Если это не любовь, то что тогда играть?

Фото: пресс-служба театра

Фото: пресс-служба театра

20 Ноября 2019

Если это не любовь, то что тогда играть?

23 и 24 ноября Театр им. В. Ф. Комиссаржевской представит премьеру спектакля «Обломов» по одноименному роману Ивана Гончарова. Накануне премьеры журналисту Анастасии Бескровной удалось поговорить с исполнительницей главной женской роли Ольги – Елизаветой Фалилеевой. 

- Елизавета, расскажите о Вашей Ольге Ильинской: какая она, какой Вы её видите?
- Нам очень не хотелось превращать Ольгу в классическую «тургеневскую барышню», это всё кажется устаревшим. Моё желание — сделать её современной, как можно более понятной зрителю. Всё, что происходит в классической русской литературе, актуально по сей день. Ничего не меняется в сути человеческих взаимоотношений. Любовь — она точно такая же любовь. Обида — такая же обида. Ревность — такая же ревность. Если это правильно подавать, зрителю будет понятно и интересно. Для меня важно идти от себя и от опыта, который я пережила. Нас бросают и любят, нас обижают: все мы ежедневно испытываем эти чувства.

- Вы сказали, что хотите сделать Ольгу современной девушкой. Современная девушка — она какая?
- Современная девушка — она смелая. На мой взгляд, она умная, знающая и понимающая в юном возрасте очень многое, вставшая на твёрдые рельсы и нашедшая свой путь. Она понимает, чего хочет от жизни: какой видит семью, себя, мужа, близкого человека. И не такая, как большинство её сверстников. Ольга — человек неординарный, глубокий, серьёзный, но при этом ранимый и чуткий, молодой и веселый. 

- Многое в Ольге — это Ваш личный опыт. А в целом Вы похожи на свою героиню?
- Я думаю, что мы очень похожи. То, что я вижу в романе, в этой инсценировке, в своем герое — мне всё это очень близко, я это понимаю. Что-то мне в ней кажется уже более детским и инфантильным, но всем всегда кажется, что мы гораздо взрослее и мудрее. Самое главное: я уважаю Ольгу как персонажа.

- Как Вы готовились к роли?
- Я не знаю, как это делают другие люди, но у меня нет никаких особых секретов. Я прочитала роман несколько раз и много-много думала, представляла какие-то параллели, вычленяла конкретные сцены, анализировала, что мне близко и чего я не понимаю. То, что я понимаю, я находила в себе, это меня окрыляло. Значит, процесс идёт, у меня есть сцепка, с этим персонажем нас что-то объединяет. Если у меня остаются вопросы, режиссёр всегда поможет и подскажет. Все это мы вместе можем проработать. У меня прекрасные партнеры. Егор Бакулин [исполнитель роли Ильи Обломова] мне очень помогает чувствовать себя свободно и легко, у нас сложились теплые отношения.

- Вы выписываете какие-то фрагменты произведения?
- Обязательно, у меня есть тетрадь со всеми сценами и пометками к ним. Где-то мы убираем текст, и я думаю над тем, как сцену можно сделать. Мне кажется, очень важно, когда артист что-то предлагает сам. Чем больше он предложил, тем проще ему потом будет. Леонид Александрович [Алимов, главный режиссер] очень лояльно относится к таким вещам.

- Не возражает против ваших предложений?
- Нет. Даже против предложений сокращать текст в инсценировке или что-то добавлять. Так же, как и я, и мы все, он сам артист. Он понимает: то, что нам важно, будет нам дорого, а это всегда видно зрителю. И тогда получается интересно.

- Значит, взаимодействие с другими актёрами тоже может изменить видение персонажа?
- Конечно. Все друг на друга влияют. Я могу что-то не увидеть, мне подсказывают, и я начинаю переосмысливать определенные моменты. Чем диалог живее, тем он интереснее. Всё всегда неровно, всегда по-разному.

- Роман неоднократно ставился на сцене и экранизировался. Вы смотрите на другие вариации Ольги или, наоборот, переживаете, что это как-то исказит Ваше видение героини?
- Я ещё не определилась, что для меня ближе. Пока у меня есть внутренние противоречия и сомнения, я стараюсь не смотреть другие фильмы и постановки. Мы всё равно что-то забираем, но не хочется перенимать слишком многое. Моя Ольга — это я сама плюс текст и образ, созданный Гончаровым, как его видит наша команда. Если это будет Ольга плюс другая актриса, плюс ещё одна актриса, я украду у себя же. Но фильм Михалкова я сто раз пересмотрела. Он замечательный, хотя у нас совсем всё иначе. Но иногда это помогает, ты вдруг видишь совсем другую интерпретацию того же самого и вдохновляешься.

- Мы сейчас упомянули, что 160 лет роману, а его до сих пор ставят, возвращаются к нему. В чем актуальность произведения?
- Это роман о взаимоотношениях, о человеке. Внутри Обломова словно живёт несколько людей, и все они хотят разного. Знакомая многим история, мне кажется: найти себя, понять, чем ты хочешь заниматься, зачем ты живешь, для кого, что хорошо, что плохо. Здорово, когда человек всё время находится в противоречии, постоянно задумывается о том, как жить, как правильно ответить, посмотреть, но не когда этот конфликт с самим собой не даёт жить. Мне образ Обломова близок, потому что я тоже человек, склонный к самоанализу. Мы вообще все склонны к самоанализу, просто Обломову не удалось справиться и договориться с самим собой. Я это вижу, замечаю в себе и вокруг, когда люди съедают себя заживо собственными переживаниями, рефлексией.

- Что с этим делать?
- Я не могу сказать, что это плохо. Чем мы нестабильнее, сложнее, чем мы тоньше и противоречивее, тем мы глубже, интереснее и ближе к Богу, тем сложнее нам живётся. Поэтому роман актуален во все времена. Всё, что испытывает Ольга, всё, что потом происходит с Обломовым и Штольцем, происходит ежедневно с людьми. Это каждому должно быть понятно. Конечно, это не будничная история и не про каждого третьего, но думающему человеку многое должно быть близко. И было бы здорово, если бы мы смогли из этого огромного пласта материала, огромного романа вычленить и на ладошке зрителю протянуть вещи, которые на самом деле предельно ясны.

- Мы заговорили про взаимоотношения Ольги с Обломовым и Штольцем. Почему «пробуждение», которое Ольга вызвала в Илье, оказалось временным?
- Во-первых, я думаю, в момент, когда Ольга пришла к Пшеницыной, она увидела, что Обломов не хочет меняться. Она видит корни, которыми он прирос к земле, и понимает, что ничего сделать нельзя, что он не идёт за ней. Обломов отказался от Ольги, не наоборот. 

- Мне кажется, у многих наших женщин есть эта идея, что мужчину можно изменить. И они влюбляются не в того человека, которым он является сейчас, а в тот образ, к которому они надеются его привести.
- Очень верная мысль, тоже имеет отношение к актуальности романа. Да, конечно, она себе придумала эту жизнь: не просто образ мужчины, не просто Обломова — жизнь, в которой она счастлива, но план рухнул. Так постоянно и происходит.

- Была ли это любовь?
- Определенно, да. Если это не любовь, то что тогда играть? Возможно, это не вспышка, возникшая с первого взгляда, но ведь бывает и так. Посредством анализа, желания, привычки, времени мы придумываем себе образ, в который в итоге влюбляемся и любим до конца.

- История про анализ: разве это не про отношения Ольги и Штольца? Существует мнение о том, что они вместе не потому, что друг друга любят, а потому что им друг с другом интересно. Это игра интеллекта, которая долго не продержится. Что Вы думаете по этому поводу?
- Да, вполне возможно. Но мне кажется, что и Штольц, и Ольга люди такого уровня порядочности, при котором этот вопрос даже не стоит. Они выбрали друг друга, обвенчались — и точка. У меня, конечно, есть подозрение, что это не та счастливая жизнь любящих друг друга людей, которую можно было бы представить с тем же Обломовым, если бы он «воскрес» и оживился. Я думаю, что история, которая произошла между ними с Ольгой, была в итоге самым искренним, настоящим и ярким периодом в их жизни. Что же это, если не любовь? 

- Вы говорили, что привнесли свои черты в Вашего персонажа. А есть что-то, чему Вы хотели бы научиться у Ольги?
- Наверное, смелость. Я её вижу более смелой, чем я есть, и мне это нравится. Хорошее слово: я хотела бы научиться этому. Это интересно, это важно. Быть смелым круто.

- Мне со стороны кажется, что взяться за такую героиню уже требует огромной смелости.
- Да, но у меня нет выбора, как минимум. И есть огромное желание, поэтому мне приходится не трусить. Но ещё есть время поволноваться.

- Вчера с Егором Бакулиным разговаривали. И он со мной поделился тем, что для него момент настоящего страха наступил, когда он афишу увидел и понял, что есть дата, что всё реально, что премьера действительно состоится.
- У меня это случилось, когда чуть ли не месяц назад друзья попросили контрамарки. И я подумала: «Ребята, да вы что, с ума сошли, что ли? Какие контрамарки? Я на примерку ни разу не сходила». Но мы очень стараемся, и я надеюсь, что у нас все получится.

- Я тоже очень на это надеюсь. Интересно посмотреть на то, что получится?
- Очень интересно, что будет. Я верю в то, что за это время мы сможем установить прочные связи, что нам будет в кайф, нам будет легко. Тогда зрителю тоже будет в кайф и будет легко.

- И последний вопрос: сейчас Вы можете сказать пару слов зрителям, которые придут на премьеру.
- От них единственное требуется: открыть глаза, сердца, уши и воспринимать. И всё. Вся ответственность, все другие задачи лежат на нас.

Интервью подготовила Анастасия Бескровная
Источник:  Пресс-служба театра
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~aaRmB


Газета «Санкт-Петербургский вестник высшей школы»

Санкт-Петербургский вестник высшей школы

музыкальный вестник