Дмитрий Корявко: «За свое будущее стоит бороться»

1 Апреля 2013

Дмитрий Корявко: «За свое будущее стоит бороться»

— Дмитрий, расскажите об истории оркестра. Насколько насыщенной была творческая жизнь коллектива под руководством М. З. Эстрина?
— В 1999 году бывший в то время ректором Санкт-Петербургской консерватории Владислав Александрович Чернушенко обратился к профессору кафедры скрипки и альта Михаилу Зиновьевичу Эстрину с просьбой создать и возглавить камерный оркестр. И на протяжении последующих тринадцати лет в консерватории не было такой учебной дисциплины — «Камерный оркестр», ее функцию выполнял наш коллектив. В оркестр по конкурсу вошли студенты разных курсов и аспиранты. Как и в любом коллективе, кадры у нас, естественно, обновляются, но основной костяк по-прежнему состоит из отобранных тогда музыкантов. Многие музыканты, окончив консерваторию, поступили в оркестры филармонии, Мариинского и Михайловского театров, капеллы. Но, несмотря на это, не покинули наш коллектив и, по возможности, принимают участие в большинстве концертов. Существующий ныне оркестр — это наследие Михаила Зиновьевича Эстрина, создавшего и возглавлявшего его до своей смерти, сплотившего нас и привившего очень разным по сути и характеру музыкантам любовь к камерной музыке.
Творческая жизнь коллектива включала в себя участие в концертах классов, фестивалях «Международная неделя консерваторий», исполнение сочинений композиторов — студентов консерватории и, конечно, была напрямую связана с отношением к нам руководства вуза. За время существования коллектива сменилось несколько ректоров. Каждый из них преследовал свои интересы и ставил разные задачи, в том числе и перед оркестром. О Владиславе Александровиче Чернушенко и его роли я уже упомянул. С ним мы также осуществили некоммерческую запись Струнной серенады Чайковского в Капелле. С Сергеем Павловичем Ролдугиным впервые выступили на сцене Большого зала филармонии в 2004 году, Александр Владимирович Чайковский устраивал интересные музыкальные балы в консерватории, где исполнялись довольно смелые попурри из классического репертуара — преимущественно из произведений знаменитых выпускников Петербургской консерватории. С Сергеем Валентиновичем Стадлером оркестр несколько раз выступал в Москве, в годы его ректорства было реализовано немало смелых проектов.
Мы неоднократно пробовали совмещать классику и джаз: у нас были совместные программы с такими мэтрами, как Анатолий Кролл, Давид Голощёкин, Александр Кальварский, проект «Джаз на Театральной», где наш оркестр играл джазовые стандарты в обработке для камерного оркестра, аккомпанировал Гарию Багдасарьяну, Григорию Воскобойнику, Алексею Богораду...

 — Как получилось, что вы приобрели самостоятельный статус?
— Еще при жизни М. З. Эстрина мы делали робкие попытки принимать участие в каких-то проектах, не связанных с деятельностью консерватории, но эти опыты носили эпизодический, случайный характер. Так получилось, что решение руководства консерватории изменить политику в отношении Камерного оркестра совпало по времени со сложным для нас периодом, когда мы осиротели. Нынешний ректор консерватории Михаил Ханонович Гантварг принял решение вернуть дисциплину «Струнный камерный оркестр» в учебный план, в консерватории был вновь организован камерный оркестр из студентов первого курса. Нашему коллективу в сегодняшней жизни консерватории места, увы, не нашлось, поэтому мы отправились в свободное плавание.
Будучи концертмейстером оркестра, я за тринадцать лет стал «правой рукой» Михаила Зиновьевича, и, когда встал вопрос о нашей дальнейшей судьбе, музыканты выбрали меня своим новым художественным руководителем. Нынешний концертмейстер оркестра — замечательный скрипач, лауреат множества международных конкурсов Илья Козлов. Не могу не упомянуть о Ксении Митряевой, исполняющей функции директора, библиотекаря, костюмера и автора женских концертных костюмов. Она к тому же — автор многих аранжировок, входящих в наш репертуар. Другим ярким членом нашего коллектива является довольно известная уже не только в Северной столице, но и за ее пределами Евгения Зима. С ее собственным коллективом «Евгения Zima band» у нас будет совместный концерт 21 апреля.

 — Сожалеете ли о том, что произошло? Видите ли преимущества в новом статусе?
— Безусловно, нас преследует чувство потери дома. Тринадцать лет — большая часть жизни. С одной стороны, мы получили свободу — раньше репертуар во многом зависел от взглядов ректора. С другой же— появилась дополнительная ответственность: нужно точно представлять, с чем коллектив справится, что понравится публике.

 — Расскажите о вашем «сегодня». Что в планах?
— В Белом зале Политехнического университета мы исполняем серию концертов под общим заголовком «Музыка мира». Мне кажется, любой концерт должен нести просветительскую нагрузку, разрушать стереотипы, связанные с представлениями о классике как явлении элитарном. Белый зал Политеха — уникальная площадка. Замечательно, что руководство университета решило его восстановить и в нашем городе появился еще один концертный зал с прекрасной акустикой. Мы выражаем большую благодарность концертной дирекции, которая нас любит и приглашает выступать. В марте мы выступаем в рамках проекта «Благотворительные концерты в Бетховенском фойе филармонии». Планируется участие в Ночи музеев — состоится концерт в Большом зале филармонии. Также в филармоническом Малом зале мы будем аккомпанировать уникальному ансамблю — группе вторых скрипок Заслуженного коллектива России академического симфонического оркестра филармонии. Это большая честь для нас, ведь Михаил Зиновьевич Эстрин почти сорок лет проработал в этом оркестре, 19 лет был концертмейстером вторых скрипок...

 — С кем из приглашенных дирижеров, солистов у камерного оркестра сложились прочные дружеские отношения?
— Такие отношения у нас складывались со многими выдающимися музыкантами. За дирижерским пультом нашего оркестра стояли Саулюс Сондецкис, Кшиштоф Пендерецкий, Михаил Татарников, Мариус Стравинский, Андрес Карденас. В данный момент, к нашему огромному сожалению, мы не имеем возможности приглашать именитых дирижеров, музыкантов и певцов для совместных концертов, так как у нас нет никакого финансирования. Мы держимся на энтузиазме, к счастью, неиссякаемом. Он и помогает нам не прервать дело, которому посвятил свои последние годы Михаил Зиновьевич Эстрин.

 — Какие заповеди М. З. Эстрина для вас особенно важны?
— Михаил Зиновьевичем был мудрым руководителем. Мы завоевали хорошую репутацию под его руководством и сейчас стараемся ее всячески поддерживать. Авторитет М. З. Эстрина в коллективе был непререкаемым. Одним из его любимых изречений было: «У вас должно быть патологическое желание сыграть вместе», он придавал огромное значение качеству ансамбля, сыгранности, заботился о музыкальной фразе, о музыкальной мысли. Мы стремились к тому, чтобы звучать, как большой симфонический оркестр. В те моменты, когда удается добиться такого звучания, понимаешь, что стоит бороться за свое музыкальное будущее. Все заложенные им традиции — это традиции петербургской исполнительской школы, известной во всем мире. Многие сейчас с сожалением констатируют, что эти традиции уходят. Он же заставлял нас поверить в их незыблемость.

 

Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~QtRFc