Хуан де Ла Рубья: «У каждого органа своя душа»

16 Сентября 2013

Хуан де Ла Рубья: «У каждого органа своя душа»

— Хуан, вы не первый раз в России. В каких городах вы уже побывали?
 — Это мой восьмой приезд в Россию. Я играл несколько раз в Москве, в Петербурге — не только в Таврическом дворце, но и в Мариинском концертном зале, в Нижнем Новгороде и в Калининграде, в восстановленном кафедральном соборе…

 — Какой орган вам понравился больше?
 — Все органы разные, у каждого своя душа. Понравился орган в католическом соборе Москвы — он очень большой, с огромными возможностями, со многими регистрами. Очень большой орган в Калининграде. Орган Таврического дворца более скромный по размерам, но для меня он более совершенный как по звучанию, так и по внешним эстетическим качествам.
И конечно, мне нравится его отличное состояние. Для меня особенное удовольствие — играть именно в концертном зале.

 — Почему? Ведь в церквях всегда превосходная акустика…

 — Просто там я играю гораздо чаще, поэтому для меня особенно ценны выступления в концертных залах. Конечно, не во всех из них акустика идеальна, но есть и преимущества: в концертном зале люди не только слышат музыку, но и видят исполнителя.

 — То есть слушатели рассматривают молодого симпатичного органиста, а не слушают музыку?
 — Нет-нет, я не об этом! Здесь есть возможность дополнительной выразительности. Многим людям нравится не только слушать, но и смотреть, как держится исполнитель во время игры. Разумеется, это не главное, но в целом помогает ощутить и почувствовать музыку.

 — Нижний Новгород, Москва, Калининград, Петербург — очень разные города. Какие ощущения у вас в целом от России?
 — Первые впечатления были превосходными во многом благодаря теплому приему российских организаторов. Самые первые мои выступления в католическом соборе в Москве и в Мариинском концертном зале Петербурга пришлись на зиму, и для меня, южного жителя, это было испытанием. Но, безусловно, я был поражен красотой церквей, музеев, дворцов. Однако осталось впечатление, что я увидел только самую малую часть…

 — Расскажите о Барселоне… В представлении россиян Испания — страна, где много органов…
 — Сегодня я гулял по Петербургу около Эрмитажа, видел концертные афиши... Сравнивал с Барселоной… Мне жаль, что кризис охватил не только экономику Испании, но и культуру.
В Петербурге культурная жизнь заметно активнее — такое множество концертов, спектаклей, выставок!..
Барселоне, как и другим областям Испании, большой вред причинила гражданская война тридцатых. Тогда практически все средиземноморские области — от границы с Францией до Гибралтара — были опустошены, не могли не пострадать и церкви. В Каталонии было великое множество органов, сейчас действуют всего порядка десяти инструментов. Но появляются и новые органы — во дворце Гуэля, в монастыре Монсеррат.

 — Как часто проходят органные концерты в Барселоне?
 — Один концерт в месяц в базилике Саграда Фамилия, во Дворце музыки тоже есть свой музыкальный цикл — три-четыре концерта в год. Кроме того, в городе есть и другие органы, например в приходской церкви Ремей. Также в концертном зале Метрополитен Ария выступают студенты Высшей школы музыки Каталонии.
 — Есть ли в Высшей школе музыки Каталонии кафедра органа?
 — У нас есть класс органа, который входит в состав кафедры классической музыки. Всего у нас 6–7 студентов-органистов, которых обучает один профессор.

 — Вы преподаете импровизацию и часто импровизируете во время концертов. Что для вас импровизация — постижение стиля другой эпохи или поиск своего стиля?
 — Я импровизировал в Берлине с Вольфгангом Зайфеном. Его обязательно нужно пригласить выступить в Таврическом. Это музыкант-импровизатор самого высочайшего уровня, способный импровизировать в каждом музыкальном стиле.
Если говорить об импровизации в современном концерте, конечно, это шоу. Публике нравится, когда на ее глазах что-то рождается. Импровизировать можно и в определенном стиле, и свободно. Тембр органа, его звучание, настроение, собственные ощущения имеют огромное значение в выборе темы для импровизации и собственно манеры. Например, на открытии органа в Таврическом дворце я играл импровизацию на тему песни «Вдоль по Питерской».

 — Вы являетесь главным органистом Искупительного храма Святого Семейства, знаменитой базилики Саграда Фамилия в Барселоне, незавершенном шедевре великого Гауди…
 — Сейчас в Базилике есть малый алтарный орган в пресвитерии, практически такой же, как в Таврическом. Сама же базилика в двадцать раз больше зала Таврического дворца. Антонио Гауди очень ценил музыку. Он задумывал орган или даже несколько органов в средокрестии, центральном месте храма, к которому обращено основное внимание прихожан. Место для хора в храме достаточно большое, хор может состоять из 800 человек. Мы думаем о строительстве большого органа, который бы гармонично сочетался с нынешним алтарным органом в пресвитерии. И еще необходимо учитывать звучание колоколов базилики... Это очень большая и очень сложная работа.

 — Вы знакомы с разными европейскими школами. А что из русской музыки вам близко?
 — Когда я учился как пианист, был под большим влиянием Рахманинова и Чайковского. Очень жаль, что они не писали для органа. Поэтому я делаю свои транскрипции. Очень интересна мне и музыка Прокофьева.

 — Спасибо. Будем ждать новых концертов у нас в России!
 — До новых встреч!

 

Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~M9lbh