Затмище

фотография предоставлена автором

фотография предоставлена автором

30 Июня 2020

Затмище

Затменіе солнца, или зáтмище <…>
бываетъ отъ того, что злой духъ скра-
дываетъ свѣтъ Божій…
Словарь В. И. Даля

Не припомню, чтобы так жестоко судьба обошлась с целой семьей — династией талантливых артистов. Но смысл заглавия и выбранного эпиграфа открою только в конце своих поминальных заметок.
Ирина Петровна Богачёва ушла первой — 
она и в моей памяти первой из сегодня поминаемых оставила след. Дмитрий Дмитриевич Шостакович ее избрал для премьеры сюиты «Шесть стихотворений Марины Цветаевой». «Конечно, мечтаю о том, чтобы Вы отнеслись к сюите сни-сходительно. И тогда я буду просить Вас спеть ее», — писал композитор. Мне привелось быть на премьере цветаевской сюиты Шостаковича в Большом зале 30 октября 1973 года и на ряде последующих ее исполнений в Большом и Малом залах Ленинградской филармонии. Всякий раз я восторгался великолепным дуэтом Ирины Петровны и Софьи Борисовны Вакман за роялем. Уже после смерти Шостаковича «Шесть стихотворений Марины Цветаевой» прозвучали в авторской оркестровой версии: Ирине Петровне Богачёвой аккомпанировал Ленинградский камерный оркестр под управлением Геннадия Николаевича Рождественского.
Элен в опере Сергея Прокофьева «Война и мир», Аксинья в «Тихом Доне» Ивана Дзержинского, Марта-Екатерина в «Петре Первом» Андрея Петрова, песни Валерия Гаврилина и Владислава Успенского… называю лишь эти из многих имен современных композиторов, привлекших внимание певицы. Мы же восторгались еще и ее Амнерис, Графиней, Кармен… заново открывали для себя знакомые страницы в романсной лирике русских и зарубежных авторов. Скольких выдающихся певцов воспитала Ирина Богачёва — великий педагог! Не стану перечислять имена тех, кто нынче украшает не только наши, но и европейские сцены — об этом лучше скажут ее ученики.
Елена Станиславовна Гаудасинская… Лена — так привычнее звучит имя дочери Ирины Богачёвой. Вместе с матерью Лена зачинала международный конкурс оперных певцов «Санкт-Петербург», открывший миру множество выдающихся вокалистов. В начале 2000-х, в содружестве с профессором Санкт-Петербургской консерватории Ириной Александровной Шараповой, основала ежегодный конкурс-фестиваль «Три века классического романса» и оставалась его бессменным директором. Сколько новых произведений петербургских композиторов мы услышали благодаря фестивалю! А я помню фортепианное трио «Эрмитаж» (вместе с Ренатой Бахрах — 
скрипка и Сергем Словачевским — виолончель), к сожалению, так недолго концертировавшее. Блистательный концертмейстер, она отмечена призами и дипломами на бесчисленных конкурсах. Елена Станиславовна преподавала камерный ансамбль и аккомпанемент, возглавляла кафедру концертмейстерского мастерства в Санкт-Петербургской консерватории…
Известие о кончине Елены Гаудасинской пришлось на сороковины по ее матери: Ирина Петровна скончалась 19 сентября 2019 года на 81-м году жизни. Лене… Леночке — так ее звали друзья, — ушедшей 30 октября, было всего 52 года.
На плечи 83-летнего Станислава Леоновича Гаудасинского, потерявшего разом жену и дочь, свалилось неизбывное горе. Но и тогда никто не мог предполагать его столь близкого конца…
Музыканты и любители музыки моего поколения помнят Станислава Гаудасинского — обладателя роскошного баса. Как знать, если бы не огрехи вокальной школы, помешавшие расцвету певца, мы бы сегодня знали его как наследника шаляпинской традиции. Каким он был Доном Базилио на сцене Оперной студии консерватории! И там же во второстепенной, не титульной роли Грумио в опере Виссариона Шебалина «Укрощение строптивой» уже проявлял режиссерские задатки. Не случайно же он вернулся к этой опере как режиссер, когда получил в свое распоряжение Малый оперный театр. Тут надобно сказать, что в годы господства нормативной эстетики «соцреализма» наш любимый МАЛЕГОТ был «лабораторией современной оперы», окном в неподцензурную, неофициозную современность: в театре шли оперы Сергея Прокофьева и Дмитрия Шостаковича, балет «Ярославна» Бориса Тищенко.
И Станислав Гаудасинский продолжил эту репертуарную линию, поставив «Марию Стюарт» Сергея Слонимского, «Петра Первого» Андрея Петрова, «Пугачёва» Владимира Кобекина, «Голого короля» и «Доротею» Тихона Хренникова… В руководимом им театре ставили оперу «Медиум» Джан-Карло Менотти, балет Александра Кнайфеля «Петроградские воробьи», «Весну священную» и «Свадебку» Игоря Стравинского… Всеобщее признание завоевали спектакли Гаудасинского по «Хованщине» и «Борису Годунову» Модеста Мусоргского.
Однажды я попенял Станиславу Гаудасинскому в рецензии на «Князя Игоря», что в его спектакле на протяжении менее года случаются два подряд солнечных затмения. «Так не бывает, — апеллировал я к азбучным истинам астрономии, — 
у любой, самой смелой метафоры есть границы здравого смысла». И оказался неправ: спустя полгода после ухода Ирины Петровны — почти день в день — 20 марта 2020 года не стало Станислава Леоновича. Три затмения за полгода — чем не зáтмище! У старого русского слова — вот уж поистине превосходная, превосходящая человеческие силы степень. Но не затемняющая, не заслоняющая светлую память о прекрасных людях и замечательных музыкантах.
Иосиф РАЙСКИН
Все фотографии предоставлены автором.
Санкт-Петербургский Музыкальный вестник, № 6–7 (178–179), июнь-июль 2020 г.
Источник:  https://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~9g5gS