Фабио Мастранджело: «”Мюзик-Холл” ждут реконструкция и новые проекты»

26 Апреля 2018

Фабио Мастранджело: «”Мюзик-Холл” ждут реконструкция и новые проекты»

Практически каждый день у него расписан по часам. Репетиции, выступления, деловые встречи. Работоспособность Фабио Мастранджело вызывает восхищение. Маэстро удается не только руководить двумя оркестрами в Санкт-Петербурге и несколькими в других регионах страны, но и целым театром. О том, что ждет петербургский «Мюзик-Холл» в ближайшем будущем, — в нашем интервью с именитым дирижером.

«Нам предстоит титанический труд»

Фабио появляется на проходной театра. Маэстро собран, подтянут и вместе с тем обезоруживает своей солнечной улыбкой. Пару этажей и коридоров преодолеваем с ним буквально за минуты. Вот мы уже в кабинете художественного руководителя театра.

— Два года назад вы сказали, что хотите сделать из «Мюзик-Холла» один из самых уважаемых и посещаемых театров в городе. Насколько близко удалось подойти к поставленной цели?
— Можно сказать, что вплотную. Как ни удивительно, но за это время мы успели сделать очень многое. В частности, удалось показать, насколько мобильными могут быть наши исполнители. Только представьте, что на одной неделе мы готовим программу с балканским музыкантом Гораном Бреговичем. Через небольшой промежуток времени репетируем творческий вечер с эстрадной певицей Ларисой Долиной, а спустя несколько дней исполняем программу знакомой и любимой многими классики. И такие стилистические движения для нас не редкость. Оркестр уже состоялся и оценивается как один из лучших в городе. Мы неоднократно гастролировали с коллективом и выступали с такими мастерами, как скрипачи Дмитрий Ситковецкий и Шломо Минц, пианистки Екатерина Мечетина и Полина Осетинская, и многими другими. При этом мы не раз получали от них сердечные слова благодарности. И дело здесь не в том, что я с ними лично знаком. Это их объективная оценка уровня оркестра, с которым они выступали.

— Что же тогда осталось сделать, чтобы окончательно решить поставленную ранее задачу?

— Самый серьезный, на мой взгляд, шаг — реконструкция здания театра. Сегодня это единственный путь, который позволит нам развиваться дальше. Благодаря этому сможем дать новые возможности нашим коллективам и реализовать с ними новые проекты. Существующая площадка безнадежно устарела и с такими техническими возможностями движение дальше попросту невозможно.

— Но ведь реконструкция это не только сами строительные и технические работы, но, что, пожалуй, еще серьезнее – их согласование…

— Вы правы. Сейчас идет экспертиза. Мы подготовили огромное количество документов, изучили все до последней детали. Будут, наверное, какие-то замечания, но это нормально, ведь ничего идеального нет. Только представьте себе, что нам предстоит преобразить и модернизировать 15 тысяч квадратных метров площади. Безусловно, титанический труд предстоит, но он необходим.

— Где окажется коллектив на время реконструкции?

— Говорю пока теоретически, поскольку здание, которое нам передали, нуждается в ремонте, — в старой англиканской церкви на Английской набережной. Шикарное здание и как памятник архитектуры, и как место с удивительной акустикой. Впоследствии здание останется за нашим театром. Мы очень близко к сердцу приняли такой жест со стороны руководства города. Да и само место, в котором расположен храм, очень хорошее. В шаговой доступности набережная, где швартуются паромы с сотнями туристов, которые, я надеюсь, захотят посетить и наши выступления.

Оркестр в оркестре

— Кстати, о выступлениях. Сейчас в «Мюзик-Холле» два оркестра: «Северная Симфониетта» и «Северная Симфония». Зачем одному учреждению два коллектива?
— Они живут параллельной жизнью, более того — один оркестр находится внутри другого. Так случилось, что «Северная Симфониетта» появилась первой. Только за первый год существования она успела не только снискать признание и любовь петербургской публики, но и стремительно развить успешную карьеру. И мне было жалко просто так взять, и забыть те два года, когда она существовала и развивалась. Поэтому я принял решение сохранить этот оркестр. Тем более, как показало время, нас по сей день часто приглашают исполнять небольшие концерты, а ведь «Симфониетта» именно камерный коллектив. Мне приятно также осознавать, что музыканты, которые в нем играют, считают, что это их детище, над которым они столько работали. Так и получилось, что у нас два оркестра. Однако у каждого из них свои ниши, задачи и рабочие графики, которые удается грамотно выстраивать и сочетать.

— В ваших оркестрах немало молодых музыкантов. Насколько талантлива сейчас молодежь, которая приходит на прослушивание и желает оказаться под вашим началом?
— Помимо консерваторий Санкт-Петербурга и Москвы в других регионах России немало вузов, которые дают хорошие знания. Достаточно вспомнить Казань, Екатеринбург и Новосибирск. Такие города могут похвастаться и самыми лучшими коллективами, которые во многом не уступают столичным. Естественно, ситуация по стране неравнозначная. Там, где нет соответствующих учебных заведений, набирать оркестр гораздо труднее. Могу привести пример Якутска, где мне пришлось приложить определенные усилия для этого. Отчасти помогло то, что там расположена Высшая школа музыки, которая в какой-то мере заменяет консерваторию. В целом же уровень подготовки музыкантов в России остался высоким. Без лукавства могу утверждать — мы стремительно растем. Говорю сейчас об академической среде в целом. Достаточно посмотреть на количество оркестрантов, певцов, которые сегодня работают в том или ином регионе. В одном только Петербурге их довольно много, и это, на мой взгляд, огромная заслуга Валерия Гергиева только у которого работает около 400 человек.
И то, что конкурс в петербургскую и другие консерватории не снижается, наглядно демонстрирует, что страсть к музыке у подрастающего поколения не исчезла, она по-прежнему волнует ребят и заставляет их творить. Другой и не менее объективный критерий — зрители, которых с каждым годом все больше приходит на концерты симфонической и оперной музыки.

— Однако критики говорят о том, что классическая музыка умирает…

— Такие высказывания я слышу последние лет тридцать. Либо это очень медленная смерть, либо откровенная неправда.

— Как вы относитесь к такому способу привлечения новой аудитории к классической музыке, как выступление в арт-центрах, где нет той чопорности, с которой это происходит в филармонических залах, а гости вечера свободно перемещаются, общаются, более того, тут же и фуршет?
— Есть элементы в исполнении, которые можно назвать ритуальными, и я глубоко убежден в том, что их нельзя менять, потому что следом исчезнет и все остальное. Например, то, что мы красиво и элегантно одеваемся и тем самым вызываем уважение ко всему, что будет происходить на сцене, а не выходим к зрителям в джинсах и футболках. Если звучат фортепианный концерт Сергея Рахманинова, симфонии Иоганнеса Брамса, Людвига ван Бетховена и других великих авторов, то происходить это должно исключительно в традиционном формате, который позволяет перенимать и сохранять то, что было до нас, донося это до аудитории, знакомя ее с существующими традициями. Я ни в коем случае не отрицаю другие форматы игры, но это должно быть дополнением, сотрудничеством, скажем, музея и оркестра, а не основным направлением в работе оркестра.

Приключения продолжаются

— Какие ваши проекты в этом году нельзя пропустить петербуржцам и гостям Северной столицы и куда необходимо обязательно попасть?
— В седьмой раз мы проведем Санкт-Петербургский международный open-air фестиваль «Опера — всем». В программе фестиваля оперы «Царская невеста» Римского-Корсакова, «Похищение из сераля» Моцарта, «Манон Леско» Пуччини и другие. Зрителей ждет насыщенная и разно-образная программа. В первый же год этот проект стал одним из традиционных для города, своего рода его музыкальной визиткой. И уже сейчас мы начинаем готовиться к юбилею этого проекта, который сможем отметить через три года.

— У вас ведь тоже юбилей в следующем году — двадцать лет, как вы впервые прилетели в Санкт-Петербург и захотели здесь остаться.
— Все верно, это было в июне 1999 года.

Можно все это время охарактеризовать как «Приключения итальянца в России»?
— Да, пожалуй (смеется). Столько всего произошло за два десятилетия, в том числе, и приключений хватало.

— Что запомнилось больше всего?
— Мой дебют в Большом зале филармонии в 2001 году. Выступать в таком зале, мне кажется, это для любого музыканта огромное достижение. Также яркий след оставили эпизоды в карьере, когда я заменял за дирижерским пультом Юрия Темирканова и Валерия Гергиева. Всякий раз у меня было очень мало времени, лишь полтора-два часа до начала выступления, когда я узнавал о замене. И знать, что ты стоишь там, где работают мастера такого уровня… На мой взгляд, это как серьезное достижение, так и испытание.

— Что вам помогало сохранять самообладание в такие минуты?
— Умение держать контроль над собой и профессионализм. Но больше всего то, что внутренне ты готовишься к таким случаям всю жизнь. Будут они или нет — другой вопрос, но эта готовность мобилизует и играет весомую роль. Ну а когда это происходит — мальчик становится мужчиной. Мне кажется, что подобные ситуации стали одними из серьезных этапов не только в моей карьере, но и в жизни вообще. Еще один яркий этап, который, к счастью, продолжается по сей день, — сотрудничество с филармонией в Новосибирске, оно длится уже 12 лет, и это тоже огромная честь для меня. Прекрасно помню свое волнение, когда получил в управление один из самых известных оркестров в стране. Ведь это еще и колоссальная ответственность, так как ранее им руководил такой мастер, как профессор Арнольд Кац. Оркестр включен в первую группу наряду с лучшими коллективами Москвы и Санкт-Петербурга.

— Получается, что в вашей русской биографии множество неожиданных поворотов и даже чудес?
— Наверное, такие мечты, которые стали реальностью для меня, уже давно существовали. Мне кажется, чтобы чего-то достичь, очень важно наличие у человека железной воли. Когда мне говорят о том, что кто-то и подумать не мог о таком успехе или повороте в собственной карьере, я в это не верю. Ты должен думать об этом постоянно, идти к поставленной цели и сокровенной мечте со всем возможным упорством и искать способы все это воплотить в реальность. Безусловно, многое для меня двадцать лет назад было не только мечтой, но уже и зернышками, которые попали на благодатную почву и смогли за эти годы не только прорасти, но и принести ощутимые плоды.
Беседовал Олег НЕФЁДОВ

Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~z8UKd