Эпоха Мравинского

19 Июня 2018

Эпоха Мравинского

4 июня исполнилось 115 лет со дня рождения крупнейшего дирижера ХХ столетия Евгения Александровича Мравинского.

Неразрывно связанный судьбой с нашим великим городом, он получил признание в стране и мире, всегда служил только музыке и воплощал собой такую степень внутренней свободы, которая делала его неуязвимым даже для системы. Обладатель всех советских регалий и званий, аристократ по крови и духу, он имел смелость при жизни не вступать в ряды КПСС, а незадолго до смерти распорядиться быть отпетым по православному обряду в Спасо-Преображенском соборе.
…В пору своего музыкантского взросления с начала 80-х я старалась не пропускать ни одной его программы вплоть до 1988 года — года кончины маэстро. Помню все из них. Самое глубокое, точное, эталонное прочтение Мравинский дал симфониям Брукнера, Чайковского, Шостаковича (композитор доверил ему первое исполнение своих Пятой, Шестой, Восьмой, посвященной дирижеру, Девятой и Десятой симфоний). Одна из особенных программ, которой он дирижировал с 1976 года (я услышала ее в 1985-м): первое отделение — ошеломляющий оркестровый Вагнер, все самое любимое, а второе — мистически пульсирующая «Поэма экстаза» Скрябина с полетным соло трубача Владимира Кафельникова.
Для таких концертов лучшим местом в Большом зале филармонии были хоры за органом, когда стоишь и видишь оркестр сверху, а дирижера — в лицо. Место необходимо было занимать заранее, и к началу вечера там уже толпилась консерваторская студенческая братия. И не только: много раз наблюдала на хорах молодого Валерия Гергиева —
на тот момент уже дирижера Кировского театра, впритирку с остальными и нередко с партитурой в руках. От Мравинского, от его неповторимой работы с оркестрантами невозможно было оторвать глаз (ты сам попадал под этот дирижерский магнетизм, подчинялся ему даже с некоторым ущербом для общего слухового впечатления).
Сказать, что его жест был сдержанным —
ничего не сказать. Даже в кульминациях экспрессивного размаха рук не было. И эти руки невероятной красоты и утонченности, где был выразителен каждый палец, забыть невозможно. Как и «фирменные» короткие гипнотические взглядывания на ту или иную оркестровую группу или едва уловимое движение бровью… По словам фотографа Юрия Роста, неоднократно снимавшего маэстро, «Мравинский властвовал над оркестром, залом, миром, от которого, тем не менее, был совершенно отрешен».
А как играл под его руководством Заслуженный коллектив?! Сейчас такой уровень кажется труднодостижимым идеалом. Как и уважение, поклонение и трепет со стороны музыкантов по отношению к своему дирижеру.
Чем больше лет проходит, тем яснее осознаешь, какое это было невероятное везение —
стать свидетелем работы гения, испытывая каждый раз художественное потрясение при встрече с его искусством. Мы счастливцы, мы застали эпоху Мравинского!
Галина ОСИПОВА
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~tHJZt