Праздник балета

Фото: Наталья Разина

Фото: Наталья Разина

28 Марта 2019

Праздник балета

К 100-летию со дня рождения Аллы Шелест

В Мариинском театре состоялся вечер балета, посвященный столетию со дня рождения Аллы Яковлевны Шелест. Народная артистка РФ, лауреат Сталинских премий (позднее названных Государственными), она по праву зовется легендой русского балета. Здесь, на сцене театра
им. С. М. Кирова (которому вернули историческое название Мариинский), рождались ее лучшие роли, она незримо, но властно творила будущее ленинградского балета.

Все связанное с именем Аллы Шелест выше банальности и всегда неожиданно. Пришедшие на вечер балета зрители почти сразу встретились с этой неожиданностью. Казалось бы, обычный факт — выставка в Белом фойе театра рассказывает о жизни и творчестве юбиляра. Искусно расположенные фотографии балерины, сценические аксессуары и детали, которыми она пользовалась, костюмы, обувь — всё, как всегда в таких случаях. Однако, всмотревшись внимательнее, начинаешь ощущать величие и красоту, разноликость и многообразие созданных балериной образов.
Другая неожиданность, но уже зрительская — выставку хочется смотреть еще раз и еще раз. Стараниями архивариусов театра Ольги Овечкиной и Ирины Пчёлкиной она собрана и представлена с любовью, и аура этой любви витает в зале.
Следующая неожиданность поджидает в зрительном зале. Публику встречает балетный критик, доцент АРБ им. Вагановой Лариса Абызова. Она коротко и проникновенно рассказывает о творческом пути Аллы Шелест, ее высоком предназначении для истории балета, о своей творческой встрече с ней, оказавшейся первой и последней.
Абызова уходит со сцены, оставив щемящее чувство недоговоренности. Следом раздвигается занавес, он открывает большой, на всё зеркало сцены, экран. На нем фотография Аллы Шелест: глубокий взгляд темных глаз, направленный на зрителя, излучает загадочную таинственность и доброту, в этом взгляде можно утонуть, от него никуда не деться…
Под тихие переборы арфы лицо медленно и неуклонно надвигается на зрителя. И вдруг звучит музыка, «выход теней» из балета «Баядерка». На экране одна за другой проходят «тени» героинь Аллы Шелест, в них палитра человеческих судеб, масштаб сценической жизни актрисы. Бесконечность вереницы завораживает, восхищает, одно лицо прекраснее другого. Красота этих несхожих между собой лиц всё же имеет общее начало — Аллу Шелест.
Красота бывает разной. Есть люди с яркой, как говорят художники, живописной внешностью, какими-то необыкновенными чертами лица, фигурой, статью… Но как часто эта красота остается сама в себе, от нее скоро устаешь и перестаешь обращать внимание. И есть другой тип людей, не блещущих внешностью. Однако когда их лица озаряются вдохновением, той самой божественной искрой — эти люди становятся прекрасными, на их лица хочется смотреть.
Запоздалые аплодисменты зрительного зала, экран гаснет и на сцене… вереница лебедей, среди которых принц Зигфрид ищет ту единственную, запавшую ему в сердце.
Так начинается вечер балета. Так начинается парад талантов, на которые театр никогда не скупился.
В большом Pas лебедей, вырванном из контекста «Лебединого озера», трудно показать развитие образа Одетты, доминирует одна краска — лирическая. Екатерина Кондаурова сумела сохранить эту линию, пользуясь версией Натальи Макаровой, сконцентрировала свое внимание на духовности, до конца раскрыла лирическую сторону своего таланта, своего танцевального почерка, а он у балерины безупречен.
Следующее отделение вечера — второй акт балета «Легенда о любви».
Любой хореографический текст может остаться схемой, если его не наполнить трепетом сиюминутной жизни: «Легенда о любви» проста и сложна одновременно. Проста тем, что танцы Юрия Григоровича самовыразительны, четко и ясно очерчены. Сложность же состоит в актерском воплощении, умении одухотворить танец живостью ума и чувств. Подобное под силу яркой индивидуальности.
На сцене четыре главных действующих лица как четыре ипостаси страсти. Каждое из них по-своему интересно. В первую очередь привлекает внимание Мехменэ Бану в исполнении Виктории Терёшкиной.
Яркий образ — яркая танцовщица. Виктория Терёшкина вызывает сопереживание к чувствам своей героини, сложным и ясным одновременно. Кто преобладает в Мехменэ Бану — царица или женщина? По зрелому размышлению они у Терёшкиной одинаково сильны: поступок, вызванный женской ревностью… обретает силу государственного значения. Отказ от любимого может позволить себе и царица, и потерявшая красоту женщина.
Екатерина Осмолкина и Владимир Шкляров прекрасно гармонируют в дуэте Ферхада и принцессы Ширин — и своими физическими данными, и темпераментом. Оба юны, чисты в любви. Несколько смущает отказ Осмолкиной от координационных трудностей в вариации Ширин, некогда сочиненной для учениц Вагановой, которым подобные трудности были по плечу, и странная формальность отношений в дуэте с Ферхадом. Эти недостатки с лихвой перекрываются в динамичных последующих сценах: там, где надо отстаивать свою любовь, герои Осмолкиной и Шклярова на высоте.
Остается четвертый персонаж — Визирь в исполнении Юрия Смекалова. Он словно тень царицы, но тень эта — натура сильная, преданная, томящаяся безнадежной любовью к своей повелительнице.
Третье отделение вечера названо Дивертисментом. За последнее десятилетие из всех концертов, мной виденных, прошедший на вечере Дивертисмент соответствовал своему названию — театр представил серию хореографических миниатюр, отрывки из балетов своего репертуара. За весь Дивертисмент только три (какое счастье!) Pas de deux и только две балерины соревновались в fouetté! Один досадный штрих за всё отделение — есть ли смысл показывать «Русскую» В. Васильева из «Лебединого озера», канувшего в Лету и названного В. Красовской «дурной сон», тогда как пользуется успехом Петербургская версия Л. Иванова, которую танцевала сама Алла Шелест?
Разнообразие талантов впечатляло, удивляло, радовало, на сцене царила праздничная атмосфера. И не мудрено, перед нами — цвет Мариинской труппы. Из всего звездного состава танцовщиков и балерин трудно выделить кого-то одного, но всё же безусловным лидером Дивертисмента стал Кимин Ким, танцовщик удивительных возможностей, творчески сосредоточенный, наделенный яркой актерской индивидуальностью.
Стилистическое единство исполнения, свойственное труппе Мариинского театра, несколько нарушалось выходами артистов из Самары Марины Накадзимы и Сергея Гагина и солистов Большого театра Марии Александровой и Владислава Лантратова. Но надо отдать должное, обе пары своим выступлением украсили вечер.
Приятно порадовало участие в концерте молодежи. Глядя на юные лица, понимаешь: у Мариинского балета есть блистательное будущее.
Концерт окончен, публика не желает расставаться с любимыми артистами, занавес не опускается. Окрыленные успехом актеры одаривают публику поклонами, один за другим выходя вперед. Звуки аплодисментов, как звуки морского прибоя, нарастают при каждом выходе. Вот уже отмечены все, вот уже каждый получил признание, выраженное букетом поднесенных цветов. Кажется, энтузиазм зрителей вот-вот иссякнет, и тут новое действие: стройный ряд танцоров разделяется, актеры выстраиваются вдоль кулис, на сцене приглушается свет, а на заднике вспыхивает экран. Почти сразу на зрительный зал обрушивается благоговейная тишина, ибо на экране… танцующие Алла Шелест, Игорь Чернышёв… бессмертный «Вечный идол» Леонида Якобсона… чарующая музыка Клода Дебюсси… Архивное чудо полувековой давности стало кульминацией вечера, его сердцем и душой, его величием.

На фото: «Легенда о любви». Мехменэ Бану — Виктория Терёшкина
Рафаил ВАГАБОВ
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~UqFXH