«reMusik»: уроки фестиваля

Фото предоставлено пресс-службой фестиваля

Фото предоставлено пресс-службой фестиваля

11 Июня 2019

«reMusik»: уроки фестиваля

В Петербурге в шестой раз прошел Международный фестиваль новой музыки «reMusik». Одно из главных отличий «reMusik» — отсутствие в концертной афише постоянно повторяющихся имен. Это фестиваль-репрезентация — «новая музыка» в буквальном смысле этого слова. При этом крупные авторы, вошедшие в орбиту фестиваля, не покидают его, но занимают другие позиции: они проводят отбор студентов-композиторов, мастер-классы и т. п.

Все произведения, звучащие в рамках «reMusik», — мировые или российские премьеры. Слушатели получают доступ к наисовременнейшей музыке. Меняются от года к году также и исполнительские коллективы, что позволяет петербуржцам знакомиться с разнообразными форматами современных концертов, с особенностями репрезентации нового в различных странах. Так, например, в одном из прошлых фестивалей мы попадали в звуковое пространство знаменитого ИРКАМа (IRCAM, Institut royal de la culture amazighe —
Исследовательский институт в области акустики и музыки, Франция). Тогда концерту в Яани Кирик предшествовал многочасовой монтаж звукового оборудования — результат был ошеломительный.
В этом году перформативная часть фестиваля дополнилась образовательной: к плотной программе, включающей Международную научную конференцию, творческие встречи и концерты (по два ежедневно), добавились ридинг-сессии (по-русски они названы «композиторскими читками»), то есть прослушивания и консультации. Около двадцати студентов из разных стран прошли строгий отбор. Восемь счастливчиков получили возможность услышать свои сочинения в открытых концертах, еще часть — показать свою музыку в ридинг-сессиях, остальные довольствовались ролью слушателей. Один из критериев отбора — владение современными техниками письма. Педагоги — композиторы, имена которых звучат на современных фестивалях по всем миру: Владимир Тарнопольский (Москва), Оскар Бьянки (Швейцария), Рафаэль Сэндо (Франция).
Замысел выглядит грандиозным: наисовременнейшая музыка композиторов разных стран не просто звучит в концертной программе, но и входит в репертуар активно концертирующих ансамблей, то есть происходит интенсивный международный обмен идеями, техниками, опытом. Свидетелями и участниками этого процесса становятся композиторы, которым предстоит делать новые шаги в развитии музыкального искусства.
Первый вечер — в Концертном зале Мариинского театра —
собрал достаточно большое количество публики, тепло принимавшей швейцарский «ensemble für neue musik zürich». Разностилевые сочинения (здесь были и минимализм, и сонористика, и смешанные техники) были поданы несколько отстраненно, слушателям предлагался своего рода взгляд со стороны. Музыканты демонстрировали высокую культуру исполнения, пунктуально выдерживая паузы, соблюдая композиторские ремарки, выстраивая звуковой баланс. Сочинения следовали не в том порядке, как было указано в буклете, так что публике пришлось напрячься. Игра «угадай мелодию» оказалась увлекательной: «французское» сонорное пространство — скорее всего, Сесиль Марти, а если «подготавливают» рояль, то с большой долей вероятности прозвучит А. Радвилович… — подтверждением или опровержением становились выходы композиторов на поклоны.
Другие концерты фестиваля проходили на Новой сцене Александринского театра, в Мастерской М. К. Аникушина, в Яани Кирик и в Креативном пространстве «Люмьер-Холл». Последнее — находка организаторов фестиваля: переоборудованные газгольдеры на Обводном канале. Внутри громадных цилиндрических строений цилиндрическая же выгородка. Белая ткань на стенах позволяет использовать их для видеопроекций. Огромный купол — кажется, что реверберация будет чересчур сильной. Однако звучание оказывается очень комфортным и неплохо поддается регулировке. Можно сидеть на стульях, но большинство слушателей предпочитает расположиться на мешках, разбросанных на бетонном полу. Освещение минимальное, а нечитаемая событийность большинства звучащих сочинений убаюкивает.
Интересно наблюдать за реакцией слушателей: благодаря образовательной программе фестиваль получил некую постоянную аудиторию. На первых концертах она и оживленная, и сосредоточенная — готовая познавать, вникать, впитывать. В кулуарах происходят живые обмены мнениями. Кому-то нравится швейцарская пунктуальность или эстонская аккуратность (в фестивале участвуют помимо названного ансамбля швейцарский «Makrokosmos Quartet» и саксофонист Маркус Вайс, а также таллиннский «Ensemble for New Music»). Кто-то предпочитает живость и непредсказуемость дуэта «Around the Corner» (Испания, Швейцария), когда звучать начинает всё, что попадает под руку перкуссионисту, и даже звуки саксофона кажутся результатом шумового воздействия.
В зале слышны восторженные крики: значительная часть публики увлечена звуковой игрой. Но день за днем наступает пресыщение. «Зачем ты меня сюда притащил?! — возмущается один из искушенных слушателей, обращаясь к другу, администратору фестиваля. — Это же всё одно и то же!» Нет больше оживленного ожидания. Внимание теперь в значительной степени вежливое, как и аплодисменты. Эти перемены не связаны с качеством музыки. Вот выступает молодой коллектив, московский квартет «A&C». «Saza» для солирующей скрипки Юшина Джима — своего рода концертино, в котором распространенные классические приемы игры предстают словно вывернутыми наизнанку. На принципе соединения классического построения квартетной формы и современных приемов построен и квартет Оскара Бьянки.
В финале этого концерта инструменты разложены на длинном столе, за которым стоят и сидят музыканты. Это реальное препарирование звуков («Tactile Illusions» — новое сочинение Александра Хубеева).
Новое (особенно «абсолютно новое») обычно должно сначала устояться, получить первые интерпретации, собрать профессиональные критические отзывы. Программа в ее настоящем виде направлена не столько на знакомство с новой музыкой, сколько на обучение композиторов — участников упоминавшихся ридинг-сессий.
После изощренных сатуралистских вакханалий (сатурализм — «насыщенный шумами» — от французского sature) даже человеку, имеющему опыт восприятия нового и очень нового, хочется только молчания. «Тишина, ты — лучшее из всего, что слышал…» Становится очевидно, что изощренное владение техникой — важное условие, однако далеко не гарантия сочинения хорошей музыки. Переходы от «тихо» к «оглушительно», смены темпа, извлечения самых невероятных звуков должны быть подкреплены чем-то еще. От «лаборатории», «пространства опыта» требуется еще шаг. Участникам остается самостоятельно решить лишь одну, но главную задачу: поиск внутреннего содержания.
Евгения ХАЗДАН
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~1ok5A