Сергей Санаторов: «Я пою, потому что душа поёт!»

Фото из личного архива С. Н. Санаторова

Фото из личного архива С. Н. Санаторова

2 Октября 2019

Сергей Санаторов: «Я пою, потому что душа поёт!»

У незрячего музыканта Сергея Санаторова лирико-драматический тенор теплого, мягкого тембра. Но быть «просто вокалистом» для Сергея Николаевича мало. Он не только поет, но и охотно аккомпанирует себе на рояле. Русские народные и советские песни Санаторов исполняет, беря в руки аккордеон. А еще он профессионально играет на органе, занимается композицией, преподает сольный вокал, руководит вокальной студией.

В возрасте нескольких месяцев Сергей Санаторов потерял зрение из-за несчастного случая. Только левый глаз сохранил крошечный «подгляд», остаток зрительных функций… В беседе с нашим автором музыкант рассказал об основных вехах своей жизни, о любимых музыкальных произведениях, 
запомнившихся концертах…

— Сергей Николаевич, наверное, каждый музыкант, каждый артист иногда задает себе вопросы: зачем он выходит на сцену? Что хочет сказать слушателю и зрителю? Что хочет донести до публики своим творчеством?
— Я тоже себя порой спрашиваю: зачем ты поешь? И отвечаю: я пою, потому что душа поет. Хочу подарить людям радость! Хочу, чтобы музыка звучала не только на сцене, но и в душе у слушателей! 
Наверное, музыка занимает особое место в моей жизни именно потому, что профессионально начал ею заниматься сравнительно поздно. Только в пятнадцать лет я смог поступить в музыкальную школу. Хотя мечтал об этом с раннего детства, сколько себя помню. 

— Расскажите, пожалуйста, о себе.
— В детстве систематически заниматься музыкой я не мог из-за проблем со здоровьем. Меня даже перевели на домашнее обучение. Я родился в Москве в 1977 году. С 1984 по 1996 год учился в московской школе-интернате для слепых и слабовидящих детей. В 1992 году поступил в музыкальную школу им. Глиэра. Семилетний курс обучения по классу фортепьяно прошел за четыре года. Моим педагогом стала Татьяна Львовна Шустова. Именно она «ввела» меня в мир профессиональной музыки.
После окончания музыкальной школы им. Глиэра по классу фортепьяно я еще два года учился в музыкальной школе им. Прокофьева по классу органа. Одновременно поступил в Российскую государственную специализированную академию искусств в качестве вокалиста.

— Когда вы стали заниматься вокалом?
— Пел я всегда, сколько себя помню. Но серьезно стал заниматься вокалом в девятнадцать лет, когда у меня проявился тенор. В 2000 году, после трех лет обучения в Российской государственной специализированной академии искусств я перевелся в Российскую академию музыки им. Гнесиных. Окончил ее с отличием в 2003 году как оперный и камерный певец и педагог вокального искусства. В Гнесинке у меня были прекрасные педагоги по вокалу: профессора Н. Н. Шильникова, Н. Ю. Юренева, В. Н. Левко.

— Как сложилась ваша жизнь после окончания вуза?
— В своей родной школе-интернате я стал преподавателем сольного пения и руководителем вокальной студии «Орфей» еще в 1999 году, будучи студентом. И продолжаю эту работу до сих пор. Для меня так же важно быть педагогом, как и солистом-вокалистом.
В 1998 году я стал лауреатом международного музыкального фестиваля среди инвалидов по зрению «ТИФЛО-АРТ-6» как пианист и органист. В 2004 году в качестве вокалиста завоевал первую премию на Международном конкурсе людей с ограниченными возможностями здоровья «Филантроп». В том же году мне был вручен приз «за обаяние и артистизм» на международном конкурсе «Романсиада — 2004» в Москве. В настоящее время в моем репертуаре более двухсот произведений. Это оперные арии и романсы русских и зарубежных композиторов, народные песни и пр. 

— Некоторые музыкальные произведения вы исполняете под собственный аккомпанемент. Вы поете, сидя за роялем или играя на аккордеоне. Почему вы это делаете? Чтобы продемонстрировать свое умение играть и петь одновременно?
— Нет, конечно. Речь не идет о каком-то трюке или «приманке» публики. Просто существуют вокальные произведения, где певцу уместно аккомпанировать себе на рояле. Посмотрите, например, сохранившиеся видеозаписи Муслима Магомаева, где он исполняет неаполитанские песни, сидя за роялем. От этих записей исходит особое обаяние. А если бы аккомпанировал кто-то другой, то и песни бы звучали по-другому! Если аккомпанемент на рояле уместен при исполнении старинных романсов, то с аккордеоном хорошо звучат русские народные, советские песни, в том числе песни военных лет. 

— Сергей Николаевич, вы много гастролируете и в России, и за рубежом. Какие концерты, какие события вашей творческой жизни произвели на вас наиболее яркое впечатление?
— Не могу не рассказать о своем сотрудничестве с общественной организацией «Сад музыки», которая действует в селе Воскресенское, административном центре Воскресенского района Нижегородской области. Ее лидером, «мотором» является настоятель храма Казанской иконы Божией Матери этого села отец Антоний (Волков).
Он не только священнослужитель, но и профессиональный скрипач. До принятия духовного сана жил в Москве, работал в оркестре московского театра «Новая опера». Потом отец Антоний переехал в глубинку и занимается не только духовным, но и культурным просвещением. Часто там уже нет домов культуры, так как они были закрыты в девяностые годы... Нет ни рояля, ни хорошего пианино… Но энтузиасты привозят с собой электропианино, и всё равно концерты проводятся.
С 2005 года я сотрудничаю с Государственным нижегородским русским народным оркестром, который возглавляет народный артист России Виктор Александрович Кузнецов. 

— Вы ежегодно гастролируете по немецкоязычным европейским странам: Германии, Австрии, Швейцарии. Как вам удалось установить творческие контакты за рубежом?
— В 2008 году я принял участие в ежегодном Конкурсе вокалистов имени Роберта Шумана в городе Цвиккау в Германии. Выучил тридцать песен на немецком языке: произведения Шумана, Брамса, Вольфа.
Я не стал лауреатом. Но дошел до финала. И организаторы конкурса из Общества Роберта Шумана города Цвиккау обратили на меня внимание. Теперь я практически каждый год даю сольные концерты в музее Роберта Шумана, в доме, где он родился. 
В последующие годы были гастроли и в других немецкоязычных странах: Австрии и Швейцарии. В том числе мне представилась возможность выступать в качестве органиста в католических храмах.

— У людей искусства принято спрашивать о планах.
— Мне бы хотелось в ближайшее время записать диск с песнями Роберта Шумана, а также диск с песнями советских композиторов. Как педагог я буду продолжать свою работу. Хотелось бы, чтобы мои питомцы пели душевно, интеллигентно, с хорошей вокально-драматической техникой, тонкими музыкальными интонациями.
Беседовал Илья БРУШТЕЙН
Санкт-Петербургский Музыкальный вестник, № 9 (170), октябрь 2019 г.
Источник:  https://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~4cLum