастать, что дожил до последнего из пунктов. Но ведь так хочется, чтобы у детей всё сложилось! Наверное, поэтому взрослые и ведут своих любимых маленьких в Зазеркалье.

«Белый клык» — явная удача театра. Сошлось многое: великолепный литературный источник — повесть Джека Лондона и ладно сделанное либретто Льва Яковлева, незаурядные творческие возможности и отличная выучка композитора Анастасии Беспаловой, с выдумкой и вкусом режиссура Ольги Фурман, чудная пластика хореографа Ольги Красных, красивая функциональная сценография Начына Шалыка (народного художника республики Тыва) в хорошем освещении Александра Кибиткина, отличный оркестр под управлением Аркадия Штейнлухта.
Как говорится, дело за немногим: сыграть и спеть. И здесь начинается самое интересное. Так вжиться в загадочную природу зверей и зверенышей, в их повадки, в их способ общения — это дорогого стоит! Органика поразительна: малыш-волчонок — Ольга Красных с матерью-волчицей — Марией Мукупа в начале спектакля — это целая поэма, совершенная по форме, емкая, щемящая. И как точно соблюдена специфика мюзикла, где каждая поза, каждое слово и звукосочетание, каждое соло или дуэт, даже предельно омузыкаленный волчий вой, — это действенное событие, а не просто песенка!
Белому Клыку, рожденному диким волчонком, существом смешанных кровей, отпущены достоинства — природная мужественность — и несчастья: он не такой, как все. Дети-зрители это хорошо чувствуют, сопереживая событиям жизни звереныша с особой непосредственностью.
Жанровые законы в спектакле неукоснительно соблюдены, и вот вам контраст: фольклорная сцена в индейском северном стойбище: ритуальные танцы, бытовые сценки и, наконец, «гвоздь программы» — шаманка (Елена Терновая), заклинающая духов с помощью настоящего тувинского бубна. Весьма экзотичный номер на фоне красивого подсвеченного шатра, но и важный поворот сюжета: Белого Клыка разлучают с матерью. Интересно придуман дуэт волчонка с самим собой — взрослеющим, и вот на сцене уже другой исполнитель — Кирилл Павлов. Сильный молодой полуволк-полусобака, защищаясь, совершает первое убийство.
Мужание и ожесточение Белого Клыка —
это вполне человеческая история: цепь предательств обожаемых близких ( для Белого Клыка люди — боги), страданий, побоев, вынужденной жестокости и, как результат — озверения. Но, как часто и у ожесточенного человека, в душе Белого Клыка теплится вера в бога-хозяина. Его продают за ящик водки мерзавцу Красавчику для жестоких собачьих боев, но когда звучит полный любви и тепла призыв сына прежнего хозяина «Мой волк, мой друг», Белый Клык отказывается бежать: он существо верное.
Великолепно инсценированы сцены собачьих боев: жесткая пластика, остинатный ритм ударных и навязчивая лейтфраза Белого Клыка: «Я стал убийцей». Кажется, пути назад уже нет. Кровь врага или собственная гибель. Чудо является в лице странного человека, задорого выкупившего полумертвую собаку.
Финал первого акта нетривиален: тихо-злобный монолог калеки Красавчика (Денис Колесников): «Никто не понимает что значит месть урода, она не исчезает, густеет год от года». Великолепный номер. Звучит мрачным пророчеством: зло порождает только зло и никакое добро уже с этим ничего не поделает…
Но странному человеку удается это опровергнуть. Вторая часть истории вроде бы идиллическая. Однако Скотту (Сергей Ермолаев) надо возвращаться в Калифорнию. Любимый хозяин и его помощник в нервном дуэте обсуждают отъезд, а Клык молча мается, пытаясь понять, что происходит. Сильная, тонко продуманная сцена, великолепные штрихи актерской работы Павлова: удивительно органично переданы состояние и пластика животного в предчувствии неминуемой беды. Вся боль любящего существа в мизансцене — Клык зубами подает хозяину шарф. И так тоскливо в ответ звучит прощальная музыкальная фраза хозяина: «Ну, порычи еще немного…»
Однако юные и взрослые зрители будут вознаграждены: Клык прорвется на отплывающее судно и благополучно прибудет в Калифорнию, которая встретит его ритмами джаза, идиллическими бытовыми сценками, возмущенным лаем домашней овчарки и приключениями: спасением хозяина, а потом и его почтенного отца, судьи. Жесткость первой части спектакля сменится уютом и маленькими милыми осложнениями, но зло все-таки прорвется еще раз: собаку почти смертельно ранят. Только природная сила организма этого на четверть волка и бесконечная любовь человека способны вернуть ему жизнь.
Достоинство музыкальной композиции Беспаловой в том, что она умело сплавила самые разные типы мелодики и ритмов, включая стилизацию северных фольклорных попевок, наигрыши волынки, злобные интонации Красавчика, простенькие танцевальные мотивчики, джаз, нежную поэтичную лирику и еще много оригинально поданного материала. Здесь самую малость, но все же присутствует, дежурная музыка, кочующая из спектакля в спектакль, дабы не усомнились, что это именно мюзикл. Но в том и сложность этого вида театра: не потеряв единого жанрового стиля, избежать надоевших шаблонов и клочковатости при разнообразии материала, сохранить достоверность, тепло и меру оригинальности. Композитору это удалось. А вслед за музыкой — и постановщикам.
Нора ПОТАПОВА
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~DoDNc


Газета «Санкт-Петербургский вестник высшей школы»

Санкт-Петербургский вестник высшей школы

музыкальный вестник