Просто и естественно

21 Июня 2013

Просто и естественно

Валерий Кулешов — ученик лучших московских педагогов Центральной музыкальной школы, консерватории и Института имени Гнесиных, победитель крупнейших международных конкурсов имени Ферручо Бузони и Вана Клиберна. Незадолго до смерти Владимира Горовица Кулешов получил от легендарного пианиста, своего кумира, приглашение приехать в гости. Но, к огромному сожалению, встреча не состоялась: Владимир Горовиц ушел из жизни. В память о великом пианисте Кулешов выпустил альбом «Приношение Горовицу» («Hommage a Horowitz»), в который вошли транскрипции произведений Листа, Мендельсона и Мусоргского.
Последние десятилетия Валерий Кулешов живет в США, еще в 1995 году дебютировал в Карнеги-холле. Огромную известность в этой стране Кулешов приобрел после победы на конкурсе Вана Клиберна в Техасе. Пианисту посвящен фильм «Жизнь в музыке» (1993), показанный по национальному телевидению США.
Сегодня карьера Валерия Кулешова находится на подъеме: он выступает соло и с оркестрами в США, Японии, Великобритании, Германии, Италии, Австралии, Финляндии, Новой Зеландии, Канаде и других странах.
Свой сольный концерт 5 июня Кулешов посвятил русской музыке. В программе были представлены и транскрипции знаменитой увертюры-фантазии «Ромео и Джульетта» Чайковского, и «Вокализа» Рахманинова. Через день, 7 июня, Кулешов выступил с оркестром. На этот раз он исполнил Фортепианный концерт Роберта Шумана.
За пультом Академического симфонического оркестра филармонии в этот вечер стоял Владимир Альтшулер. Концерт проходил в рамках абонемента «Линия жизни», посвященный творчеству Роберта Шумана. Кроме Концерта прозвучали увертюра из музыки к драматической поэме Байрона «Манфред» и Симфония № 4 (2-я ред.).
И во время концерта, и после него, общаясь с русскими и зарубежными меломанами, Валерий Кулешов вел себя необыкновенно просто и естественно, что всегда очень привлекает строгих слушателей и смягчает безжалостных критиков. Все его поведение, жесты и манера игры были мягкими, аккуратными, словно он боялся нарушить тонкую ауру, создаваемую музыкой Шумана.
Рояль под его пальцами пел тихо, ненавязчиво и скромно, легко и приятно, то выделяясь на фоне оркестра, то уступаю ему главную роль. И оркестр, почувствовав податливость и доверие солиста, звучал ярко, вкусно, мощно. Так и играли — на одном дыхании, душевно и без надрыва. Места драме не было, лишь только печаль, юношеские ламентации, прекрасные по своей сути. Словом, Концерт прозвучал как воспоминание о молодости, рассказ о дивном прошлом. Увлеченные кулешовским непротивлением (редкому качеству, как правило, не свойственному солистам), оркестранты забыли о себе и от того звучали хорошо, как единое целое, «проливали свет в глубины человеческого сердца».
Пассажи Валерий Кулешов (известный виртуоз и последователь Горовица) исполнял без аффектации, не стараясь специально привлечь внимание к «техническим сложностям», зато очаровывал мягким прикосновением, словно окутывая пригоршни звуков нежным шелком. Играл Кулешов так, что казалось, Шуман написал очень просто, так, что любой может открыть ноты и сыграть Концерт с листа.
Публика отблагодарила пианиста аплодисментами и цветами, а Валерий Кулешов сыграл на бис этюд Скрябина до диез минор op. 42. Здесь уже были и буря эмоций, и мощь, и отвага.
Четвертая симфония Шумана, требующая выдержки и сосредоточенного внимания от оркестрантов, прозвучала во втором отделении очень слаженно и вдохновенно. Неизвестный художник не удержался и, нарисовав карандашом портрет Владимира Альтшулера, подарил дирижеру свой экспромт, чем порадовал маэстро и всех, кто был в зале.

 

Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~LlhJ4