Оркестр Бриттена — Шостаковича. Первый концерт в Санкт-Петербурге

Фото: Анна Флегонтова

Фото: Анна Флегонтова

1 Октября 2019

Оркестр Бриттена — Шостаковича. Первый концерт в Санкт-Петербурге

15 сентября, в один из самых дождливых дней нынешней осени, в Большом зале филармонии выступил недавно созданный англо-русский Фестивальный оркестр Бриттена — Шостаковича. Санкт-Петербург стал последней остановкой нового коллектива на пути из России в Англию.

В отличие от множества других «культурных стартапов» у нового проекта есть все необходимое для успешного продвижения: высокие покровители (принц Майкл Кентский, Ирина Шостакович и Юрий 
Темирканов), значительное финансирование, отличная кадровая база (в оркестре играют прошедшие тщательный отбор студенты ведущих консерваторий Великобритании и России) и благородные цели. Они заявлены в буклете оркестра его председателем, командором ордена Британской империи, достопочтенным Чарльзом Хендри: «Мысль о том, что "музыка может объединить людей, даже когда их разделяют барьеры", стала лейтмотивом совместных выступлений Бенджамина Бриттена и Дмитрия Шостаковича во времена холодной войны. Спустя полвека эта идея, полная надежды, не утратила своей актуальности».
Действительно, и идея, и историко-политический контекст как нельзя более актуальны: страны продолжают разыгрывать один и тот же шахматный этюд не первую сотню лет, а русофилы и англофилы пытаются преодолеть вековое противостояние всеми доступными им средствами. Как, например, уроженец Петербурга, великолепный дирижер, пропагандист русской музыки Альберт Коутс, возглавивший труппу Мариинского театра в 1911 году. Ровно за сто лет (вот она, магия чисел!) до того как Ян Латам-Кёниг, художественный руководитель оркестра Бриттена — Шостаковича, стал главным дирижером московской «Новой Оперы». Кстати, еще одно совпадение: Коутс уехал из России в Англию в 1919 году, за сто лет до первых российско-британских гастролей нового фестивального оркестра...
В буклете оркестра опубликована программная статья доктора Кэмерона Пайка, автора книги «Бенджамин Бриттен и Россия». Она озаглавлена «Бриттен и Шостакович. Совесть музыкантов двадцатого века». Само название требует честного анализа выступления нового коллектива в Санкт-Петербурге. Да, и «честный» не означает заведомый панегирик или пасквиль.
В зале много публики, хорошей и разной. Доброжелательной. На сцене — молодежь (возраст оркестрантов от 18 до 28). Предсказуемо, что струнники в основном русские, а духовики — англичане. Программа выстроена по принципу простого чередования «английский — русский». В первом отделении «Фантазия на тему Томаса Таллиса» Воана-Уильямса и «Рапсодия на тему Паганини» Рахманинова. Во втором, естественно, Бриттен (четыре морские интерлюдии из «Питера Граймса») и Шостакович (симфоническая поэма «Казнь Степана Разина»). Конечно, хочется послушать и другие подготовленные для первого гастрольного тура программы, их несколько (Прокофьев, Элгар, Чайковский). Но, увы, мы здесь и сейчас.
Приветственные слова на двух языках. В английском тексте ведущая почему-то упорно произносит «орчестра» вместо «оркестра», ну да ладно. Ян Латам-Кёниг раскланивается и становится за пульт. Итак, Воан-Уильямс. Струнные выдают чистый, дистиллированный, почти без вибрато звук, который вполне подходит для прозрачной, местами скучноватой фактуры «Фантазии». Отличное, даже неожиданно, соло альта. Все благозвучно, умеренно и аккуратно. Как раз для пробного шара.
Рахманинов. За роялем Мирослав Култышев. Непривычно. Многослойная, изобилующая оркестровыми сложностями партитура вполне озвучена, полифонические голоса тщательно разведены, клякс и игры «не вместе» практически не наблюдается. Все очень графично. Драматургия выстроена. Партия рояля сыграна «на отлично». Вот только звучит то ли слишком мягко, то ли такова была общая задумка дирижера и солиста: сыграть то, что обычно пропускают мимо ушей, в ущерб привычной яркости и сочности. («Ну, не всем же "долбить по роялю"», — из разговора в кулуарах). На бис Мирослав играет «Фантазию-экспромт» Шопена. Лирическое польское отступление от заданной конструкции «английский — русский». Тем же звуком. Но красиво.
Впечатление от первого отделения двойственное: с одной стороны, все сыграно, потенциальный класс оркестра заявлен и уверенно обозначен. С другой стороны, пелевинский «вау-эффект» не достигнут. Что-то будет дальше...
Второе отделение. В Бриттене та же членораздельность и точность подачи материала, что и раньше. Море играет всеми положенными ему красками, психологические состояния героев оперы донесены до публики вполне достоверно. Но все-таки для полного успеха чего-то не хватает. То ли вдохновение поистратилось в Сочи и Москве, то ли наш унылый дождь так подействовал. Морские интерлюдии в контексте: «облачно, возможны дожди...»
Осталась жесткая, реалистичная партитура «Степана Разина». Организаторы концерта предусмотрительно вложили в буклеты текст Евтушенко на двух языках. Приглашение на казнь.
Партию баса исполнил титулованный солист «Новой оперы» Алексей Антонов. Хор был оттуда же, что и обеспечило полное взаимопонимание на сцене. Жуткая картина казни разыгралась в полной своей простоте и натуралистичности. Все-таки у слова волшебная сила. Все встало на свои места, на задний план отступили недочеты в пении и игре. Наступил момент хоть и мрачного, но таинства. Что оценил и зал: аплодировали долго, стоя, даже с «браво!».
Заключительные бисы — знаменитый вальс и финал из Сюиты для эстрадного оркестра Шостаковича — окончательно разрядили обстановку: у публики отлегло после запредельного напряжения от «Разина», а у оркестра наконец-то прорезался привычный нашему уху расслабленный, «жирноватый» звук...
У каждого нового проекта есть два главных измерения: внутреннее (то, что важно для непосредственных участников) и внешнее (результат, который участники проекта представляют граду и миру). Пока, в середине первого гастрольного турне, внутреннее перевешивает внешнее. Как говорят в таких случаях, «музыканты аккуратничают». Что и правильно. Нечего фальшь разводить. Но очень хочется надеяться, что проект не станет одноразовым, даст развитие и мы действительно получим еще один прекрасный оркестр, со своим фирменным звуком, стилем, лицом и чем там еще положено обзавестись классному коллективу кроме имени, логотипа, покровителей, финансирования, общего руководства и благих целей. Попутного ветра и вдохновения, господа-товарищи. Ну и множества совместных упорных репетиций и успешных выступлений. Все еще будет.
Александр ВОВК
Санкт-Петербургский Музыкальный вестник, № 9 (170), октябрь 2019 г.
Источник:  https://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~cZVSO