Эмир Кустурица: «Балканская музыка — это арт-терапия»

Фото автора

Фото автора

10 Сентября 2019

Эмир Кустурица: «Балканская музыка — это арт-терапия»

Сербский режиссер, обладатель премий крупнейших кинофестивалей Европы Эмир Кустурица и его музыкальная группа The No Smoking Orchestra выступили в конце июня в Санкт-Петербурге на первом международном фестивале «ЭтоЭтно», собравшем в Петропавловской крепости более 20 тысяч гостей. В день концерта Эмир Кустурица в пространстве Arts Square Gallery рассказал о своем творчестве.

— Как вы относитесь к Петербургу, за что его любите?
— За то, что здесь раньше была Швеция (улыбается). Если серьезно, конечно, Петербург невозможно не любить за его красоту!

— Весь мир испытывает всплеск интереса к балканской музыке, вы чувствуете свою сопричастность к этому феномену?
— Если бы не было музыки к фильму «Черная кошка, белый кот», снятого двадцать лет назад… У нас рекламы нет, нет денег, мы — маленькая группа. Для нас музыка и наши фильмы — это наша реклама. Мы двадцать лет играли на основе одного альбома. Это хорошо с точки зрения бизнеса и искусства. 
В основе всей этномузыки лежит размер 2/4 — у вас, у нас… Это самая простая мелодия (напевает несколько тактов). Мелодии, которые смешиваются с этим ритмом, контрасты, которые мы делаем, — они необыкновенные, специфические. Это очень живая музыка, мертвого из гроба поднимет!
Мы играем не фолк, фолк — это американская музыка, ее играют «фолкеры». У нас, то, что играют на Балканах, можно назвать арт-терапией: мы как психиатры, которые инструментами проводят терапию, чтобы люди были счастливы, понимали друг друга. Мы хотим, чтобы и вам было хорошо, как и нам на сцене. Современная тенденция во всем мире: деньги — деньги — деньги… А у нас: терапия и деньги (смеется). Это хорошо и для нас, и для людей. Наш жанр — эклектичность, многожанровость. Мы это подтвердили: за 20 лет мы сыграли тысячи концертов — от Сибири до Индии. Я никогда не думал, что буду играть!

— Этнография и свобода — очень близкие понятия…
— Для меня вопрос свободы всегда был самый главный. Самое интересное в моей жизни — это цыгане. Та свобода, которую я наблюдал в детстве в их жизни, — ее я больше нигде и ни у кого не встречал. Мой отец — 
государственный чиновник, и в семье была дисциплина. В моей жизни, кроме примера цыган, не было ответа на эти вопросы. Показываю их образ жизни: там и ответы, и все процессы. Но всё это сложно. Сейчас в Европе такая этническая политика, вопросы глобализации обсуждаются. 

— Почему ваши фильмы — всегда трагикомедии?
— Жанр трагикомедии был у Гоголя, Чехова, Лермонтова. Я рад видеть всё смешным и трагедийным.

— Нет ли желания сделать фильм о России?
— Фильм будет, я обещаю, до конца моей жизни, когда будут деньги, условия. У меня есть мечта сделать Достоевского, modern-версию «Преступления и наказания». Там, в Сербии, жизнь была очень похожа на коллизии Достоевского. Старуха-процентщица —
это Броз Тито. Сам играть не хочу, не желаю. Играть музыку — это радость, а делать фильм — 
это тяжелая работа. Язык фильмов сейчас изменился, это язык рекламы. Я снял новый фильм на основе романа Чингиза Айтматова «Белое облако Чингисхана». Всё уже сделано.

— Почему вы выбрали именно роман Чингиза Айтматова для экранизации?
— Потому что это такая сказка, в которой описывается необыкновенная жизнь Чингисхана с точки зрения гуманизма. Потому что на Западе его оценивают как дикого человека, а я увидел другое. Что, не будь этой восточной культуры, западная цивилизация никогда не стала бы тем, что она есть. Читая Айтматова, я понял, что Запад никогда не инвестировал в Восток, но без богатств Востока Запад никогда не стал бы цивилизацией. Хотя принято считать наоборот. 
Я общался с сыном Чингиза Айтматова Эльдаром. Самого писателя я уже не застал 
(Ч. Айтматов умер в 2008 году. — Прим. авт.). Это первый раз, когда я работал по книге, по сценарию.

— Пишете ли вы новые книги?
— Я написал уже три книги. Это та энергия, которая будет со мной до конца моей жизни.

— Есть ли в вашем шкафу смокинги?
— Вы хотите спросить о внешнем облике? Посмотрите, в чем ходят другие, Джонни Депп например. Много хуже, чем я! Но если серьезно, всё, что случилось в моей жизни, то, что я много раз побеждал, — это всё было незапланированно. Это касается и одежды.

— Вы знакомы с русскими музыкантами?
— Я знаю многих русских музыкантов, все они ко мне приезжают. Будет совместный концерт с одной русской группой в Ледовом дворце в конце года.
Беседовала Татьяна МИРОНОВА
«Санкт-Петербургский музыкальный вестник»

Источник:  https://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~OfWor