Перемолотые судьбы

Фото: Наталья Разина

Фото: Наталья Разина

2 Апреля 2019

Перемолотые судьбы

В Концертном зале Мариинского театра состоялась мировая премьера оперы Давида Кривицкого «Доктор Живаго».

Давид Кривицкий (1937–2010) — известный российский композитор, успешно работавший в различных академических жанрах, автор музыки к театральным и телевизионным постановкам, мультипликационным фильмам. Его творческое наследие включает одиннадцать опер, в числе которых «Пьер и Люс» по повести Ромена Роллана и моноопера «Черный обморок» по произведениям Владимира Набокова.
Опус по одноименному роману Бориса Пастернака был создан композитором в 1990–1992 годах, но полностью прозвучал только сегодня, без малого тридцать лет спустя. К сожалению, пока только в концертном исполнении, но учитывая качество музыкального материала, есть надежда, что в ближайшие годы нас ждет полноценная сценическая версия.
Композиторский стиль Кривицкого отличается лексическим и стилистическим разнообразием, эмоциональной и мелодической насыщенностью. Один из самых противоречивых романов XX столетия обретает в прочтении композитора плоть и кровь; гармонически богатая, динамичная музыка проникает в подсознание и затрагивает тончайшие струны души. Раскрывая внутренний мир героев, их чаяния и надежды, Кривицкий повествует о трагизме эпохи, переламывающей и перемалывающей жизни и судьбы.
Опера состоит из трех действий, Пролога и Прощального слова. В Прологе звучат соловьиные трели, разноголосый птичий гомон; из причудливого переплетения звуков рождается светлая радость, наполняющая пространство и... ускользающая, рассеивающаяся, истаивающая… Все ближе, отчетливее колокольный звон, не торжественный и очищающий — тревожный, погребальный, и все ассоциации перебивает одна: «…не спрашивай, по ком звонит колокол…»
Ощущение зыбкости, беспокойства пройдет через всю оперу, сгущаясь к трагическому финалу, где вновь возникнет образ «небывалой», «вольной» любви, что связывала Юрия и Лару: «Они любили друг друга потому, что так хотели все кругом: земля под ними, небо над их головами, облака и деревья».
В концертном исполнении приняли участие солисты и ансамбль Академии молодых певцов Мариинского театра под руководством Ларисы Гергиевой, ставшей инициатором и музыкальным руководителем проекта. Молодым артистам пришлось не только погрузиться в атмосферу полифонически сложного, наполненного символами сочинения Пастернака (автором либретто выступил композитор), но и освоить непростую партитуру.
Екатерина Латышева полностью перевоплотилась в страстную и противоречивую Лару Антипову. Обладательница очень красивого по тембру, полнозвучного сопрано (среди бесспорных удач певицы партия Лизы Бричкиной в концертном исполнении оперы Кирилла Молчанова «Зори здесь тихие») в очередной раз продемонстрировала прекрасные актерские данные. Рамки концертной версии ничуть не сковывали певицу: она играла, словно в полноценном оперном спектакле. Особенно проникновенно прозвучали в исполнении Латышевой дуэт-объяснение с Юрием из VI картины и монолог Лары «Душа моя, печальница о всех в кругу моем…» из XI картины.
Обаятельному и артистичному баритону Ярославу Петрянику досталась роль Паши Антипова (Стрельникова), то ли по воле автора либретто, то ли из-за купюр (II и IX картины, а также интродукция из III акта не исполнялись), оказавшаяся эпизодической. Но появление этого яркого артиста (блестящего Петруччо и Бориса Корецкого в концертных версиях оперы Виссариона Шебалина «Укрощение строптивой» и оперетты Дмитрия Шостаковича «Москва, Черёмушки») не могло остаться незамеченным.
Изобилующую виртуозными колоратурными пассажами партию Тони Громеко свободно и легко спела Антонина Весенина —
великолепная исполнительница главных партий в операх Джузеппе Верди, Джоаккино Россини, Гаэтано Доницетти. Интересный образ Комаровского создал бас Андрей Серов.
Артём Мелихов в роли Юрия Живаго — один из немногих, кто не выходил из образа на протяжении всего действа. Он был верен не только своему персонажу, но и романному образу главного героя. Отсюда инертность Живаго, его нерешительность, полнейшее равнодушие к историческим катаклизмам: они прочитывались в жестах певца, интонациях; тенор его нередко звучал напряженно в верхнем регистре.
Выразителен хор — ансамбль певцов мариинской Академии (хормейстер Павел Теплов), который включается в действие, комментирует происходящее на протяжении всей оперы. И особо отметим заслугу дирижера Николая Хондзинского, под чьим управлением огромная и разнохарактерная по стилю партитура оперы обрела жизнь.
Светлана РУХЛЯ
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~rAKtX