Мария Сафарьянц: «Чувствуя корни, быть человеком мира…»

21 Июня 2013

Мария Сафарьянц: «Чувствуя корни, быть человеком мира…»

— Мария Саркисовна, почему нынешний фестиваль открылся именно музыкой Рахманинова?
 — Ну, прежде всего 2013-й — год С. В. Рахманинова: весь мир отмечает 145-летие со дня его рождения и 70-летие со дня смерти. Да и трудно представить какой-либо концертный сезон или фестиваль без его музыки. Без нее невозможна жизнь русского человека. Композитор написал всё про нас и про наше будущее еще в самом начале XX века. Если мы говорим о Пушкине: «это наше все», то и о Рахманинове можно сказать то же. С одной стороны, он глубоко национален, а с другой — на его языке говорит человечество...

 — А ваши личные музыкальные предпочтения?
 — Я всегда отвечаю, что люблю того композитора, чью музыку в данный момент играю. Невозможно назвать одно имя. Каждый день мои занятия начинаются с Баха. Это основа, фундамент, на котором построены другие замечательные музыкальные миры. Его ценили все композиторы, и нет ни одного, на кого бы он не повлиял: это и мышление, и философия, и полифонии, и мелодизм. Выражаясь метафорически, И. С. Бах — это окно в космос. Мне близок Шуберт. Мы его много играли, записали все его трио. В 2010 году мы отмечали 200-летие со дня рождения Шопена и глубоко прониклись миром этого композитора. На вопрос, какой концерт мне больше нравится, Первый или Второй, я тоже не смогла ответить, потому что Шопен — это библия для пианиста. Его музыку играют все, но подлинно шопеновских исполнителей в мире — единицы. И рахманиновские пианисты — избранные люди, с особой душевной широтой. Например, Андрей Гаврилов. Глубокий неординарный пианист, он преподнес много интересного слушателям: интонации, полифонии, колокола, образы. Завораживали даже его руки, которые напоминают руки Рахманинова. Иными словами, когда погружаешься в мир определенного композитора, тебе кажется, что ты любишь именно его.

 — Как вы планируете программу фестиваля?
 — Это сложный, кропотливый труд. Для меня это — будто прохождение минного поля: попадешь — не попадешь. Мы каждый год наполняем фестиваль замечательной музыкой, и не только в зависимости от значимых дат. Играем ту музыку, которую нельзя не играть, которую нужно слышать. Многое чувствуешь на интуитивном уровне: каждый концерт должен быть событием, праздником. Помимо этого учитываются и иные факторы: возможности исполнителя, помещения, наличие качественного инструмента, соответствие программы атмосфере зала. Например, Меншиковский дворец — это старинная музыка барокко.

 — А какой зал любимый?
 — За 21 год мои вкусовые пристрастия менялись не раз. Без сомнения, самый красивый — Тронный зал Екатерининского дворца, он ослепляет своей роскошью, к которой невозможно привыкнуть. Мне нравятся Георгиевский зал Михайловского замка, Гербовый зал Государственного Эрмитажа. Их названия говорят сами за себя. Все наши дворцы сделаны из натуральных материалов, и акустика у них живая, инструменты в них удивительно звучат. Очень люблю Меншиковский дворец, «Музыкальные сезоны в Константиновском». Традицией стали «Музыкальные вечера в Президентской библиотеке», историческом здании Священного синода.

 — 10 июня там с большим успехом прошел концерт, посвященный Августину де Бетанкуру. Какое значение имеет эта личность для вас?
 — Имя Бетанкура известно мне с детства, его портрет был на видном месте в кабинете отца. Он и его брат закончили
ЛИИЖТ (Ленинградский институт инженеров железнодорожного транспорта, ныне Петербургский государственный университет путей сообщения), основателем которого является этот великий инженер и механик. Через много лет я начала сотрудничать с ЛИИЖТом уже в качестве руководителя фестиваля, мы провели концерт в Юсуповском дворце (сейчас это один из учебных корпусов ПГУПСа), затем был установлен бюст Бетанкура. Пять лет назад в ротонде Мариинского дворца прошел вечер по случаю 250-летия со дня рождения А. Бетанкура. В этом году в рамках проекта «Музыкальные вечера в Президентской библиотеке» состоялась презентация книги Дмитрия Кузнецова, профессора Санкт-Петербургского государственного политехнического университета, посвятившего многолетний труд этой выдающейся личности. Выбор места неслучаен. Президентская библиотека  — это творение К. Росси, питомца А. Бетанкура. Концерт, на котором мы сыграли русскую и испанскую классику, транслировался на весь мир.

 — Вы часто предваряете концерты обращением к зрителю. Это уже традиция?

 — За два десятилетия сформировалась основа нашей аудитории, к которой каждый год притягиваются новые слушатели. Я очень люблю нашу публику, и, мне кажется, это взаимно. Обращение к залу — важный организационный момент, как настройка инструмента.

 — На концерте 30 июня будут представлены «Ароматы звука» Ф. Мендельсона, Х. Родриго, П. Чайковского, Н. Римского-Корсакова…
 — Это интересная задумка парфюмеров из Франции. Я ознакомилась с пробниками, они отличаются друг от друга. «Шахерезада» более терпкая, сладкая, восточная. Публика сама проголосует за убедительность ароматов. Это своего рода популяризация классики, однако, без вульгарности. Уже был подобный проект — «Музыка моды», направленный на то, чтобы привить людям чувство красоты, элегантности, стиля.

 — 5 июля, вне рамок фестивальной программы, состоится концерт Государственной академической капеллы Армении под управлением дирижера Ованеса Чекиджяна. Какое значение имеет для вас армянская культура?
 — Я родилась здесь, но люблю армянскую культуру, музыку. Она очень духовна, самобытна (особенно это заметно в литургических произведениях Меликяна, Комитаса), обладает огромным потенциалом. В Армении всегда доминировало влияние итальянской вокальной школы. Когда в советское время в Петербург приезжал О. Чекиджян с капеллой, пользовавшийся большим уважением у Евгения Александровича Мравинского, это были незабываемые концерты. Думаю, и нынешний будет весьма интересным.

 — Вы ощущаете свою принадлежность конкретному городу или стране или же являетесь человеком мира?
 — Я не люблю космополитизм. Только человек, который чувствует свои корни, может быть в мире человеком мира. Иначе он никто, без роду без племени. А мой город — это, конечно, Петербург, я всегда ощущала себя представителем страны, которая дала миру М. И. Глинку, П. И. Чайковского, М. П. Мусоргского, С. В. Рахманинова, Н. А. Римского-Корсакова.

 

Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~9ABGy