Шостакович в Зауралье

30 Октября 2018

Шостакович в Зауралье

Спят курганы темные,
Солнцем опаленные…

Слова из популярной песни — не о Кургане, живом, вовсе не спящем городе с более чем трехсотлетней историей. Первые упоминания о нем относятся к 1680 году — тогда это было Царево Городище, а с 1738-го — Курганская слобода. Ну а собственно городом Курганом он именуется с 1782 года.

Признаюсь, сведения эти почерпнуты из Википедии, хотя —
так нередко бывает — впервые я заинтересовался городом в Зауралье, узнав, что именно там лечится Дмитрий Дмитриевич Шостакович. Как, почему? — Об этом речь впереди, но вот еще пример: знали бы мы о существовании небольшого курортного городка Гориш близ Дрездена, если бы там в 1960 году не гостил всего несколько дней Шостакович? Там он, выполняя заказ, работал над музыкой к кинофильму «Пять дней, пять ночей», рассказывающему об истории спасения коллекции Дрезденской картинной галереи.
И там же на берегу Эльбы, в окружении природы Саксонской Швейцарии он создал одно из самых интимных своих сочинений — автобиографический Восьмой квартет. В память об этом в 2010 году был учрежден ежегодный фестиваль «Дни Шостаковича в Горише».
Но вернемся в Курган… В городе на берегу Тобола Шостакович писал музыку к кинофильму Г. Козинцева «Король Лир», завершал Пятнадцатую симфонию. Как же оказался здесь композитор? В феврале 1970 года он приехал в Курган в надежде на излечение давней болезни рук. К известному ортопеду Гавриилу Абрамовичу Илизарову съезжались пациенты не только из России, но и из многих стран. Доктор назначил Шостаковичу комплекс гимнастических упражнений и длительные прогулки. В комнате установили «шведскую стенку», поставили ступеньки, композитор «учился ходить». Сам он уже спустя две недели писал одному из друзей: «Много физкультуры, массажа… раз в три дня мне делают укол. Потом я принимаю порошки. С большим трудом, с очень большим трудом, но все же влезаю в больничный автобус. Это тоже мой экзерсис… Я даже стал играть на рояле. Причем играю не только медленно и тихо, но даже быстро и громко. Например, Четвертый, Пятый и некоторые другие этюды Шопена».
Из письма Шостаковича от 17 апреля 1970 года: «Я гораздо лучше хожу, играю на рояле, преодолеваю препятствия… Гавриил Абрамович не просто врачует болезни, он исцеляет человека». В апреле 1971-го появились первые наброски Пятнадцатой симфонии, и когда в начале июня Шостакович вернулся в Курган, чтобы продолжить лечение, он с головой погрузился в сочинение новой симфонии. Уже в конце того же месяца симфония была завершена, еще месяц ушел
(в Доме творчества в Репино) на отделку партитуры.
Областная газета «Советское Зауралье» поместила интервью Дмитрия Дмитриевича, которое он дал, прощаясь с Курганом. «О курганцах я могу говорить только с чувством глубокой признательности. Особенно о докторе Илизарове и всех сотрудниках института… Сегодня идет сто семьдесят первый день моего пребывания в Кургане… Почти все это время я провел в палате и в великолепном сосновом бору, который окружает больничный городок, где расположен филиал института… Мне бы очень хотелось организовать и провести в вашем городе музыкальный фестиваль с участием лучших советских исполнителей».
Совершить это выпало на долю другого великого музыканта — после ухода Дмитрия Шостаковича и уже в постсоветское время. В декабре 1999 года Мстислав Ростропович обратился с письмом к тогдашнему министру культуры России
В. К. Егорову: «…Пару месяцев назад я посещал Курган… Там на меня нахлынул океан воспоминаний, связанных с длительным пребыванием в тех местах Дмитрия Дмитриевича Шостаковича, и появилась идея организации в Кургане фестиваля имени Шостаковича. Недавно мне сообщили, что Вам уже отправили письмо по этому поводу за подписью губернатора области… Мне кажется, что, поддержав идею, мы поддержим тем самым в далеком регионе память о нашем гениальном композиторе».
Продолжу цитирование писем и документов. Из приветствия губернатора Курганской области Алексея Кокорина гостям, организаторам и артистам VII Всероссийского музыкального фестиваля имени Д. Д. Шостаковича: «Первый фестиваль прошел в Курганской области 17 лет назад. За это время удалось привить жителям региона любовь к прекрасному, умение ценить культурное наследие нашей страны. Сам Дмитрий Дмитриевич черпал вдохновение на зауральской земле, когда приезжал в наш край поправить здоровье…»
Передо мной сводная афиша недавно завершившегося фестиваля. На его открытии в гала-концерте артистов балета Большого театра главной звездой выступил Андрей Меркурьев, исполнивший ведущие партии во фрагментах ряда постановок. Второй день фестиваля был отдан Государственной академической капелле имени
А. А. Юрлова. Под управлением Геннадия Дмитряка (солист Михаил Бирюков) прозвучали произведения отечественной классики — от канта «Радуйся, росско земле» до фрагментов «Всенощного бдения» Рахманинова и акварельной хоровой миниатюры Танеева «Восход солнца» на стихи Тютчева. Их оттеняли суровый, исполненный трагизма хор «Девятое января» из цикла хоровых поэм Шостаковича на стихи поэтов революции и три фрагмента из хорового концерта «Пушкинский венок» Георгия Свиридова, одного из самых первых учеников Шостаковича в Ленинградской консерватории.
Третий день фестиваля открывал Тюменский филармонический оркестр — как не порадоваться, что на музыкальной карте России появляются все новые симфонические коллективы, соперничающие с признанными столичными! Под управлением художественного руководителя и главного дирижера Евгения Шестакова тюменские музыканты исполнили Серенаду для струнного оркестра Чайковского и его же фантазию «Франческа да Римини». А после антракта эстафету русской композиторской школы из рук Глазунова принял его ученик по Петроградской консерватории и главный герой фестиваля Шостакович. Следом за романтической симфонической поэмой Глазунова «Стенька Разин» прозвучала остро современная, насыщенная аллюзиями вокально-симфоническая поэма Шостаковича «Казнь Степана Разина» для баса, хора и оркестра (солист Михаил Бирюков). Ее исполнение, по словам критика, «повергло зал в состояние почти экстатическое» (Любовь Кочарина).
Даже из простого перечисления умело и художественно выстроенных концертных программ фестиваля вырисовывается его подспудно, но зримо вырастающая главная идея —
великий мастер музыки ХХ века Дмитрий Шостакович, дерзкий и подчас радикальный новатор, укоренен в традиции русской — конечно, в первую очередь русской — но и европейской, мировой музыкальной культуры. Он мог бы вслед за великими учеными и художниками повторить, что «стоит на плечах гигантов». Но и следующие поколения музыкантов —
учеников Шостаковича и учеников его учеников демонстрируют эту преемственность, по счастью, непрерывающуюся связь времен.
В День музыки 1 октября VII Всероссийский музыкальный фестиваль в Кургане завершился авторским вечером петербургского композитора Сергея Баневича — ученика Галины Уствольской и Ореста Евлахова, в свою очередь учившихся у Дмитрия Шостаковича. Композитор не смог приехать в Курган по состоянию здоровья, но прислал приветствие и фрагмент телефильма канала «Культура», посвященный его творчеству.
Передаю слово курганскому искусствоведу Любови Кочариной: «В сравнении с началом фестиваля завершающий вечер 1 октября казался по программе почти камерным: ни хора, ни оркестра, ни монументальных полотен… Авторский вечер Сергея Петровича Баневича познакомил нас широко и разносторонне с личностью, доселе известной большинству зрителей по замечательной творческой работе — музыке к фильму Леонида Менакера “Никколо Паганини”. Она теперь неотделима от романтического образа музыканта-скитальца, неприкаянного гения, обреченного на вечное — и одинокое! — странствие по жизни. Это тема одиночества любого художника, творца и искателя — “дорога без конца”.
Не совсем обычная творческая группа представляла автора на этом вечере. Музыковед, в совершенстве знающая творчество и личность композитора, можно сказать, доверенное лицо автора Любовь Введенская рассказала о невероятном количестве произведений в самых разных жанрах, созданных Сергеем Баневичем за годы сотрудничества с кино-, теле- и театральными режиссерами… В Интернете легко найти информацию о популярности Сергея Баневича и его опер, мюзиклов и других сочинений в Европе, Америке, где их не просто знают, но и ставят в концертных залах и театрах разных городов.
Музыку Баневича играет уже много лет и замечательный виолончелист Сергей Словачевский, которому композитор посвятил одно из своих ярких сочинений — “Фантазию для виолончели” по роману Томаса Манна “Буденброки”.
Универсальный концертирующий пианист Олег Вайнштейн, лауреат международных конкурсов (как и Сергей Словачевский) специально к VII фестивалю им. Шостаковича подготовил совместно с талантливой молодой вокалисткой Наталией Краевски программу вокальных циклов Сергея Баневича: “Васильевский остров”, “Стихотворения Анны Ахматовой” и совершенно необычный — его можно назвать литературно-музыкальным — цикл “Арии из ненаписанных опер”. Он открывает нам мир литературных предпочтений композитора — от Достоевского и Фитцджеральда до Паустовского и Петрушевской, от Томаса Манна до Светланы Алексиевич. Программа, столь многогранно раскрывшая мир творчества композитора-современника, еще раз дала понять, как щедр может быть союз классики и остро-современного мышления художника…»
Право же, я не сговаривался с проницательным автором из Кургана, когда говорил о наследии Дмитрия Шостаковича — не только гениального мастера, летописца ХХ века, но и выдающегося педагога, хранителя заветов классики.
Иосиф РАЙСКИН
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~hj3br