Любовь Кунакова: урок психологии - Информационный портал

Любовь Кунакова: урок психологии

Фото предоставлено пресс-центром Мариинского театра

Фото предоставлено пресс-центром Мариинского театра

13 Января 2022

Любовь Кунакова: урок психологии

К юбилею балерины

Эту лекцию студенты не забудут никогда.
Я медленно открыл дверь в тесноватую аудиторию; предвкушая, окинул притихшую вдруг массу, и сдерживаясь, чтобы не показать самодовольства, пропустил вперед её. «Оркестр» мощно встал и зааплодировал. Всех сразу охватил единый порыв торжества встречи с великой балериной. Мы все видели её на сцене. Она была и Феей Сирени, и Одеттой… А теперь она была с нами вместе. Так молода, и неотразимо прекрасна была она среди буйной оравы сверстников, что эта увертюра решила все задачи методики преподавания в вузе. Сразу.
Кунаковой повезло – лучшего художественного руководителя, чем К. М. Сергеев не бывает. Это его редакция сделала «Жизель» – «Русской Жизелью» на гастролях. Теперешняя «Жизель» в «Гранд Опера», обновленная под руководством блистательной Орели Дюпон, – явилась модернистским уродством. О психологии персонажей нечего и говорить, они психопаты.
У нас вся отечественная рать психологов, от Ананьева (чего только стоит его лекция «Психопатология в романах Ф.М. Достоевского) до Ярошевского (Выготский Лев – особой строкой), касаясь искусства, творчества, упускали, кажись, только балет. Хотя, работая в вагановском «гнезде», показали: основа выразительности балерины кроется в её восприимчивости, сенсетивности личности. Факультет психологии ЛГУ установил, что у балерин Театра, вдруг, перед зарубежными гастролями, переставали «лететь» колени и резко снижалась заболеваемость гриппом. А ведь из-за этой ежегодной весенней напасти и не состоялась встреча Агриппины Вагановой с Михаилом Фокиным.
Психология балета так и не стала самостоятельной отраслью психологии: все её проблемы «расклевали» музыковеды, театроведы и балетоведы, включая пошлую «курицу» из коммерческих изданий. Зато, исключая, кажись, «лучшего критика всех времен и народов», так он, шутя, себя нарек – Л. Н. Раабена. Пожалуй, только Поэль Карп, выросший среди «воздетых ног» мог бы…
На встрече с Любовью Кунаковой, мы, думаю, раскрыли момент психологической сущности и технику воплощения того, что представляется как измена клятве Зигфрида. Вскрылся характер Одиллии – в одном жесте. Кульминацией психологического поединка («и роковое их слиянье и поединок роковой»), вихря её явления на «ярмарке невест», стал её жест. Кунакова вдруг, резко остановившись, лишь царственно-непререкаемо подняв открытую ладонь, она, Одиллия, поставила Принцу преграду. Жест Медного всадника – неукротимое повеление Мужчины, отца Отечества. Бурный порыв, и соблазнение «барьером» – оружие покорения мужчины. Он на вооружении женщин безотказен тысячи лет. Эту технику предлагают и психотерапевты, где надо. Успешно срабатывает.
«Конвенциональные жесты в балете» – неплохая тема для ученых АРБ? Можно было считать, что нашим общим знаменателем в понимании личности является гармония драматургии балета и разума, сознания образованного человека и совести, чести, души. Балет экзаменует личность иначе: молодой человек сделал несколько движений, потом два тура, и…стал Константином Михайловичем Сергеевым.
Посмотрит зритель фрагмент из «Тщетной…» и скажет: «Как хорошо танцует ректор. В его-то годы…Дай ему боженька…». Те же движения другого – и явится сразу вся жизнь давно уже немолодой, одинокой женщины, старающейся предостеречь… Знает старая крестьянка, что её обманывают, соблазняя сплясать в новеньких сабо. Но делает вид, что поддается. И весело танцует, вспоминая молодость. Но за этим кроется, это тоже показывает исполнитель, что понимает и предвидит старушка – всё может пойти по-русски: «— И, полно, Таня! В эти лета / Мы не слыхали про любовь; / А то бы согнала со света / Меня покойница свекровь», и ещё: «Завязавши под мышки передник, / Перетянешь уродливо грудь, /Будет бить тебя муж-привередник /И свекровь в три погибели гнуть». Кажись, мать Жизели тоже предупреждала её. Напрасно. Эти мысли являются у зрителя от другого исполнения.
Натурализм, как и пустая абстракция – враг балета. Видела ли Кунакова сумасшедших женщин? Как показать психологически достоверно сумасшествие Жизели? Как достичь правды Искусства. Правды Балета.
Кажется, ещё А . Я Ваганова отвергала, балетную фальшь, от которой «Жизель» освобождал К. М. Сергеев. Думается, эта фальшь особенно отвратительна и нетерпима в сольных партиях. Особенно персонажей психологически сложных характеров, противоречивых. Эту фальшь трудно преодолеть исполнителю в романтических балетах. Романтизм стоит на условностях и самого балета, и времени появления стиля. Ну, не было нигде в мире таких психологов как Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Тургенев, Толстой, Достоевский.
Как это делается на балетной сцене, как Искусство изучает, открывает души людей – об этом и шла речь тогда, на этом удивительном занятии. Кунакова говорила, объясняла, и показывала то, что являлось основанием её работы. Студенты, многие уже поработали или занимались хореографией. Они понимали, жадно впитывали все слова, движения. Многие из них не хотели заниматься «культурно-просветительной работой». Они считали, да и были работниками балета: преподавателями, артистами, балетмейстерами. Последнее назвалось «режиссура балета». Великая балерина была для них ориентир, идеал. Все были счастливы и влюблены в неё. Она это знала, чувствовала, и понимала. И все это тоже чувствовали и понимали. Мы все любовались ею. Это незабываемо. Никогда.
Да, с нами была великая артистка, балерина Любовь Кунакова! Она создавала своих персонажей, воплощая их в движениях. Создавая – музыкальной драматургией, драматургией балетной – образы великих творений.
Но она была еще и нашей современницей. Современны были и созданные ею образы. Современны ли Жизель, Одетта? Одиллия – бесспорно! Споры о «современности» шли и в театрах, и в «высоких кабинетах». Найдите и перечитайте в рубрике «Полемические заметки» журнала «Современник» статью, сорокалетней давности, Сергея Викулова: «И пусть балет останется балетом». Дорого она ему стоила, кажись. Но – современна!
Отечественный балет открыл новое в этом искусстве – его психологическое содержание. Особенно музыки П. И. Чайковского: «Лебединое озеро» давно стало психологической драмой.
Быстро пролетели положенные два академических часа. Казалось, ещё немного, и я бы, вместо благостного подведения итога лекции-встречи и напутствия участникам этого удивительного собрания, сказал бы: «Синьора, вы меня лишили слов, / Лишь в жилах кровь моя вам отвечает» Не сказал. Жалею.
…Все кипело, искрилось. Шли споры о «современности» в балете. Толпы ходили (вход свободный) на репетицию «Икара»; в Доме ученых АН СССР проводились творческие вечера (вход свободный). Была развернута уникальная выставка, посвященная «Русским сезонам» в Париже. Дягилев был кумиром.
Любовь Кунакова выросла на Театральной площади. В великом театре. Еще были живы корифеи Театра, балета, они поднимали её на новые высоты. Вагановским училищем правил Игорь Бельский. Ни за какие деньги нельзя было «протащить» сомнительного ученика: «Вы понимаете, это же…» Гастроли, поездки – колоссальная работа; Кунакова достигла вершин балета, Казалось, коронные партии: Одетта-Одиллия, Фея Сирени. Но, не знаю, многих ли тогда поразила её Мирта, в «Жизели».
Драматургия музыки, драматургия театра, драматургия балета, всё сфокусировалось в образе властной, непреклонной, неподвижной, уверенной в своем праве повелевать в этом её мире мертвых вакханок, теней. Казалось, ничто не может сломить её жезл. Но его сломала Любовь. Вот оно, главное – искусство перевоплощения! Это постижение и воплощение чужой, враждебной личности. Стало страшно… Балет способен, если он «в музыку», ещё сильнее, сказать роковые слова: «Вы думаете, что вы живы. Но вы – мертвы!» Этот приговор непререкаем, как монолог в «Кроткой» Достоевского: «Проклинаю вашу культуру!…»
Что же Любовь Кунакова теперь? Балетмейстер-репетитор. Все её любят… Поздравляют. Но ведь предупреждал же Петр Андреевич Гусев, что работа эта неблагодарна.
Позднее, Кунакова закончила вуз … Почему Кунакова в Москве? Засверкали бриллианты Большого? А ведь был балетмейстерский факультет в нашей Консерватории! Да и в милой, дивной «Крупе» были лучшие профессора и доценты, а профильной кафедрой руководил изумительный Б. Брегвадзе. Кажись, колебалась.
Она, вероятно, стала как-то серьезнее, когда явилась на сцену с новым, из другого театра, партнером, в… танго. Пришлось мне напомнить, что именно танго бывает и прощанием со сценой.
Если сказать: «Да, видели ваше эротическое танго». Скорее всего, она скромно ответит: «Ну, не очень эротическое» Тогда-то и можно нанести акцентированный психологический удар: «Великие балерины ничего не понимают в балете. Потому, что они и есть сам балет, «лицом к лицу…», и все знают: танго – танец страсти
Балет, конечно, и развлечение, зрелище. Бывает, выйдет на сцену еще неопытный, неоперившийся, зеленый стручок, вроде восемнадцатилетнего Джулиана Маккея (Julian Mackay), а зритель уже чувствует: «Принц!» Кстати, этот высокоталантливый танцовщик мирового уровня работал с ученицами Кунаковой, и под её руководством. Он и теперь стремится в Мариинку, этот премьер SFB. Ему маловато игрушек всяких «гала», такой талант может развернуться только на сцене большого драматического балета.
Настоящий балет, развиваясь, включая любые новые формы и средства – великое искусство. Оно служит познанию и преобразованию Жизни.
Проходя мимо древних Сфинксов, под неизбежные звоны ледохода, ломающего все преграды, можно подвести итог размышлениям о психологии балета: «…Узнаю тебя, жизнь! Принимаю! И приветствую звоном щита!»
Впереди подъем балета к новым горизонтам. Ведет нас к ним – Любовь Кунакова!.

Юлий Симоненко


Источник:  ИА Северная Звезда
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~UJY2b


Газета «Санкт-Петербургский вестник высшей школы»

Санкт-Петербургский вестник высшей школы

музыкальный вестник