Век музыки

Фото: Станислав Левшин

Фото: Станислав Левшин

1 Октября 2020

Век музыки

Нам с музыкой-голбою
Не страшно умереть…
Осип Мандельштам

Читатель вправе удивиться: неужто двадцатый наречен веком музыки? А не девятнадцатый, где, казалось (ну разве что с восемнадцатым наравне), сосредоточены величайшие музыкальные красоты?
А еще спросит удивленный (и даже рассерженный) читатель, разве не в двадцатом веке предпринято было столько диверсий против великой музыкальной традиции? Разве не минувший век так решительно разделил музыку — да что там, всю культуру! — на высокую академическую (читай, элитарную) и популярную массовую? 
Всё так, отвечу, да только не это главное для нас, россиян бессчастных! Для и клянущихся-то необычно: «Век счастья не видать!» А вот чем музыка и привораживает — она
…свыше нам дана:
Замена счастию она. 

В двадцатом веке именно музыка хранила завещанную Пушкиным тайную свободу. Музыка Дмитрия Шостаковича укрепляла силу духа, учила мужеству, умению преодолевать невзгоды, противиться лжи и бесчестью. Она говорила правду о времени, о жестокой и неправедной власти, она была знаменем в борьбе с вражескими ордами и пророчила победу. Лучше поэта не скажешь:

Она одна со мною говорит,
Когда другие подойти боятся… 

Недаром же ахматовская «Музыка» посвящена Д. Д. Ш. Не даром же мы считали Шостаковича музыкальным символом эпохи, его симфонии — симфониями общей судьбы нескольких поколений.
Двадцатый век — век Шостаковича, век Филармонии, носящей его имя и уже много лет открывающей сезон в день рождения композитора 25 сентября. Так было и на этот раз, в преддверии столетнего юбилея любимого нашего музыкального дома, который Ираклий Андронников назвал «лучшим местом на Земле». В фойе Большого зала развернута замечательная юбилейная выставка, точнее, ее первая часть: «1921–1929. Годы становления». Афиши тех лет привлекают строгостью графики, их украшают не художественные виньетки и не богатство цветовой гаммы. Их украшают имена — дирижеров, пианистов, скрипачей, певцов… легендарных музыкантов — Эмиля Купера, первого главного дирижера Филармонического оркестра, Александра Глазунова, дирижировавшего в авторских концертах, пианиста Владимира Софроницкого, скрипачки Цецилии Ганзен, Антонины Неждановой и Леонида Собинова… назову лишь эти имена для примера.
И конечно же, среди афиш и та, что извещала о судьбоносной премьере 12 мая 1926 года — Первой симфонии девятнадцатилетнего консерваторского студента Дмитрия Шостаковича, прозвучавшей под управлением Николая Малько. 
Сам Шостакович сообщал еще до премьеры другу юности пианисту Льву Оборину: «Вышла симфония как симфония». Она действительно, при всех «изломах», достаточно традиционна и классична в такой степени, чтобы вызвать энтузиазм широкой аудитории. Но в ней есть, разумеется, нечто большее — «обещание», прорицание будущего Шостаковича! И в театре инструментов-«масок», в индивидуальных, очеловеченных тембрах (вот оно, предвестие потрясающих соло в Пятой, Восьмой, Одиннадцатой симфониях!). И в умении вскрыть внутреннюю многогранность музыкальных образов (уже в Первой симфонии появляются шостаковичевские «темы-оборотни»). И в том тревожном драматизме, что пронизывает всю симфонию сетью тончайших нервных окончаний. Стремительный безоглядный бег Скерцо оттенен редкой мелодической находкой в среднем эпизоде (невольно изум-
ляешься этой «крестьянской песне», не заимствованной в фольклоре, а сочиненной композитором). А волшебный лиризм Lento, трагедийный зачин 
и мощный, восторженный апофеоз Финала! 
Когда исполнение позволяет услышать всё описанное выше, — можно ли желать большего? Симфония в исполнении Филармонического оркестра (ЗКР) под управлением Николая Алексеева прозвучала словно впервые еще и благодаря заметному ноу-хау дирижера. Две последние части Симфонии обычно исполняются без перерыва: финальное Allegro molto вступает attacca под дробь маленького барабана. В этот раз дирижер сделал паузу, дав истаять pianissimo медленной части Симфонии перед Финалом.
А в первом отделении концерта-открытия сезона 2020/2021 Николай Луганский превосходно исполнил Третий фортепианный концерт Сергея Рахманинова, петербургская премьера которого состоялась в зале Дворянского собрания (ныне Большом зале Филармонии). 
Концерт в Малом зале Филармонии в этот день начинался на час раньше. Что дало возможность вездесущему рецензенту услышать последнее сочинение Дмитрия Шостаковича — Альтовую сонату. Этим произведением композитор окидывал мысленно пройденный путь — 
так много в нем прямых и скрытых цитат-аллюзий и из собственных опусов, и из великого наследия. Как примечательна отсылка в финале к бетховенской «Лунной сонате»: вслед за венским классиком, юбиляром нынешнего года, Шостакович мог сказать, что он «стоит на плечах гигантов». Программа ансамбля «Дивертисмент», руководимого Ильей Иоффом, была выстроена в подтверждение летящей через века эстафеты. Концерт открыла «Ночь на Лысой горе» Мусоргского в версии для струнного оркестра И. Иоффа, а завершала вечер Струнная серенада Чайковского. Шостакович предстал в окружении своих любимых мастеров.
Сонату для альта и фортепиано Шостаковича не раз перелагали для альта в сопровождении оркестра. И. Иофф в версии для альта и струнного ансамбля не стремился «укрупнить» сочинение, так сказать, повысить его статус до уровня… 
Альтового концерта (отсутствующего в наследии Шостаковича). Напротив, высказывание композитора осталось подчеркнуто камерным, интимным, доверительным. Солистка Лидия Коваленко внесла свою лепту, прочитав это предсмертное послание умными очами. 
И первое Moderato, где Шостакович дает понять, сколь близки ему и мелодия, и серия, когда они наполнены глубоким человеческим содержанием. И дерзкое пародийное 
Allegretto (здесь альт Лидии Коваленко не по-женски мускулист и маскулинен), сотканное из неоконченной оперы «Игро-ки», — упрек, брошенный Шостаковичем веку-волкодаву, прервавшему его так счастливо начинавшееся оперное творчество. И финальное Adagio — последнее прощание… Шостакович словно записывает нотными знаками строки поэта:

Век скоро кончится,
Но раньше кончусь я… 

Ответим словами другого поэта-нобелиата: И дольше века длится день / И не кончается объятье…Нескончаем век музыки, век Шостаковича…
Иосиф РАЙСКИН
Санкт-Петербургский Музыкальный вестник, № 9 (181), октябрь 2020 г.
Источник:  https://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~NlmyO