Дмитрий Воронцов: «По широте звука мы остаёмся в русской школе»

27 Ноября 2018

Дмитрий Воронцов: «По широте звука мы остаёмся в русской школе»

C 18 по 21 ноября в Санкт-Петербурге уже в шестой раз прошел Международный фестиваль валторнистов (художественный руководитель — Сергей Поляничко).

Известные музыканты — Хавьер Боне, Дмитрий Воронцов, Оливье Дарбелле, Андрей Карапищенко и коллективы (Российский роговой оркестр, дирижер С. Поляничко, Симфонический оркестр Санкт-Петербурга, дирижер С. Стадлер), премьеры, мастер-классы. Фестиваль не только позволил публике насладиться волшебным звуком этого инструмента, но и сыграл важную роль в популяризации валторны среди молодых музыкантов. В рамках фестиваля впервые в Петербурге было исполнено сложнейшее произведение для валторны с оркестром — «Naturaleza Humana» (композитор Хуан Коломер). Также впервые партнером фестиваля выступил «Петербург-Концерт».
Накануне фестиваля состоялась пресс-конференция, на которой председатель Комитета по культуре Санкт-Петербурга
К. Э. Сухенко объявил о том, что Российский роговой оркестр принят в состав «Петербург-Концерта», а это несомненное свидетельство признания городом творческих заслуг коллектива. «Мы занимаемся целенаправленно и последовательно развитием симфонических оркестров, развитием именно классического направления в музыке, развитием музыкального образования и культуры. Надеюсь, что это тоже отчасти заметно по работе наших оркестров, по поддержке наших музыкальных школ», — заявил журналистам К. Э. Сухенко.
О том, что валторна является одним из самых технически сложных музыкальных инструментов, слышали многие. И конечно, журналистов интересовал вопрос, чем она обязана такой репутации. Валторнист, солист оркестра Мариинского театра, заслуженный артист Российской Федерации Дмитрий Воронцов высказал свое мнение на сей счет: «Профессионально владеть очень сложно любым инструментом. Все, что делается профессионально и на высоком уровне, всегда сложно. С валторной так же сложно, как с женщиной. Этот инструмент никогда не прощает измены. Если вы не уделите ей сегодня времени, завтра ждите неприятностей…».
Мы продолжили беседу о валторне с Дмитрием Александровичем.

— Международный фестиваль валторнистов проводится уже в шестой раз. Как вы считаете, «повзрослел» ли он за это время? Как давно вы дружите с фестивалем?
— Дело в том, что мы с Сергеем Поляничко сначала двигались параллельными путями: один фестиваль проводил я, другой — он, и мы не знали об их сосуществовании. Потом судьба нас свела и мы объединили наши усилия — чтобы увеличить информативность, привлечь больше музыкантов и слушателей, задействовать большее количество залов. Основной показатель «взросления» — это то, что все больше и больше публики приходит на наши концерты. В этом году мы «доросли» до Большого зала филармонии. То количество городов, которое задействуется в фестивале, — это тоже очень важно.

— Почему вы выбрали именно валторну?
— Мои родители, будучи большими любителями классической музыки, каждый год возили меня на концерты в Домском соборе в Риге. Я обожал орган, занимался на фортепиано и хотел быть органистом, но однажды на одном из концертов я услышал сочетание органа и валторны. Выступал знаменитый и поныне здравствующий латышский валторнист Арвид Эдуардович Клишанс, и с тех пор я полюбил этот инструмент. Уже позднее это чувство помогал разжигать во мне наш профессор Виталий Михайлович Буяновский, который тогда работал в Заслуженном коллективе республики у Е. А. Мравинского и преподавал в консерватории, был человеком, беззаветно влюбленным в инструмент, его звук… Может быть, какая-то частичка этого чувства передалась и нам, его ученикам, за что мы ему беспредельно благодарны.

— В этом году исполнилось 90 лет со дня рождения В. М. Буяновского…

— Виталий Михайлович воспитал огромное количество замечательных валторнистов. Вся его жизнь была связана с валторной. Вне рамок фестиваля мы проведем концерт, на котором исполним произведения, написанные Виталием Михайловичем специально для этого инструмента. А на фестивале прозвучит «Русская пьеса». Я взял на себя ответственность, может быть, даже наглость, и переложил ее на квартет валторн и сопрано.

— Как на судьбу фестиваля повлияло участие в программе помимо Рогового еще и Симфонического оркестра?

— Прежде всего увеличилось количество произведений, которые мы можем исполнить. Это уже совсем другая аудитория, мы выходим за камерные рамки, расширяется репертуар. Если эта тенденция продолжится, думаю, фестиваль будет становиться все интереснее и интереснее.

— Пишут ли современные авторы сочинения для валторны?
— В Мариинском театре уж стал традицией ежегодный Валторновый день, когда исполняются только произведения, написанные специально для этого инструмента. Мы с Сергеем создали Хор валторн имени В. М. Буяновского. Дело в том, что Виталий Михайлович в свое время собирал такой хор — около 30–36 музыкантов добивались совершенно необыкновенного звучания. Мне хотелось бы упомянуть современного композитора Наталью Волкову, которая пишет замечательную музыку для валторны, красивую, мелодичную. Ведь русская традиция именно от мелодии отталкивается.

— Поделитесь, пожалуйста, вашими мыслями по поводу русской школы исполнительства на валторне.
— У нас очень богатая культура. И количество гениальных композиторов и сочиненной ими музыки не могло не оказать влияния на то, что наши музыканты воспитывались прежде всего на русской музыке, нередко основанной на народных мелодиях. И в какой-то момент сформировалось несколько иное звучание валторны, отличное от западной манеры. К сожалению, железный занавес тоже повлиял на развитие исполнительства на валторне. Мы действительно тогда технологически очень отстали. Сейчас мы общаемся с зарубежными коллегами, однако на Западе до сих пор многие ждут от нас особой манеры игры, с сильным вибрированием, как было принято раньше. Сегодня мы приближаемся к европейской манере исполнения, но по широте звука остаемся в русской школе. Недавно мы встречались с великим валторнистом Германом Бауманом и говорили с ним как раз о различии школ. Он сказал, что очень важно и что до сих в России осталось —
это то, что даже при отставании в технологии русские играют душой. В Америке бывает, что выходят один за другим валторнисты и не отличить одного музыканта от другого — все, как под копирку, чистенько, аккуратненько. У нас где-то что-то может «крякнуться», но обязательно будет сыграно с душой.

— Несколько слов о партнере фестиваля — Духовой академии, руководителем которой вы являетесь.
— Да. Я создал Духовую академию, чтобы помочь музыкантам в овладении инструментом. Пригласил лучших педагогов, большинство — это артисты Мариинского театра, поскольку я с ними хорошо знаком. Постоянно привлекаем музыкантов из Москвы. Мастер-классы, серии занятий — слушатели могут выбрать свой формат и решить конкретные задачи: конкурс в оркестр, поступление в консерваторию или училище… Порой приходят даже взрослые профессиональные валторнисты, которые страдают от создавшегося технологического провала, незакрытого до сих пор. Целое поколение обучилось «на авось». Благодаря нашей помощи люди вновь обретают себя в профессии.

— Как проходят ваши мастер-классы?
— Практически одинаково. Сначала я долго рассказываю о подготовке, правильном разыгрывании, начальных упражнениях. В музыкальных школах педагоги вынуждены ставить рекорды, а при поступлении выясняется, что все, что делалось раньше, делалось неправильно. В училище эта гонка продолжается. Я не ставлю никаких нормативов, мы решаем индивидуальные проблемы. Так и на мастер-классах — после выяснения базовых вопросов участники демонстрируют свои возможности и мы обсуждаем конкретные трудности.

— Есть ли у вас произведение, которое вы еще не сыграли, но хотели бы исполнить на валторне?

— На самом деле масса произведений, которые мне бы хотелось сыграть. Пусть это останется интригой. Публика, приходя на наш фестиваль, будет слушать новые произведения. Постоянно слушать одно и то же неинтересно. Хотя в повторении, совершенствовании, новом прочтении есть много увлекательного. С возрастом многие произведения начинаешь воспринимать иначе.

— Как с книгами…

— Да, совершенно верно, если еще десять лет назад «Братья Карамазовы» ну никак не поддавались, то буквально в прошлом году они были прочитаны взахлеб. То же самое и с музыкой…

— Спасибо!
Беседовала Ксения ИВАНОВА
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~Py9n9