Сценическая дилогия: легенда плюс сказка

Фото: Екатерина Козина

Фото: Екатерина Козина

1 Мая 2019

Сценическая дилогия: легенда плюс сказка

Включение в программу фестиваля Н. А. Римского-Корсакова в Мариинском театре сценического тандема «Моцарт и Сальери» — «Кащей Бессмертный» (театральная реализация этих произведений — большая редкость) уже само по себе отрадно.

Две одноактные оперы в постановке Вячеслава Стародубцева принципиально объединены сценографическим (Пётр Окунев) и пластическим (Сергей Захарин) решением, и это «работает» на цельность всего представления. Над игровой площадкой концертного зала зависла перевернутая композиция — блекло-серые кусты вокруг зеленого деревца, корнями уходящего в колосники. Этот призрачный сад, подсвеченный красным, приспустится во второй, кащеевой части спектакля, но своим присутствием не был противопоказан и первой.
Обе части объединяет еще одна деталь: цвет и фактура костюма Сальери и Кащея — красный атлас с ног до головы, даже в туфлях.

Быть гению или не быть
Элегантный сценический «натюрморт»: песочной фактуры площадка с зеркальными вставками-озерцами в полу (они будут особо играть в «Кащее»), стопки богато переплетенных партитур и книг, старинное фортепиано, барочный столик, ширма, кресло. Вот, пожалуй, и всё, что используется в инсценировке «Моцарта и Сальери».
Да, еще четыре лакея в пудреных париках — как часть декора. Четыре черных человека, слуги сцены и Фатума — ниточка к пушкинскому образу мистического заказчика Реквиема.
Сценическая площадка интересно освещена, красные блики возникают то там, то здесь, усиливая настроение мрачной нервозности. В конце спектакля они вспыхнут пожарищем — горят фолианты партитур, горит грешная душа Сальери. Но вся декоративная красота, по большому счету, не спасает сей театральный опус от некоторой скуки, подкрадывающейся примерно на двадцатой минуте действа. Нужны, наверное, исполнители шаляпинского уровня, чтобы одушевить эту психологическую драму полноценно.
Хотя придумок и загадок в спектакле немало. Игра с бокалами вина — отравленного и неотравленного — случайно или намеренно столь путана, что остается непонятным, выпил Моцарт яд или нет. То есть совместны ли гений и злодейство. А вот что гений и распутство вполне совместны, режиссер дает понять, разбавляя мужское общество первой новеллы хихикающей девицей, которую Моцарт приводит с улицы.
Но спектакль конечно же не об этом. Постановщикам удается передать атмосферу адовых мук, испытываемых способным музыкантом, трудягой, рядом с которым божественный гений, с виду такой легкий и бездумный, — невыносимый раздражитель. Убежденность в том, что «правды нет и выше», толкает Сальери в ловушку почти безумия, и певцу-актеру Дмитрию Григорьеву удается передать это убедительно. Сладко-мучительный выход из депрессивного состояния для его Сальери — светлая музыка, которую наигрывает просветленный гений. Только что Моцарт (Станислав Леонтьев) балагурил, ерничал, вел себя с беспечностью не остепенившегося юнца-бюргера, и вот… божественные звуки, убийственные для Сальери. Но партия-роль Моцарта в этом спектакле оказывается не главной: она скорее повод для решения рокового вопроса — быть гению или не быть.

Быть злу или не быть
«Кащей Бессмертный», не слишком отдаляясь от сценической эстетики первой части, уводит в мир, стилизующий русский модерн и символизм. Те же четыре безмолвных служителя сцены, но уже не в черном, та же площадка с поблескивающими лужицами-озерцами. И злодей Кащей в аналогичном алом костюме, только это вроде бы латы, шпага вместо клюки, а в руках собственный череп, сверкающий холодным серебром, он же — волшебное зеркало. Такой вот мистический образ кровавого рыцаря из средневековой сказки, тоже, нужно сказать, мелькающий в искусстве русского модерна. Но если злодей Сальери – живой страждущий человек, то Кащей (Александр Тимченко) — символ, почти статичная пугающая загадка, сопровожденная слепящим красным лучом. Образ впечатляет, хотя и с налетом умозрительности. Статичными символами, и тоже рыцарями, но в светлых латах представлены Буря-богатырь (Вадим Кравец) и Королевич (Владислав Куприянов). Они такими задуманы, и актерски здесь, прямо скажем, не разгуляться, зато звучат все трое отлично. А всё человеческое в этой части сценической дилогии отдано женщинам. Нежная голубица Анна Денисова — настоящая хрупкая страстотерпица-царевна, тогда как роль страдающей злодейки плавно перетекает к Кащеевне. Плотный голос и сильная энергетика Анны Кикнадзе здесь как нельзя более к месту, колдовство кащеевой дочери, ненависть ко всему живому и внезапно вспыхнувшая страсть сыграны и спеты превосходно.
Благостный happy end c нескончаемо длинной, подобно теням в «Баядерке», проходкой юношей и девушек с белыми лентами (ансамбль Академии молодых певцов) подводит пластическую черту под этим подчеркнуто условным представлением, к счастью, не претендующим ни на какую оперно-сказочную реалистичность, за что отдельное спасибо.
В этом спектакле нет политических аллюзий, изначально заложенных автором. Никто, выйдя из Мариинки, баррикады строить не ринется. И слава Богу. Обнажение духовно-нравственных проблем в «Моцарте и Сальери» или погружение в сказочную идиллию «Кащея», в красоту музыки и стилизованного русского модерна сегодня зрителю-слушателю, наверное, нужнее.
Нора ПОТАПОВА
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~hptdM


Газета «Санкт-Петербургский вестник высшей школы»

Санкт-Петербургский вестник высшей школы

музыкальный вестник


 

Информационное агентство  Северная Звезда

С 01.12.2021 19:10:00 по 10.12.2022 20:10:00 «Вне истеблишмента»
С 19.05.2022 19:10:00 по 04.10.2022 20:10:00 «Первые биографы Блока. Мария Бекетова» и «Первые биографы Блока. Корней Чуковский»
С 19.05.2022 20:50:00 по 04.09.2022 21:50:00 «Вигилиус Эриксен – портретист императрицы. К 300-летию со дня рождения»
С 27.05.2022 22:50:00 по 23.10.2022 23:50:00 «Люблю тебя, Петра творенье…»
С 08.06.2022 13:30:00 по 25.08.2022 14:30:00 Именем Петра
С 16.06.2022 13:30:00 по 13.09.2022 14:30:00 «Русское лоскутное шитье»
С 16.06.2022 14:50:00 по 13.09.2022 15:50:00 «Русское лоскутное шитье»