Исаак Штокбант: «Мюзикл — это серьёзно»

2 Марта 2016

Исаак Штокбант: «Мюзикл — это серьёзно»

Художественный руководитель Санкт-Петербургского государственного музыкально-драматического театра «Буфф» о рождении театра, главной премьере сезона и жанре мюзикла.

— Исаак Романович, расскажите, пожалуйста, как и почему возник театр «Буфф»?

— Театр родился в 1983 году, когда я и мои воспитанники — выпускники Академии театрального искусства, называвшейся в те годы ЛГИТМиК, решили не «распускаться», а организовать свой театр. В то время это было очень сложно, даже почти невозможно. Но мы назвались «Буффом» и предложили свои услуги Ленконцерту, он и взял нас под свое «крыло» в качестве эстрадного коллектива.

— Название «Буфф» позаимствовали у Оффенбаха?

— Можно сказать так. В 1855 году, в Париже Жан-Жак Оффенбах открыл веселый музыкальный театр, предназначавшийся для постановки оперетт. В России аналогичный театр возник в 1870 году, а закончил свое существование в 1920-е го-ды, вот мы и решили подхватить структуру и эстетику этого театра, развивать и продолжать его традиции, а также традиции французского «театра-буфф». Так родилось это название и появилась возможность работать одновременно и в жанре драматическом, и в жанре музыкальном. Когда через пару лет мы отделились от Ленконцерта и стали самостоятельным театром, за нами так и сохранилось это имя.

— А как началось формирование репертуара, ведь в «Буффе» стали ставить мюзиклы, когда в других театрах это явление было не слишком распространено?
— Мюзикл — жанр, вышедший из оперетты, ставший своего рода ее продолжением. Однако в отличие от оперетты с ее строгими канонами мюзикл расширил свои возможности и, уйдя от канонов, оставил в своем арсенале слово, вокал и танец, что отвечало нашим возможностям и нашим желаниям.
В этом сезоне на сцене нашего театра прошла премьера уже двенадцатого мюзикла. В отличие от театров, которые ставят мировые мюзикольные шлягеры, мы с 1994 года пытаемся создавать свои собственные. За основу самого первого мюзикла мы взяли прекрасную пьесу Евгения Шварца «Тень». Музыку для «Буффа» написал известный петербургский композитор Виктор Плешак. То есть и музыка, и либретто рождались прямо в театре. В содружестве с Плешаком мы выпустили четыре мюзикла. В 1995 году появился «Дон Жуан» по комедии Мольера, в 1996 — «Миллионерша» на основе пьесы Шоу, в 1997 — «Великий комбинатор» по знаменитой книге Ильфа и Петрова «Золотой теленок». Это были симпатичные работы и хорошая музыка. В это же время я познакомился с другим нашим замечательным петербургским композитором Владиславом Успенским. И с 1998 года начинается сотрудничество театра с ним.
В 1998 году мы поставили мюзикл по рассказу Конан Дойля «Шерлок Холмс и королева Богемии», в тот же год появился мюзикл «Казанова в России», второе десятилетие не сходящий со сцены «Буффа».

— В основе «Казановы» лежит ваша пьеса; как возник ее замысел?

— В записках Джакомо Казановы я прочел, что он приезжал в Россию, был принят Екатериной II и кроме того купил за
100 рублей русскую девушку. Меня эта тема очень взволновала, я захотел написать пьесу о судьбе этой русской девушки, и попросил Успенского сочинить к ней музыку; так был создан этот спектакль.
В 2001 году появилось «Искушение Жанны». Эта пьеса была написана мной по плану А. С. Пушкина. У Пушкина есть набросок пьесы «Папесса Иоанна» о женщине, которая по преданию была папой римским. Для Успенского «Искушение Жанны» стало одной лучших работ для музыкального театра. В 2002 году я поставил со студентами, ставшими потом артистами нашего театра, мюзикл по собственному либретто «Любовь без границ», в 2003 — «Бал воров» по пьесе Ануя. Потом, к сожалению, работа над музыкальными спектаклями остановилась, так как Владислав Александрович ушел из жизни. Восемь лет спустя мы собрали из музыки Успенского, написанной к другим спектаклям, мюзикл «Элиза» по комедии Шоу «Пигмалион».

— Два года назад ваши мюзикольные проекты возобновились. Первой ласточкой стал «Сон в летнюю ночь» по комедии Шекспира на музыку Алексея Яковлева, а уже в этом сезоне с успехом прошел «Дневник авантюриста» по пьесе Островского «На всякого мудреца довольно простоты». Почему эту историю вы решили показать в музыке?
— Во-первых, это замечательная пьеса, написанная в
70-е годы XIX века. Речь в ней идет о послереформенной России, а мне кажется, что период, переживаемый нами сегодня, несколько похож на реалии того времени. Как и авантюрист, готовый служить и тем, и этим, чтобы достичь своих личных целей, — фигура всегда актуальная.
Наверное, в России нет такого театра, который не ставил бы эту пьесу. И я подумал, зачем повторять то, что уже сказали другие? Так и возникла идея поставить музыкальный спектакль, а параллельно выяснилось, что музыкального спектакля на тему этой пьесы еще не было. Мы поговорили с поэтом Николаем Денисовым, а потом обратились к композитору Максиму Дунаевскому.

— Существуют ли для вас различия в работе над драматическими и музыкальными спектаклями?

— Нет. Актер и в том и в другом спектакле должен уметь передавать не только мысль, но и природу чувств. Современный музыкально-драматический театр воспитывает своих актеров так, чтобы они могли существовать в любом жанре. В правде чувств, в правде переживаний. Мне всегда вспоминается Станиславский и его «не верю», когда актеры наигрывают и фальшивят, я тоже говорю «не верю». Ты выпеваешь ноты, но ты не живешь в музыке.
А первостепенное мое требование к музыкальному спектаклю — серьезная драматургическая основа.
Беседовала Светлана РУХЛЯ
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~pquiU