Ритуальные бесчинства

10 Апреля 2016

Ритуальные бесчинства

Масленица и Святки — время чудес и перевоплощений, предсказания судеб и необычного, доходящего до непристойности поведения молодежи. На Рождество с утра крестьяне чинно посещали храмы, тихо трапезничали в семейном кругу и поздравляли родственников. Однако к вечеру случалось удивительное превращение — добропорядочные парни становились демонами-ряжеными и шли по вечеркам «забаранивать» до слез девушек. Таким примером театровед и фольклорист Анна Некрылова начала свой рассказ о праздничных ритуальных бесчинствах в лекции цикла «Эпоха просвещения» в БДТ.

В разных частях России существовали свои традиции и правила «ритуальных бесчинств» на праздники: где-то организовывали разорительные набеги по всей деревне, где-то весь год дожидались кулачных битв между деревнями, где-то всячески смущали девушек, например игрой в «покойника».
Варварские «мамаевские набеги» не могли радовать взрослых односельчан, когда они поутру обнаруживали свою телегу перевернутой, сани — заброшенными на деревья, забор — поломанным, а поленницу дров раскиданной. Соседи ворчали и сердились, но тайком старики хвастались «достижениями» своей молодежи и спорили, где погром был больше. В сибирских губерниях существовала на Масленицу такая традиция, как «взятие крепости», где, как следует из названия, сооружались два снежных городка и начиналась битва.
И уважение доставалось той ватаге, в которой было больше битых и покалеченных.
Непристойное, разрушительное и даже скандальное поведение не могла одобрять образованная часть дворянства и духовенство, представители которых просто не понимали ни столь странного перевоплощения до того вполне послушных и управляемых парней и девиц, ни причину их богохульных деяний. В некоторых регионах служители церкви уговорами и угрозами добивались прекращения хотя бы части действ, например игровых отпеваний настоящих покойников, но никто не задумывался, откуда в народе берется потребность в бесчинствах.
Однако у подобного поведения были и своя логика, и почти обязательная периодичность. Праздник — не праздник, не позволь себе молодежь гульбы. У времени и годового календарного цикла было четкое деление не только по возрастному принципу, но и по гендерному: например, весенний сев — время мужское, жатва —
время женское, а поздняя осень, конец года, — старческое, начало года было временем молодецкой удали. Однако в этой всем понятной схеме годового круговорота было четыре точки, своего рода time gaps, в которые работать было немыслимо, — два солнцестояния и два равноденствия. Четыре остановки времени как будто бы требовали «подзавести часы», придать движению времени новый толчок. Так и появлялась потребность в том, чтобы попроказничать и повеселиться, например приморозить соседу входную дверь. Тем более что игра имела как начало, так и конец — молодые люди выходили за пределы деревни, мылись в снегу, переодевались и возвращались уже чистыми в прямом и переносном смысле.
В современном мире неоязычество воспроизводит некоторые из традиций того времени. Подобные развлечения — своеобразный источник вдохновения для новых форм культуры, например в кинематографе таких фильмов, как «Заводной апельсин» Стэнли Кубрика, «Побега из Нью-Йорка» Джона Карпентера и нашумевшей «Судной ночи».
Марфа ВЕСЕЛОВА
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~EnXEE