Ансамбль «Remolino»: «Музыка уводит от страхов»

16 Сентября 2013

Ансамбль «Remolino»: «Музыка уводит от страхов»

Восторженная реакция публики на первое же выступление молодого коллектива свидетельствовала не только о рождении прекрасного исполнительского ансамбля, но и об интересе ценителей музыки к творчеству Пьяццоллы — одного из самых ярких представителей современной латиноамериканской культуры. Каждый концерт «Remolino» вне зависимости от площадки проходит при аншлагах и является событием в культурной жизни города.
Ближайший концерт — 4 октября в Музее современного искусства Эрарта.
В составе «Remolino» Олег Гулевский (баян), Эмиль Яковлев (скрипка), Олег Вайнштейн (рояль), Сергей Олешковский (гитара), Кирилл Григорьев (контрабас).
Так как ребята ведут очень активную жизнь, собрать всех не удалось. Беседовали с Олегом Гулевским и Эмилем Яковлевым.

С. Н.: Почему же все-таки Пьяццолла?..
Э. Я.: Сейчас этого почти никто не помнит, но 15 лет назад его музыка считалась слишком легкой, несерьезной, для того чтобы играть ее в филармонии например. А нам как раз так не казалось. Так что — из противоречия.
О. Г.: Считалось, что это низкий, вспомогательный жанр музыки, но это абсолютное, стопроцентное заблуждение. А мы просто, что называется, «уперлись». И очень скоро буквально «прописались» в филармонии. Сыграли там невообразимое количество концертов. И при этом с той же программой могли выступать в клубе JFC на соседней улице. Вот и получается, что музыка, в которой «зарыта правда жизни», абсолютно адекватна везде.

С. Н.: Почему танго вызывает такие сильные эмоции?
О. Г.: На мой взгляд, «фокус» Пьяццоллы как раз в том, что он вышел за пределы танго. Он не писал музыку для танцев. Это просто музыка. Но эмоции, простые, понятные и очень мощные, заложены в ней самой, поэтому она и поражает воображение.
Э. Я.: Здесь вот еще что... Пьяццолла ведь приехал в Париж и учился у Нади Буланже в консерватории, то есть получил академическое образование. Он пытался писать соответствующую музыку, симфонии... которые мы, кстати, тоже играли. Но это, прямо скажем, малоинтересно. В итоге его природа, его изначальная культурная принадлежность победили, и это замечательно! Но навыки построения музыкальной формы, которые ему дало образование, остались. И получился уникальный синтез. Всплеск! Благодаря образованию и дарованию Пьяццолла вывел жанр танго на мировой уровень.

С. Н.: Вы уже полтора десятка лет пропагандируете его музыку.
Э. Я.: Раньше очень старались. Сейчас — меньше. В последние годы появилось много других программ.
О. Г.: Было время, когда наша жизнь изобиловала разными театральными историями. Одну постановку мы сами спровоцировали. Это «Мария де Буэнос-Айрес» (поэт-авангардист Орасио Феррер и Астор Пьяццолла придумали героиню, в которой воплотился дух любимого ими города, а значит, и сама суть танго. — С. Н.). Был еще спектакль, связанный с поэзией Серебряного века, в котором мы тоже часто играли.
Возвращаясь к музыке Пьяццоллы, можно сказать, что она как-то очень интересно написана. Нас в коллективе пять человек, у всех очень разные музыкальные представления и вкусы, но эта музыка позволяет каждому существовать в общем движении, не ущемляя никого в отдельности в процессе игры. И несмотря на разницу характеров, за годы совместной работы мы хорошо сыгрались как коллектив. Все остальное сейчас дается гораздо проще. Музыка Пьяццоллы, выходит, способствует взаимопониманию.
Э. Я.: Мне кажется, что исполнение этой музыки требует особой искренности. В ней есть необходимость правды по отношению к себе. Чтобы сыграть концерт, нужно быть внутри готовым к исповеди, иначе ничего не получится.
Музыкант, мастер, должен владеть мыслью. Он должен уметь ее передать. А в этой музыке, могу сказать по себе, трудно достичь такого мастерства, и я его не достиг за столько лет.
Я немножко обезоружен перед ней, вынужден быть искренним, чтобы у меня что-то получалось. Я, конечно, могу изобразить из себя мастера, там нет технических сложностей, но это будет жутко скучно.
О. Г.: У нас был забавный опыт. Мы сыграли 4 спектакля с гитаристом. Кике Синеси…
Э. Я.: Это всемирно известный гитарист из Аргентины, игравший с самим Пьяццоллой!
О. Г.: Мы поиграли с ним и спросили потом, что он по этому поводу думает. Это же было необычно для него — играть с русскими, да еще и в не совсем правильном составе… И он сказал, что было забавно, потому что у них в Аргентине никто к этой музыке так серьезно не относится. Для них это — просто. Мне кажется, у них несколько «замылен глаз» и полно шаблонов для того, как это должно играться.
Э. Я.: Да, когда мы начали репетировать, Кике слегка удивился нашей тщательности. Сам-то он как будто приблизительно что-то наигрывал, а мы — работали! Он не ожидал ничего подобного и был очень удивлен...
В музыке Пьяццоллы, как и в любой другой, в принципе, есть нечто, что способствует появлению смысла в жизни, надежды... Рисуется некая иллюзия выхода.
Музыка должна вызывать ощущение полета, когда ты забываешь обо всем... По сути это и есть жизнь. Пребывание здесь и сейчас. Эта музыка уводит от страхов.

 

Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~ZJplE