Зоя Виноградова: «О времени — хорошо!..»

3 Декабря 2015

Зоя Виноградова: «О времени — хорошо!..»

27 ноября народная артистка России, легенда театрального Ленинграда Зоя Акимовна Виноградова отметила роскошный юбилей. Любимица миллионов зрителей, настоящая звезда опереточной сцены была и остается одной из безусловных величин, сформировавших мощный культурный слой Северной столицы.

Актриса, в профессиональном признании к которой расписались абсолютно все театральные премии России, в жизни была и остается очень душевным и обаятельным человеком, невероятно самокритичным и абсолютно лишенным «звездной болезни». Еще девчонкой, устраивая во дворе импровизированные концерты, она уже знала, что будет выступать на настоящей сцене. Более ста ролей, сыгранных ею в Театре музыкальной комедии, — лучшее доказательство того, что мечты сбываются. Да и вся жизнь у нее, как говорит иногда Зоя Акимовна, словно сказка про Золушку.

«Как только остались живы?!»
1 апреля 1942 года нас с мамой вывезли из осажденного Ленинграда через Ладожское озеро. К этому времени от истощения уже умерли мой отец и младший братик. Везли нас в открытых грузовиках, и на полдороги пришлось остановиться — впереди провалилась под лед машина. Мы стояли восемь часов, пока делали объездную дорогу. Как только остались живы?! Потом нас пересадили на поезд, составленный из товарных вагонов, и повезли дальше. Как страшно бомбили в Тихвине! Одна бомба попала в соседний вагон, он загорелся, а мы выйти не можем. Очень быстро подоспели наши войска с зенитками и приняли огонь на себя, а наш поезд тронулся дальше. Целый месяц мы ехали на Кубань. Только приехали, расселились по хатам, как станицу оккупировали немцы. И шесть месяцев мы пробыли в оккупации, пока нас не освободили. Тогда мы с мамой перебрались в станицу Темиргоевскую, потому что там была средняя школа — мне же надо было учиться... Мама устроилась на работу, а для меня настоящим спасением стал местный дворец культуры. Какая там была творческая жизнь! Сегодня не в каждом театре встретишь такой коллектив! Нашим руководителем была Антонина Евгеньевна Рожкова. Она была и директором, и режиссером всех наших постановок. Мы ставили «Молодую гвардию», «Дон Жуана», «Ивана Сусанина»! Здесь я и сыграла первые роли.

Возвращение в Ленинград
Конечно, еще в детстве решив стать артисткой, я хотела попасть в студию при Большом драматическом театре. И вскоре после того, как мы вернулись в Ленинград, отправилась на набережную Фонтанки. Меня, девчонку, едва кончившую школу, а я всегда выглядела моложе своих лет, встретил суровый швейцар (тогда они еще были!) и объявил, что набор давно закончен. Ничего не оставалось — пошла в Архитектурный техникум при училище на Соляном переулке. Сдала все экзамены, начала учиться, а потом... сбежала! При первой возможности. Поняла — не мое это. Начала работать чертежницей на заводе «Знамя труда», где работала мама. Но единственное, чем я по-настоящему там занималась, это самодеятельность, которой руководил Наум Лившиц. А о том, что есть такой жанр — оперетта, узнала от Галины Юрьевны Каугер, концертмейстера Музкомедии, которая тоже преподавала в нашей студии. И в мае 1949 года я поступила в Ленинградский театр музыкальной комедии. Над историей про то, как на прослушивании я одна спела обе партии в дуэте Микки и Пепиты из «Вольного ветра», посмеивался весь театр. А я стала артисткой вспомогательного состава. У меня были потрясающие учителя — артисты и режиссеры: Николай Янет, Нина Пельцер, Лидия Колесникова, Александр Анатольевич Масленников, Александр Иосифович Талмазан... И очень скоро сложился настоящий репертуар. Сначала, правда, я играла мальчиков и девочек, как было в моих дебютных спектаклях «Золотой фонтан» и «Золотая долина». И я очень горжусь, что вскоре в «Ленинградской правде» появилась большая заметка обо мне — «Мастер короткого портрета», а «мастеру» тогда было 19 лет!

«Тот самый, единственный»
Замуж я выскочила рано. Уже год работала в театре, как появился Леня — первый муж. Увлек меня, красиво ухаживал, сразу просил замуж выйти. Мы прожили вместе семь лет, и расставание, конечно, было непростым. Но Леня отпустил меня. По-хорошему. За что я ему очень благодарна. Ведь если бы я осталась с ним, не было бы артистки Зои Виноградовой. Леня был военным, театр для него был чуждой территорией. Он не понимал, что я так долго делаю в театре после спектакля, почему так много времени ему посвящаю... К моменту официального развода в моей жизни уже был «тот самый, единственный человек» — мой Витюша, Виталий Иванович Копылов, с которым мы прожили вместе 57 лет. Он пришел в наш театр позже меня, но остался в нем, как и в моей жизни, навсегда — главным мужчиной, главным партнером по сцене. Но вот уже третий год его нет рядом. Многие вдовы, я знаю, ходят на кладбище чуть не каждый день, но я не чувствую его присутствия там — холодно, пусто. Зато дома — он со мной.

«Поет Зоя Виноградова!»

Моим первым партнером на телевизионной съемочной площадке стал Ефим Копелян, тогда еще молодой, но уже серьезный артист. Помню, на Чапыгина в телецентре была еще только одна студия — большая комната с одним аппаратом. И мы играли в телеспектакле «Храбрый Ранад», в котором у меня была роль индийского мальчика — Ранада, а он играл главного злодея. Потом были многочисленные «Голубые огоньки» — я ведь была первой ведущей ленинградских выпусков, записи и выступления на радио... Ну и, конечно, съемки в кино. Письма и открытки зрителей, которые я получила после выхода фильма «Мистер Икс» в 1958 году, хранятся у меня до сих пор. Меня часто спрашивали в интервью, каким был Георг Отс. Так вот он был удивительнейшим — талантливейшим, скромнейшим, аристократичным. И встреча с ним была одна из многих счастливых встреч, которыми меня одарила судьба.

«Лучшая леди Советского Союза»
Мы с Виталием Ивановичем как артисты, конечно, очень много ездили по стране с концертами, с гастролями. Когда обзавелись машиной, объездили Крым, Кавказ. Потом стали ездить с концертами за границу. Но самым значительным моим путешествием оказалась поездка по линии ВТО в Лондон в 1980 го-
ду. Она была посвящена Бернарду Шоу. Со всего Союза собрали большую делегацию. Компания у нас тогда была потрясающая — какие актеры, режиссеры! Из Ленинграда поехали я, Алиса Фрейндлих и профессор из Театрального института.
Я первый раз сыграла Элизу Дулиттл в «Моей прекрасной леди» Ф. Лоу 27 октября 1964 года, и ко времени поездки счет по спектаклям у меня уже к четыремстам подходил. Мы были в доме Бернарда Шоу и расписались в почетной книге посетителей.
В той поездке я впервые посмотрела мюзикл. И должна сказать, впечатление было не очень яркое — языка мы не знали и сидели, ничего не понимая... А сама поездка мне очень понравилась: всё, что видели по картинам и книгам, вставало перед глазами во всем великолепии! Не говоря уже о том, что я прошла по тем самым улицам, по которым ходила моя героиня! Но Лондон не красивее нашего Ленинграда! Смешной случай вышел под конец поездки: мы, конечно, экономили и суточные, которые нам выдали, старались не тратить. И я на все деньги, которые у меня были, решила купить полусапожки. Очень уж они мне понравились! Принесла коробку в гостиницу и думаю, дай-ка померяю... а они на одну ногу оказались! Бросились обратно в магазин... В общем, вернули мне деньги, и я на них купила чудесное платьице.

О времени и его обстоятельствах
Конечно, как и все, я была октябренком, потом пионеркой, потом меня приняли в ВЛКСМ. Долго не вступала в партию — говорила, что еще «не доросла, не созрела». А потом вдруг меня избрали депутатом! И пришлось вступить. Но я не жалею — такое было время. Зато пятнадцать лет была членом правления Ленинградского отделения ВТО. И об этом времени вспоминаю только хорошо. Помню, как поехали в Москву на съезд — Георгий Товстоногов, Кирилл Лавров, Юрий Толубеев — весь цвет творческого Ленинграда. А я должна была прочитать какое-то обращение. Сижу, волнуюсь страшно. Вдруг объявляют: «Слово имеет...» Я встаю, иду, а наши (они недалеко сидели, в первом ряду) шутливо шепчут на весь зал: «Наша-то, наша — лучше всех!». Я иду, читаю, ни жива ни мертва возвращаюсь на место и слышу от кого-то из наших: «Жаров-то на тебя все время смотрел». Оглядываюсь и вижу: мой кумир, любимый актер Михаил Жаров, который сидел в президиуме, действительно на меня посматривает. И что вы думаете: в перерыве подходит ко мне и тихонько говорит: «Вы знаете, в буфете валерьянку в таблетках продают». Так трогательно!

Актерское счастье
Я благодарна судьбе за дружбу с Василием Павловичем Соловьевым-Седым. О таких как он говорят «звезда», но это неправда — он был настоящей планетой! И мне жаль, что сегодня он незаслуженно забыт — нет в нашем городе ни улицы, ни площади его имени. А весь мир поет «Подмосковные вечера»! А Георгий Портнов, а Вениамин Баснер, Валерий Гаврилин — очень многие произведения современных авторов мы исполняли со сцены впервые, а какие-то были написаны специально для нас. Чего же еще желать актеру? В Театре музыкальной комедии я сыграла более ста ролей. И все они — любимые. Когда меня спрашивают что осталось не сыгранным, мне даже и ответить нечего. У меня счастливая актерская жизнь — были и прекрасные роли, и удивительные люди, с которыми меня свел театр.
Записала Дина КАЛИНИНА
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~LikFM