Полина Осетинская: «Музыка всегда говорит больше слова»

Фото: Фото: Станислав Левшин

Фото: Фото: Станислав Левшин

3 Февраля 2020

Полина Осетинская: «Музыка всегда говорит больше слова»

28 января в Большом зале филармонии уже в шестой раз состоялся проект «Желтые звезды», приуроченный к Международному дню памяти жертв Холокоста. На сцене в этот вечер прозвучали Концерт для фортепиано и струнного оркестра А. Шнитке, Симфониетта № 1 «На еврейские темы» для оркестра М. Вайнберга, импровизации на темы хасидских нигунов, фрагменты книги «Брут» Л. Ашкенази. Режиссер Валерий Галендеев, художник по свету Денис Колосов, актриса Ксения Раппопорт (художественное слово), Владимир Альтшулер во главе Академического симфонического оркестра филармонии, флорентийский квартет «Клезмерата Фиорентина» и Полина Осетинская (фортепиано) приняли участие в проекте, который задуман как дань памяти, независимо от национальности и вероисповедания исполнителей и слушателей. Для России 27 января — одна из священных дат истории, в этот день в 1944 году Ленинград был полностью освобожден от фашистской блокады. Годом позже, в 1945-м, советские вой-ска освободили Освенцим. Это трагические страницы общей истории. Мы благодарны Полине Осетинской за откровенный разговор. 

— Полина, проект «Желтые звезды» состоится в Большом зале филармонии уже в шестой раз. Вы традиционно принимаете в нем участие, несмотря на сложный гастрольный график. Почему это так важно для вас?
— Прежде всего потому, что меня пригласили участвовать в самом первом проекте «Желтые звезды» — и я чувствую себя одним из тех людей, кто стоял у его истоков. Тогда продюсер Вячеслав Зильберборд обратился ко мне с просьбой о помощи и поддержке. Я была тем человеком, кто уговорил Ксению Раппопорт принять участие в первых «Желтых звездах». Мы тогда собрались и совместными усилиями сделали этот проект. 

— 2020 год объявлен Президентом Российской Федерации Годом памяти и славы. Что для вас значат эти понятия? 
— Честно говоря, я впервые слышу о том, что 2020-й объявлен Годом памяти и славы. По моему мнению, у каждого свои память и слава. Для меня память — это священное понятие. Я полагаю, что мы уделяем исторической памяти недостаточно внимания, а как показывает практика, это очень нужно делать. Мне кажется, что главное — это память об исторических несправедливостях, исторических ошибках, исторических катастрофах. Потому что именно благодаря этой — исторической — памяти, у нас, у человечества в целом, есть шанс не повторить те же самые ошибки и катастрофы еще раз. Но, как мы видим, человечество ничему не учится. Может быть, следуя указу президента, люди задумаются. Не знаю… Хотелось бы, конечно, верить и надеяться. Но шансов, честно говоря, немного. А что касается славы… Слава — это хорошо, но, наверное, в том случае, когда исторические ошибки как минимум исправлены. Мне кажется довольно странным рассуждать об исторической славе в данный момент, когда в середине главной площади страны лежит человек, повинный в смерти миллионов граждан России. 

— Ассоциируются ли эти понятия для вас с какими-то определенными музыкальными произведениями?
— Скорее нет… Разве что с музыкой М. Глинки: оперой «Жизнь за царя» или увертюрой из «Руслана и Людмилы». Однако вряд ли это применимо к нашему времени.

— Слово «проект» довольно сухое, канцелярское. Как бы вы сами охарактеризовали «Желтые звезды», совмещающие слово, музыку, свет?..
— Может быть, вечер памяти. Что-то среднее между музыкальным спектаклем или литературно-музыкальной композицией. Но, сказать по правде, и то, и другое определение не подходит в данном случае. Это некое действо, которое несет в себе довольно высокую смысловую нагрузку.

— Режиссером проекта является Валерий Галендеев. Это не единственный ваш совместный творческий проект. Понравилось ли вам работать с ним? 
— Дело в том, что Валерий Николаевич абсолютно не авторитарен и дает артисту очень большую свободу. Он не задает никаких жестких рамок, доверяет вкусу и чутью исполнителя. Правильнее будет сказать, что Галендеев выстраивает определенную структуру, в рамках которой все и происходит. Признаюсь, я очень люблю Валерия Николаевича, он человек безупречной высокой интеллигентности, стиля, культуры. Таких людей крайне мало, их надо беречь, ценить, любить…

— В марте у петербургской публики вновь появится возможность увидеть вас и Ксению Раппопорт на одной сцене. Изменилось ли ваше отношение к творчеству Ивана Бунина после участия в спектакле «Неизвестный друг»?
— Я всегда чрезвычайно высоко ценила этого писателя, любила его сложную жизненную историю. Когда-то даже пробовалась у режиссера А. Учителя на роль любовницы Бунина, поэтессы Галины Кузнецовой, в фильме «Дневник его жены». Правда, не сложилось. Эту роль замечательно сыграла актриса Ольга Будина. Иными словами, фигура Бунина для меня — близкая, понятная, как и его рассказ в письмах «Неизвестный друг», который лег в основу нашего спектакля. Писатель продемонстрировал совершенно потрясающее знание женской природы. Думаю, именно его судьба, личная история позволила ему настолько хорошо узнать женщин.

— Как вам кажется, музыка в этом спектакле — это аккомпанемент, фон или же полноправный участник в драматургии?
— Честно вам скажу, я вообще не признаю применительно к нашему спектаклю и вообще к любому музыкальному действу слова «аккомпанемент». Музыка может быть аккомпанементом в том случае, когда играются какие-то виртуозные вещи для одного инструмента, а на другом рояле исполняется что-то типа «унца-унца». Аккомпанемент может быть в каких-нибудь вокальных ариях, призванных показать всю безусловную красоту человеческого голоса. В нашем спектакле «Неизвестный друг» — так же, как и в спектакле «Желтые звезды» — музыка не занимает никакого второго или даже дальнего плана. Она всегда является абсолютно равноправным и, возможно, даже главным участником процесса. Потому что, на мой взгляд, слово никогда не достигнет той силы воздействия, которая есть у музыкального текста. Музыка всегда говорит больше слова, договаривает то, чего слово не может выразить, и будит в душе человека те чувства, которые не всегда способно вызвать слово. Музыка является, по моему мнению, основным драматургом.

— Расскажите, пожалуйста, о ваших ближайших творческих планах.
— Мои ближайшие творческие планы довольно насыщенные. Во Владимире и чуть позже в Курске я играю концерты Р. Шумана и Э. Грига, в Перми я исполню программу «Музыка театра и кино». Потом я играю в Москве один небольшой концерт, который является предвестником моего концерта в «Карнеги Холл» в феврале. После этого я должна улететь на гастроли в Израиль с сольной программой Eleganza, потом принимаю участие в проекте «Желтые звезды». Следом за этим будет выступление в Пушкинском музее на замечательной, уже традиционной для меня истории «Пятницы в Пушкинском». Затем будет наш прекрасный спектакль «Черт, солдат и скрипка», который мы играем с Андреем Макаревичем, Владимиром Познером, Дмитрием Ситковецким, Игорем Фёдоровым, танцорами и еще несколькими участниками в Концертном зале имени П. И. Чайковского в Москве. Это будет 5 февраля. Поскольку состав большой и у всех людей, которые участвуют в спектакле, сложный график, собрать нас чаще одного раза в сезон получается редко, поэтому советую не упускать возможность это увидеть. После меня ждет большое турне по Америке с оркестром Государственной академической симфонической капеллы России под управлением Валерия Полянского, большой концерт в «Карнеги Холл» с Максимом Венгеровым. Затем будет неделя перерыва до следующих творческих планов — Эльбская филармония в Гамбурге, Золотой зал Музикферайн и много других концертов.

— Полина, спасибо! И удачи!
Беседовала Ксения ХУДИК
Санкт-Петербургский Музыкальный вестник, № 02 (174), февраль 2020 г.
Источник:  https://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~YxgwF