Иосиф Левинзон: «Квартет имени Танеева — это продолжение петербургских традиций»

Фото предоставлено Концертным отделом консерватории

Фото предоставлено Концертным отделом консерватории

28 Февраля 2019

Иосиф Левинзон: «Квартет имени Танеева — это продолжение петербургских традиций»

25 марта на сцену Малого зала филармонии впервые выйдет обновленный состав Квартета имени Танеева, ведущего свою историю с 1946 года. После смерти художественного руководителя ансамбля В. Овчарека участники квартета В. Стопичев и И. Левинзон несколько лет выступали с молодыми музыкантами Д. Корявко и И. Козловым. О возрождении Квартета имени Танеева рассказал Иосиф Израилевич Левинзон, который уже не раз выступал на страницах нашего издания. Беседовать с Иосифом Израилевичем — неописуемое удовольствие, и мы рады делиться им с читателями.

— Иосиф Израилевич, вы являетесь заслуженным артистом РФ, профессором, преподавателем кафедры виолончели, контрабаса, арфы и квартета Санкт-Петербургской государственной консерватории имени Н. А. Римского-Корсакова, педагогом и создателем практически всех концертирующих сегодня струнных квартетов. А какое звание вам особенно дорого?
— Вы знаете, это трудный вопрос, всё так тесно переплетается в жизни… Правда, сейчас я больше профессор, чем артист. У меня есть правило: раз в пять лет делать творческий отчет. Летом мне исполнится 85 лет, однако в это время сложно сделать концерт —
у студентов каникулы. Мой юбилейный концерт состоится 18 марта в консерватории, и я постарался привлечь к нему как можно больше учеников, придумать интересную программу. Но есть еще один, не менее важный повод для радости. В нынешнем году на афишах наконец появился Квартет имени Танеева. Концерт в Малом зале филармонии 25 марта станет презентацией Квартета имени Танеева–3. Удивительное совпадение: 25 марта — это день рождения В. Овчарека, создателя ансамбля. Конечно, я буду с музыкантами. Они все прошли в разное время мою школу: Илья Козлов, Дмитрий Корявко, Денис Гончар, Дмитрий Хрычев. И все они — лауреаты различных конкурсов, солисты.

— 2019 год станет важной вехой в истории коллектива, не так ли?
— Да, важно, что они наконец-то решились. Мысль о возрождении Квартета имени Танеева много лет не давала мне покоя. Потому что подобных ансамблей, с такой долгой историей, даже в мировом масштабе очень мало.

— Вы помните, как начинался ваш путь в Квартете имени Танеева? Почему этот коллектив стал таким значимым для нашей культуры и имел столь долгую успешную историю?
— В начале прошлого века в Петрограде-Ленинграде существовал Квартет имени Глазунова, легендарный коллектив, в который входили прекрасные музыканты, профессора консерватории. В 1925 году они совершили триумфальное турне по Америке. В 1946 году будущие «танеевцы» пришли в класс к одному из этих самых «глазуновцев» — учиться играть в квартете. Им так понравилось, что они закончили консерваторию уже состоявшимся ансамблем. Стали квартетом Ленинградской филармонии. Блестящие музыканты — В. Овчарек, Г. Луцкий, В. Соловьёв и Б. Морозов. Много лет они выступали, ездили по Советскому Союзу… В 1952 году, когда я приехал поступать в консерваторию, я уже был «болен» этим жанром, я их слушал, видел, я застал даже «глазуновцев»… Так совпало, что мой преподаватель в киевской десятилетке, замечательный педагог М. Симкин, преподавал квартет мне и в консерватории. Потом в филармонии появились два оркестра и в квартете что-то не сладилось. Б. Морозов вошел в состав ЗКР, а остальные музыканты (и я с ними) оказались во втором оркестре. У участников квартета оказалось разное расписание. Это был конец 50-х...
Шли годы, состав квартета менялся. В 1963 году ансамблю присвоили имя Танеева. А потом вскоре был фестиваль «Варшавская осень». Я помню, как за мной приехали накануне. Надо было играть Шостаковича, Бетховена, Хиндемита, Салманова. Репетировали в кратчайшие сроки. Однако мы замечательно выступили, получили одну из трех медалей для иностранных исполнителей, огромную папку нот польских композиторов. Потом записали целую пластинку польской музыки, в том числе и Пендерецкого. Я вошел в состав ансамбля в 1967 году. Наш Квартет имени Танеева стал известен, мы объездили всю Европу, Америку, Японию. Получили потрясающие отзывы. В. Овчарек возглавлял коллектив до своего ухода из жизни в 2007 году.

— А какие записи циклов квартетов стали наиболее значимыми, на ваш взгляд?
— Бетховен, Шостакович, Шуберт, Мясковский… Весь Танеев! Первый вопрос, который мы слышали, когда приезжали в любую страну: «Кто такой Танеев?» Мы объясняли, что Сергей Иванович Танеев — любимый ученик П. И. Чайковского, русский композитор, автор симфонической, хоровой и камерной музыки. Наша последняя запись — это Фортепианный квинтет Танеева с пианисткой Элисо Вирсаладзе.

— Расскажите, почему вы задумались о возрождении Квартета имени Танеева? Репертуар и идеология квартета остались прежними или изменились?

— Мы продолжаем традиции «глазуновцев». Наша школа — это высокое профессиональное мастерство плюс глубокое проникновение в содержание и, наконец, индивидуальное отношение к тому материалу, которым мы занимаемся. И эти традиции, я надеюсь, будут продолжены. Мои ребята — молодые, талантливые, энергичные, самоотверженные — не боятся ничего. Конечно, им будет трудно: они в ЗКР, работы много, их имена не сходят с афиш. На концерте 25 марта они исполнят Третий квартет Танеева, Седьмой квартет Шостаковича, Второй — Чайковского. Репертуар будет приобретаться и наращиваться постепенно.
Я им внушаю, что у музыканта жизнь — авральная. Нельзя на предложения выступить отвечать «нет».

— Почему именно струнные квартеты стали вашей музыкальной судьбой?

— Простите за высокий стиль, но музыка — во мне, я порой не сплю ночами. А квартетами я болен с детства. Во-первых, потому что… я лентяй. Чтобы быть солистом, надо очень много заниматься, нужен дорогой инструмент. Во-вторых, я люблю ансамбль, я люблю общаться. В квартете я — в ансамбле: играю, слушаю. С первого курса консерватории я играл в квартете. Мои студенты тоже квартеты не «сдают» на зачетах, а играют. Я предлагаю им выучить целое произведение и сыграть концерт, к примеру, в Камерном зале капеллы. 15 марта там, кстати, состоится концерт квартета «Измайловский», я всех приглашаю.

— Чему вы стараетесь научить студентов?
— Хороший вопрос. Вы приходите в филармонию слушать симфонический оркестр, и что вы видите перед собой? Огромный квартет струнников. От качества струнной группы зависит весь концерт. В квартете можно научиться прежде всего слушать не себя, а соседа! Квартет — это однородные, однотембровые инструменты. На мой взгляд, квартет — это профилирующий предмет для будущего музыканта-струнника. Надо научиться самостоятельно делать из нот музыку, ведь ноты — это азбука, а вся музыка, как говорится, вокруг нот… Темпы, нюансы, акценты. Самый главный инструмент музыканта — уши! Чтобы квартет стал единым целым, нужно много работать и слушать, слушать, слушать. Я слежу за судьбой своих учеников, радуюсь, если они собираются и играют вместе.

— Какие квартеты являются наиболее значимыми, эталонными для вас?
— Квартет Бетховена, Квартет Бородина, Квартет имени Шостаковича, квартеты имени Комитаса, имени Большого театра… Это легендарные ансамбли советского времени. Поэтому очень ценно, что мы возрождаемся. Я желаю Квартету имени Танеева долгого и счастливого творческого пути.

— Ваши любимые композиторы?
— У меня их много: Бах, Чайковский, Моцарт, Рахманинов, Шостакович, Шуберт, Бетховен…

— Если бы по счастливой случайности у вас в руках оказалась волшебная палочка, что бы вы изменили в музыкальной жизни Петербурга?
— Петербургу не хватало Квартета имени Танеева, а теперь он наконец появится. Я счастлив!
Беседовала Ксения ТОКМАКОВА

Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~hiJfp