На перекрестке линий жизни

21 Июня 2013

На перекрестке линий жизни

Дориан Уилсон дирижировал многими оркестрами Европы, Америки и стран Востока, включая Национальный оркестр Франции, Национальный оркестр Радио Финляндии, Токийский, Бернский, Оденский, Квебекский симфонические, филармонические оркестры Хельсинки, Копенгагена, Берна, Осаки, Сеула, Хельсинки. Дориан Уилсон занимал пост музыкального директора Vorpommer Theater в Германии, осуществил постановки опер в театре Бордо, в Немецкой опере и в Комической опере Берлина. Любопытен тот факт, что Дориан Уилсон был одним из первых молодых американских дирижеров, которые интенсивно сотрудничали с российскими симфоническими оркестрами. Он был дирижером Московского филармонического, приглашенным дирижером Российского национального оркестра, часто выступал с Академическим симфоническим оркестром Санкт-Петербургской филармонии.
Начался концерт с исполнения симфонической фантазии Чайковского «Фатум», которая была в свое время посвящена Милию Балакиреву. («Фатум» произвел не самое благоприятное впечатление на музыкальных критиков того времени, и Чайковский в 1870-х годах уничтожил партитуру. Одну из лирических тем фантазии он перенес затем в любовный дуэт Натальи и Андрея в опере «Опричник». Партитура была восстановлена после смерти Чайковского по сохранившимся оркестровым голосам и издана в Лейпциге в 1896 году.)
С первых нот мне показалось, что музыканты осторожничают. Это было более чем странно, учитывая факт многолетней дружбы дирижера с оркестром и лично с Александром Дмитриевым. По форме, впрочем, получилось довольно стройно, оркестр хорошо слушался маэстро, однако в эмоциональном плане наблюдались некоторые бедность и скудость, не хватало свободы и контрастов. Однако отмечу группу деревянных духовых, которая порадовала утонченной, деликатной игрой.
Об исполнении Первого концерта хотелось бы рассказать поподробнее.
На протяжении всех трех частей не отпускало чувство, что оркестр «жмет», не дает пианисту проявить себя, «обрезает крылья». Вначале оба противоборствующих «лагеря» долго притирались темпово, причем нельзя сказать, чтобы это было грубое нарушение темпа по вине дирижера, но налицо было наличие разных темпоплоскостей, темподыхания. В этом темповом тумане кому-то надо было взять на себя лидирующую функцию, и это сделал Евгений Изотов. Властность, уверенность движений, абсолютное понимание того, что хочется сказать в плане динамики, темпа и эмоций, позволили Евгению совершить эту маленькую революцию достаточно мягко и безболезненно для оркестра. Однако жаль, что этого не случилось с первого такта.
Ликующую, светящуюся тему первой части Евгений интерпретировал по-своему: в зале словно распространился запах весенних цветов, чувствовалась незримая тихая радость.
Сольные философичные эпизоды в разработке были прекрасны, зал замирал и не дышал, а Евгений почти манипулировал сознанием, задерживая тоны, смакуя сладость гармонических разрешений. Ближе к репризе Дориан Уилсон, слава богу, решил довериться солисту и «пошел за ним».
Слушатели были так рады тому, что всё наконец образовалось и единство духа достигнуто, что в конце первой части облегченно разразились благодарными аплодисментами.
Во второй части обратило на себя внимание соло «проштрафившихся» в первой части флейт, вдохновенное, напоенное светом и теплом.
Фактура фортепианной партии зазвучала по-оркестровому, еще более объемно и красочно. Всё было в меру: и ritenuto, и accelerando. Скерцозные моменты прозвучали очень мило, легко, вызвали улыбку. Хороши и приятны были нежные и пластичные сольные эпизоды.
Третья часть по характеру оказалась подчеркнуто настойчивой и требовательной. С этим можно было бы поспорить, но Евгений убедил: ни одной ноты не было сыграно впустую, без смысла. Евгений Изотов — из тех музыкантов, которые отдают творчеству всю свою жизнь. И то, что он выступил в филармонии с таким показательным произведением, как Первый концерт Чайковского, уверена, будет иметь большое значение в его карьере.
В настоящее время Евгений Изотов, выпускник Петербургской консерватории, класс профессоров Нины Серёгиной и Елены Семишиной, преподает в той же консерватории на кафедре камерного ансамбля, является приглашенным профессором в Университете Silla (Южная Корея), проводит мастер-классы в Южной Корее, в Бразилии. Евгений Изотов завоевал немало наград, в числе которых I премия Международного конкурса Фортепианной академии на озере Комо, высшие награды международных конкурсов в Сернанселье и в Ме-Сюр-Сен. Музыкант был удостоен I премии и специального приза на IV Международном конкурсе высших школ в Такасаки и II премии — на Международном конкурсе имени Джордже Энеску.

 

Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~I9xMh