Осколки классики в Большом филармоническом зале

5 Ноября 2013

Осколки классики в Большом филармоническом зале

В первом отделении концерта прозвучала Первая симфония Яна Сибелиуса, созданное на рубеже XIX и XX веков роскошное симфоническое полотно, отмеченное влиянием русской симфонической классики, в частности Чайковского и Римского-Корсакова. Однако основная часть публики, заполнившая в тот вечер Большой зал, пришла, конечно, не на Сибелиуса, а для того, чтобы услышать петербургскую премьеру «Зимы священной 1949 года», симфонии с хором и солистами известного композитора Леонида Десятникова.
Верный постмодернистской творческой манере, свою вокально-хоровую симфонию Десятников сложил как увлекательный интеллектуальный ребус, дарящий слушателю радость узнавания и заставляющий задуматься о судьбах современной музыки и искусства, которое живет рядом с нами. За ширмой названия «Зима священная», которое, конечно же, отсылает к знаменитому балету Игоря Стравинского, предстало сочинение с перевернутым сакральным смыслом. Мифологическая модель музыки начала века XX в веке XXI словно отразилась в кривом зеркале и рассыпалась на массу пестрых осколков. Взятые из советской книги для чтения на английском языке образца 1949 года тексты становятся у Десятникова некоей священной матрицей, на которую нанизываются музыкальные цитаты и аллюзии, начиная с Генделя и заканчивая советской песенной классикой. Моцарт, Стравинский, Малер, Чайковский смачно рубятся в винегрет и приправляются соусом прекрасной и тонкой оркестровки. В прологе симфонии, где, перефразируя пушкинскую фразу, Десятников предлагает Сальери послушать «Зиму священную 1949», цитата из Реквиема Моцарта плавно перетекает в аллюзии на Малера в духе его Адажиетто из Пятой симфонии. Во второй части «Москва — столица нашей родины» в подчеркнуто мажорных звучностях слышатся и бодрые запевки советских песен, и балетные темы в стиле Сергея Прокофьева. В третьей части «Москва полна чудес» само слово Moscow солистки многократно распевают на мотив «ку-ку», отчего возникает дополнительный сюрреалистический оттенок: «природные» звуки в индустриальном пейзаже, а в кульминации в этой же части в нарочито замедленном темпе проходит начальная тема из «Весны священной». Далее коктейль из сентиментальных романсовых попевок («Из детства Чайковского») сменяется торжественным хоралом в барочном духе («Спорт»), и, наконец, в финале («Три желания») остается одинокое соло сопрано в сопровождении камерного оркестра, инструменты которого никак не могут прийти к общей тональности.
Между дирижировавшим ранее не звучавшей в Северной столице симфонией Александром Ведерниковым и Леонидом Десятниковым творческие контакты завязались давно, достаточно вспомнить нашумевшую премьеру «Детей Розенталя» в Большом театре. И в этот раз маэстро и руководимые им музыканты выступили достойно. Заслуженный коллектив звучал стройно и чисто, особенно порадовали струнные инструменты. Удачным оказался выбор для исполнения Хора студентов Петербургской консерватории. Ребята старательно интонировали абсурдистский английский текст (особенно порадовало великолепно слаженное выступление хора a cappella в пятой части симфонии), а тембр молодых голосов оказался очень уместным в общей концепции произведения. Солистки Наталья Миронова (сопрано) и Олеся Петрова (меццо-сопрано) также были в тот вечер на высоте, смакуя привычные оперные и мюзикловые интонации и бережно ограняя их трепетной лирической чувственностью.

 

Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~BA1oz