От временников к безвременью: история повторяется

5 Ноября 2013

От временников к безвременью: история повторяется

В 2007 году несколько сотрудников Института истории искусств решили затеять периодическое издание. Не издание, выходящее периодически: тезисы ежегодной конференции, например, а журнал, который отражал бы деятельность института. К тому времени у нас уже действовал межсекторальный научный исследовательский семинар «Среды в РИИИ». Этот семинар был создан для того, чтобы любой ученый мог полноценно представить свою тему. Всем известно, как малы 15 минут, предоставляемые на конференциях, как часто не хватает времени на вопросы коллег. На семинаре время доклада практически не ограничивается: есть лишь рекомендация вместиться в час с небольшим. Зато потом свободная дискуссия может продолжаться достаточно долго.
Скоро стало очевидно, что некоторые из представленных на семинаре докладов хорошо бы оформить в статьи и напечатать. Именно тогда и появилась идея затеять свой журнал.
С названием вышла заминка: не хотелось безликого «Вестника N-ского университета» или «Трудов N-ского института» (откройте справочники — их несколько сотен!). А ведь как выиграло бы ВАКовское издание Герценовского института, назови они его «Колокол»! Не хотелось ни «Хроники» (это отдавало чем-то хроническим), ни «Ученых записок»… Не хотелось бесконечных «Вопросов искусствознания»… «Анналы» выглядели анахронизмом, «Семинарские тетради» — ученичеством. Мы поиграли было с названием Зубовского института и в списке предположений появлялись «Зуботычина» и «Скалозуб»…
Название «Временник» предложил наш коллега Валентин Виноградов. Сначала оно казалось непривычным, но он сослался на очень уважаемый «Византийский временник». А потом в библиотеке нашего Института мы рассматривали сборники, издававшиеся всеми отделами с 1925 по 1929 год — внимание ученых постоянно возвращается к этому периоду как к чрезвычайно продуктивному времени. Их именовали «Временниками», но каждый имел еще и название, которое соотносилось с конкретным отделом:
«Временник разряда истории и теории музыки» — три выпуска были названы «De Musica» и один — «Музыкознание».
«Поэтика: Временник отдела словесных искусств» — пять выпусков.
Единственный «Временник» отдела изобразительного искусства, — он так и назывался «Изобразительное искусство».
«О театре: Временник отдела истории и теории театра» — три выпуска.
Наконец, в 1928 году был издан «Временник “Пять искусств”», объединивший все существовавшие в то время секторы института.
Нет бы тогда обеспокоиться, обратить внимание на то, что лишь 4 года было отпущено «Временнику». Последний выпуск датирован 1929 годом, а в 30-м начался разгром института. Но идея дать новому журналу «родовое» название, да еще и достаточно редкое, показалась столь привлекательной, что на другие обстоятельства мы не обратили внимание.
Мало того, разрабатывая обложку нового издания, мы хотели хотя бы как-то напомнить о «Временниках» 1920-х годов. Среди них были очень изысканные, но чаще всего встречалась обложка с полосками-колоннами по бокам. (Во время реставрации, проведенной при подготовке к столетию института, были освобождены от штукатурки изящные «ребра» колонн, обрамляющих парадную лестницу: вот откуда эти «полосы»!) Подобный декоративный элемент-колонну замечательная художница В. А. Манацкова поместила слева в постоянную рамку нового издания.
Как и прежний, вновь созданный «Временник» каждый раз получал название, соответствующее его тематике. Статьи были так или иначе скоординированы между собой, номера обладали внутренней цельностью и в то же время охватывали заявленную тему максимально широко, допуская различные подходы в ее освещении. А вот формат мы выбрали другой, как сейчас принято говорить, немодный. Большая страница не разделяется на колонки, ведь иллюстрации, нотные примеры, схемы, таблицы, наконец, сноски гораздо удобнее помещать именно в таком формате.
На сегодняшний день имеется 9 выпусков. Первый датирован 2008 годом, восьмой и девятый — 2012. Как и 80 лет назад, «Временник Зубовского института» стал выходить в достаточно благоприятное время.
Тогда это было как будто игрой — посмотрите на названия: «Лапинские мотивы» (да еще и надпись сделана шутливым, как бы нотным шрифтом). А между тем, здесь собраны статьи, написанные коллегами, подхватившими идеи фольклориста, доктора наук Виктора Аркадьевича Лапина. «Петрушка круглый год» — это не о парниковом хозяйстве. Так соединились две магистральные темы, разрабатываемые еще одним крупнейшим ученым нашего института Анной Федоровной Некрыловой: «Театр Петрушки» и «Фольклорный год».
Это было игрой, но игра шла всерьез. И в номере, посвященном Пасхе, мы старались представить локальные традиции проведения этого праздника в разных регионах, у разных народов. Здесь соседствуют статьи о Беларуси и Смоленском По-днепровье, коми-пермяках, удмуртах, татарах-кряшенах, русских иммигрантах в Великобритании и даже о приуроченной к Фоминой неделе «Пасхе мертвых».
Когда Министерство культуры потребовало сделать что-то, связанное с юбилеем победы в Великой Отечественной войне, появился номер «Грозное время», в котором помимо работ, касающихся этой страницы нашей истории, есть статьи о войне в широком смысле слова: об орифламме — военном символе, знамени, часто появляющемся на иконах, о войне с Наполеоном, и о недавних военных действиях в Югославии… Музыкальная тематика является центральной в выпусках «Метамир музыки» и «Инструментализм в истории культуры». Предметом исследования в них становятся звук, характеристики его акустических свойств, особенности восприятия музыкального материала, музыкально звучащий текст, современное исполнительство, а еще — сказки, поверья и былички, в которых фигурируют инструменты, необычные «фортепианные монстры» первой половины XIX века, экспериментальные четвертитоновые клавишные и духовые — начала ХХ…
Кроме статей и рецензий во «Временниках» дается обзор семинаров и конференций, которые проходят в нашем институте.
С самого начала к участию в журнале приглашались не только ученые и аспиранты из разных секторов нашего института, но и наши коллеги из других учреждений, из других городов и даже стран. В конце концов, как и в конце 1920-х, мы подошли к моменту, когда наши номера стало возможно называть «Пять искусств».
8 и 9-й номера посвящены юбилею института, страницам его истории и людям, делавшим эту историю. Некоторые из них широко известны, другие — практически полностью забыты, чаще всего совершенно незаслуженно. Материалы «Временника» позволяют увидеть нить преемственности, связывающую поколения его аспирантов и сотрудников. Князь С. М. Волконский, читавший курс лекций «Человек как материал пластического искусства» в 1913 году, Н. П. Колпакова и Л. М. Кершнер, Б. В. Асафьев и С. М. Друскин, В. Э Мейерхольд, А. А. Гвоздев, Д. И. Золотницкий… Здесь не только положительные персонажи. Например, есть статья о Яшке Назаренко — «злом гении», способствовавшем разгрому института в 1930-м году. Оформляя обложку 8-го выпуска, художница оттолкнулась от хорошо известной в наших стенах частушки и изобразила ту самую «стенку», которая устояла-таки, несмотря на все невзгоды, выпавшие на долю института. Оценить весь пройденный путь позволяет документальная хроника реорганизаций и переименований, составленная Г. В. Копытовой. Недавняя история предстает в искрометных воспоминаниях Е. В. Назаровой «Невыдуманные истории с Исаакиевской и Моховой» и О. Л. Данскер «Моя Исаакиевская».
Уникален иллюстративный ряд «Временника»: большинство представленных в номерах фотографий публикуется впервые.
Подготовка последнего, 9-го выпуска проходила в достаточно напряженной обстановке. Виной «оптимизация», в ходе которой объявленные цели на ходу заменяются другими, посулы «забываются», а методы управления с каждым месяцем становятся все жестче и бесчеловечнее. Оглядываясь назад, понимаешь, что многое из происходившего в прошлом перекликается с сегодняшними событиями. Нынешнему «Временнику», как и его предшественнику, оказались отпущены краткие 4 года. В разгар юбилейного года неожиданно ушел от нас Валентин Виноградов. Он не только был автором идеи институтского периодического издания, но и активно воплощал ее в жизнь. Его памяти посвящен один из разделов последнего номера журнала. В июне нынешнего года Министерство культуры уволило директора Института Т. А. Клявину, выполнявшую функции главного редактора. В сентябре была вынуждена уйти по собственному желанию замдиректора по науке
А. Ф. Некрылова, всегда принимавшая живое участие в формировании выпусков и их редактировании. Новая администрация не предприняла никаких шагов, способствующих организации работы над изданием.
Пролистайте страницы последних номеров «Временника»: это история Российского института истории искусств. Он прошел через революцию и блокаду, выстоял в непростое послевоенное время, в годы сталинских «чисток» и в период борьбы с космополитизмом, пережил перестройку. История повторяется. Похоже, нас снова ждет безвременье. Будем надеяться, что Зубовский институт все-таки выстоит и возродится.

От редакции.
Пока верстался этот номер, стало известно, что на троих сотрудников Российского института истории искусств, в том числе и на автора статьи, поданы документы об увольнении.  Еще пятеро уведомлены об их увольнении по сокращению штата, а всего в ближайшее время, по заявлению администрации, планируется освободить от должности 20 научных сотрудников.



 

Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~tmKbj