Заметки о весне. «Петербургская музыкальная весна — 2015»

21 Июня 2015

Заметки о весне. «Петербургская музыкальная весна — 2015»

Программы концертов нынешней 51-й «Музыкальной весны» оказались очень насыщенными. Вместив большое количество интересных сочинений, ярких юбилейных авторских отделений (Петра Геккера, Алексея Мыльникова, Владимира Сапожникова), фестиваль по уже 50-летней традиции почтил ушедших композиторов. Прозвучали произведения Иоганна Адмони, Сергея Белимова, Виктора Волошинова, Валерия Гаврилина, Владимира Дешевова, Алексея Животова, Юрия Кочурова, Софии Левковской, Вадима Салманова, Дмитрия Толстого, Юрия Фалика, Абрама Юсфина… Вечер-закрытие «Весны» в Малом зале филармонии был посвящен 85-летию Андрея Петрова: его популярные песни исполнялись в самых разнообразных хоровых обработках петербургских авторов. Завершился концерт финалом оперы Андрея Павловича «Пётр Первый». А 22 мая в зале капеллы состоялась премьера посвященной памяти А. Пётрова истовой «Музыки на уход души» Александра Радвиловича.

Реализовали фестиваль замечательные петербургские исполнители и коллективы; неизменными с прошлого года остались директорат и административная группа. Основные партнеры и спонсоры — Российское авторское общество и Национальный фонд поддержки правообладателей при поддержке Российского музыкального союза, издательства «Композитор*Санкт-Петербург» и информационного спонсора — газеты «Санкт-Петербургский музыкальный вестник». Скорее всего, «Музыкальная весна — 2016» будет ожидаться с нетерпением. Судя по горячему интересу аудитории, популярность концертов фестиваля растет из года в год.
«Музыкальная весна» отдала дань 70-летию Великой Победы: знаменательной дате были посвящены фольклорный вечер «Народные сказания о войне и мире», концерты песен военных лет, вышедшие к маю сборники и диски издательства «Композитор*Санкт-Петербург» и, конечно же — исполнение нескольких масштабных сочинений. На открытии фестиваля в Большом зале филармонии 11 мая состоялась премьера симфонического мотета «Голоса» Вячеслава Наговицина в исполнении Санкт-Петербургского академического симфонического оркестра под управлением Александра Титова. Известный петербургский композитор был в годы войны совсем ребенком, семья жила в засекреченной сибирской глубинке, отец —
геолог добывал вольфрам для танковой брони. Трудностей и тягот хватало; серьезно затронула семью последовавшая война с Японией. В мотете Вячеслав Наговицин, по его собственным словам, использует «некоторые черты мотетной формы, хотя музыкальный язык этого симфонического произведения никак не связан с вокально-хоровой полифонией старинных мастеров». Жестким гротескным звучностям противопоставлена прекрасная тема струнных и флейты, возникающая ярко и внезапно. «Мы живем в опасном мире… и всегда должны слышать главный голос — голос человеческой совести», — таково кредо композитора.
Следом прозвучал Виолончельный концерт всенародно любимого российского композитора Вениамина Баснера (солист А. Массарский). Произведение 1981 года — скорее симфония, в которой запечатлена тревожная атмосфера, будоражащие отголоски пережитого. Виолончельный концерт носит исповедальный, автобиографический характер, подчеркнутый посвящением «Памяти родителей». Трубы и барабаны символизируют угрозу, звучат интонации плача… Однако грустно-веселая финальная тема, близкая еврейскому фольклору («смех сквозь слезы»), дает надежду… Молодой курсант-артиллерист Баснер, талантливый скрипач, оберегаемый командирами, в 1943 был зачислен в музыкальный взвод. Затем последовал перевод в освобожденный, в руинах, Ленинград 1944… Уже зрелым композитором Вениамин Ефимович пишет «Поэму об осажденном Ленинграде» и симфонию «Блокада». «Взял стихи… мучился… писал… во мне зазвучала мелодия… слова запелись сами собой…» — воспоминания композитора относятся к процессу создания изумительной песни «На безымянной высоте».
Александр Следин родился в 1947 — в послеблокадном Ленинграде. Какая-то сила помогла выжить его матери с так до конца и не залеченным осколочным ранением в голову. Рано ушел отец — певец, служивший в осажденном городе в Ансамбле ЛВО. Детство отпечаталось неизгладимо, военная тема превратилась в личную. Одна из премьер нынешней «Музыкальной весны»
(15 мая, Дом композиторов) — кантата А. Следина «Иконостас войны. Диптих Наровчатова» для солистов, хора, струнных и ударных (С. Ермолаев, А. Сазонов, А. Подмешальский, А. Ксенофонтов, хор «Преображение» под управлением К. Выборнова и И. Шефф). В кантате на стихи Сергея Наровчатова автор пронзительно воплотил в музыке поразившие его стихи поэта, где «Облака кричат», а бомбы летят в надпись «Люди — братья».
Татьяна Воронина, композитор и концертирующая пианистка, родилась в Ленинграде в 1933. Дед погиб в блокаду, отец, летчик, пропал без вести. Дядя — ученый, имевший бронь, ушел на фронт и погиб. Восьмилетнюю ученицу по классу рояля успели отправить в эвакуацию с последним консерваторским эшелоном. Камерная кантата Т. Ворониной «Слово о лихолетье» (2013) для меццо-сопрано и инструментального ансамбля прозвучала на «Музыкальной весне» (23 мая, Дом композиторов). Она посвящена певице Олесе Петровой. «Главная героиня моего действа — женщина, ждущая близких с войны. Центр сочинения — знаменитое стихотворение Константина Симонова “Жди меня, и я вернусь”, многим спасшее жизнь. Солистка его поет, ансамбль раскрывает инструментально». Татьяна Воронина эпически возвышает текст: во все времена женщины ждут, спасают. «Но звучат выстрелы…» — и вот одинокая колыбельная-пестушка для дочки (фольклорные жанр и текст). Вместе с Олесей Петровой кантату исполнили Ю. Долгов, Е. Кривошеин, Е. Головина, М. Сергеев и «Невский струнный квартет» (А. Чижик, С. Гринфельд, В. Быстрицкий, В. Долганов); дирижировал А. Штейнлухт.
Концерт 12 мая в Доме композиторов ошеломил обилием публики. Проход небольшого зала заставили стульями, люди стояли в дверях и в холле. Струнный квартет молодого петербургского композитора Алексея Крашенинникова — экспрессивный, эмоционально наполненный, но краткий — завоевал слушателей с первых же тактов. Скрипач и композитор (ученик А. Нестерова и А. Мнацаканяна), А. Крашенинников предложил оригинальную концепцию «о вечном», воплотив ее в стилистике минимализма. Автор сыграл партию первой скрипки (остальные музыканты — его друзья: О. Крыжова, В. Гноро,
А. Пересыпкин, составляющие струнный квартет артистов Мариинки).
«Два солнца стынут» — вокальный цикл Владислава Успенского на стихи М. Цветаевой и Б. Пастернака; вместе с пианисткой Татьяной Польской этот диалог-дуэт исполнили Анна Золотова (сопрано) и Александр Пахмутов (баритон). Молодых певцов представила супруга покойного композитора — режиссер Ирина Тайманова. Она рассказала, что ребята вместе с пианисткой свежими глазами прочли произведение: «Я хочу, чтобы этих певцов узнали; они, возможно, – будущие звезды». В волнующих вокально-фортепианных диалогах слушатели словно заново открывали для себя любимых поэтов.
«И вам приснится всё, что видел я во сне!» — баллада Ольги Петровой, внимательного и чуткого соавтора Арсения Тарковского, гипнотически ввела в зыбкий мир снов, где всё есть и… ничего нет. Проводник — дискант (Егор Запорожцев) возносил мелодию слова, играя гранями волшебного состояния, он плыл между мирами. Намеренно скупое фортепианное сопровождение
(В. Пчелкин) ярко высветило голос, вступив с ним в тесные гармонические и ритмические соотношения. Внезапное forte в финале контрастом обнажило реальность — тайный, страшный смысл жизни, неведомый мальчику-солисту.
Могучий и прекрасный глас древнего иудейского пророка Иеремии, воплощенный в пяти псалмах о разрушении Иерусалима (586 год до н. э.) — литературном памятнике, имеющем в истории искусства множество прочтений. «Воззри на нас, Господи! Воззри на страдания! Что оставляешь нас? Что отверг нас? Дай нам надежду посреди отчаяния!» Каприс для скрипки соло Григория Корчмара «Плач Иеремии» — красивый, виртуозный, экспрессивный — светло и свободно воплощен нежной скрипкой 14-летней Алины Сувинской (консерваторская десятилетка, педагог — Савелий Шальман). Остро современный музыкальный язык, техника на грани фантастики — головоломные пассажи, перестройка струн, четвертитоны, двойные ноты с трелями, двойные флажолеты, многоголосие, мелодии на фоне pizzicato — будущая «мисс Паганини» подчинила красоте, как и интонации иудейского плача, как и изображение библейского хаоса. В талантливой исполнительской трактовке поэтическое обобщение автора обрело новые краски.
Люди приходят и уходят, исчезая и вновь воплощаясь… Премьера камерной кантаты
«Я ухожу» неутомимой мечтательницы Ирины Цеслюкевич состоялась еще в мае 2001 года. Сочинение написано для сопрано, тенора, флейты, ударных, фортепиано и контрабаса на стихи поэта Бориса Ванталова. Нестандартный ансамбль конструирует «пространство новых измерений», голос и личность композитора ощущаются как источник света. На расстоянии нескольких октав флейта и контрабас очерчивают границы мифической водной глубины («мы — рыбки?»); зовы русалок, вскрики, стуки, пентатонические всплески — и с полным эффектом погружения вокальный дуэт оказывается в озере нереальности. Женский голос в последний раз тихо произносит: «Я… ухожу…» Дуэтная, очень специфичная по тембру и восточному колориту, тонко-эмоциональная композиция — замечательный образец излюбленного автором жанра. 12 мая она прозвучала в финале концерта в исполнении Ольги Авдыш, Дамира Закирова, Анны Комаровой, Валерия и Артемия Знаменских, Натальи Эрте, Петра Гогитидзе. Колоритным маленьким оркестром руководил дирижер Аркадий Штейнлухт — знаток стиля композитора, за череду лет проведший премьеры очень многих произведений Ирины Цеслюкевич. Кантата-прощание тронула слушателей до глубины души.
Наталия БОГАЧЕНКО
Источник:  http://www.nstar-spb.ru
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~Z5gGa