Театральная легенда Петербурга — Ленинграда

3 Ноября 2018

Театральная легенда Петербурга — Ленинграда

Памяти Геннадия Ивановича Суханова (1922–2018)

Петербургская культура понесла тяжелую утрату — ушел из жизни Геннадий Иванович Суханов — выдающийся деятель театра, заслуженный работник культуры, человек, впитавший в себя великие традиции петербургской интеллигенции, духовное наследие Пушкина, Достоевского, Чайковского, Шостаковича.

Жизнь и судьба Г. И. Суханова — театральная легенда Петербурга — Ленинграда. Выпускник Санкт-Петербургской консерватории имени Н. А. Римского-Корсакова, певец-солист, сподвижник руководителя Комитета по культуре при Ленгорисполкоме Б. И. Загурского — любимого ученика Асафьева, директор Малого оперного театра, директор Театра драмы и комедии на Литейном, многолетний директор товстоноговского БДТ.
Но больше всего о нем говорит его самозабвенная любовь к театру, искусству, музыке, к любимому городу. Нельзя не восхищаться его глубочайшим пониманием оперно-вокального искусства, его редкой эрудицией, его тонким и глубоким пониманием искусства. Он был удивительно многогранен в своей многолетней творческой деятельности — артист, певец, музыкальный критик, писатель, организатор театрального процесса. С родным городом Геннадий Иванович не расставался на протяжении всех девятисот дней петроградской блокады и с гордостью носил самую драгоценную награду — медаль «За оборону Ленинграда».
Геннадий Иванович родился в 1922 году в музыкальной ленинградской семье — носительнице традиций петербургской культуры на рубеже веков. Его мать, Елена Александровна Смирнова, закончив фортепьянный, а затем вокальный факультет Ленинградской консерватории, была солисткой (сопрано) Мариинского театра; отец — Иван Никандрович —
юрист, выпускник Санкт-Петербургского университета. Неудивительно, что мальчик все свое детство, с 4–5 лет, провел в артистической ложе Мариинского театра, тем более что семья жила напротив театра — Крюков канал, 7/2. В семье все любили музыку, а Елена Александровна была в дружбе с великой С. П. Преображенской. В мае 1941 года Суханов поступил на вокальный факультет Ленинградской консерватории и уже начал занятия с выдающейся певицей З. П. Лодий. Война прервала эти занятия, и студент вокального факультета вместе с другими такими же молодыми энтузиастами сбрасывал зажигательные бомбы с крыши консерватории и был свидетелем, как одна из них попала в Мариинский театр.
В своих книгах воспоминаний «Театр, люди, жизнь» (1993) и «Настоящая жизнь — это театр» (1999) Геннадий Иванович с присущим ему писательским талантом рассказывает о тяжелейших годах блокады, когда ему пришлось самому хоронить погибших от голода и холода мать и отца. Он замерзал в своей ледяной квартире, впадая в бессознательное состояние, когда сквозь забытье услышал строгий приказ: «Встать! К роялю и петь!» Это был голос Зои Петровны Лодий, неожиданно зашедшей к своему ученику. И он запел. Из последних сил. Это его, наверное, спасло.
«Думаю, что описать этот период невозможно,— вспоминал Геннадий Иванович, — это не под силу даже самым талантливым и честным людям. До сих пор, думая о блокаде, я дивлюсь величию духа обыкновенных людей и невероятным физическим резервам человеческого организма, о существовании которых в обычной жизни мы даже не подозревали».
З. П. Лодий устроила своего студента в шефскую бригаду, обслуживавшую военные подразделения защитников Ленинграда, а затем в Театр музыкальной комедии — единственный коллектив, работавший в блокадном Ленинграде и выступавший на сцене Александринского театра (тогда Театра имени А. С. Пушкина), знаменитого не только своими корифеями, но и непробиваемыми снарядами стенами XIX века.
Геннадий Иванович вспоминает о мастерах ленинградского искусства, которые заложили в нем любовь к театру. Его любимцами были артист № 1 довоенного Ленинграда, легендарный драматический тенор Н. К. Печковский, корифей театрального искусства Ю. М. Юрьев, выдающийся певец, актер и режиссер А. Н. Феона, а также другие знаменитые артисты Ленинграда: В. И. Касторский, П. З. Андреев, С. И. Мигай, В. Р. Сливинский, С. П. Преображенская, А. Ю. Модестов... Будучи после войны солистом Театра музыкальной комедии, Геннадий Иванович однажды выступил, заменяя заболевшего артиста в гастрольном спектакле, с Г. П. Вишневской в оперетте Целлера «Продавец птиц».
Работая в режиссерском управлении Малого оперного театра под руководством Б. И. Загурского, а затем и директором театра, Геннадию Ивановичу довелось стоять у истоков того яркого периода в истории МАЛЕГОТа, который связан с легендарными премьерными спектаклями оперы «Война и мир» Прокофьева, поставленной Б. А. Покровским, оперы «Кола Брюньон» Кабалевского, с деятельностью таких выдающихся музыкантов, как С. Я. Самосуд, Б. Э. Хайкин,
Э. П. Грикуров и другие. Именно время его руководства театром совпало с началом деятельности выдающегося дирижера, тогда студента Ленинградской консерватории
Ю. Х. Темирканова.
Но, пожалуй, главный период организаторской и творческой деятельности Г. И. Суханова связан с Большим драматическим театром, куда его пригласил на должность директора Георгий Александрович Товстоногов. Без малого десятилетие проработал Суханов в должности «директора Товстоногова», больше, чем кто-либо. Это достижение говорит само за себя. Товстоногов ценил Суханова за его высокую культуру, большой театральный опыт, организаторско-хозяйственный талант, а главное — за творческую, духовную поддержку всех товстоноговских свершений. Геннадий Иванович был правой рукой, единомышленником, помощником и другом великого режиссера. Он высоко ценил Товстоногова, был ему «без лести предан» и всегда вспоминал работу с ним как самый плодотворный период в своей жизни. Он как-то полушутя-полусерьезно признался мне, что ощущал себя по отношению к Георгию Александровичу как пушкинский Савельич к Гринёву.
Надо отметить, что под руководством Г. И. Суханова работала целая плеяда талантливых сотрудников, которые впоследствии сами возглавили театральные коллективы, а один из них, А. Г. Иксанов, — Большой театр в Москве в сложнейший период его реконструкции и строительства второй сцены.
Вспоминая свою дружбу с Геннадием Ивановичем на протяжении нескольких десятилетий, наши совместные с ним выступления перед ленинградскими зрителями БДТ, где он умел увлечь аудиторию и своими знаниями, и артистическим обаянием, мне хочется сказать о его удивительных личных качествах. Геннадия Ивановича отличали поразительные скромность и простота, уважительная деликатность общения, внимание к собеседнику — и к народному артисту, и к скромному служащему театра. И конечно же высочайшая культура общения, интеллект, изящество мысли, особенная сердечность и внимание к мнению собеседника. Он всегда проявлял «гостеприимство» к мыслям своих оппонентов. Мне хочется отметить восхищавшие меня и свойственные Геннадию Ивановичу глубокое понимание современного театрального процесса, рыцарская преданность классическому искусству и великим традициям отечественной режиссуры. Он жил в искусстве не как администратор, а как активный его участник, восхищаясь высокими достижениями и огорчаясь духовными и профессиональными «осечками», недостатками исполнения и режиссуры. По-прежнему центром его интересов была опера, любимый Мариинский театр, за творческими свершениями которого под руководством В. А. Гергиева Геннадий Иванович следил с заинтересованным вниманием.
Последние годы жизни Геннадия Ивановича были окрашены, наполнены любовью — его любовью к музыке и любовью к нему его детей — Ирины Соболевой и ее мужа Александра Морозова. Это была любовь-внимание, любовь-забота и любовь-помощь. Редкая, искренняя, именно та, которая так необходима в старости. Геннадий Иванович, человек, не склонный к сентиментам, говорил мне не раз об этом с благодарной гордостью.
Имя выдающегося театрального деятеля Петербурга—Ленинграда Геннадия Ивановича Суханова навсегда останется в памяти тех, кто любит музыку, оперу, театр.
Герман ПОПЛАВСКИЙ
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~6rT1Q