Габор Миклош Кереньи: «Современного человека интересуют реальные вещи»

Фото: Мария Ковалёва

Фото: Мария Ковалёва

1 Февраля 2019

Габор Миклош Кереньи: «Современного человека интересуют реальные вещи»

После успеха мюзиклов Фрэнка Уайлдхорна «Джекилл&Хайд» и «Граф Монте-Кристо» известный венгерский режиссер обратился к «Канкану» американского классика Коула Портера.

— Г-н Кереньи, спасибо, что позволили наблюдать репетиционный процесс. Знаете, на репетиции меня не покидало ощущение, что структурно «Канкан» больше похож на оперетту, чем на мюзикл.
— В «Канкане» действительно есть элементы оперетты, но ближе он к мюзиклу, а строится на базе водевиля. Я искал материал, который был бы и опереттой, и мюзиклом, давал возможность как посмеяться, так и поговорить о серьезных вещах, в данном случае о свободе, чести, любви. И «Канкан» этим критериям полностью соответствует. А еще он во многом похож на «Мулен Руж», который является одним из самых популярных фильмов в мире.

— Мюзикл все больше завоевывает позиции, а оперетта все дальше отходит на задний план, почему, на ваш взгляд, так происходит?

— Мюзикл — реалистичен, а в оперетте много сказочного, и ее, так же как и оперу, которая вообще миф, я бы назвал сюрреалистичной. А людей сегодня больше интересуют реальные вещи. И музыка мюзиклов ближе людям, чем музыка оперетты, — очень красивая, гармонически богатая, но, как и вся классическая музыка, менее притягательная для человека, живущего в XXI веке.

— Но музыку ведь можно аранжировать по-современному?
— Красота оперетты заключается в ее оригинальной форме, если ее переделать, то, во-первых, будет нарушена авторская воля, во-вторых, у меня большие сомнения, что это будет лучше. Всё это не значит, что опереточный спектакль не может быть интересным, но надо понимать, что Ллойд Уэббер ближе людям, чем, например, Легар.

— И вместе с тем вы поставили «Страну улыбок»!..
— Да, но с большим количеством современных изменений. И заметьте, хотя спектакль и имел успех, количество желающих его посмотреть значительно меньше, чем желающих прийти на мюзикл «Граф Монте-Кристо». Я это объясняю тем, что на эмоциональном уровне мюзикл воспринимается как «здесь и сейчас», а оперетта нечто мифическое, вымышленное, поэтому людей она интересует меньше.

— То есть конфликт «Графа Монте-Кристо» публике ближе, чем драматические события в легаровской «Цыганской любви»?
— Без сомнения! Конечно, в рамках оперетты конфликт «Цыганской любви» — один из самых интересных, но невозможно добиться, чтобы переживания ее героев затрагивали многих.
И они не идут ни в какое сравнение с событиями, разворачивающимися в мюзиклах «Джекилл&Хайд» или «Граф Монте-Кристо». В «Джекилле» речь идет о внутреннем конфликте между добром и злом, который есть в каждом человеке и увидеть который на сцене — «большое приключение» в глубины подсознания. В «Графе Монте-Кристо» — огромная паутина лжи и бесчестия, «распутывать» которую намного интереснее, чем наблюдать, как кто-то завоевывает графиню Марицу.

— Вы поставили много спектаклей в Театре музыкальной комедии, кто из актеров вам наиболее интересен?
— Наташа Диевская, Елена Газаева, Вера Свешникова, Агата Вавилова, Кирилл Гордеев, Игорь Кроль, Ростислав Колпаков, Саша Суханов — они мой «первый класс», главные мои артисты мюзикла. Среди артистов оперетты — это Оксана Крупнова, Катажина Мацкевич, Карина Чепурнова, Олег Корж. Всегда был великолепен Иван Корытов, сейчас очень продвинулся Александр Леногов; очень любил я и Сашу Трофимова — я его открыл, и он был для меня одним из любимых артистов. И конечно, нет большей потери для меня, чем потеря Ольги Лозовой: ее я просто обожал…

— Предполагаю, что когда Наталия Диевская сыграла Луизу Вампу в «Графе Монте-Кристо», роль хозяйки кабачка в «Канкане» была ей предопределена.
— После всех спектаклей, в которых я работал с Наташей, для меня было очевидно, что роль Симоны для нее. И премьерные показы доказали это огромным успехом.

— В «Канкане» очень эффектная хореография, прямо-таки «вытекающая» из режиссерского решения…

— Это потому, что между режиссером и режиссером есть разница. Я (улыбается) в предыдущей жизни был, наверное, хореографом и танцором. И мои танцевальные способности были просто выдающимися. Я (улыбается) и теперь прекрасно танцую (правда, не ногами, а в голове), поэтому всегда четко говорю хореографу, что хочу увидеть на сцене.

— Возможно ли, что после мюзиклов Уайлдхорна и Портера вы поставите что-то из Уэббера?
— Честно говоря, я не люблю его. Для меня его музыка слишком легкая. Мне нравится «Иисус Христос-суперзвезда», более или менее принимаю «Эвиту», а «Призрак оперы», на мой взгляд, очень слабый с точки зрения музыки.

— Музыка Уайлдхорна кажется вам интереснее?
— Да, более волнующей и образной. Она очень глубоко затрагивает чувства людей, и успех у петербургской публики «Джекилла» и «Монте-Кристо», по-моему, это подтверждает.
Беседовала Светлана РУХЛЯ
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~P0Nyd